13

В нашем дворе стоял незнакомый пес! Огромный, красивый, с большой лохматой головой. Он смотрел куда-то в сторону, поверх Бобика, который, заискивал и, вызывая к себе внимание, крутился возле незнакомца. Такой уверенной в себе собаки я еще не видывала. Словно думая чем заняться, пес мельком взглянул на Бобика, добродушно вильнул хвостом и пошел, не спеша, по двору, лениво оглядывая все вокруг.

Я обычно на новом месте тревожусь, побаиваюсь неожиданностей. Незнакомец шел спокойно, словно все вокруг было ему родным. Странно! О, да он прихрамывает. Для собаки это не годится, но удивительно, в его походке хромота почти не замечалась.

Вот незнакомец снова подошел к Бобику, присел, по-прежнему глядя куда-то за ограду. Мотнул головой и… улыбнулся. Да, улыбнулся моему сыну, мол, не унывай. Огромной лапой легонько тронул Бобика, и тот весь затрясся от радости.

Делать вид, что не замечаю незнакомца? Или, как Бобик, заигрывать? Вот еще не хватало, пришел к нам, и унижаться перед ним. Но что говорить, — красивый, залюбуешься. Так и хочется обежать вокруг, коснуться лапой его добродушной морды. Откуда ты? Зачем к нам пришел? Навсегда ли? Мне почему-то не сиделось в саду под яблоней, я прошлась медленно по двору. Нет, не буду его замечать. А чего это я жмусь к ограде? Я хозяйка, пусть сам подходит и здоровается со мной.

Я ходила и ходила по двору — не видит! И вдруг заметил. Встал и медленно, с достоинством направился ко мне. Я нахмурилась, сделала недовольный вид. Разлеглась, почесала лапой за ухом.

Пес приветствовал меня по всем нашим законам.

Он относился ко мне с уважением. Я узнала, что его зовут Музлан.

— А я Дамка, я здесь хозяйка, а Бобик мой сын. Он провинился, и его на цепь посадили.

— Плохо на цепи, — покачал головой Музлан.

— Тебя тоже могут посадить на цепь.

Он гордо посмотрел на меня, зевнул и пошел прочь.

Но тут налетела детвора. Андрюшка привел своих друзей, и все они любовались Музланом, совсем забыв о нас с Бобиком.

Виталька на всякий случай пришел с палкой.

— Это наша собака, — сказала я всем. Но никто меня не понял. Прибежала Нина. Ох, мировая девчонка, боевая. Она не то что собак, мальчишек не боится. Может сдачи дать, что мальчишка потом говорит: «Ну чего она пристала? Виталька, уйми свою сеструху, а то получит». А Виталька смеется: «Я сам от нее получаю, лучше не приставай». Ни одной собаки не боится Нина, к любой подойдет, протянет руку и погладит. И сейчас она влетела во двор и закричала:

— Самая сильная собака, волков не боится, волкодавом называется!

И все-то она знает. Подошла к Музлану, нисколько не испугалась, что тот может цапнуть. Обхватила большую голову, прижалась щекой.

— Ах, ты, Музлашка-барашка. Пас овечек в горах и даже медведей не боялся… Я читала про чабанских собак в книгах.

Нина худая, шустрая, и подумать только, — сестра злого Витальки! Почему-то их зовут близнецами. Любушка вышла в новеньком красном плаще. Подходила то к одному, то к другому мальчику:

— Дима привез. В очереди стоял. Красивенький?

— Жара, а ты напялила, — сказала Нина. — Сними, не то испачкаешь.

— Как же! — Любушка показала на небо. — Видите, дождь собирается.

Ребята расселись в саду на травке. Андрюша стал рассказывать:

— Думаете, обыкновенный пес? Сплошные приключения. Геолог привез его с гор и подарил Диме. — Андрюшка развернул газету. — Называется «Музлан». Вот послушайте.

Пес взглянул на него и хотел к нему подойти, но Нина усадила его. Андрюша читал:

«Музлан смотрел вслед уходившим чабанам. Попытался вскочить, но жалобно завизжал от бессилья. Впервые в жизни не мог встать.

— Возьмите, — сказал Миша. — Видите — он плачет.

— Нам нужна сильная, здоровая собака. Музлан умный пес, любит овец. Вчера, спасая их, дрался с матерыми волками. Одного загрыз, а другой покусал ему задние ноги… Не можем взять, а пристрелить жалко. — Чабан положил руку на плечо Миши. — Вижу, хороший парень… Выходишь Музлана — будет верным другом. Иначе пропадет. Прощай, друг!

Чабан ушел. Миша сел возле Музлана, погладил его густую серую шерсть. Собака лизнула ему руку.

— Ничего, Музлан, не унывай, я тебя не брошу…

И Миша выходил Музлана.

Высоко-высоко в горах есть большая долина. В ней стоят домики геологов, ящики с образцами пород, накрытые брезентом. Отец Миши работает на буровой.

Иногда Миша с Музланом провожают отца на смену. Миша любит смотреть, как люди работают. Когда-нибудь и он так же умело, как отец, будет держать рычаги, управлять станком.

Однажды Миша с Музланом шли по сухому каменистому дну. Только весной ненадолго речка бушевала от воды, неожиданно свалившейся с гор. Миша собирал камешки и показывал их отцу. Ведь по ним геологи находили полезные ископаемые. На этот раз он набрал камешков целый мешочек… Вдруг горы загудели, будто жестяные, заметался ветер, Музлан тревожно залаял.

— Чего испугался, трусишка? — пристыдил Миша собаку. Задрожала долина, и с горы в русло хлынули свирепые потоки, с грохотом ворочая валуны… Сель! Это же сель…

Миша растерялся, не зная что делать. Бросился бежать, но мутный бушующий поток подхватил его, как соломинку… Очнулся в стороне от потока. Музлан, повизгивая, тыкал мальчика широкой влажной мордой. Миша, чувствуя боль во всем теле, обнял Музлана.

…Через несколько дней Миша уезжал в интернат. Музлан, чувствуя, что расстается с другом, понуро шел рядом. Миша залез в вертолет. Музлан, не отрываясь, смотрел на друга.

— Я скоро приеду! — крикнул Миша.

Замельтешили над головой лопасти, закружились длинными тенями по земле. Миша видел, как прыгал Музлан, смотрел на вертолет…

Ребята, если вам придется побывать в Тюберготанской партии, вас встретит Музлан… Сейчас он уже стар. Весь израненный волчьими зубами, на нем нет живого места. Но он еще бдителен ночью. И обижается, когда геологи в шутку называют «пенсионером». Он по-прежнему провожает буровиков на смену — три раза в сутки: ночью и днем, в дождь и снег. И встречает со смены. Идет впереди уставших геологов. Идет чуть прихрамывая».






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке