Глава 42

Символы

К несчастью, не все просто, как кажется. Существование нематериализованных расходов можно объяснить отсутствием учета трудовых ресурсов лишь частично.

Работник работнику рознь. Если маляр оперирует обычными вещами и тем уподобляется любому другому орудию труда, то, скажем, программист, также являясь орудием труда, действует более хитрым образом: он создает символы, которые могут быть использованы в будущем. Даже после того, как сам программист покинет имущественный комплекс.

Символы, скомпонованные тем или иным образом, – результат труда программиста. Сказать, что они представляют собой компьютерную программу, значит не сказать ничего, ибо что есть компьютерная программа для системы учета? Она нематериальна, следовательно, не может быть учтена, ведь однажды мы твердо установили, что бухгалтерия занимается лишь составляющими имущественный комплекс вещами. Либо мы был неправы, и учитывать необходимо также символы – говоря по-другому, информацию, – либо символы учитывать не нужно. Но что тогда компьютерные программы и другие объекты авторского права, известные бухгалтерам под названием нематериальных активов?

Как мы сказали, символы, информация. Вообще-то имущественный комплекс материален, поэтому никаких символов как таковых в нем не существует. Информации для существования необходим материальный носитель, будь то дискета, лист бумаги или какая-либо другая вещь, – вот они-то и должны быть учтены! Но парадокс в том, что ценность носителя информации определяет не столько его материальная субстанция, сколько записанная на носителе информация. Представьте себе, с одной стороны, чистый холст и набор красок, а с другой – мастерски написанную картину. Материально объекты абсолютно равноценны, но их потребительская ценность различна. Каким образом бухгалтеру отразить столь существенное отличие? Как обычно, при помощи названий: первый объект – холст и краски; второй объект – картина такого-то художника под таким-то наименованием.

Беда в том, что практика учета носителей в подобном смысле на сегодня отсутствует. Еще бы ей не отсутствовать, если большинство носителей в силу третьего критерия учета (превышение ценности учитываемого объекта над затратами на его учет) отражается в системе учета с искажениями. Та же дискета или лист бумаги будут списаны сразу же по покупке или выдаче со склада, хотя в имущественном комплексе могут использоваться продолжительное время. Но если нет носителя информации, информация будет представлена в виде абстрактного понятия, что противоречит нашей доктрине об учете вещей, одних вещей, ничего другого, кроме вещей. Тут и приходится выбирать:

• либо особым образом отражать в системе учета вещи, на которых записаны представляющие интерес в хозяйстве символы. Особым образом означает – под другими названиями. К примеру, чистая дискета будет проходить в системе учета как просто дискета, а дискета с записанной на ней программой – как дискета с такой-то программой;

• либо носители информации учитывать по-прежнему, а символы условно посчитать самостоятельными объектами.

Как вы понимаете, практика склоняется ко второму варианту. Критерии того, учитывать или не учитывать символы в подобном необычном ракурсе, очевидно, общие: неравнодоступность, использование в хозяйственной деятельности, превышение ценности учитываемого объекта над затратами на его учет. При этом непосредственным объектом учета являются все-таки не символы, а носители информации, на которые нанесены символы.

Носители с записанными на них символами часто выступают в качестве отраженных в балансе нематериализованных расходов.

К примеру, оплачено конструкторскому бюро за разработку документации. Сама документация – не более чем информация, она нематериальна. Однако как и всякая другая информация, она обязана иметь свой носитель – допустим, бумажный лист, – который фактически и подлежит учету. Если в соответствии с действующими правилами бумажные листы в системе учета не отражаются, возникают нематериализованные расходы – иногда в виде таковых, иногда под именем нематериальных активов, неважно.

Сложность учета символов еще и в возможности их неограниченного копирования. Благодаря закону сохранения материи ни одну вещь размножить нельзя, но на символы закон сохранения материи не действует. Если бы программист записывал программу на дискету однократно, так что дискету невозможно было бы стереть или перекопировать, ни о какой специфике речи бы не шло. Программист ничем не отличался бы от маляра или, положим, от токаря, изготовившего деталь, а изготовленная деталь – от дискеты с записанной информацией. Но специфика в том и состоит, что символы, во-первых, могут быть переписаны с дискеты на дискету, а во-вторых, дискета существует как бы отдельно от символов. Деталь же отдельно от своей материальной субстанции никак не представима.

Информация копируется, в связи с чем возникает вопрос: отражать ли в учете каждую ее копию – например, каждую копию компьютерной программы – или не отражать. Вероятно, в данном случае следует поступать исходя из второго критерия учета: если копия используется в хозяйственной деятельности, ее следует учитывать.

Но основная сложность не с количественным учетом копий, а с их стоимостным учетом. Ведь при копировании информации стоимость не перепрыгивает с дискеты на дискету, как при перемещении, а как бы удваивается. С обыденной точки зрения все понятно: продан еще один комплект программного продукта – труд программиста оказался более эффективен, чем был за минуту до этого. С методологической стороны вопрос на вопросе. В рамках калькулирования себестоимости и исчисления финансового результата заработную плату программиста необходимо соотнести с доходами, полученными от продажи изготовленного им программного продукта. Но программа продается, и не видно этому конца. Выходит, что себестоимость одной единицы программы требует постоянного пересчета, что с практической стороны абсолютно нереально. Удивительно ли после всего сказанного, что вопрос с учетом информации решается по большей части несистемно?

Все случаи отсутствия учета вещей, из-за чего возникают нематериализованные расходы, рассматривать здесь бесперспективно, но сформулируем общее правило. Нематериализованные расходы возникают при отсутствии учета какой-нибудь вещи. Вещь – будь то трудовые ресурсы, носитель информации или что-то третье – всегда имеется.

Если так, то введение в теорию бухгалтерского учета категорий доходов с расходами действительно большая ошибка.

Обдумайте!

1. Результатом деятельности работников могут быть символы (информация).

2. Для записи информации требуются материальные носители. Учету подлежат носители с записанной на них информацией.

3. В отличие от других вещей, информацию можно переносить с носителя на носитель, а также копировать. Последнее приводит к необходимости пересчитывать финансовый результат по всем ранее совершенным с ними операциям, чего не делается.

4. Информация часто проходит по учету в качестве нематериализованных расходов.

5. В целом нематериализованные расходы возникают при отсутствии учета каких-нибудь используемых в имущественном комплексе вещей.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке