• НЕМНОГО О РЕАКЦИИ КРОВИ
  • В КАКОЙ МЕРЕ НАМ НУЖЕН КИСЛОРОД?
  • ДЛЯ ЧЕГО НУЖЕН ОРГАНИЗМУ УГЛЕКИСЛЫЙ ГАЗ?
  • ПРИЧИНА ГЛУБОКОГО ДЫХАНИЯ
  • КАК МЫ ДЫШИМ?
  • УГОЛЬНАЯ КИСЛОТА И РЕАКЦИЯ КРОВИ
  • ЗАЧЕМ НАМ НУЖНЫ ИОНЫ ВОДОРОДА?
  • ЭФФЕКТ ВЕРИГО-БОРА
  • АТФ - УНИВЕРСАЛЬНОЕ КЛЕТОЧНОЕ ГОРЮЧЕЕ
  • ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ МЕТОДА ВЛГД
  • ПРИЧИНА ГЛУБОКОГО ДЫХАНИЯ
  • ПРИЧИНА ПОВЫШЕННОЙ ЩЕЛОЧНОСТИ КРОВИ
  • БУФЕРНАЯ СИСТЕМА КРОВИ
  • ОПТИМАЛЬНАЯ РЕАКЦИЯ КРОВИ
  • ПОДКИСЛЕНИЕ КРОВИ
  • ПОЧЕМУ МЯСНЫЕ И МОЛОЧНЫЕ ПРОДУКТЫ СПОСОБСТВУЮТ ГЛУБОКОМУ ДЫХАНИЮ?
  • ПОЧЕМУ НАМ ВРЕДНЫ ЩЕЛОЧНЫЕ ВОДЫ
  • ЛЕГКО ЛИ ЧЕЛОВЕКУ ЖИВЕТСЯ В ГОРАХ?
  • КАК ТРУДНО СДЕЛАТЬ ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР
  • ТАК ПРАВИЛЬНО ЛИ МЫ ДЫШИМ?
  • Глава 2. ПРАВИЛЬНО ЛИ МЫ ДЫШИМ?

    Слова и иллюзии гибнут — факты остаются.

    (Д. И. Писарев)

    Из предыдущей главы мы узнали, что долголетию способствует вода, содержащая мало кальция. Такая вода непосредственно оказывает влияние на уровень кальция в крови — он тоже становится ниже обычного. И люди с таким пониженным уровнем кальция в крови становятся более здоровыми и век их удлиняется. Здесь я сразу хочу успокоить моих оппонентов, которые могут заявить, что очень низкий уровень кальция в крови опасен для здоровья. В действительности такой опасности не существует. Если мы не болеем какой-то специфической болезнью, связанной с интенсивным выведением кальция из организма, или не употребляем в неумеренных количествах каких-то веществ, могущих эффективно связывать кальций, как, например, щавелевую кислоту, то наш организм всегда сохранит в крови необходимый ему уровень кальция. Этот уровень может быть очень низким: в два-три раза ниже обычного. И такой уровень кальция будет даже более благоприятным для организма, чем более высокий.

    Но каким образом уровень кальция в крови сказывается на нашем здоровье — это нам и предстоит выяснить в этой главе.

    Вопрос этот сложный и ответ на него займет немало страниц. А чтобы у нас в продолжении всей главы была какая-то связующая нить, то в качестве основы при поисках ответа на этот вопрос или в качестве стержня всей главы мы возьмем известную многим читателям методику волевой ликвидации глубокого дыхания (ВЛГД) К. Бутейко. Автор этой методики заявляет, что дышат нормально лишь немногие люди, а большинство дышат глубоко. А дышать глубоко по его мнению и означает дышать ненормально, так как глубокое дыхание не прибавляет насыщения крови кислородом, а лишь усиленно вымывает углекислый газ из нее. Углекислому же газу автор метода ВЛГД отводит первостепенное значение, полагая, что он является главным регулятором всех жизненных функций в организме. А кислороду отводится второстепенная роль — Бутейко считает, что обилие кислорода в атмосфере даже вредит организму и оптимальной по его мнению является такая газовая среда, которая содержала бы примерно 7% кислорода. На основании этого он делает вывод, что люди, живущие на уровне моря (как, например, одесситы), находятся в среде с избытком кислорода и поэтому они и чувствуют себя хуже, и предрасположены к болезням больше, чем люди, живущие в горах в условиях кислородного) голодания. Так это или нет — обо всем этом и будет говориться в этой главе, которую условно назовем - Правильно ли мы дышим?, но в действительности глава эта будет многоплановой, в ней будет идти речь и о снабжении нашего организма кислородом, и о роли углекислого газа в организме, и о механизме связи между уровнем кальция в крови и нашим здоровьем. Но начнем мы с вопросов, касающихся дыхания.

    Многим может показаться неправомерной сама постановка такого вопроса — правильно ли мы дышим? Ведь и сокращения сердца, и дыхание, и многие другие физиологические функции осуществляются организмом в оптимальном режиме для каждого момента времени с учетом физической нагрузки организма. Никогда мы не пытаемся управлять частотой пульса (это могут делать лишь некоторые йоги) или очередностью движения наших ног при ходьбе — все эти действия осуществляются автоматически.

    Можно сказать, что мы живем насильственной жизнью: так мало зависит от нашей воли то главное, что поддерживает наше существование.

    Нас заставляет жить и дает возможность сознавать свою жизнь биохимическая машина организма: все эти триллионы клеток, составляющие наше тело, что-то усваивают и выделяют, расщепляют и синтезируют абсолютно без нашего ведома и непрерывно ставят нас перед свершившимся фактом, который и есть мы. Не спрашивая наших пожеланий, работают почки, печень и селезенка, молчаливо обновляет кровь костный мозг, сосредоточенно бьется сердце...

    Эта цитата взята из книги В. Леви "Искусство быть собой".

    Точно так же не управляем мы и дыханием. Без физической нагрузки частота дыхания у нас замедленная, а с увеличением нагрузки — увеличивается и частота дыхания. Не регулируется нами и глубина дыхания, да мы об этом и не задумываемся в повседневной жизни. Но автор метода ВЛГД считает, что глубокое дыхание является причиной около 150 заболеваний, в том числе и раковых. И такие болезни как астма, гипертония, стенокардия и инсульт тоже, по утверждению Бутейко, являются болезнями глубокого дыхания.

    Приведу здесь и другие мнения по поводу глубокого дыхания.

    Поль Брэгг в книге Чудо голодания пишет:

    В путешествиях по Индии я встречал в уединенных местах святых, которые посвятили свою жизнь строительству сильного тела, необходимого для высокого духовного состояния. Ежедневно они отводили много часов практике ритмичного медленного глубокого дыхания. Эти индусские святые были невероятно физически развиты, глубокое дыхание и свежий воздух сохранили их от власти времени. Я встретил одного такого человека у подножия Гималаев, и он сказал мне, что ему 126 лет. У него не было причин говорить мне неправду, потому что вся его жизнь была посвящена служению богу. Он научил меня системе, известной как глубокое очистительное дыхание.

    В книге известного английского геронтолога Дж. Гласе "Жить до 180 лет" по поводу дыхания говорится следующее:

    Частота дыхания, глубина вдохов и выдохов оказывает влияние на все функции организма, включая и деятельность мозга. Говорят, что частое и неглубокое дыхание сокращает жизнь. Так, у собаки дыхание намного чаще, чем у человека, а средняя продолжительность жизни в четыре раза меньше.

    Следовательно, наша программа долголетия должна включать и технику правильного дыхания — более продолжительного и глубокого.

    Как видите, взгляды на технику дыхания могут быть прямо противоположными. Поэтому стоит ли нам прислушиваться к мнению автора ВЛГД и начинать учиться дышать лишь поверхностно и неглубоко или же оставить свое дыхание неподвластном нашей воле — все это, очевидно, будет зависеть только от того, насколько убедительные аргументы будут приведены в защиту этого метода (метода ВЛГД).

    НЕМНОГО О РЕАКЦИИ КРОВИ

    Многочисленные случаи выздоровления больных, использовавших метод ВЛГД (в основном это были астматические заболевания), говорят прежде всего о том, что этот метод затрагивает какие-то важные физиологические функции организма. Сам автор метода ВЛГД замечает, что многие болезни, в том числе и бронхиальная астма, связаны с нарушением кислотно-щелочного равновесия в организме. Поэтому задержкой в организме углекислого газа при неглубоком дыхании можно попытаться сдвинуть реакцию крови в кислую сторону. Как видим, что-то уже проясняется: не столько углекислый газ нужен организму, сколько его влияние на реакцию крови.

    Но какой должна быть оптимальная реакция крови и какова причина самого глубокого дыхания — ответа на эти вопросы автор метода ВЛГД не дает.

    В КАКОЙ МЕРЕ НАМ НУЖЕН КИСЛОРОД?

    Здесь я предлагаю читателям кратко рассмотреть как в процессе эволюции совершенствовалось дыхание у живых организмов. Известно, что растения улавливают энергию солнечного света и запасают ее в виде химических соединений, главным образом в виде углеводов. Этими запасами могут воспользоваться не только растения, но и животные, которые получают необходимое им горючее, поедая или сделанные растениями запасы, или же сами растения. Но съеденная животными пища еще не является энергией. Для высвобождения энергии необходимо контролируемое окисление молекул пищи, что и происходит в процессе дыхания. Для дыхания в целом в качестве акцептора электронов (принимающего электроны) необходим кислород.

    Что кислород необходим нашему организму — это, кажется, ясно каждому. Другое дело — в какой мере он необходим? Возможно, что кислорода и в самом деле в атмосфере настолько много, что мы вдыхаем его даже в излишнем количестве. Подобная мысль содержится и в книге Ю. А. Мерзлякова "Путь к долголетию" (с подзаголовком — Энциклопедия оздоровления):

    Гипервентиляция, повышая содержание кислорода в крови (а Бутейко говорит, что гипервентиляция не прибавляет насыщения крови кислородом, — прим. Н. Д.) и тканях, приводит к сдвигу реакции крови в щелочную сторону. Организм сопротивляется этому, стремится не допустить повышенного количества кислорода, так как его избыток организму не нужен. Кислород необходим только при выполнении физической работы, после чего он тут же используется для энергетических целей. Чтобы не допустить излишка кислорода, включаются механизмы защиты: сужаются бронхи, спазмируются артерии мозга, сердца, легких и т. д. Субъективно это выражается в повышении артериального давления, затруднении дыхания, головокружении, головных болях, спазмах кишечника и других неприятных симптомах.

    Я полностью не согласен с тем, о чем говорится в этой цитате, но смогу прокомментировать сказанное в ней только в конце этой главы, когда читатели будут более подготовлены по вопросу дыхания, а сейчас продолжу разговор о кислороде.

    Когда-то кислорода совсем не было в атмосфере Земли (первичная атмосфера состояла из водяных паров, двуокиси и окиси углерода, аммиака, азота и сероводорода) и первые живые организмы добывали необходимую им энергию без помощи кислорода, лишь частично расщепляя глюкозу с последующим образованием двух молекул пировиноградной кислоты. Последняя в отсутствии кислорода превращалась в молочную кислоту. Таким путем высвобождалась запасенная в глюкозе энергия без участия кислорода — это анаэробное дыхание.

    В смысле энергообеспечения клеток анаэробное дыхание — крайне неэффективный процесс, потому что значительная часть энергии, которую можно было бы извлечь при полном окислении глюкозы, все еще остается невостребованной.

    Когда же в процессе фотосинтеза растения начали выделять кислород в качестве побочного продукта и он постепенно стал накапливаться в атмосфере, то использование его живыми организмами при аэробном дыхании дало возможность им извлекать больше энергии из пищевых веществ. С этого момента и начался своеобразный взрыв в развитии жизни на Земле.

    Теперь нам ясно, что анаэробный путь извлечения энергии возник на самых ранних этапах развития жизни, когда кислорода в атмосфере Земли совсем не было. Когда же в атмосфере появился кислород, то живые организмы не замедлили воспользоваться им, так как теперь в процессе метаболизма стало возможным извлекать из углеводов в 18 раз больше биологически полезной энергии в сравнении с анаэробным дыханием. Суммарный выход АТФ (аденозинтрифосфат, играющий роль разменной монеты в реакциях энергетического обмена у всех живых существ) при аэробном дыхании составляет 36 молекул вместо двух при анаэробном.

    Однако, что особенно примечательно, такое возрастание извлечения энергии происходит не путем простой замены анаэробных реакций на аэробные, а путем присоединения аэробных реакций к уже существующим анаэробным. Таким образом, эволюция не отказалась от своей первоначальной находки — анаэробного дыхания. И мы еще не раз будем встречаться с этим способом добычи энергии живыми существами.

    Приходилось мне читать и о том, что человеку совсем не нужен кислород воздуха, именно тот кислород, которым мы и дышим (Журнал НЛО, 1997, №4, Т. Баранова "Нужен ли нам воздух для дыхания?"), что человек может дышать эндогенно, то есть получать кислород не из атмосферы, а изнутри себя, возможно, разлагая воду на ее составляющие. В указанной выше статье даже делается предположение, что может быть, в нас заложено биологическое свойство обходиться без воздуха, но мы его теряем, едва родившись.

    Мне кажется, что все это лишь красивая фантазия. Ведь если у нас имеются легкие, то, стало быть, легкими мы и должны дышать, — не могла же эволюция оставить нам этот орган лишь на тот случай, когда мы не сможем вдруг по какой-то причине дышать эндогенно. Нет, конечно. Живые организмы во всем скроены экономно и рационально, и дыхание наше приспособлено к забору кислорода из газовой смеси атмосферы. Но даже и таким способом, забегая вперед, скажу я, нам не всегда удается обеспечить свой организм в полной мере кислородом.

    ДЛЯ ЧЕГО НУЖЕН ОРГАНИЗМУ УГЛЕКИСЛЫЙ ГАЗ?

    Перейдем теперь от кислорода к углекислому газу. Что же происходило с углекислым газом в атмосфере Земли, когда растения начали активно использовать его как основной источник углерода? Его концентрация, достигавшая некогда нескольких процентов, постепенно снижалась до современного ничтожного уровня — 0,03%.

    По-видимому, в очень далекие времена живые организмы дышали воздушной смесью, содержавшей в себе значительное количество углекислого газа. И когда углекислый газ стал постепенно исчезать из атмосферы Земли и это обстоятельство могло изменить какой-то из существенных параметров внутренней среды живых организмов, то последние, чтобы выжить в новых условиях, должны были или оставить внутри себя уже привычный для них уровень углекислого газа, или же попытаться приспособиться к новым условиям.

    Природа, как и в случае с анаэробным дыханием, не отказалась от первоначальных параметров созданной ею внутренней среды живых организмов. По-видимому, только по этой причине в альвеолах легких и человека, и многих животных поддерживается высокая концентрация углекислого газа. Как бы память о газовой среде атмосферы Земли далекого прошлого.

    Не следует, конечно, думать, что некогда сам человек жил в атмосфере с повышенной концентрацией углекислого газа. Нынешний гомосапиенс возник всего лишь 100000 лет назад, а первые человекоподобные существа ответвились от других приматов не ранее четырех миллионов лет назад — об этом свидетельствуют многочисленные палеонтологические данные (Шервуд Л. Уошберн "Эволюция человека").

    Оказала ли газовая среда древней атмосферы какое-то влияние на определенную задержку углекислого газа в организме животных — трудно нам об этом сегодня судить, но почему-то природа все же оставила в значительных концентрациях в организме своих живых творений этот газ. Например, подходящая к легким венозная кровь практически всех млекопитающих содержит примерно 550 см3/л СС>2, а когда кровь покидает легкие, то она содержит около 500 см3/л СС>2. Как видим, кровь отдает лишь малую долю содержащегося в ней углекислого газа. И нам остается только выяснить для чего же необходим организму остающийся в нем углекислый газ.

    Еще в 1911 году русский ученый П. М. Альбицкий писал, что углекислый газ, образующийся в организме, подлежит удалению, и нормальный организм освобождается от него с редким совершенством. Но какая-то часть углекислого газа не только не удаляется, а, наоборот, организм сохраняет ее как одну из необходимейших составных частей внутренней среды организма.

    И мы теперь знаем, что в процессе эволюции у высших животных и человека сформировались легкие, а в легких имеются альвеолы, в которых содержится около 6% углекислого газа.

    Но для чего организму нужен задержанный в нем углекислый газ — этого мы пока не знаем. Ответ на этот вопрос будет найден нами лишь постепенно. Но для чего-то этот газ все же нужен нашему организму — и этот факт уже является бесспорным для нас. А Бутейко считает, что углекислый газ даже более необходим организму, чем кислород. По мнению Бутейко, человек, научившийся с помощью волевой ликвидации глубокого дыхания поддерживать в покое в альвеолярном воздухе высокую концентрацию углекислого газа (до 6,5%), уменьшает тем самым вероятность возникновения у него целого ряда заболеваний.

    ПРИЧИНА ГЛУБОКОГО ДЫХАНИЯ

    Итак, чтобы не болеть, нам следует всего-навсего повысить концентрацию углекислого газа внутри нашего организма — так считает автор метода ВЛГД. Но мы не можем легко и непроизвольно ее повысить. Для этого нам необходимо волевыми усилиями перебороть свой организм, который почему-то дышит глубоко. А при глубоком дыхании мы лишь теряем углекислый газ, но никак не накапливаем его. И если большое число людей дышат глубоко, как это и подчеркивает автор метода ВЛГД, то в чем же тогда заключается причина самого глубокого дыхания? Не может же человек неправильно дышать только потому, что он не обучен правильному дыханию?

    Сам Бутейко видит причину глубокого дыхания прежде всего в том, что очень часто пропагандируется полезность такого типа дыхания.

    Вряд ли с этим можно согласиться. Еще не было в нашей жизни такого случая, когда бы какая-то пропаганда возымела бы свое действие. Сколько говорят и пишут о вреде курения и алкоголя, а ситуация не изменяется к лучшему. А сколько хороших слов говорится о пользе бега, но многие ли из нас бегают? И подобных примеров можно привести много.

    А изменилось ли наше отношение к тому же дыханию после тридцатилетней пропаганды самого Бутейко? Тоже нет. Более того, многие из тех, кто занимался и дышал по его методике, — в дальнейшем отказались от нее. Так что не в пропаганде дело.

    Бутейко называет и другие факторы, способствующие глубокому дыханию. Это и переедание, особенно животных белков, и ограничение подвижности, и отсутствие физического труда, и леность. Усугубляют дыхание по его мнению также различные эмоции — положительные и отрицательные, а также перегревание, душные помещения, курение и употребление алкоголя, длительный сон.

    Такое множество причин, способствующих глубокому дыханию, ставит под сомнение сам метод ВЛГД. А не являются ли многие болезни, приписываемые глубокому дыханию, следствием или только переедания, или курения, или злоупотребления алкогольными напитками? Важно ведь не просто назвать факторы, способствующие глубокому дыханию, но и показать механизм связи их с глубоким дыханием. Этого, к сожалению, Бутейко не дает.

    Не можем пока и мы ответить на вопрос — почему люди дышат глубоко, а не поверхностно. Но постепенно мы найдем ответ и на этот вопрос.

    КАК МЫ ДЫШИМ?

    Попробуем вникнуть в эту проблему более обстоятельно. Вдыхая воздух, мы втягиваем в легкие кислород, где он всасывается в кровь и разносится по всем частям тела. Там он окисляет углеводы, белки или жиры. Выделяемая при окислении энергия используется, а образующийся в результате этого углекислый газ удаляется из организма с выдыхаемым воздухом. Эту истину мы знали давно, не придавая только особого значения той части углекислого газа, которая при выдохе все еще оставалась в организме. Несомненным для нас всегда было и то, что первостепенной задачей дыхания является снабжение организма кислородом. Стоит нам увеличить расход энергии в организме, как, например, при беге, и сразу же без всякого с нашей стороны волевого усилия следует увеличение интенсивности дыхательных движений, — организму в повышенном количестве нужен кислород.

    При физической нагрузке потребность организма в кислороде может возрасти почти в 25 раз по сравнению с состоянием покоя (у тренированных спортсменов потребление кислорода может увеличиться с 200 до 5000 мл в минуту — это максимальное потребление кислорода человеком). Даже закончив бег, мы продолжаем какое-то время глубоко дышать, — все это связано с повышенной потребностью организма в кислороде при больших энергозатратах. Как при этом сберечь и не выбросить из организма углекислый газ — трудно сказать.

    Всем нам также хорошо известно, что если по какой-то причине дыхание прекращается хотя бы на пять минут, то тотчас прекращается и сама жизнь. Не зря поэтому древние греки говорили: "Пока дышу — надеюсь".

    Как видим, наша жизнь поддерживается непрерывным и контролируемым организмом окислением кислородом органических веществ. Так организм получает необходимую ему энергию.

    Небольшая заметка из газеты Советский спорт (1990, 12 октября, "Сколько весит воздух?"):

    Мало кто знает сколько весит воздух, который мы вдыхаем. Здоровый человек делает около 20000 вдохов за 24 часа, пропуская через легкие 15 килограммов воздуха. Для сравнения: в сутки нам в среднем требуется 1,5 кг пищи и 2 л воды. Человек может жить 5 недель без пищи, 5 дней без воды, но только 5 минут без воздуха. Известно, что один француз провел под водой без движения 6 минут 24 секунды. Его предшественники — рекордсмены не могли продержаться под водой больше 4 минут 40 секунд.

    А какую же роль выполняет в организме углекислый газ, который получается в результате сгорания определенного топлива и по сути должен быть выброшен из организма как отработанные газы из двигателя автомобиля?

    Я мог бы сразу ответить на поставленный выше вопрос, но думаю, что этот ответ не будет столь убедительным для читателей. А поэтому попытаемся вместе с читателями и постепенно подойти к ответу на него. И сначала рассмотрим как происходит управление дыханием в организме.

    Управление дыханием в организме ведется дыхательным центром. Он обеспечивает не только ритмическое чередование вдоха и выдоха, но и изменяет частоту и глубину дыхательных движений, приспосабливая тем самым легочную вентиляцию к сиюминутным потребностям организма. Накопление в крови углекислого газа, а также недостаток кислорода, являются теми факторами, которые возбуждают дыхательный центр, причем первый фактор почти в 20 раз активнее второго. Многим приходилось наблюдать ныряльщиков без аквалангов. Время от времени они выпускают воздух изо рта. Кажется, для чего они это делают, ведь таким образом они лишают себя запасов кислорода. Но, оказывается, что их больше угнетает накапливаемый в крови углекислый газ, чем недостаток кислорода. И, выпуская порционно воздух из легких, они тем самым уменьшают концентрацию углекислоты в крови. Мы можем проверить и на себе реакцию дыхательного центра на кратковременно задержанное нами дыхание. Не пройдет и 30 секунд после задержки дыхания, как мы вынуждены будем возобновить дыхательные движения. И нам кажется, что причиной возобновления дыхания является недостаток кислорода у нас в легких, тогда как истинной причиной является накопление углекислоты в крови.

    Высокую чувствительность дыхательного центра к концентрации углекислого газа в крови учитывают и некоторые пловцы, которые хотят подольше продержаться под водой. Для этого они в течение некоторого времени перед погружением под воду дышат глубоко и вымывают таким образом углекислый газ из легких и из крови. После такой гипервентиляции человек может дольше обычного оставаться под водой. Но такая практика очень опасна, так как из-за низкой концентрации CO2 не возникает потребности в дыхании, а запасы кислорода в крови могут полностью истощиться и человек может потерять сознание. Эта ситуация также указывает нам на то, что в основном регуляция дыханием идет по концентрации углекислого газа в крови, а по содержанию кислорода она менее эффективна.

    Чаще всего мы наблюдаем увеличение частоты и глубины дыхания при увеличении физической нагрузки, что непосредственно связано с повышенной потребностью организма в кислороде в этот момент. Но и при этом главным фактором, оказывающим влияние на регуляцию дыханием, тоже оказывается концентрация углекислого газа в крови. Если сравнить как прореагирует дыхательный центр на изменения в составе вдыхаемого воздуха, то оказывается, что при добавлении к вдыхаемому воздуху 2,5% СОз вентиляция легких почти удваивается, а если уменьшить во вдыхаемом воздухе концентрацию кислорода на 2,5%, то практически никаких изменений в дыхании не произойдет. Отсюда легко сделать вывод, что с кислородом в нашем организме все обстоит довольно благополучно и поэтому он не особенно активно реагирует на изменения его концентрации в атмосферном воздухе, но зато на концентрацию углекислого газа и в крови, и в атмосферном воздухе дыхательный центр реагирует незамедлительно, а следовательно, нашему организму этот газ совершенно не нужен. Но поспешные выводы не всегда бывают верными. И в отношении углекислого газа Бутейко сделал прямо противоположный вывод, что для организма очень нужен этот газ, что он для организма даже важнее кислорода. И стал учить нас как задерживать этот газ в организме. А сделать это можно только длительными тренировками, когда удается задерживать дыхание на 1-2 минуты. На этом и основан метод ВЛГД — постепенно приучить организм к повышенной концентрации углекислого газа в крови, а точнее, постепенно понизить чувствительность дыхательного центра к концентрации углекислоты в крови.

    Таким образом, неглубоким дыханием удается повысить содержание углекислоты в крови, что и приводит в некоторой степени к оздоровлению организма. И этот факт, по-видимому, дает основание автору метода ВЛГД сделать вывод, что .углекислый газ для организма имеет более важное значение, чем кислород. Так это на самом деле или нет — трудно об этом судить неподготовленному человеку, а поэтому продолжим наше небольшое исследование о роли углекислого газа в организме.

    Как уже было сказано выше, для дыхательного центра особо важное значение имеет концентрация углекислоты в крови. Но возбуждение дыхательного центра вызывает не сама по себе углекислота, и это принципиально важно нам знать, а вызываемое ею повышение концентрации водородных ионов в клетках дыхательного центра, то есть когда эта кислота в той или иной мере диссоциирует на ионы водорода и ионы НСОз.

    Усиление дыхательных движений наблюдается и при введении в артерии, питающие мозг, не только угольной кислоты, но и других кислот, например, молочной. Возникающая при этом гипервентиляция легких способствует выведению из организма части содержащейся в крови углекислоты и тем самым приводит к уменьшению концентрации водородных ионов в ней. И опять нам кажется, что не нужны организму ни ионы водорода, ни угольная кислота, которая их порождает. Но будем терпеливы и не будем спешить с выводами.

    Дыхательный центр обладает, по-видимому, и некоторой чувствительностью к аниону НСОз. При введении в кровь бикарбоната натрия, который диссоциирует в крови на ионы Ма+ и НСОз, возникает усиление дыхания. О роли НСОз в крови будет сказано ниже, но уже сейчас можно заподозрить, что этот анион тоже может быть виновником глубокого дыхания у многих людей.

    Как видите, не легко дать ответ и на вопрос — в чем причина глубокого дыхания, и на вопрос — какую роль в организме выполняет углекислый газ. Поэтому для краткости последующего изложения мы поведем в дальнейшем наше исследование только по одному пути — по пути выявления роли углекислого газа в подкислении крови.

    УГОЛЬНАЯ КИСЛОТА И РЕАКЦИЯ КРОВИ

    Растворяясь в воде, углекислый газ лишь частично вступает с ней во взаимодействие с образованием угольной кислоты (около 1%). Отдельно определить содержание окиси углерода и угольной кислоты в воде достаточно трудно, а поэтому суммарную концентрацию этих компонентов принимают за концентрацию свободной угольной кислоты. И так как только незначительное количество растворенного в воде углекислого газа образует угольную кислоту, то расчет содержания свободной угольной кислоты ведется по двуокиси углерода СО2.  И константу диссоциации угольной кислоты можно определить как истинную, если в расчет брать только ионы действительно образующейся угольной кислоты и только первую ступень диссоциации. Тогда эта константа будет равна 1,32*10-4. Но можно определять константу диссоциации угольной кислоты и при условии, что весь углекислый газ образует угольную кислоту, и эту константу называют кажущейся. Она равна 4,45*10-7.

    Сравнивая константу диссоциации угольной кислоты (истинную) с константами диссоциации приводимых ниже органических кислот (табл.1), мы видим, что угольная кислота сильнее янтарной, уксусной, бензойной и аскорбиновой, и лишь немного уступает по силе молочной.



    Кислоты в этой таблице перечислены в порядке возрастания их силы. Сила кислот определяется их константами диссоциации — сильнее та кислота, у которой больше константа диссоциации.

    Другой формой содержания угольной кислоты в воде являются гидрокарбонаты, образующиеся при диссоциации угольной кислоты по 1-ой ступени (Н2СОз «-» Н+ + НСОз-), а также при диссоциации гидрокарбонатных солей, образующихся в результате растворения карбонатных пород под действием угольной кислоты:

    СаСО3 + СО2 + Н2О = Са+2 + 2НСО3-

    Гидрокарбонаты — наиболее распространенная форма содержания угольной кислоты в природных водах при средних значениях рН. Они обуславливают щелочность воды и это нам прежде всего необходимо помнить.

    Еще угольная кислота может содержаться в карбонат-ионах (СОз2-), образующихся при диссоциации угольной кислоты по 2-й ступени: НСОз- <-> Н+ + СОз2-. Карбонат-ионы содержатся только в щелочной среде (при рН>8,4). Но в присутствии ионов кальция содержание СОз2- бывает небольшим вследствие малой растворимости карбоната кальция (СаСОз). А при наличии в растворе свободной угольной кислоты растворимость карбоната кальция возрастает в результате образования гидрокарбонатов, как об этом и было сказано чуточку выше.

    Одновременно все формы угольной кислоты в растворе присутствовать, не могут, наиболее вероятными и устойчивыми системами являются СО2 + НСО3- и НСО3- + СО32. А какая из этих систем будет преобладать — зависит только от концентрации ионов водорода в растворе. На концентрацию ионов водорода может оказывать существенное влияние концентрация ионов кальция в растворе.

    Основная карбонатная система природных вод представляет собой систему из свободной угольной кислоты и гидрокарбонат-ионов. От соотношения этих форм зависит рН природных вод. Например, при низких значениях рН (< 4,2) в воде присутствует практически только свободная угольная кислота, а повышение рН (от 4,2 до 8,35) происходит при снижении концентрации свободной угольной кислоты в растворе и одновременном повышении гидрокарбонатов. При рН больше 8,35 в воде практически отсутствует свободная угольная кислота и остаются только гидрокарбонат-ионы. Но зависимость рН от соотношения различных форм угольной кислоты в растворе можно рассматривать и по иному — и как зависимость содержания различных форм угольной кислоты от рН раствора.

    Угольная кислота в форме карбонат-ионов называется связанной. Принято считать, что гидрокарбонаты наполовину состоят из связанной и свободной угольной кислоты, так как при разложении они дают карбонаты (связанную) и свободную угольную кислоту: 2НСО3- -> СО2 + СО32- + Н2О.

    Если в водном растворе одновременно присутствуют свободная угольная кислота и гидрокарбонаты, то в состоянии равновесия определенному содержанию гидрокарбонат-ионов соответствует вполне определенное количество свободной угольной кислоты, которую называют равновесной угольной кислотой.

    Если содержание свободной угольной кислоты в растворе будет меньше равновесного с гидрокарбонатами:

    Са2++ 2НСО3-> СО2 + СаСО3 + Н2О (2.1), то (по принципу Ле Шателье) равновесие смещается вправо, гидрокарбонат-ионы разрушаются с образованием свободной угольной кислоты и карбонат-ионов. Но избыток карбонат-ионов легко взаимодействует с ионами кальция (Са2+), содержащимися в растворе, с образованием труднорастворимого карбоната кальция (СаСОз).

    Результаты этого неравенства (2.1) мы можем увидеть на дне озера Севан в Армении — поступающая в это озеро вода содержит много гидрокарбонат-ионов и ионов кальция, а поэтому в нем постоянно происходит образование нерастворимого карбоната кальция, который и оседает на дно.

    Если же свободной угольной кислоты в водном растворе будет больше, чем необходимо для состояния равновесия —

    Са2 + 2НСО3- < СО2 + СаСО3 + Н2О (2.2),

    то часть свободной угольной кислоты будет взаимодействовать с карбонатом кальция и переводить его в растворимый гидрокарбонат кальция. Такая реакция постоянно происходит в природных водах, соприкасающихся с почвами, содержащими в себе много известняков.

    В крови, которая более чем на 90% состоит из воды, угольная кислота ведет себя точно так же, как и в любом водном растворе, а поэтому все приведенные выше рассуждения о соотношении различных форм этой кислоты применимы и для крови. Кстати сказать, в физиологии также принято считать, что весь растворившийся в крови углекислый газ существует в ней в виде угольной кислоты и поэтому константу диссоциации принимают не истинную, а кажущуюся.

    Здесь следует заметить, что общее количество углекислого газа, переносимого кровью, бывает намного больше того, которое растворяется в крови. Примерно 10% углекислого газа транспортируется в виде карбогемоглобина (его соединение с гемоглобином), примерно 3% в растворенном виде, а большая часть — в виде гидрокарбонатов. Угольная кислота, образующаяся в крови при растворении в ней углекислого газа, — очень слабая кислота, но в какой-то мере она все же подкисливает кровь. Постепенно в процессе эволюции человеческий организм приспособился к определенной реакции крови, которую можно принять за оптимальную. При такой реакции крови должны нормально функционировать все системы организма, а также должен нормально идти весь процесс обмена веществ в нем. Но если по какой-то причине реакция крови изменится не в лучшую сторону и организм не сможет самостоятельно вернуться к оптимальной реакции, то при этом нарушится процесс обмена веществ в организме и возникнут, как об этом и говорит нам автор метода ВЛГД, многие болезни. И здесь нам предлагают предпринять самое простое действие по исправлению такого неблагоприятного положения — задержать волевыми усилиями углекислый газ в организме и повысить, таким образом, его концентрацию в крови. И повысить тем самым подкисление крови. Сам организм этого сделать не может, так как дыхательный центр подает команду только по верхнему уровню углекислого газа в крови, а по нижнему такая команда не предусмотрена, так как в процессе жизнедеятельности организма в нем постоянно образуется этот газ и требуется только своевременно выбрасывать его, но никак не накапливать.

    Итак, нам постепенно становится ясно, что по какой-то причине реакция крови у людей изменяется не в лучшую сторону, в результате чего и возникают всевозможные заболевания. И если в этот момент (в момент, когда мы имеем одно или несколько заболеваний) нам удастся задержать какую-то часть углекислого газа в организме и тем самым дополнительно подкислить кровь, то в результате этого действия наступает выздоровление. И хотя в данном случае мы наблюдаем прямую связь между повышением концентрации углекислого газа в альвеолярном воздухе и последующим выздоровлением, но все же должны признать, что не углекислый газ сам по себе оказывает решающее влияние на все жизненные функции организма, как об этом говорит нам автор метода ВЛГД. Решающую роль для нормального функционирования и организма в целом, и всех его клеток в отдельности играет концентрация ионов водорода в крови. А концентрация ионов водорода в крови определяет реакцию крови. Но каким способом будет достигнута необходимая концентрация ионов водорода в крови — по сути не имеет значения. И углекислый газ в таком случае, а точнее, углекислота, создаваемая этим газом при его растворении в крови, может находиться в одном ряду со всеми другими кислотами, которые также могут повысить концентрацию ионов водорода в крови.

    Здесь нам, по-видимому, следует сделать небольшое отступление и вспомнить, что мы называем кислотой, и что щелочью, и какой величиной мы измеряем кислотность или же щелочность растворов. Все это вроде бы скучные вещи, но, поверьте мне, их интересно знать, да я и не собираюсь долго занимать внимание читателей этими химическими понятиями — попытаюсь ограничиться только самой сутью их.

    Кислотой мы можем называть любое вещество, способное отдавать в раствор ионы водорода. И если мы пьем кислое вино, то могли бы знать, что кислые свойства ему придают только ионы водорода. А ионы водорода вину дают кислоты, растворенные в нем. И нам чаще всего не столь важно знать какие это кислоты — нас больше интересует насколько кислое вино, можно ли его вообще пить. В более кислом вине и более высокая концентрация ионов водорода. Поэтому и кислотность растворов характеризуется концентрацией ионов водорода (Н+). Чем больше концентрация этих ионов — тем выше кислотность раствора.

    Такое же простое определение как и кислотам можно дать и щелочам — это вещества, могущие связывать ионы водорода, имеющиеся в растворах, вследствие чего в растворах увеличивается концентрация ионов ОН-. Последние делают растворы скользкими на ощупь и придают им горький вкус.

    Но для характеристики реакции растворов используют не абсолютное число ионов водорода, так как в этом случае нам пришлось бы столкнуться с определенной проблемой — с огромными цифрами, с которыми трудно работать, а некоторый символ — рН.

    Датский химик Сёренсон еще в 1909 году предложил очень простой способ оценки качества растворов в зависимости от концентрации в них ионов водорода — по некоей величине рН, которая определяется уравнением:

     pН = - lg[H+]

    Буква р — это начальная буква от датского слова potentia (степень), а буква Н — это символ водорода.

    Поскольку в нейтральном растворе при 25°С концентрация ионов водорода Н+ — 1О-7 моль/л, то для такого раствора ??? pН—log10*10-7--(-7)-7. ???

    И поэтому, когда мы говорим, что рН какого-то раствора равен 7, то легко понимаем, что речь идет о нейтральном растворе. А если концентрация ионов водорода в растворе возрастает, например, до величины 1,0*10-4 моль/л, то рН такого раствора будет равен 4. Это кислый раствор. А если концентрация ионов водорода понизится по сравнению с нейтральным раствором до величины, например, 1,0*10-9 моль/л, то рН такого раствора будет равен 9. Это щелочной раствор, в нем преобладают ионы ОН.

    Как видите, величиной рН очень просто пользоваться: в кислых растворах рН меньше 7 (рН < 7), а в щелочных растворах рН больше 7 (рН > 7).

    Повторно скажу, что величина рН — это не концентрация ионов водорода, а всего лишь некоторый символ, который принято называть водородным показателем.

    Водородный показатель дает нам характеристику раствора (кислый, нейтральный или щелочной раствор), а также дает удобную для пользования шкалу кислотности или щелочности растворов. Но по величине рН мы можем определить и истинную концентрацию ионов водорода в растворе.

    Концентрация ионов Н+ и ОН- в растворах взаимосвязаны: когда концентрация ионов водорода возрастает, то концентрация гидроксид-ионов понижается. В кислом растворе концентрация ионов водорода всегда больше, чем концентрация ионов ОН-. В щелочном растворе, например, в растворе МаОН, наоборот, концентрация ионов ОН" выше концентрации ионов Н+.

    Нас в дальнейшем будет интересовать не истинная концентрация ионов водорода в крови, а рН крови (реакция крови). А по реакции крови мы всегда сможем судить и о концентрации ионов водорода, и об их соотношении с ионами ОН-.

    ЗАЧЕМ НАМ НУЖНЫ ИОНЫ ВОДОРОДА?

    Еще в 1909 году Сёренсон первым указал на исключительное влияние ионов водорода на биологические реакции. Он же, как мы уже знаем, первым предложил оценивать кислотность растворов не по истинной концентрации ионов водорода в растворе, а по величине рН. Так в дальнейшем будем поступать и мы.

    А теперь более внимательно посмотрим на ионы водорода, которые находятся в нашем организме.

    Наш организм состоит из множества клеток. Клетка — это самая элементарная единица, способная поддерживать жизнь, но в то же время она представляет собой весьма сложный объект. Клетка — это отдельный микромир, имеющий четкие границы, внутри которых существует непрерывная химическая активность и непрерывный поток энергии. Клетка имеет наружную мембрану, главная функция которой состоит в регулировании обмена различных веществ между клеткой и внешней средой.

    Внутри клетка также с помощью мембран поделена на отдельные отсеки (компартменты). И чем, прежде всего, для нас интересны в данный момент эти отсеки — так это разной концентрацией ионов водорода в каждом из них. То есть в каждом отсеке поддерживается не только кислая среда, но и с различной величиной рН, иногда ниже 4 единиц. А в целом наружная мембрана или клетка в целом несет на себе положительный электрический заряд. А чтобы создавать такие повышенные концентрации ионов водорода в отсеках — в каждой мембране имеются механизмы активного переноса ионов водорода из внеклеточной среды в эти отсеки, которые называются протонными помпами. Напомню здесь, что ионы водорода — это и есть в чистом виде протоны. А чтобы протонные помпы могли перекачивать ионы водорода — нужны по крайней мере сами ионы, а проще говоря, нужна подкисленная межклеточная среда, а такую среду может создать только подкисленная кровь. Так мы опосредованно пришли к выводу, что кровь обязательно должна содержать в себе достаточную концентрацию ионов водорода.

    Здесь, мне кажется, следует более зримо показать какая концентрация ионов водорода может быть при различных реакциях среды, отличающихся не только на целые единицы рН, но и на сотые доли, а также в каком соотношении ионы водорода находятся с гидроксид-ионами при разных реакциях крови. Например, рН питьевой воды может быть равным и 6, и 8 единицам. Что могут говорить нам эти цифры? Прежде всего следует сказать, что никого из нас и никогда эти цифры не интересовали. А в общем они говорят, что первая вода кислая, а вторая щелочная. И большинство из нас выберет щелочную воду, потому что она покажется более приятной на вкус, но правильный ли будет этот выбор с точки зрения не вкуса, а здоровья — нам еще предстоит разобраться в этом.

    А как изменяется концентрация ионов, водорода при изменении реакции среды от 6 до 8? Оказывается, при рН 6 концентрация ионов водорода в 100 раз выше, чем при рН 8. Но и концентрация ионов водорода еще мало о чем нам говорит, ведь наряду с ионами водорода в растворах обязательно имеются гидроксид-ионы (ОН-). И уменьшение концентрации ионов водорода тут же приводит к увеличению концентрации гидроксид-ионов, и наоборот. Поэтому более информативным для нас будет соотношение Н+/ОН- при разных значениях рН. При рН 6 на 100 ионов водорода приходится только один гидроксид-ион, а при рН 8 уже на один ион водорода приходится 100 гидроксид-ионов. Как видим, и при щелочной реакции крови (рН 8) в ней еще имеются ионы водорода, но каждый из них находится в густом лесу, состоящем из ОН-. Легко ли при таком соотношении ионов водорода и гидроксид-ионов протонным помпам найти и перенести внутрь клетки необходимое число протонов? Такой поиск можно сравнить только с поиском иглы в стоге сена. И именно при такой реакции крови (алкалоз) нас ожидает множество болезней.

    Рассмотрим еще несколько соотношений между Н+ и ОН- при наиболее вероятных реакциях крови. Так, в учебнике по физиологии человека для медицинских институтов написано, что кровь имеет слабощелочную реакцию: рН артериальной крови равен 7,4, а рН венозной, вследствие большого содержания в ней углекислоты, равен 7,35. Обратите внимание на последнюю цифру и сравните ее с предыдущей. Реакция венозной крови всего на 0,05 единиц меньше артериальной, а ведь она несет в себе весь тот углекислый газ, который непрерывно выделяется в нашем организме и через легкие выбрасывается в атмосферу. Реакция венозной крови как раз и говорит нам о незначительных возможностях неглубокого дыхания (задержки некоторого количества углекислого газа в организме) по подкислению крови. И если по какой-то причине у нас будет высокая щелочность крови, то вряд ли нам удастся исправить это негативное положение одним только изменением режима дыхания.

    При реакции крови рН 7,4 на один ион водорода приходится шесть гидроксид-ионов. А при рН 7,35 на один ион водорода приходится пять гидроксид-ионов. И в одном, и в другом случае в крови преобладают ионы ОН-. Если же мы каким-либо способом понизим реакцию нашей крови всего на 0,2 (я имею в виду первоначальную реакцию крови в 7,4), то при рН 7,2 на один ион водорода будет приходится уже не шесть, а только два иона ОН-. А если мы еще больше подкислим нашу кровь, чтобы ее реакция хотя и незначительно, но все же стала кислой, например, рН 6,95 — это совсем недалеко от нейтральной реакции крови, то отношение Н+ к ОН- станет равным 5/4. Как видим, при такой реакции крови ионы водорода уже становятся хозяевами положения, да и концентрация их в крови увеличивается в три раза по сравнению с той, которая была при рН 7,4. Вот что в действительности дают, казалось бы, незначительные изменения рН нашей крови.

    Здесь я еще немного задержу внимание читателей на четырех разных реакциях крови и покажу количественно как отношение Н+/ОН- может сказываться на нашем здоровье. Реакции эти равны 6,0, 6,8, 7,4 и 8,0.

    Если мы считаем, что реакция крови с рН 7,4 является нормальной реакцией для нашей артериальной крови, то тогда следует считать нормальным и такое отношение Н+/ОН-, когда на один ион водорода приходится шесть ионов ОН-.

     Но если эту реакцию крови (рН 7,4), которую мы считаем нормальной, повысить всего на 0,6 единицы, то получим алкалоз (рН 8,0). А это не только очень болезненное состояние организма, но и почти безжизненное. А отношение Н+/ОН- при этом будет выглядеть как один к ста. То есть при таком соотношении между Н+ и ОН- протонные помпы просто не в состоянии будут найти в крови и перекачать внутрь клетки ионы водорода, хотя эти ионы и будут находиться в крови. И в результате мы будем болеть. И это всего лишь при незначительном сдвиге реакции крови в сторону повышения рН.

    А теперь понизим рН крови (повысим концентрацию ионов водорода в ней) относительно так называемой нормальной реакции (относительно рН 7,4) и тоже всего лишь на 0,6 единицы. При такой реакции крови (при рН 6,8) наступает оздоровление организма (более подробно об этом говорится в следующей главе). А отношение Н+ к ОН- при этом будет выглядеть как 5 к 2. То есть ионов водорода в крови будет уже больше, чем ионов ОН", хотя и незначительно. Но прошу читателей обратить на это особое внимание, как при равном и незначительном сдвиге реакции крови в одну и в другую сторону относительно имеющейся у нас реакции крови (относительно рН 7,4), происходят очень большие изменения концентрации ионов Н+ и ОН" в крови, что незамедлительно сказывается и на нашем самочувствии, и на нашем здоровье.

    Если мы продолжим подкисливать кровь, то ее реакция может понизиться до рН 6,0. По медицинской терминологии это уже ацидоз, то есть кислая кровь. При такой реакции крови отношение Н+/ОН- равно 100 к 1. И если при рН 8,0 человек становится очень больным, то при рН 6,0 может происходить даже оздоровление организма человека (более подробно об этом говорится в следующей главе). Уже одно такое краткое сравнение состояний нашего здоровья при четырех разных, но реальных для нас реакциях крови, говорит нам о большом влиянии концентрации ионов водорода в крови на наше здоровье.

    Остановлюсь кратко и еще на двух физиологических явлениях, напрямую связанных с ионами водорода.

    Первое — об энергетике клетки. Нередко можно прочитать, что люди получают энергию непосредственно из космоса или от Солнца, что очень полезны продукты, накопившие в себе энергию нашего светила. Надо полагать, что это всего лишь красивая фантазия. Да, для поддержания жизни необходима энергия и она производится в самом организме в результате окисления кислородом жиров, белков и углеводов. От обеспечения нашего организма энергией зависит и наше здоровье, и наше долголетие. Чтобы в любом возрасте мы оставались и здоровыми, и жизнедеятельными, — мы прежде всего должны обеспечивать в полной мере свой организм энергией. Но обеспечить организм энергией вовсе не означает наполнить его жирами и углеводами и, переведя математически все это в килокалории, довольствоваться достигнутым. Наш организм состоит из множества клеток и только здоровая жизнь каждой клетки может обеспечить нам полноценное здоровье. Вся совершающаяся в клетках работа — химическая, механическая, электрическая и осмотическая — выполняется с потреблением энергии. Так вот, чтобы получить необходимую для организма энергию, надо еще суметь сжечь запасенное в нем топливо. То есть надо еще доставить в организм достаточное для этого количество кислорода. Казалось бы, чего проще, ничего не надо покупать, а бери из воздуха сколько необходимо этого самого кислорода и никаких проблем. Но, оказывается, проблем здесь еще больше, чем с продуктами питания. Человек практически всю жизнь испытывает кислородное голодание (гипоксию). Я как-то слушал лекцию по этой теме (по гипоксии) и лектор сделал такое заключение, что поскольку мы ничего не можем сделать по преодолению гипоксии, то нам надо постепенно адаптировать свой организм к этому состоянию. Не было только сказано как заставить каждую клетку пользоваться меньшей долей энергии, чем ей необходимо. Но нам хорошо известно другое — при недостатке кислорода клетка может и не погибнуть, но делиться при этом она ни в коем случае не будет, а это уже прямой путь и к нашим болезням (смотрите главу 15-ю), и к преждевременному старению.

    Почему же мы испытываем кислородное голодание? Причин для этого существует множество и познакомиться с ними можно в специальной медицинской литературе. Все эти причины я бы разделил на две группы. К первой следует отнести те, которые препятствуют насыщению крови кислородом. Самая известная из них — это понижение парциального давления кислорода во вдыхаемом воздухе. Такое может случиться не только при подъеме в горы, но в некоторых случаях и для особенно чувствительных людей и на низменных местах при резком падении барометрического давления. Но нас в данный момент интересует не эта группа причин, а другая, при которой кровь достаточно насыщена кислородом, но тем не менее отдельные органы или организм в целом испытывают кислородное голодание. Чаще всего отдельные органы испытывают такое голодание в результате атеросклероза сосудов, снабжающих их кровью. Атеросклерозу посвящена специальная глава (№10), а поэтому мы уделим сейчас внимание только кислородному голоданию всего организма, не отягченного атеросклерозом, при нормальном насыщении крови кислородом.

    ЭФФЕКТ ВЕРИГО-БОРА

    Основу разработки проблемы гипоксии заложил русский ученый-физиолог И. М. Сеченов фундаментальными работами по физиологии дыхания и газообменной функции крови. Большое значение имеют также исследования русского физиолога Б. Ф. Вериго по физиологии газообмена в легких и тканях. Опираясь на идеи И. М. Сеченова о сложных формах взаимодействия между двуокисью углерода и кислородом в крови (Вериго работал в лабораториях И. М. Сеченова, И. Р. Тарханова и И. Мечникова), он впервые установил зависимость степени диссоциации оксигемоглобина[1] от величины парциального давления углекислоты в крови.

    При снижении парциального давления углекислого газа в альвеолярном воздухе и крови сродство кислорода к гемоглобину повышается, что затрудняет переход кислорода из капилляров в ткани. Это явление сегодня известно как эффект Вериго-Бора[2]. Эффект этот был открыт независимо друг от друга Вериго (1898г.) и датским физиологом Ч. Бором (1904г.)[3].

    Здесь я хочу ненадолго задержать внимание читателей на том, как гемоглобин крови связывает атмосферный кислород и как передает его тканям организма. При большом парциальном давлении кислорода гемоглобин (НЬ) соединяется с кислородом, образуя оксигемоглобин (НЬО2), а при низком парциальном давлении кислорода гемоглобин отдает присоединенный ранее кислород. Всю эту цепочку можно записать в виде обратимой химической реакции:

    НЬ + О2 <-> НЬО2

    При каждом данном парциальном давлении кислорода существует определенное количественное соотношение между гемоглобином и оксигемоглобином. Если построить график зависимости количества оксигемоглобина от парциального давления кислорода, то мы получим кривую кислородной диссоциации, которая будет показывать каким образом эта реакция зависит от парциального давления кислорода. Более подробно о самом парциальном давлении говорится чуть ниже в этой главе.

    Но на кривую кислородной диссоциации оказывает влияние не только парциальное давление кислорода. Существенное влияние оказывает и рН крови, то есть тот самый эффект Вериго-Бора, речь о котором шла чуть выше.


    ??? - Рисунок - ???


    Рис 2.2. Кривые кислородной диссоциации для крови голубя (по Лутцу и др., 1973.)


    I — кривая, полученная при нормальных для организма птицы условиях при рН 7,5;

    II — кривая, полученная при всех тех же условиях, но со сдвигом рН с 7,5 до 7,2.

    На рис 2.2 изображены две кривые кислородной диссоциации, которые получены для одной и той же крови и при нормальных условиях по парциальному давлению, но при разных значениях рН крови. Первое, на что я хочу обратить внимание читателей при анализе рис. 2.2 — это на то обстоятельство, что при различных значениях рН полное насыщение крови кислородом происходит при значительно меньшем парциальном давлении кислорода, чем оно реально существует на уровне моря или просто на равнинной местности.


    А это означает, что нас не должна особенно волновать проблема насыщения нашей крови кислородом, по сути мы всегда имеем полное насыщение крови кислородом, если только мы не живем высоко в горах. А вот другая проблема — отдача кислорода тканям — нас должна особенно беспокоить. Очень часто наша кровь возвращается в легкие, не истратив даже 50% запасенного в ней кислорода. И в таком случае нам может помочь эффект Вериго-Бора. Например, при парциальном давлении кислорода в крови равном 40 мм. рт.ст. с рН 7,2 (по рис. 2.2) кровь может отдать 60% связанного кислорода, а та же кровь с рН 7,5 только 30%. Ясно, что для организма более благоприятна кровь с рН 7,2, чем с рН 7,5.

    Физиологическое значение эффекта Вериго-Бора было отмечено многими исследователями. А упоминавшийся уже в этой главе русский ученый П. М. Альбицкий выдвинул даже гипотезу (1911г.), согласно которой парциальное давление углекислого газа в крови является важнейшим регулятором интенсивности окислительных процессов в тканях. Отсюда легко вытекает вывод, что при снижении в крови парциального давления углекислого газа нам следует ожидать нарушения обменных функций в организме и последующих всевозможных болезней.

    Как видим, автор метода ВЛГД через полвека повторил гипотезу Альбицкого, но в то же время и предложил способ удержания углекислого газа в организме, чего не сделал Альбицкий. Конечно, самое интенсивное вымывание углекислого газа из организма происходит при глубоком дыхании. Поэтому Бутейко и решил волевым методом воспрепятствовать такому дыханию.

    Многое мы делаем волевыми усилиями: и бегаем мы благодаря волевому преодолению своей лени, и физзарядкой мы занимаемся тоже благодаря волевому воздействию на самого себя, и точно так же мы обливаемся холодной водой, и точно так же мы достигаем волевыми усилиями всего и вся, чего хотим, поэтому нет ничего удивительного и в волевом управлении своим дыханием. Другое дело — многое ли нам дает такое волевое воздействие на дыхание? Возможно, все же следует найти причину самого глубокого дыхания и воздействовать на нее? Объяснение Бутейко причины глубокого дыхания нас не устраивает, так как оно бездоказательно. Как, например, связать переедание мяса или молока с глубоким дыханием? Или как леность, продолжительный сон или привычка к алкоголю приводят к глубокому дыханию? А что у детей считать причиной того же глубокого дыхания?

    Вопросы эти не праздные уже потому, что если знать истинную причину глубокого дыхания, то тогда можно воздействовать на нее и в результате дыхание нормализуется. А если причина такого дыхания нам неизвестна, то тогда мы не в состоянии будем ее устранить и вынуждены будем прибегнуть к воздействию на само дыхание, что нам и предлагает Бутейко. Глубокое дыхание по его мнению является причиной многих болезней. Но мы не можем определить причину самого глубокого дыхания, а поэтому волевыми усилиями гасим глубину дыхания. Так родился метод волевой ликвидации глубокого дыхания. Ничего предосудительного в нем нет — не так быстро нам удается найти причину того или иного явления.

    И по-прежнему у нас нет ответа и на вопрос — в чем причина глубокого дыхания, и на вопрос — почему мы испытываем кислородное голодание при нормальном насыщении крови кислородом? Ответом на последний вопрос может служить эффект Вериго-Бора, согласно которому при снижении концентрации углекислого газа в крови возрастает сродство кислорода с гемоглобином, что затрудняет переход кислорода в ткани организма. Но такой ответ будет не совсем точным, так как сродство гемоглобина с кислородом зависит не просто от концентрации углекислого газа в крови, а от концентрации ионов водорода в ней. Поэтому следует считать, что только недостаточное подкисление крови может быть причиной гипоксии всего организма при полном насыщении гемоглобина кислородом.

    И если причиной гипоксии всего организма может быть относительно высокая щелочность крови, то и причиной глубокого дыхания тоже может быть испытываемое организмом кислородное голодание. Но более подробно все детали этого явления мы рассмотрим немного позже.

    АТФ - УНИВЕРСАЛЬНОЕ КЛЕТОЧНОЕ ГОРЮЧЕЕ

    И снова мы возвращаемся к энергетике клетки. Вспомним, что клетка — это отдельный микромир, имеющий четкие границы, внутри которых существует непрерывная химическая активность и непрерывный поток энергии. В переносе энергии от энергодающих химических реакций к процессам, идущим с потреблением энергии (которые собственно и составляют работу клетки), принимает участие АТФ (аденозинтрифосфат), выполняющий очень важную роль носителя энергии в биологических системах.

    Как же образуется универсальное клеточное горючее — знаменитый АТФ?

    Ответ на этот вопрос можно найти в статье Л. И. Верховского, имеющей, на мой взгляд, символическое название — "Кажется, рождается биопротоника (Химия и жизнь, 1990г., №10). Я перескажу здесь очень кратко лишь ту часть этой статьи, где речь идет о протонах (или назовите их ионами водорода).

    Известно, что наружная мембрана клеток поддерживает не только разность в концентрации отдельных веществ внутри и снаружи клеток, но также поддерживает и разность электрических потенциалов.

    Предложенная лауреатом Нобелевской премии Питером Митчеллом теория образования АТФ утверждает, что при окислении жиров и углеводов ферментами дыхательной цепи через мембрану переносятся электрические заряды, а затем созданный мембраной электрохимический градиент протонов используется другим ферментом — АТФ-синтетазой, которая присоединяет к АДФ (аденозиндифосфат) неорганический фосфат:

    АДФ + Фн <-> АТФ + Н2О

    Эта реакция, но только со стрелкой, направленной справа налево, называется реакцией фосфорилирования, то есть реакцией переноса и присоединения еще одной фосфатной группы к аденозинди-фосфату. Аденозиндифосфат отличается от аденозинтрифосфата тем, что в нем находится две фосфатные группы, а в АТФ — три. На присоединение еще одной фосфатной группы к АДФ затрачивается энергия, которая и запасается в АТФ. Такое накопление энергии в АТФ достигается благодаря сопряжению реакции фосфорилирования с реакциями окисления. Получается, и это уже твердо установлено, что мембранный потенциал (а он возможен только при наличии достаточной концентрации ионов водорода в межклеточной жидкости, то есть при достаточном подкислении крови — прим. Н. Д.) — это связующее звено окисления и фосфорилирования.

    И поэтому своеобразная гипоксия клеток может возникать и при резко выраженном разобщении процессов окисления и фосфорилирования в дыхательной цепи. Потребление клетками кислорода при этом может даже возрастать, однако значительное увеличение доли энергии, рассеиваемой в виде тепла, приводит к энергетическому обесцениванию клеточного дыхания. Возникает относительная недостаточность биологического окисления, при которой, несмотря на высокую интенсивность функционирования дыхательной цепи, образование АТФ не покрывает потребности в них клеток, и последние находятся по существу в состоянии гипоксии.

    Приведенная выше реакция синтеза — гидролиза АТФ говорит нам не только о том, как образуется АТФ, но и как из него высвобождается в нужный момент энергия. И управление этой реакцией и влево, и вправо осуществляется с помощью протонов, которые перекачиваются протонными насосами или внутрь клетки, или наружу из нее. А эффективность работы этих насосов и энергообеспечение клеток при этом опять-таки будет зависеть от концентрации ионов водорода в крови.

    ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ МЕТОДА ВЛГД

    И вновь мы возвращаемся к задержке дыхания по методу ВЛГД. Теперь мы уже точно можем сказать, что организму нужен не сам по себе углекислый газ, а нужны ионы водорода, рождаемые углекислотой или любой другой кислотой. Но так как в организме постоянно имеется углекислота, то и подкисление крови осуществляется преимущественно ею. Это самый простой способ подкисления крови, но и самый неэффективный, так как углекислота слабо диссоциирует и не всегда она может создать должный уровень подкисления. Этот факт признает и Бутейко, когда говорит, что его методу больше подвластны острые формы болезни. И ясно почему — небольшим подкислением крови с помощью задержки дыхания удается снять остроту болезни, но не ликвидировать саму болезнь, так как для полного выздоровления не удается создать необходимого уровня подкисления с помощью углекислоты, задержанной в организме в результате неглубокого дыхания.

    Это подтверждают и институты, проводившие проверку эффективности метода ВЛГД.

    Так нам постепенно удалось выяснить главное, что не сам по себе углекислый газ нужен организму, а только производимое им подкисление крови, а точнее, нужны только ионы водорода.

    Приблизились мы и к ответу на вопрос — в чем причина глубокого дыхания?

    ПРИЧИНА ГЛУБОКОГО ДЫХАНИЯ

    Причиной глубокого дыхания следует считать постоянное кислородное голодание всего организма — в результате дыхательный центр выдает команду на интенсификацию дыхательных движений. Возникающая при этом гипервентиляция легких приводит к вымыванию углекислого газа из крови, вследствие чего понижается концентрация ионов водорода в крови. А снижение концентрации ионов водорода в крови повышает сродство кислорода с гемоглобином и тем самым затрудняется переход кислорода из крови в ткани.

    Таким образом, круг замыкается — кислородное голодание организма приводит к гипервентиляции легких, а последняя приводит к сдвигу реакции крови в щелочную сторону, а такая реакция приводит к уменьшению высвобождения кислорода из гемоглобина и организм получает еще меньше кислорода. И в итоге продолжается глубокое дыхание.

    Но организму неведомо то, что следует только повысить кислотность крови и в результате гемоглобин высвободит больше кислорода. Нет, организм сориентирован только на забор кислорода из атмосферного воздуха и поэтому он постоянно держит палец на кнопке кислород и мы продолжаем по-прежнему глубоко дышать, испытывая при этом кислородное голодание.

    И мы должны быть благодарны автору метода ВЛГД, что он предложил нам волевым усилием уменьшить глубину дыхания и таким образом бороться с гипоксией на этапе, когда нам неведома еще была причина этого явления. Но продолжать и сегодня считать, что в методе ВЛГД кардинально решены многие проблемы здравоохранения — это уже заблуждение.

    ПРИЧИНА ПОВЫШЕННОЙ ЩЕЛОЧНОСТИ КРОВИ

    Итак, мы пришли к выводу, что глубокое дыхание является следствием кислородного голодания организма. А кислородное голодание является следствием чрезмерной щелочности крови. А что же является причиной повышенной щелочности крови? На первый взгляд кажется, что для необходимого уровня подкисления крови в ней нет достаточного количества углекислого газа.

    Но это только так кажется. В действительности картина подкисления крови выглядит гораздо сложнее. Имеющегося в крови углекислого газа могло бы хватить для оптимального подкисления крови, если бы этому не препятствовала очень большая емкость буферной системы крови. Поэтому, понизив емкость буферной системы крови, мы могли бы сдвинуть реакцию крови в кислую сторону и без метода ВЛГД, более того, мы таким образом могли бы поддерживать оптимальную реакцию крови и обеспечивать себе безболезненную жизнь. Но, возможно, и буферная емкость крови тоже от чего-то зависит? Попытаемся все это выяснить.

    БУФЕРНАЯ СИСТЕМА КРОВИ

    Буферными называют системы (или растворы), рН которых не изменяется при прибавлении небольшого количества кислоты или щелочи. Буферные растворы содержат компоненты, диссоциирующие с образованием одноименных ионов, но отличающиеся друг от друга степенью диссоциации. В нашем случае это слабая угольная кислота и ее соль. В крови образуется карбонатная буферная система, состоящая из НзСОз и Са(НСОз). Компоненты этой системы диссоциируют следующим образом:

    Н2СО3 <н> Н + НСО3, Са(НС03)2 » Са2+ + 2НСО3

    Гидрокарбонат кальция — сильный электролит и поэтому диссоциация угольной кислоты (слабого электролита) будет подавлена в результате наличия в крови большого количества ионов НСОз-, образующихся при диссоциации гидрокарбоната кальция. Таким образом, имеющаяся в крови угольная кислота не будет диссоциировать и не будет подкисливать кровь. Кроме того, сам гидрокарбонат кальция при диссоциации дает щелочную реакцию.

    Величина рН буферного, раствора зависит не от концентрации кислоты и ее соли, а от их соотношения. Поэтому, чтобы повысить подкисление крови, необходимо изменить соотношение в компонентах буферной системы: или попытаться увеличить содержание углекислоты в крови, что и делается при задержке дыхания (но эти возможности, как уже говорилось выше, не очень велики), или же принять меры к снижению второго компонента буферной крови, то есть попытаться понизить содержание гидрокарбоната кальция в крови (это следует понимать как снижение уровня кальция в крови), что более эффективно по сравнению с задержкой дыхания сказывается на подкислении крови и вполне выполнимо.

    ОПТИМАЛЬНАЯ РЕАКЦИЯ КРОВИ

    Надо полагать, что организм нормально функционирует только при оптимальной реакции крови. Но какую реакцию крови следует считать оптимальной — это нам еще предстоит выяснить, хотя кажется, что и выяснять здесь нечего — в медицине прочно укоренилось понятие о кислотно-щелочном равновесии в крови, откуда логически вытекает, что кровь должна быть и не кислой, и не щелочной, а только нейтральной. Но в действительности все обстоит далеко не так и подтверждением тому служит и метод ВЛГД, который направлен на сдвиг реакции крови в кислую сторону. У большинства людей, как известно, рН артериальной крови равен 7,4, а венозной — 7,35. Как видим, ни та, ни другая кровь не является нейтральной, а только щелочной. Но в медицинской литературе все еще продолжается нещадная эксплуатация термина КЩР — кислотно-щелочного равновесия, хотя такого равновесия в организме нет. Справедливости ради надо сказать, что в последнее время стали говорить и о кислотно-щелочном балансе в организме, и о кислотно-щелочном состоянии крови, что более точно отражает истинное состояние крови, но мне кажется, что следует говорить просто о реакции крови и выяснить какая же реакция может быть самой благоприятной для нашего организма. А о кислотно-щелочном равновесии следует просто забыть — нет такого состояния крови в организме человека, как и нет никакого механизма для осуществления такого равновесия, хотя для поддержания постоянства некоторой величины реакции крови в организме имеются соответствующие механизмы: это и буферная система крови, и почки, и легкие. Но мы уже знаем, что эта величина — не нейтральная реакция крови и тем более не оптимальная.

    В медицинской литературе сегодня невозможно найти ясного ответа на довольно трудный вопрос — какой же должна быть оптимальная реакция крови у человека? Реакцию крови, равную 7,4, в которой говорилось чуть выше, никак нельзя считать оптимальной. Это всего лишь сложившаяся по ряду причин такая реакция крови. И множество болезней, сопутствующих такой реакции крови, является наглядным подтверждением тому, что это не оптимальная реакция крови. Мне кажется, что около 90% всех усилий медицины сегодня направляется на ликвидацию негативных последствий именно такой неблагоприятной для организма человека реакции крови.

    Повторю еще раз, что вопрос об оптимальной реакции крови — это очень трудный вопрос. Возможно, что в правильном ответе на него и заложены истоки нашего здоровья.

    Если мы откроем популярную у нас книгу Поля Брэгга "Чудо голодания", то найдем в ней такие слова: Наша кровь должна иметь щелочную реакцию, а у большинства из нас она проявляет кислую реакцию.

    Сразу скажу, что в вопросе реакции крови Брэгг ошибался (более подробно об этом говорится в следующей главе), большинство людей имеют щелочную кровь, а не кислую. Но кислая кровь тоже бывает. И это не больные люди имеют такую кровь, а даже более здоровые, чем люди со щелочной кровью. И это по большей части долгожители и проживают они в районах с повышенным числом долгожителей.

    Как видите, не так просто ответить на вопрос — какую реакцию крови следует считать оптимальной? Поэтому попытаемся постепенно и более подготовленно подойти к решению этого вопроса, тем более, что для большинства читателей это новое понятие, которое они, по-видимому, никак не связывают с состоянием своего здоровья. А кроме того, если сейчас будет названа цифра оптимальной реакции крови, то как воспользоваться этой информацией неподготовленному читателю, ведь мы не в состоянии каждодневно определять реакцию крови. Но косвенно, по состоянию своего самочувствия и по некоторым другим признакам мы можем чуть ли не ежечасно судить в какую сторону — кислую или щелочную — сдвигается реакция нашей крови. То есть реакция крови не является каким-то отвлеченным понятием, нет, она постоянно связана с состоянием нашего здоровья.

    А точнее следует сказать, что состояние нашего здоровья имеет непосредственную связь с реакцией нашей крови.

    Например, когда у нас плохое самочувствие или болит голова — это следствие сдвига реакции крови в щелочную сторону. Вот в таких случаях Бутейко и советует дышать поверхностно, неглубоко, чтобы поднакопить в организме углекислый газ и тем самым подкислить кровь. Но такое действие — всего лишь полумера на пути к настоящему здоровью, а поэтому нам столь важно поподробнее изучить все явления, оказывающие влияние на реакцию крови.

    Учитывая тот несомненный факт, что главную роль в подкислении нашей крови природа отвела все же углекислому газу, а также и то обстоятельство, что все законы химии в равной мере применимы и для органического, и для неорганического мира, мы в наших поисках оптимальной реакции крови будем полагаться на то, что и в крови основная карбонатная система состоит из свободной угольной кислоты и гидрокарбонат-ионов. И в таком случае неравенство (2.1) будет говорить нам о том, что в крови содержится мало свободной угольной кислоты, но много ионов кальция и гидрокарбонат-ионов. В результате равновесие такой системы будет смещаться вправо с разрушением гидрокарбонат-ионов и образованием свободной угольной кислоты и карбонат-ионов. Последние будут взаимодействовать с ионами кальция, которые в избытке будут находиться в крови, образуя труднорастворимый карбонат кальция, который и будет откладываться то в суставах, то в артериях, а мы при этом будем только недоумевать почему это у нас везде откладываются соли. И если учесть, что мы живем при постоянном избытке кальция у нас в крови и со щелочной реакцией ее, то все призывы пополнять наш организм кальцием сводятся только ко все большему и большему отложению его солей в нашем организме (как, например, это происходит в озере Севан).

    Когда умер писатель Максим Горький (в 68 лет), то выяснилось, что все легкие у него были забиты солями кальция. Это тот вроде бы безобидный кальциноз, который обнаруживается почти у каждого взрослого человека при рентгеновском снимке легких.

    А когда умер Ленин (в 54 года), то обнаружилось, что мозг его был полностью закальцинирован.

    Всем медицинским работникам хорошо известно, что отложения солей кальция в кровеносных сосудах делают их неимоверно хрупкими.

    И все эти случаи избыточного накопления солей кальция в организме человека происходят по причине неравновесного состояния свободной угольной кислоты с гидрокарбонат-ионами по неравенству (2.1), а само неравновесное состояние является следствием повышенного содержания ионов кальция в крови.

    Хорошей иллюстрацией к неравенству (2.1) может служить, на мой взгляд, следующая цитата из книги Ю. Андреева Три кита здоровья:

    ...по какому-то стечению обстоятельств я обладаю возможностью диагностировать людей, не прикасаясь к ним. За время, что мне пришлось заниматься такого рода диагностикой, сотни и сотни людей прошли через меня. Поэтому-то я смею весьма категорично возразить некоторым постулатам официальной медицины, и вот в каком плане. Все знают, что заболеванием номер один, как утверждает медицина, болезнью, уносящей больше человеческих жизней, является онкология (в ее различных вариантах). Медицинская статистика показывает, что на втором месте находятся сердечно-сосудистые заболевания, а на третье место сейчас, в связи с экологической обстановкой в мире, выходят аллергические заболевания. Так вот, все это не совсем так. Болезнью номер один является общее загрязнение человеческого организма.

    Что я понимаю под этим? Практически, кого ни посмотришь, видишь отложения солей на суставах даже у самых молодых людей. Кого ни посмотришь — склерозированные сосуды. Почти кого ни посмотришь (из ста человек девяносто восемь) — сигналит забитая всякой дрянью печень, поддерживаемая камнями в желчном пузыре. Практически каждый второй диагностируемый дает сигналы со стороны почек. То есть, когда я принимаю подобные картины, я ощущаю, насколько загрязнен человек изнутри. Он может каждый день чистить зубы, мыть шею, но он загрязнен изнутри, и это внутреннее зашлакование его организма становится все тяжелее и гуще с каждым годом. А уже дальше дело сугубо индивидуальное, у кого какие будут последствия от этой грязи, у кого что получится. Один заболеет онкологически, другой станет склеротиком, третий будет мучиться аллергиями и т. п.

    Короче говоря, у кого что слабее, тот тем и заболеет. Повторяю: болезнь номер один человечества — это общее зашлаковывание человеческого организма.

    Все, о чем говорится в этой цитате, является, по моему мнению, следствием только высокой концентрации ионов кальция в крови. А высокое содержание кальция в крови обеспечивает нам щелочную реакцию крови, при которой соли кальция становятся менее растворимыми и легко выпадают в осадок. Более подробно об отложениях солей в организме и о так называемом зашлаковании последнего говорится в 3-ей, 5-ой, 10-й, 12-й, 13-й и 16-ой главах этой книги.

    Посмотрим еще, что говорил Джарвис по поводу отложения солей кальция в организме.

    Как показывают наблюдения, кальций растворяется в кислоте и выпадает в осадок в щелочной среде. В крови содержится 1/4 часть внеклеточной жидкости организма. Она имеет слабощелочную реакцию. В условиях дальнейшего повышения щелочности сверх нормы кальций выпадает в осадок и откладывается в тканях.

    Как видим, отложения солей кальция в организме были замечены уже давно.

    Хочу обратить внимание читателей также на то, что по мнению Джарвиса кровь в норме имеет слабощелочную реакцию. Кроме того, он так и не пришел к выводу, что кальция может быть просто очень много в крови. Наоборот, в его книге "Мед и другие естественные продукты" мы находим рекомендации как можно увеличить и потребление, и усвоение кальция. Но, как мы уже знаем, высокий уровень кальция в крови является следствием высокого потребления кальция и с продуктами питания, и с жесткой питьевой водой.

    Если же свободной угольной кислоты будет больше, чем необходимо для состояния равновесия —  Са2+ + 2НСО3- < СО2 + СаСО3 + Н2О (2.2), то часть ее будет взаимодействовать с карбонатом кальция и переводить его в растворимый гидрокарбонат. И в таком случае накопившиеся в нашем организме отложения солей начнут растворяться и постепенно выводиться из него, а наши суставы будут становиться более подвижными.

    Так мы из чисто теоретических рассуждений выяснили и причину отложения солей кальция во многих наших органах, и возможные пути избавления от этих отложений.

    Продолжим поиски величины оптимальной реакции крови. Мы уже видели, что при незначительном содержании в крови свободной угольной кислоты происходит отложение солей кальция в организме, а при повышенном содержании этой кислоты, наоборот, уже отложившиеся соли кальция начинают растворяться. По-видимому, для организма более благоприятна вторая ситуация, когда в крови будет достаточно много свободной углекислоты. Но нас в данный момент интересует тот случай, когда в крови наступает равновесное состояние между свободной угольной кислотой и гидрокарбонатами:

    Са2+ + 2НСО3 - СО2 + СаСО3 + Н2О (2.3)

    По этому равенству мы видим, что соотношение между СО2 и НСО3-в таком случае будет равно 1:2 (а при рН крови 7,4 это соотношение равно 1:20). По рис. 2.1 такое соотношение между свободной угольной кислотой и гидрокарбонатами будет соответствовать реакции крови, равной 6,9. Такую величину и следует считать оптимальной реакцией крови.

    Кстати, отношение Н+/ОН- в этом случае будет равно 5/3, а при рН 7,4, которая в настоящее время считается вполне нормальной реакцией крови, отношение ионов водорода к гидроксид-ионам (Н+/ОН-) равно 5/30. И абсолютное число ионов водорода при переходе от реакции крови 7,4 к 6,9 увеличивается в три раза. Ионов водорода, таким образом, становится достаточно для нормального функционирования всех систем организма.

    Теперь мы видим какая прослеживается связь между низким содержанием кальция в природных водах районов долгожительства и низким уровнем кальция в крови жителей этих районов с оптимальной реакцией крови. Низкое потребление кальция способствует созданию только небольшой емкости буферной системы, что позволяет имеющемуся в организме углекислому газу подкисливать кровь до оптимального уровня. И, обобщая сказанное и в предыдущей главе, и в этой, мы можем сделать вывод, что здоровью и долголетию способствует оптимальная реакция крови. С помощью такой реакции крови мы в полной мере можем решить проблему обеспечения всего организма кислородом, то есть полностью решить энергетическую проблему организма — и это будет залогом нашего здоровья и долголетия.

    ПОДКИСЛЕНИЕ КРОВИ

    Вначале хочу сказать еще несколько слов и об углекислом газе, и об оптимальной реакции крови. По-видимому, всем читателям уже стало ясно, что имеющегося у нас в крови углекислого газа вполне может быть достаточно для поддержания в ней при определенных условиях оптимальной реакции. Бутейко же предлагает повышать концентрацию углекислоты в крови неглубоким дыханием, сдвигая таким способом реакцию крови в кислую сторону. Но можно, оказывается, пойти и иным путем — путем снижения концентрации ионов кальция в крови. При снижении концентрации ионов кальция в крови мы одновременно снижаем в ней и концентрацию тех гидрокарбонат-ионов, которые дает диссоциация гидрокарбоната кальция. На их место тут же приходят гидрокарбонат-ионы, которые появляются при дополнительной диссоциации угольной кислоты. Но при дополнительной диссоциации угольной кислоты повысится и концентрация ионов водорода в крови, что нам и необходимо.

    Величина оптимальной реакции крови говорит нам прежде всего о наиболее благоприятном для нашего организма соотношении между ионами водорода (Н+) и гидроксил-ионами (ОН-). Поэтому для нас в принципе должно быть безразлично с помощью какой кислоты мы достигнем необходимой нам концентрации ионов водорода в крови — или угольной, или уксусной, или какой-то другой кислоты. Угольной кислотой нас наделила сама природа и ее мы никак не можем исключить из перечня кислот, с помощью которых мы можем подкисливать кровь, даже если бы и хотели это сделать. Другое дело, что не всегда эта кислота может обеспечить необходимую нам реакцию крови. И в таком случае для достижения оптимальной реакции крови мы должны прибегнуть или к резкому ограничению потребления кальция, или к дополнительному подкислению крови другими кислотами. Дополнительное подкисление самой угольной кислотой возможно только путем задержки дыхания (метод ВЛГД), но, к сожалению, он не обеспечивает необходимого уровня подкисления.

    Правомерность применения термина подкисление крови очевидна уже из того факта, что у большинства людей реакция крови равна 7,4, а необходима 6,9. Следовательно, мы должны увеличить в крови концентрацию ионов водорода, т.е. должны подкислить кровь.

    Подкисливать кровь можно практически любой органической кислотой, кроме щавелевой.

    Почему нельзя подкисливать щавелевой кислотой?

    Потому, что эта кислота, соединяясь с кальцием, образует щавелевокислый кальций, который совершенно не растворяется в воде и выпадает в осадок. В организме щавелевокислый кальций встречается в виде мельчайших кристалликов, которые выводятся с мочой. Но иногда эти кристаллики срастаются в твердые и нерастворимые камни, которые закупоривают протоки, ведущие из почек в мочевой пузырь. Появление таких камней в почках вызывает сильнейшие боли и нередко для их удаления приходится делать операцию.

    Во многих растениях, например, в щавеле, шпинате и ревене, содержится довольно много щавелевой кислоты. В листьях ревеня ее настолько много, что ими можно даже отравиться. А в стеблях ревеня ее значительно меньше и стебли можно есть безбоязненно. Но такие растения с повышенным содержанием щавелевой кислоты мы употребляем все же не так часто и поэтому не о них идет речь. А речь идет о том, что нельзя постоянно пользоваться щавелевой кислотой для подкисления крови.

    Дополнительное подкисление крови всевозможными кислотами следует рассматривать всего лишь как вспомогательное действие по поддержанию, оптимальной реакции крови. Основное же внимание должно быть направлено на снижение уровня кальция в крови.

    Дополнительное подкисление крови необходимо и в тех случаях, когда употребление некоторых продуктов ведет к ощелачиванию крови — об этом более подробно говорится в 8-ой главе. Кроме того, дополнительное подкисление крови во многих случаях бывает и единственным, и самым приемлемым методом укрепления нашего здоровья. Этому и будет посвящена следующая глава.

    На этом можно было бы поставить точку и закончить эту главу, но мне кажется, что в таком случае читатели не получат ответов на некоторые вопросы, прозвучавшие в этой главе.

    ПОЧЕМУ МЯСНЫЕ И МОЛОЧНЫЕ ПРОДУКТЫ СПОСОБСТВУЮТ ГЛУБОКОМУ ДЫХАНИЮ?

    Подчеркну еще раз, что причиной глубокого дыхания следует считать постоянное кислородное голодание всего организма. Этому способствует и высокий уровень кальция в крови, и большая буферная емкость крови, и связанная со всем этим повышенная щелочность крови. А в щелочной крови увеличивается связь гемоглобина с кислородом, что в итоге и является причиной кислородного голодания всех клеток организма, а последнее непосредственно и приводит к глубокому дыханию.

    Экспериментально уже давно доказано, что отказ от молочных продуктов значительно облегчает сдвиг реакции крови в кислую сторону. Вероятно, и Бутейко на основании этих данных предлагает своим больным, применяющим его метод, полностью отказаться от всех молочных продуктов. Этот пример также подчеркивает малую эффективность одного лишь неглубокого дыхания в чистом виде без отказа от молочных продуктов, которые дополнительно ощелачивают кровь (более подробно о молочных продуктах говорится в 7-ой главе).

    Говорилось в этой главе также и о том, что по мнению Бутейко мясо и рыба способствуют глубокому дыханию. Все это верно, жаль только, что Бутейко не указал механизм связи этих продуктов с глубоким дыханием. А он в сущности очень прост, если исходить из позиции, что щелочная кровь более прочно связывает кислород с гемоглобином и этим препятствует нормальному обеспечению всего организма кислородом, в результате чего и возникает глубокое дыхание. Мясо и рыба, или просто белковые продукты, ощелачивают кровь (более подробно об этом говорится в 8-ой главе), а поэтому и вызывают глубокое дыхание.

    Но это не означает, что от мяса и рыбы необходимо отказаться. Ничего подобного. Необходимо просто знать, как можно легко преодолеть негативные последствия белковой пищи. Жители Якутии, например, не обременены глубоким дыханием, а ведь рацион питания них в основном состоит из рыбы и мяса, а также и жиров. И Якутия по относительному числу долгожителей занимала четвертое место бывшем Советском Союзе, а на третьем была Абхазия. Но негативно действие белковой пищи (ощелачивание крови) у якутов преодолевается кислой кровью — это и вода с низким содержанием кальция, и полное отсутствие молочных продуктов, и подкисление крови кетоновым телами (смотрите об этом в 8-ой главе).

    В Абхазии живут тоже не вегетарианцы, а большие любители мясной пищи, но у них тоже природная вода содержит очень мало кальция, да к тому же абхазцы имеют хорошую привычку запивают мясные блюда сухим кислым вином. И, таким образом, производимое белковой пищей ощелачивание крови они ликвидируют подкислением последней кислотами, содержащимися в вине.

    И в Индии существует обычай закусывать мясные блюда ломтиками лимона. Как видите, ничего нового в этом мире нет, все давно известно, только не систематизировано или не приведено к одному знаменателю. А знаменатель этот — оптимальная реакция крови.

    ПОЧЕМУ НАМ ВРЕДНЫ ЩЕЛОЧНЫЕ ВОДЫ

    В этой главе говорилось и об особой чувствительности дыхательного центра к гидрокарбонат-иону (НСОз-) — при введении в кровь бикарбоната натрия, который диссоциирует на ионы Ма+ и НСОз-возникает усиление дыхания. Последнее возникает, конечно, не по причине особой чувствительности дыхательного центра к гидрокарбонат-ионам, а только потому, что бикарбонат натрия ощелачивает кровь и организм начинает испытывать кислородное голодание, отчего и усиливается дыхание.

    Обратите внимание на людей, которые постоянно пользуются минеральными водами (а это в абсолютном большинстве щелочные минеральные воды). Так вот, те люди, которые предпочитают в качестве питьевой воды использовать минеральные воды, как правило, имеют избыточный вес и непременно страдают одышкой. Почему они страдают одышкой — это теперь должно быть ясно всем — они ощелачивают свою кровь минеральными водами и этим ухудшают снабжение организма кислородом. И полные они тоже потому, что кровь у них щелочная. Более подробно об этом говорится в 8-ой главе.

    Возьмите любую минеральную воду и посмотрите на ее химический состав — каждая такая вода характерна высоким содержанием НСОз-, а этот анион гасит ионы водорода у нас в крови и тем самым ощелачивает кровь. Даже для больных людей применение большинства минеральных вод можно поставить под сомнение, но если говорить о предупреждении болезней, а проще — о сохранении здоровья, то минеральные воды ни в коем случае нельзя использовать. На мой взгляд, они могут применяться только по рекомендации врача и под его наблюдением.

    Хорошая питьевая вода должна содержать не более 6О мг/л НСОз- (более подробно об этом говорится в 4-ой главе).

    ЛЕГКО ЛИ ЧЕЛОВЕКУ ЖИВЕТСЯ В ГОРАХ?

    А в заключение мы рассмотрим легко ли живется человеку в горах в условиях пониженного атмосферного давления — вспомните как в начале этой главы я приводил утверждение Бутейко о том, что обилие кислорода даже вредит организму, что люди, живущие на уровне моря, находятся в среде с избытком кислорода и поэтому они чувствуют себя хуже и предрасположены к болезням больше, чем люди, живущие в горах.

    Такую же примерно позицию мы находим и у авторов книги "Резервы нашего организма" Н. Агаджаняна и А. Каткова:

    Умелое использование факторов горного климата, несомненно, может способствовать здоровью, продолжению молодости и жизни человека. Когда-то К. Э. Циолковский мечтал о том, что человечество создаст искусственный горный климат на борту летательных аппаратов, и люди смогут жить в горах, находясь в любой точке Вселенной. Новейшие исследования позволяют убедиться в том, насколько разумна эта идея.

    Мне не удалось найти результаты этих новейших исследований (если они вообще были) и авторы вышеуказанной книги их не приводят, а поэтому о горном климате я могу повторить только то, что уже говорилось в первой главе, а именно, что он не только не способствует долголетию, но может оказывать еще и негативное воздействие на наше здоровье.

    Жить в горах — это прежде всего жить на некоторой высоте над уровнем моря. А основным проявлением высоты для нашего организма является снижение барометрического давления и связанного с ним парциального давления кислорода. Что за этим следует — мы узнаем чуть ниже.

    Первое научное объяснение отрицательного действия факторов, связанных с высотой, принадлежит французскому физиологу П. Беру (1878) и русскому ученому И. М. Сеченову (1879). Ими было показано, что отрицательное влияние высоты на организм в основном обусловлено недостатком кислорода во вдыхаемом воздухе, парциальное давление которого по мере подъема на высоту уменьшается пропорционально снижению общего барометрического давления. Недостаток кислорода во вдыхаемом воздухе приводит к уменьшению оксигенации (соединение кислорода с гемоглобином крови в легких) и, следовательно, приводит к ухудшению снабжения кислородом органов и тканей организма. Многим известна горная болезнь, которая развивается через несколько часов (а иногда и через несколько суток) после подъема в горы. Заболевшие этой болезнью жалуются на головную боль головокружение, тошноту, они испытывают одышку и общую слабость Все это признаки резкого сдвига реакции крови в щелочную сторону А происходит такое ощелачивание крови в результате интенсивной вентиляции легких.

    А как себя чувствуют в горах постоянные жители этих мест? И как вообще происходит адаптация к высокогорным условиям? Об этом будет сказано чуть ниже, а сейчас, мне кажется, следует хотя бы в самых общих чертах обрисовать механизм газообмена в легких. У млекопитающих животных и человека газообмен происходит в альвеолах легких.

    Альвеолы — это пузырьковидные образования, расположенные не стенках дыхательных бронхиол. Они очень маленькие — у человека и> около 700 миллионов. Альвеолы оплетены сетью капилляров, в которых циркулирует кровь. Через стенки альвеол происходит газообмен Площадь контакта капилляров с альвеолами около 90 кв.м. Проницаемость кислорода через стенки альвеол зависит от величины парциального давления кислорода. Чем выше парциальное давление кислорода в альвеолах — тем больше его поступает в кровь. А парциальное давление кислорода в альвеолах прямо пропорционально общему барометрическому давлению.


    Что понимается под парциальным давлением газов?

    Первый закон Дальтона гласит: давление смеси газов, химически не взаимодействующих друг с другом, равно сумме их парциальных давлений. То есть если мы измеряем общее атмосферное давление, то цифра, его выражающая, складывается из тех частей давлений, которые вносятся каждым газом, входящим в состав атмосферы. Больше всего в нашей атмосфере азота — наибольший и вклад этого газа в общее атмосферное давление. Вклад кислорода в общее атмосферное давление значительно меньше вклада азота, но и его в атмосфере достаточно много — 21%. И если бы в нашей атмосфере не было никакого другого газа кроме кислорода, а его было бы столько же, сколько имеется сейчас, то и общее атмосферное давление по величине было бы равно только тому вкладу в нынешнее общее атмосферное давление, которое сегодня вносит в него кислород. Поэтому под парциальным давлением кислорода (или любого другого газа) в газовой смеси атмосферы следует понимать то давление, которое он оказывал бы, если бы он один занимал объем всей газовой смеси.

    На уровне моря атмосферное давление равно 760 мм рт. ст., а парциальное давление кислорода — 160 мм рт. ст., на высоте 2000 м атмосферное давление снижается до 600 мм рт. ст., а парциальное давление кислорода до 125, а на высоте 4000 м — соответственно до 463 и 97.

    Уже по величине парциального давления кислорода на разных высотах можно оценить как снизится поступление кислорода в кровь и как организм начнет испытывать кислородное голодание. Процентное же содержание кислорода в атмосфере Земли на всех высотах (до 60 км.) будет неизменным.

    Так вот, в горах людям живется значительно хуже, чем на уровне моря. От недостатка кислорода замедляется рост детей, а у взрослых увеличивается грудная клетка, чтобы интенсифицировать вентиляцию легких.

    Не акклиматизированные к горным условиям люди при подъеме до высоты 3000 м начинают испытывать физическую слабость, у них пропадает желание двигаться и работать, появляется головная боль, тошнота, а также ухудшается умственная деятельность. А на высоте 6000 м большинство людей едва может выжить. И все это происходит от недостатка кислорода в крови, что является следствием низкого парциального давления кислорода на этой высоте — атмосферное давление равно 380 мм рт. ст., а парциальное давление кислорода только 80.


    Человеку, попавшему в условия высокогорья, требуется длительный период для акклиматизации. Но что мы понимаем под этим термином?

    Очевидно, что в организме должны произойти какие-то физиологические изменения, направленные прежде всего на увеличение фиксации кислорода из атмосферы. И такие изменения происходят — концентрация эритроцитов в крови увеличивается до 8 млн/мм3 (при норме 4,5 — 5,0), что увеличивает общее количество гемоглобина в крови, а следовательно, увеличивается и общее количество связываемого и транспортируемого в крови кислорода при относительно низком его давлении в альвеолярном воздухе. И такая акклиматизация дорого дается человеку. Известны многочисленные случаи, когда люди только дважды в жизни могли перенести такую акклиматизацию, а в дальнейшем не в состоянии были приспособиться к условиям высокогорья. Например, столица Перу город Лима находится на уровне моря, а индейцы племени морокоча, у многих из которых есть родственники в Лиме, живут на высоте 4540 метров над уровнем моря. Зловещей тайной долго оставалась смерть от усиливающихся приступов удушья многих из тех горцев, которые на несколько месяцев спускались к своим родственникам в Лиму, а затем снова поднимались в горы в свой поселок. Все это теперь объясняется очень просто. Акклиматизируясь каждый раз заново к высотной гипоксии, организм индейцев ценой большого напряжения генетического аппарата производил перестройки в одних и тех же клетках органов наибольшего реагирования, а возможности как организма в целом, так и отдельных его клеток не безграничны. В результате у индейцев истощались восстановительные способности клеток, ответственных за акклиматизацию к высоте, у них не вырабатывалось достаточного количества эритроцитов и поэтому они задыхались в атмосфере с пониженным парциальным давлением кислорода.

    Если парциальное давление кислорода в легких у жителей Лимы составляло 147 мм рт. ст., то у жителей поселка Морокочи на высоте 4540 м оно составляло только 83 мм рт. ст.

    Как видим, акклиматизация к высокогорью требует значительной перестройки организма, а следовательно, обедненная кислородом атмосфера представляет собой не комфортные, а наоборот, экстремальные условия для жизни человека.

    Я не ошибся, когда написал - обедненная кислородом атмосфера. Именно так чаще всего и характеризуется высокогорная атмосфера, хотя на самом деле процентное содержание кислорода на любой высоте остается неизменным, а изменяется только его парциальное давление. Но с этим понятием мы все же мало знакомы, нам более понятно процентное содержание газов в атмосфере. Поэтому, чтобы оценить при каком процентном содержании кислорода в атмосфере лучше живется, нам желательно было бы перевести парциальное давление кислорода на разных высотах в процентное содержание на какой-то одной высоте и сравнить условия жизни при разном процентном содержании кислорода в атмосфере.

    Все сравнения хороши только тогда, когда за основу сравнения берется хорошо известный параметр. Если мы несколько упростим нашу задачу и будем считать, что большинство из нас живет на уровне моря, а на этом уровне в атмосфере содержится 21% кислорода и его парциальное давление в таком случае является максимальным, и мы в таком случае не испытываем никаких затруднений по части дыхания и снабжения своего организма кислородом, то тогда, чтобы оценить, как бы нам жилось при меньшем содержании кислорода в атмосфере, нам достаточно было бы парциальное давление кислорода на разных высотах перенести на уровень моря, а точнее, перевести это давление в процентное содержание кислорода на уровне моря. И тогда нам стало бы ясно как на уровне моря мы могли бы почувствовать на себе условия высокогорья. Например, если парциальное давление кислорода на высоте 4540 метров (поселок Морокочи) перенести на уровень моря, то это означало бы, что содержание кислорода на этом уровне снизилось бы с 21% до 10,9%. Вот почему и говорится условно, что атмосфера в горах обеднена кислородом.

    В книге же Н. Агаджаняна и А. Каткова "Резервы нашего организма" мы снова находим такое необоснованное утверждение: Акклиматизация к высокогорному климату — один из эффективных способов профилактики преждевременного старения.

    И что наука, якобы, располагает многочисленными фактами, подтверждающими это. А я продолжаю утверждать, что наука не располагает такими фактами. Наоборот, все факты говорят о трудных условиях жизни в горах. И если в каких-то горах мы находим много долгожителей, то это не благодаря горному климату и вообще высокогорью, а только благодаря местной воде с низким содержанием кальция. Не можем же мы сказать, что в Якутии относительно много долгожителей только благодаря трескучим морозам. Так и в горах — пониженное парциальное давление кислорода является неблагоприятным фактором для жизни людей.

    Привожу еще одну цитату из книги "Резервы нашего организма":

    Препятствием для заселения высокогорных районов является временная утрата способности к деторождению. Например, первый испанец родился лишь спустя 53 года после переселения испанских завоевателей в столицу Перу город Потосси, расположенный в Андах на высоте 3900м. Зато горный климат способствует долголетию. Именно среди жителей гор чаще всего встречаются супердолгожители, перешагнувшие рубеж 150 лет.

    И далее в качестве иллюстрации благодатного воздействия высокогорья на человеческий организм говорится об азербайджанском селе Пирассура, где 152 года прожил Махмуд Эйвазов, пять условий долголетия которого мы рассматривали в 1-й главе.

    Прошу читателей обратить внимание на то, что в приведенной выше цитате не дается объяснения причины временной утраты способности к деторождению, а ведь это должен быть один из факторов, непосредственно связанный с высокогорьем. Не дав никакого объяснения временной утрате способности к деторождению в высокогорье, авторы указанной выше книги с поразительной легкостью и без всякой аргументации утверждают, что эти же условия высокогорья, которые препятствовали деторождению, могут способствовать долголетию.

    Вынужден еще раз пояснить читателям, что в мои планы не входит критика как таковая кого бы то ни было из авторов книг о здоровье. Я хочу лишь выяснить истину и помочь читателям разобраться в противоречивом толковании одних и тех же факторов разными авторами. Попытаемся выяснить суть и в обсуждаемой нами ныне цитате. В этой главе в самом начале уже говорилось, что клетки нашего организма могут выдержать различные уровни кислородного голодания, но делиться при этом они не будут. Более обстоятельно об этом можно прочитать в книге американских ученых К. Свенсона и П. Уэбстера "Клетка" (Мир, Москва, 1980).

    Чуть выше я писал, что в условиях высокогорья дети плохо растут. И этот факт является следствием того, что при кислородном голодании создаются затруднения для клеточного деления. Хотя эти дети и растут в акклиматизированных для них условиях, то есть при повышенной концентрации эритроцитов и у них в крови, и у их родителей, и у их дедов.

    А случай с испанцами, которые поселились на высоте 3900 м и полвека были неспособны к деторождению, объясняется тоже тем, что они долго не могли акклиматизироваться к условиям с таким низким содержанием кислорода. У них тоже акклиматизация шла по пути увеличения содержания эритроцитов в крови, но условия были очень жесткие и лишь третье поколение приспособилось к ним. Испанцы, таким образом, длительное время жили в условиях значительного кислородного голодания. Как же в таких условиях могли делиться клетки человеческого зародыша? И этот факт убедительно подтверждает сделанный нами ранее вывод, что условия высокогорья — это трудные для жизни человека условия. И только теперь читатели смогут представить себе как трудно им пришлось бы жить на уровне моря при условии, что атмосфера на этом уровне содержала бы не 21% кислорода, а всего лишь 12,5% (если перевести парциальное давление кислорода на высоте 3900м в процентное содержание на уровне моря). А в начале этой главы говорилось, что по мнению Бутейко наиболее благоприятной для человека воздушной средой может быть такая, в которой содержалось бы около 7% кислорода. Если воспользоваться нашей методикой перевода парциального давления кислорода на определенной высоте в процентное содержание его на уровне моря, то условия жизни в атмосфере с 7% кислорода будут соответствовать условиям жизни на высоте 8500 метров. А это почти высота Эвереста (8848м). Нам даже не стоит ставить такой вопрос — можно ли жить на высоте Эвереста, так как мы уже знаем, что и на вдвое меньших высотах людям живется нелегко.

    Как видим, условия высокогорья — это трудные условия для жизни человека. А утверждение авторов книги "Резервы нашего организма" о том, что горный климат способствует долголетию, также ничем не аргументировано. И пример с азербайджанским селом Пирассура также не убедителен, так как не указана истинная причина большого числа долгожителей в нем. На Кавказе имеется множество сел, расположенных на высоте 2200м, но они не примечательны по числу долгожителей так, как село Пирассура. Из первой главы мы уже знаем, что причиной большого числа долгожителей в этом селе является их местная природная вода, благодаря которой у жителей этого села снижается емкость буферной системы крови и реакция последней сдвигается в кислую сторону, в результате чего кровь в большом количестве отдает кислород тканям. А в целом высокогорный климат никакой положительной роли здесь не играет, разве что кто-то скажет, — но ведь какой необыкновенной чистоты там воздух. Не менее чистым он бывает и в степях, и в лесах, но что-то я не встречал таких исследований, которые показали бы прямую зависимость продолжительности жизни человека от сверхчистоты воздуха.

    Приходилось мне жить во многих селах Казахстана, в окрестностях которых на сотни верст не было ни одного завода. Чистота воздуха там была необыкновенная, все продукты были экологически чистые, как модно сейчас говорить, ни о каких удобрениях там и понятия не имели, все росло на первозданной земле (это в тех краях когда-то поднимали целинные земли). Главенствовали среди продуктов питания все виды молочных продуктов. И что же в результате? Все болели с детства и до самой старости, которая наступала в 50 — 60 лет, а многие не доживали и до этих лет. И питьевая вода в тех местах содержит очень много кальция (до 150 мл/л), что я установил лишь недавно.

    О чистоте воздуха я пишу в основном для городских жителей, которые часто говорят мне, что вот кабы жить в деревне на свежем воздухе, да еще и пить парное молоко, — вот тогда и здоровье у нас было бы. Уверяю вас, что не в воздухе дело, а тем более не в молоке (о молоке говорится в 7-ой главе). Чистота воздуха является самым малозначимым фактором, оказывающим влияние на наше здоровье. В любом воздухе, которым мы дышим в городе, содержится достаточное количество кислорода. А вредные примеси не бывают столь значительны, чтобы оказывать существенное негативное воздействие на состояние нашего здоровья. Я не рассматриваю в данном случае производственные условия — это уже совсем другое дело. Любой химический завод — это, как правило, вредные условия по воздушной среде, но и там люди могут оставаться здоровыми. Но сколько у нас живописных сел, небольших городков, где воздушная среда сохранилась в первозданном виде. А люди болеют и болеют. И мы уже знаем почему они болеют.

    И снова мы возвращаемся в горы. Село Пирассура в Азербайджане, которое известно нам своим большим числом долгожителей, расположено на высоте 2200м. Это в два раза ниже, чем живут индейцы племени морокоча в Андах. И если кислородные условия на высоте 4500м мы приравнивали к условиям на уровне моря, когда в атмосфере содержалось бы только 10,9% кислорода, то аналогично на высоте 2200м эти условия равноценны 16,4% кислорода на уровне моря. Ясно, что к последним условиям легче акклиматизироваться, чем к более высокогорным. И в Андах, где живут индейцы, и в Талышских горах, где расположено село Пирассура, люди пьют практически одинаковую воду с очень низким содержанием кальция. Эта вода создает кислую реакцию крови, что только улучшает снабжение организма кислородом. И в селе Пирассура такое снабжение организма кислородом приближается, очевидно, к оптимальному, почему там и наблюдается большое число долгожителей. А на высоте более 4000м нигде нет долгожителей — и объяснение этому я вижу в недостаточном снабжении организма кислородом.

    В этой главе уже много раз говорилось, что подкисление крови способствует большему высвобождению кислорода из гемоглобина и тем самым улучшает снабжение организма кислородом. Подтверждением этому выводу служит и такой интересный эксперимент. Мы уже знаем, что Б. Вериго установил зависимость между сродством гемоглобина с кислородом и парциальным давлением углекислого газа в крови (что мы сейчас рассматриваем как зависимость от реакции крови) в 1898 году. Но задолго до этого, еще в 1882г. исследованием дыхания на собаках занимался П. М. Альбицкий (мы уже в третий раз в этой главе встречаемся с фамилией этого русского физиолога). Вот что писал он 17 июня 1882 года в письме жене:

    ... иду сегодня опыт делать — заставлю дышать собаку при 5 процентах СО2. Вероятно, вынесет. Недели через полторы опять с ней буду делать опыты при 5 процентах, оба раза с голодающей. Уже 7 дней, как не ели собаки; повторю опыты на 17 — 20-й день голодания, когда они потеряют в весе процентов 30 — 35. Очень интересно отношение голодающих к кислородному голоданию и его необходимо выяснить. Если Белка перенесет второй опыт так же, как Рыжий, т. е. гораздо легче, чем первый, в чем я почти не сомневаюсь, над третьей собакой поставлю опыт прямо на 20-й день голодания, чтобы не было вопроса о приспособлении (при повторных опытах).

    Говорю, а уверен почти, что привычка тут ни при чем, что суть дела в потере веса, в худобе, в бедности организма жизнедеятельными клетками. Если это подтвердится, это будут хорошие страницы моей работы. Дело в том, что тут может быть много практических указаний, много вопросов практического свойства могут получить иную постановку. Например, как лучше кормить больных, у которых дышит всего какая-нибудь половина одного легкого, — питать ли их усиленно или держать (согласно с мнением старинной медицины) на легонькой пище? Не задаем ли мы, вводя массу питательных веществ больному, организм которого находится в состояния кислородного голодания, лишних передряг и труда отделываться от избытка этих веществ. Не увеличит ли это у него одышки, слабости и т. д. Словом, вопрос интересный, и я рад, что на него натолкнулся.

    В приведенной выше цитате по сути не дается объяснения почему собаки при голодании могут выдержать такую бедную кислородом газовую среду. 5% кислорода на уровне моря имеют такое же парциальное давление, как и в атмосфере Земли на высоте 10 тыс. метров. Хотя Альбицкий и говорит, что суть дела в потере веса, в худобе и в бедности организма жизнедеятельными клетками, но таким образом можно объяснить только частичное снижение потребности организма в кислороде при пассивном голодании.

    Известно, что через две недели голодания потребность в кислороде уменьшается на 40%. Но в опыте Альбицкого речь идет об обеднении газовой смеси кислородом не на 40%, а на 75%. И поэтому выносливость собак к такому низкому содержанию кислорода объясняется не столько снижением их потребности к кислороду, сколько изменением какого-то из параметров их внутренней среды при голодании. Более подробно о голодании говорится в следующей главе, а здесь я лишь отмечу, что при голодании происходит подкисление крови, что и помогает собакам выжить в очень обедненной кислородом газовой среде.

    Альпинисты давно установили, что в горах не столь важен пищевой рацион (на большой высоте организм перестает усваивать любую пищу, кроме самых простых углеводов), сколь необходимо интенсивное подкисление крови. Еда альпинистов в экстремальных условиях — только мед и клюквенный сок. Кислотные свойства клюквенному соку придает в основном лимонная кислота, содержащаяся в нем.

    В рацион высотных экспедиций следует непременно включать кислые продукты — они не только смягчают горную болезнь, но и повышают высотный потолок индивидиума — так сказано в журнале Химия и жизнь (№10, 1983), но механизма связи между кислыми продуктами и высотным потолком не приведено, но мы теперь знаем, что подкисленная кровь легче отдает кислород клеткам организма, а поэтому и легче дышится на больших высотах при подкислении крови.

    Альпинисты неоднократно сообщали, что на тех высотах, где им приходилось жестоко страдать от нехватки кислорода, они видели пролетавших над ними птиц. Почему же птицы не страдали от нехватки кислорода? Сразу надо отметить, что сродство крови к кислороду у птиц примерно такое же, как и у млекопитающих. Но дыхательная система птиц обладает несколько большей эффективностью по связыванию атмосферного кислорода. А главное, на мой взгляд, заключается в том, что все большие перелеты птицы совершают, используя в качестве энергетического сырья жиры. При окислении жиров выделяются кетоновые тела, которые интенсивно подкисляют кровь (смотрите 8-ю главу). А подкисленная кровь легче отдает кислород тканям организма. Поэтому птицы и не испытывают больших затруднений на больших высотах.

    Так и альпинисты на больших высотах не могут обойтись без подкисления крови — вот для чего им необходим клюквенный сок.

    Кислородное голодание можно почувствовать не только в горах, когда резко снижается парциальное давление кислорода, но и на уровне моря. Многие люди даже на уровне моря постоянно живут в условиях гипоксии. Они всегда обременены целым букетом болезней. И основная причина такого состояния этих людей заключается в значительном ощелочении их крови. Так вот, эти люди чувствуют даже незначительное изменение парциального давления кислорода, которое происходит при ухудшении погоды (более подробно об этом говорится в 23-й главе).

    Очевидно, что подкисливать кровь нам необходимо не только высоко в горах, но и на всех остальных уровнях, на которых мы постоянно проживаем. От этого всегда будет зависеть и наше самочувствие, и наше настроение, и наше здоровье, и наше долголетие. Поэтому следующая глава будет полностью посвящена различным способам под-кисления крови.

    А сейчас я хочу ответить еще на несколько вопросов, которые были затронуты нами в этой главе.

    КАК ТРУДНО СДЕЛАТЬ ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР

    В начале этой главы я приводил цитату из книги Ю. А. Мерзлякова "Путь к долголетию" и обещал прокомментировать ее лишь в конце главы, когда нам многое станет ясным о роли углекислого газа и кислорода в нашем организме. В той цитате говорится, что организм стремится не допустить повышенного количества кислорода, так как его избыток организму не нужен, и что для недопущения излишка кислорода в организме сужаются бронхи, спазматируя артерии и т. п.

    А субъективно это противодействие кислороду выражается, как пишет автор книги "Путь к долголетию" в повышении артериального давления, головокружении, головных болях...

    Кратко я могу сказать, что Ю. А. Мерзляков ошибочно интерпретирует очевидные факты. И бронхи сужаются, и спазмы артерий происходят только потому, что в результате гипервентиляции легких увеличивается щелочность крови, но никак не от избытка кислорода в организме. И субъективно щелочная реакция крови проявляется и головокружением, и головными болями. Причине же повышения артериального давления крови в моей книге посвящена отдельная глава (11-я), а здесь я всего лишь в нескольких словах могу сказать, что давление крови повышается не от избытка кислорода, а наоборот, от его недостатка, и прежде всего от недостаточного питания кислородом мозга.

    После прочтения этой главы каждому читателю должно быть понятно, что мы никогда не страдаем от избытка кислорода, наоборот, чаще всего его нам не хватает по тем или иным причинам, в результате чего мы и приобретаем множество болезней.

    А углекислый газ нам необходимо прежде всего выбросить из организма, но попутно мы используем его для подкисления крови. Но подкислить кровь мы можем и любой другой кислотой. В итоге, не слишком умаляя роль углекислого газа в нашем организме, мы должны все же признать, что кислород для нас важнее всего.

    Я представляю как трудно читателям выбрать правильный метод не только оздоровления, но и элементарного поддерживания имеющегося здоровья, читая множество книг по этому профилю. Например, я предлагаю подкисливать кровь, так как со щелочной кровью мы будем склонны к болезням и будем менее активны. И прямо противоположное утверждает В. А. Иванченко в книге "Секреты нашей бодрости" (1988 год). Цитирую:

    К сожалению, до сих пор слабо разработано обоснование применения растений при весенней усталости. В этом смысле стоит остановиться на исследовании эстонского физиолога В. М. Паутс, которая в 1980 г. в своей кандидатской диссертации убедительно доказала необходимость увеличения содержания овощей, фруктов и ягод в весеннее время. По ее данным, весной при низком содержании растительных и преобладании животных продуктов в пище происходит сдвиг кислотно-щелочного равновесия крови в сторону закисления. Так, оказывается, что рН крови весной в среднем 7,383, а осенью — 7,411. Это связано с тем, что мясные, рыбные, молочные продукты образуют в ходе обмена веществ больше кислых метаболитов, чем богатые минеральными веществами растительные продукты.

    Итак, мясные продукты закисляют кровь и способствуют весеннему утомлению. Растительная пища ощелачивает кровь и препятствует весеннему нарушению биоритмов.

    Первое, что мне хотелось бы сказать по поводу содержания этой цитаты, так это то, что разница в рН, равная 0,028, ровным счетом ни о чем не говорит, чуть выше в этой главе мы уже видели, что венозная кровь (рН 7,35) ничем по физиологическому действию не отличается от артериальной крови (рН 7,4), а разность между рН последней и первой крови составляет 0,05. Кровь качественно может измениться только при изменении ее рН на несколько десятых, а не сотых единиц. Но главное, что мне хотелось бы подчеркнуть, так это то, что еще Поль Брэгг считал, что наша кровь должна иметь щелочную реакцию, а у большинства из нас она проявляет кислую реакцию, и что кислую реакцию дают... мясо и рыба, а щелочную главным образом свежие овощи и фрукты. Но он ошибался. У большинства людей кровь, как мы уже знаем, щелочная, а мясо и рыба в действительности ощелачивают кровь, а не делают ее кислой, а овощи и фрукты имеют кислую реакцию и не могут ощелачивать кровь. Обо всем этом подробно говорится в 3-ей и в 8-ой главах. Но Брегг всего этого мог и не знать, но как можно издавать книгу в 1988 году и повторять ошибки Брэгга — это трудно понять.

    Но если мы отбросим слова — кто и что говорит — и посмотрим на действия, то окажется, что и Брэгг предлагает побольше употреблять овощей и фруктов (до 60% всего рациона), и вышеназванная диссертантка, и автор книги "Секреты нашей бодрости", а это означает, что они поневоле рекомендуют подкисливать кровь, так как овощи, а тем более фрукты имеют преимущественно кислую реакцию (об этом говорится в 8-ой главе).

    И вот недавно (1997 г.) появилась книга Майи Гогулан "Попрощайтесь с болезнями" и в ней опять проводится все та же мысль о подщелачивании крови. Цитирую: Если щелочная реакция общих вод в организме не будет поддерживаться постоянно, то нормальное сохранение жизни организма будет невозможно.

    Скажу здесь кратко, что Майя Гогулан пропагандирует в своей книге систему здоровья японского профессора Ниши. Об этой системе в моей книге говорится в 25-ой главе. А выздоровление по этой системе происходит только в результате подкисления крови. Вот и попытайтесь после этого совместить утверждение, что если щелочная реакция ...не будет поддерживаться постоянно, то ...сохранение жизни будет невозможно, с действиями самого Ниши, которые направлены на подкисление крови и только в результате этого и происходит выздоровление организма.

    ТАК ПРАВИЛЬНО ЛИ МЫ ДЫШИМ?

    Завершить эту главу я хочу конкретным ответом на поставленный в ее заглавии вопрос — правильно ли мы дышим? Да, наш организм без всякого волевого усилия с нашей стороны всегда осуществляет дыхание в оптимальном для него режиме. И если в результате выбранного им режима дыхания мы все же испытываем кислородное голодание, то в этом повинны только мы, формирующие неблагоприятные для него параметры его внутренней среды, изменить которые он не в состоянии. Такие изменения в состоянии сделать мы сами для своего организма. И тогда нам не придется учиться дышать по новому, а выбранный нашим организмом режим дыхания полностью обеспечит его кислородом, а нас здоровьем.

    Интересны в связи с этим наблюдения Джарвиса — читаем у него: У собак, получавших яблочный уксус, не наблюдается одышки на охоте.

    Одышка у собак возникает при большой физической нагрузке и причиной ее является недостаточное снабжение организма кислородом. А проявляется она изменением частоты и глубины дыхания. Но с помощью уксусной кислоты можно улучшить снабжение организма собак кислородом и, таким образом, изменить режим их дыхания.


    Примечания:



    1

    Оксигемоглобин — гемоглобин, соединенный с кислородом.



    2

    В это время Б. Ф. Вериго работал в Одессе в Новороссийском университете.



    3

    Ч. Бор — отец Нильса Бора, физика, создателя теории атома, за что ему была присуждена Нобелевская премия; Нильс Бор — отец Оге Бора, тоже физика, и тоже лауреата Нобелевской премии. Это редкий случай талантливой семьи во многих поколениях.







    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке