Если враг не сдается

Будьте уверены, у нас рука не дрогнет, с врагами будем действовать по-вражески.

(И. Сталин)

Традиционно считается, что принцип обращения Сталина с врагами был прост: если враг не сдается, его уничтожают. Многие почему-то всегда думают, что речь идет именно о физическом уничтожении: в памяти сразу начинают всплывать лагеря, расстрелы и прочие страшные подробности истории. Но уничтожение может быть разным. Именно эту «разность» можно приложить к компании. Конечно, государство в некоторых случаях вынуждено уничтожать разведчика, шпиона, диверсанта или саботажника именно физическим образом, но для компании это совершенно не обязательно. Здесь понятие уничтожения следует трактовать несколько иначе, даже если речь идет о промышленном шпионаже, умышленном саботаже или диверсии на производстве. С одной стороны, существует законодательство на случай, если были нарушены не только корпоративные интересы и правила, но и совершен административный или даже уголовный проступок С другой стороны, в качестве методики уничтожения можно использовать обычное увольнение проштрафившегося сотрудника (например, если сотрудник компании занимался шпионажем в пользу конкурента). Но такого «врага» можно и использовать – точно так же, как контрразведка Сталина использовала известных шпионов. Вместо арестов и ссылок их, наоборот, тщательно снабжали информацией. Вот только эта информация не имела ничего общего с реальным положением дел. Дезинформация противника – давно известный и широко используемый метод, который прекрасно зарекомендовал себя в качестве метода для уничтожения врага: «… в 1940–1941 годах… во всех западных округах строили укрепления именно так (имеется в виду демонстративное строительство, практически не скрытое даже от самого примитивного шпионажа, что в принципе недопустимо, когда речь идет об оборонительных сооружениях. – Авт.), и никто ничего не боялся, а НКВД в это дело не вмешивался, никого не арестовывали и не расстреливали за это. Почему? „Явная демонстрация оборонительных работ“, – так Баграмян (маршал Советского Союза И. X. Баграмян. – Авт.) определяет это строительство и тутже добавляет, что „план строительства был утвержден вышестоящим начальством“. За укрепленные районы отвечает лично командующий округом. Кто же этот идиот, утвердивший такой план? В тот момент – Г. К. Жуков. Тот самый Жуков, который только что вернулся из Монголии, где строил демонстративно оборону, а потом нанес внезапный удар по 6-й японской армии. Тот самый Жуков, который через несколько месяцев станет начальником Генерального штаба и введет драконовские правила сохранения тайны…»[101]. Как вы догадываетесь, Жуков прекрасно понимал, что делает. Все демонстративное строительство укреплений было гигантской системой дезинформации, которую буквально подсовывали потенциальному противнику. Ту же систему можно с легкостью использовать в компании, и, конечно, она не потребует столь глобальных затрат, как в вышеприведенном случае.

Если существует конкурент, с которым невозможно договориться (враг, который не сдается), если дезинформация себя не оправдывает и на рынке двум компаниям тесно, то, естественно, речь должна идти именно об уничтожении конкурента. Вот только это не имеет ни малейшего отношения к физическому уничтожению руководства компании-конкурента или к расстрелу ведущих сотрудников (специалистов) компании. Когда Германия стала конкурентом Советского Союза на международной арене, Сталин не помчался отстреливать германское правительство, а развернул действенную систему пропаганды, которая уничтожила конкурента более надежно, чем если бы германское правительство в полном составе было уничтожено физически. После подготовки почвы с помощью пропаганды было осуществлено поглощение конкурента – по итогам Второй мировой войны.

ПРИМЕЧАНИЕ

Тем же методом может действовать и компания: сначала уничтожить конкурента на рынке (с помощью рекламных акций, пропаганды или снижения цен на продукцию), а после поглотить ослабевшую компанию. Следует заметить, что рекламные акции и пропаганда должны соответствовать Закону Российской Федерации «О рекламе» и не быть «черным пиаром». С официальными рамками все ясно, подобную методику применяют ежедневно и практически все, ведь это рынок. Другое дело «черный пиар». В СМИ с сообщением такого рода обратиться невозможно – это прямое нарушение Закона «О рекламе». В рамках существующего законодательства невозможно опубликовать статью, в которой было бы написано не только, что компания Б выпускает некачественные пылесосы, но даже то, что «пылесосы компании А гораздо лучше по качеству и долговечности пылесосов компании Б». Статья 5 Федерального закона Российской Федерации от 13 марта 2006 г. № 38-Ф3 «О рекламе» недвусмысленно определяет общие требования к рекламе: «Реклама должна быть добросовестной и достоверной. Недобросовестная реклама и недостоверная реклама не допускаются. Недобросовестной признается реклама, которая: 1) содержит некорректные сравнения рекламируемого товара с находящимися в обороте товарами, которые произведены другими изготовителями или реализуются другими продавцами; 2) порочит честь, достоинство или деловую репутацию лица, в том числе конкурента… 4) является актом недобросовестной конкуренции в соответствии с антимонопольным законодательством». Как видите, стоит только упомянуть о «некачественности пылесосов компании Б», и подобное заявление подпадает под действие закона, причем в его карающей части. Можно, конечно, через сеть Интернет писать частные объявления на форумах: «Купил недавно пылесос компании Б. Ужас! Сломался на третий день. Отремонтировать невозможно. Бегал в гарантийную мастерскую – не берут, говорят, будто я его чем-то стукнул. Да я до него пальцем не дотронулся!». Несколько подобных объявлений, размещенных в ключевых точках сети Интернет – то есть на самых посещаемых сайтах, – могут дать весьма ощутимый эффект. Такое же действие произведут письма в газеты, например в рубрику «Вопрос читателя»: «Посоветуйте, что делать. Купил два месяца назад пылесос компании Б. Пылесос сломался. Гарантийный талон действителен год, однако мастерская пылесос не принимает под тем предлогом, что я сам нанес ему повреждения». Разумеется, консультант газеты посоветует обратиться в Комитет по защите прав потребителя и будет совершенно прав. Но ведь здесь интересен не факт ремонта пылесоса, а создание определенного мнения у потенциальных потребителей пылесосов компании Б. Однако и этот метод не только неэтичен, но и вступает в прямое противоречие с действующим законодательством. Подобные действия можно трактовать какумышленное нанесение убытков, диффамацию, акт недобросовестной конкуренции и т. д. Компания, пойманная за руку на таком пиаре, может забыть о своей уютной нише в рынке, да и ответственность, налагаемая законодательством за подобные действия, достаточно тяжела. Так что если требуется уничтожить врага, то лучше пользоваться не изобретенными его грехами, а реальной рыночной ситуацией, реальными преимуществами вашего товара. К тому же всегда существует возможность «ценового пресса», правда, такой метод может быть дорогостоящим и требовать точного расчета в отношении как части стратегии, тактики, так и времени проведения акции.

Наиболее действенный метод в обращении с врагами – это превращение их в друзей. Вспомним встречу Сталина с Черчиллем, которая уже упоминалась ранее. Сначала Сталин фактически оскорбил английского премьера, провозгласив тост за отсутствующего Рузвельта, при этом проигнорировав присутствующего Черчилля. Таким образом он продемонстрировал свое недружеское отношение к Англии из-за задержки с открытием второго фронта. Казалось бы, подобное поведение автоматически ставит Сталина на позицию личного врага Черчилля. Но ничего подобного! «… Черчилль был явно обижен, но молча проглотил эту пилюлю. Кофе пили за маленьким столиком в комнате, примыкавшей к Екатерининскому залу. Сталин и Черчилль обменивались воспоминаниями о различных периодах советско-английских отношений. Заговорили, в частности, о поездке леди Астор в Москву в тридцатые годы. Сталин сказал, что леди Астор уверяла, будто Черчилль конченый человек, что он никогда не будет играть никакой роли на политической сцене. Но Сталин тогда был иного мнения. Он сказал леди Астор: „Если произойдет война, Черчилль станет премьер-министром“. Черчилль поблагодарил Сталина за такую оценку его качеств политического деятеля»[102]. Как видите, Сталин предлагает Черчиллю ту самую лазейку, которой достаточно для врага, чтобы стать другом, и встреча, начавшаяся обидой английского премьера, заканчивается совершенно дружески: обиды забыты, а Черчилль, напротив, считает, что Сталин сделал ему комплимент (об этих же словах Сталина потом с восхищением вспоминал и сын Черчилля, присутствовавший при беседе). Так что война с врагом с последующим его уничтожением тем или иным образом и способом совершенно не является обязательной. Достаточно вовремя сказанного слова, и вместо конкурента перед вами может оказаться партнер, компаньон и даже спонсор.

Тем не менее есть одна категория врагов, с которой плохо помогают «лазейки для завязывания дружбы». Это – бывшие друзья. Такие враги наиболее опасны: они лучше других знают слабые стороны и руководителя, и его компании и могут рассчитать силу и направление удара так, как не сможет конкурент, никогда не бывший другом. Эти враги наиболее жестоки и непримиримы, ведь в данном случае речь идет не только о прагматичной выгоде, но и об эмоциональном отношении: обманутые надежды, исчезнувшая дружба и прочее. «Завести» такого врага можно, всего лишь нарушив старый принцип, который настоятельно предупреждает: «Хочешь завести врага – одолжи другу деньги». «Деньгами» могут оказаться, например, оказанные безответно и безвозмездно услуги, составленная протекция. Компания оказавшаяся в позиции должника, у которого нет возможности вернуть долг, вполне может сменить дружескую позицию на вражескую и примкнуть к коалиции конкурентов. И все ради того, чтобы избавиться от долга, особенно морального. С подобным типом врагов можно бороться только первым методом, то есть уничтожением.


ПРИМЕЧАНИЕ

Наиболее действенный метод борьбы с врагами этого типа – не заводить их вообще. Именно поэтому руководитель должен тщательно просчитывать последствия любого своего действия, тем более такого, которое, на первый взгляд, направлено исключительно на благо. Кредитовав кого-либо из самых лучших побуждений (особенно дружеских), можно нажить непримиримого врага. Так что нельзя забывать основное правило, которым руководствовались и наши предки: дружба дружбой, а денежка счет любит.

Тут очень уместно вспомнить борьбу Сталина с Троцким: с помощью пропаганды Троцкий был объявлен врагом партии и народа, его доктрины были признаны вредоносными, книги изъяты, а в сознании населения страны прочно закрепился образ человека, который только и думал, что о развале властных структур, самой системы государственности. После такого пропагандистского хода Троцкий был выдворен из страны, то есть враг был уничтожен, конкурент исчез с арены политических действий.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке