МАСЛА, БЕНЗИНЫ, АНТИФРИЗЫ – КАК НЕ КУПИТЬ ФАЛЬШИВКУ

Реклама ну достала: «Мобил-1», «Шелл Ультра» – лучше масел в мире просто нет! И все-таки – какое масло лить в двигатель?

Вопрос слишком серьезный для того, чтобы верить мне, неспециалисту в этом деле, на слово. Поэтому пусть лучше об этом расскажет профессионал – начальник лаборатории масел Научно-исследовательского автомоторного института (НАМИ) Александр ПЕРВУШИН.

– Заливать в двигатель автомобиля нужно то масло, которое рекомендует завод – изготовитель вашего автомобиля. Поверьте, эти рекомендации взяты не с потолка, а являются результатом тщательных исследований.

– Но ведь народ хочет что получше. Не будете же вы утверждать, что наши масла на уровне импортных?

– Все российские масла имеют отечественную основу и импортные присадки. Основа наша приближается к мировым стандартам; кстати, многие западные фирмы закупают наши базовые масла. Присадки же добавляются в соответствии с особенностями и характеристиками тех двигателей, на которые они рассчитаны. Наши, например, двигатели – среднефорсированные.

Если вы в «Жигули» зальете масло для грузового «ЗИЛа», то тысяч через 15–20 пробега у вашего двигателя «залягут» поршневые кольца: разные группы масел. Если в «шестисотый» вы будете заливать разные масла соответствующей ему группы – ничего не произойдет.

– А если я в «Жигули» буду заливать масло для «шестисотого»?

– Вреда не будет, но и чуда не произойдет – машина полегче будет заводиться в морозы, чуть меньше изнашиваться, расходовать бензин, дольше «ходить». А вот если вы в отечественный изношенный двигатель зальете такое масло, то может случиться беда – застучит.

– Почему?

– При длительной эксплуатации наших двигателей на традиционных маслах в них образуются многолетние толстые слои отложений, которые высококачественным маслом вымываются, образуются повышенные зазоры, и – кирдык двигателю.

– Какова периодичность замены «жигулевских» масел?

– Завод рекомендует 12–15 тысяч километров, но это первая категория эксплуатации, у нас чаще всего вторая: 10–12 тысяч будет в самый раз.

– Многие масла называют минеральными, что это такое?

– Это те масла, которые мы извлекаем из нефти. При этом извлекается не только то, что нам нужно, но и то, что извлекается попутно, а это не всегда хорошо.

Когда мы берем газ и химическим путем строим молекулу того, что нам нужно, мы получаем синтетическое масло. Главные достоинства синтетических масел – лучшие пусковые характеристики в мороз и в 2–5 раз больший срок службы по сравнению с минеральными.

– Можно рекомендовать владельцам новых отечественных автомобилей использование синтетического масла?

– Вполне.

– А что такое – полусинтетика?

– Правильнее было бы сказать – частично синтетика: 30–40 процентов синтетического компонента, а остальное – минеральная основа.

– Значит, их возможно смешивать?

– Да. Но кустарно: одно доливать в другое – только в аварийной ситуации, чтобы доехать, ну тысячу километров, не больше. Ведь для двигателя важнее количество масла, чем качество. Потом смесь надо обязательно слить, обязательно двигатель промыть, затем хорошо бы залить родное масло, проехать на нем километров 500–700, слить и залить то же самое: подстраховаться.

– Какие масла нельзя доливать в аварийной ситуации?

– Растительные масла, трансмиссионные, авиационные – особенно синтетические.

– А дизельные?

– Можно. Но не увлекайтесь смешиванием: если взять три супермасла и смешать их, то получится масло худшее, чем самое плохое из трех, с чудовищной мешаниной присадок – этакий компот.

– Как вы относитесь к экспресс-промывкам, которыми сейчас забиты все прилавки?

– Сдержанно, как и к промывочным маслам, как и к промывке двигателя вообще.

– Вы хотите сказать, что промывка не нужна?!

– Только после аварийных ситуаций, когда приходилось масла смешивать или употреблять масло неизвестного происхождения, когда есть подозрение, что масло попалось фальшивое. При нормальной эксплуатации, когда вы употребляете одно и то же масло, промывка больше вредна, чем полезна.

– Но ведь при сливе отработанного масла в двигателе остается какое-то его количество?

– Да, от трех до семи процентов масла в двигателе остается, но рекомендуемые сроки смены масла всегда учитывают этот остаток. А разве при промывке те же 3–7 процентов промывочных жидкостей не остаются? А это не есть хорошо, они не рассчитаны на длительную работу.

– Хочется, чтобы масло было чистенькое…

– Оно не должно быть чистое, оно должно темнеть.

– Как? А я рекомендации читателям давал, что если металла щупа сквозь масло не видно, то его пора менять.

– Вы отстали от жизни. Это было справедливо к тем маслам, которые канули в прошлое. Если масло прозрачное, то оно не работает. Вы, когда руки моете с мылом, вода с них прозрачная стекает?

– Нет, грязная.

– Верно. И чем мыло лучше, тем руки белее, а вода чернее. Но чернота масла это не грязь, как думают многие, для грязи есть фильтр, это при температуре 75 градусов и выше начинает разлагаться один из его компонентов – масло работает.

– Что вы скажете о всякого рода добавках в масло и зачастую, как утверждает реклама, чудодейственных?

– К каждой такой добавке надо подходить индивидуально и осторожно: в товарном масле, я повторюсь, есть все необходимое для двигателя. Но если он, скажем, сильно изношен, понижено давление, горит красная лампочка, а ехать надо и ремонт делать не хочется, то можно использовать загустители масла. Опять же, при изношенном двигателе можно применять так называемые реметаллизанты, эффект они дают, но из старого двигателя новый не делают. Однако следует помнить, что срок службы масла при таких добавках снижается на 10–15 процентов.

Что такое фальшивые масла и как от них уберечься

Индустрия подделок захлестнула Россию. Пожалуй, в самых чудовищных масштабах подделывают именно моторные автомобильные масла. И самый большой ущерб от фальшивок – именно здесь, ведь современный двигатель стоит около четверти стоимости автомобиля.

То и дело узнаешь, как ловкие и нечистоплотные на руку дельцы получают на фальшивках сверхприбыли, а мы, автомобилисты, – дымящие и стучащие двигатели и огромную дыру в домашнем бюджете.

Случаи случаями, но где найти статистику этого явления, кто исследует этот рынок не выборочно, а достаточно полно, кто готов защитить наши интересы? Многодневные мои поиски дали печальные результаты: ни одна из серьезных государственных организаций рынок моторных масел не исследует, никому наши интересы неинтересны и защищать их некому. Но ищущий да обрящет: совершенно случайно в мои руки попали документы – результаты исследования рынка масел, проведенные одной фирмой.

Сначала немного теории – доля присадок в маслах колеблется от 5 до 12 процентов, но стоимость их столь высока, что составляет половину стоимости готового масла.

На заводе масла не подделывают. Их отправляют потребителю, а точнее – перекупщику в железнодорожных и автоцистернах. А вот там, при розливе в бочки или пластиковые канистры, – своя рука владыка. В магазины и на лотки масла привозятся со всеми сертификатами качества, соответствия, накладными и т. п. – не подкопаешься. Магазину очень выгодно брать на реализацию фальшивое масло, потому что прибыль от него больше, чем от настоящего, а магазин при этом ничем не рискует: такое, мол, привезли, все документы в порядке, с нас взятки гладки.

Обследованию качества продаваемого моторного масла было подвергнуто более 50 специализированных автомагазинов и более 20 лотков Москвы. Дешевые безымянные «жигулевские» масла, продающиеся в низкокачественных канистрах (как правило, прозрачных), с низкокачественной этикеткой и пробкой являются подделкой на 90 процентов (!). Масла, выпускаемые российскими производителями и фирмами-фасовщиками под собственными торговыми марками, имеющие качественные упаковку, этикетку и пробку-пломбу, являются подделкой на 60 процентов (!). Процент подделки импортных масел невелик из-за чрезмерной дороговизны и высокого качества их упаковок.

Однако, учитывая, что именно с каждой импортной 4-литровой канистры жулики получают наибольшую «чистую» прибыль в 4–6 долларов, то есть во много раз больше, чем с отечественной, – такую вероятность исключать нельзя.

Эти цифры, конечно, ошеломляют. Но я уверен, что они близки к истине: беспредел в торговле моторными маслами цветет по всей России махровым цветом. Из-за отсутствия контроля, а главное – из-за безопасности такого «бизнеса»: ведь масло покупаешь сегодня, а движок «кончается» месяца через два-три…

Как же все-таки уберечься от фальшивки?

Не покупать отечественное масло в пятилитровой канистре дешевле 7 долларов в пересчете на рубли.

Не покупать масло в некачественной канистре с некачественной, текущей пробкой, не имеющей отрывной пломбы, с некачественной этикеткой. На этикетке должна быть указана не какая-то темная лавочка типа ТОО «Рога и копыта», а известный в стране либо производитель, либо продавец масла, таких немного.

Настоящее импортное масло в 4-литровой упаковке не может быть дешевле 12 долларов. Помимо высокого качества западных упаковок обращайте внимание на белую полупрозрачную вертикальную полоску с делениями: если она есть, вероятность подлинности масла резко повышается.

Чем канистра качественнее, дороже, тем меньше вероятность подделки.

Среди импортных синтетических масел подделки встречаются гораздо реже. Контрольных закупок на этом рынке не делалось, но, по оценкам экспертов, 10–15 процентов – подделки. Закон тот же: чем дороже, качественнее канистры, тем меньше вероятность подделок. Лучше других защищены марки «Кастрол», «Шелл», «Мобил», «Хессол».

Вот, собственно, и все – не кормите своего верного Россинанта «гербицидами» и «пестицидами», будьте бдительны, дорогие автолюбители.

Тосол – что это такое

Тосол – незамерзающая жидкость? Похвально. Почти все знают, что тосол «течет», а иногда и хлещет. Кое-кто слышал, что менять тосол надо раз в три-четыре года, – это уже знания профессионалов. Как и то, что тосол течет тем сильнее, чем ниже температура, и почти всегда перестает течь при прогретом двигателе.

Итак, что мы знаем о тосоле? Во всем мире для обозначения того же продукта употребляется слово понятное и простое – антифриз: против холода, против замерзания.

Наш самый ходовой тосол 40 на 45 процентов состоит из воды, на 53 процента – из этиленгликоля, знакомого нам со школы, и на 2 процента – из присадок. В свою очередь, присадки состоят из 13 компонентов.

Благодаря этим присадкам тело двигателя изнутри – все, что омывает тосол, – покрывается защитной, антикоррозионной пленкой. Если тосол разбавить водой, даже в небольшой пропорции, то пленка разрушается и металл коррозирует в гораздо большей степени, чем если бы вместо тосола была залита просто вода.

А это значит, что тосол разбавлять водой нельзя!

А вот западные антифризы разбавлять водой обязательно. Потому что экономный, считающий каждый евро Запад выпускает концентрат, который каждый может разбавить водой в той пропорции, которая больше подходит для его климатического пояса, температур окружающей среды и времени года, в которое он свою машину эксплуатирует. На упаковке антифриза есть наклейка с таблицей количеств добавляемой воды и температур замерзания этой смеси, по которой и надо действовать.

Их антифризы в наши двигатели заливать можно. Но дорого.

Наши тосолы в их двигатели заливать не стоит. Потому что наши радиаторы сделаны из латуни и стали (в последнее время стали делать из алюминия). А радиаторы их машин – из алюминиево-магниевых сплавов, обладающих огромной теплоотдачей. От нашего тосола они корродируют гораздо быстрее, чем от своего антифриза.

Тосол – вещество весьма токсичное. Ученые утверждают, что всего 100 (сто) его граммов могут отправить человека на тот свет. Может быть, это иностранные ученые? Потому что я знал не одного нашего человека, сосавшего тосол из шланга и заглатывавшего при этом дозы больше указанной смертельной – все живы. Правда, после этого они всегда разбавляли тосол водочкой.

Тем не менее юмор здесь неуместен, потому что тосол действительно очень ядовит, но никто никогда из нас, автолюбителей, не видел емкостей в гаражах, на сервисах, куда бы его следовало сливать для дальнейшей переработки, как сливают, скажем, отработанное масло, – нет такой практики. И льют его всюду, где застанет случай, чаще всего в землю. Напрасно. Не делайте этого, хотя бы на своем дачном участке, во дворе, где гуляют ваши дети.

По данным Управления Москвы по экономическим преступлениям (УЭП), от 50 до 80 процентов тосолов, продающихся в России, поддельные.

Этот продукт, конечно, не так выгодно подделывать, как моторные масла, но подделывают! Вместо этиленгликоля льют черт-те что, для цвета добавляют синьку, а о присадках не вспоминают вообще.

Фальшивые тосолы обычно, как ни странно, зимой не замерзают, но зато при плюсовой температуре закипают с удивительной легкостью.

Отличать их от настоящих следует по тем же признакам: чем дешевле продукт и невзрачнее упаковка (как правило, белая пластмасса), чем полусамодельнее этикетки, сморщенные и залитые тем же тосолом, без адреса и телефона производителей, тем настороженнее следует к такому тосолу относиться, а лучше всего не брать его вообще. Верный способ – замерить ареометром плотность жидкости. Если это настоящий тосол, его плотность должна лежать в пределах от 1,065 до 1,085.

Бензины настоящие и фальшивые

Однажды специалисты фирмы «Мерседес» решили проверить наши бензины в Москве. Выяснилось, что то, что у нас продается под маркой А-95, соответствует по европейским меркам неплохому бензину А-92, а наш 93-й (92) соответствует 88-му, но «с элементами дизтоплива».

Из-за передозировки механических примесей в наших бензинах на западных инжекторных двигателях примерно после пробега 40–60 тысяч сначала выходит из строя прецезионный насос высокого давления, потом дозатор, а потом – форсунки.

И это бензины, что называется, настоящие, а что же представляют из себя фальшивые?

Самый распространенный способ фальсификации бензина – выдать 72-й за 76-й, 76-й – за 92-й, 92-й за 95-й. Случается, разные марки бензина смешивают, разбавляют соляркой в пропорциях, зависящих от жадности. Воду у нас, в отличие от теплой Америки, в бензин почти не подмешивают.

Ни в том, ни в другом случае обнаружить обман на заправке практически невозможно, зато при езде заметно ухудшение динамики, появляется копоть из глушителя, нагар на свечах. К тому времени, как вы поймете, что вас надули, как правило, вы оказываетесь далеко от той самой заправки и большого желания вернуться, чтобы вывести жуликов на чистую воду, не испытываете. К тому же надувательство по-крупному редко бывает на стационарных заправках, как правило, на контейнерных, а чаще всего – у бензовозов, притулившихся по обочинам дорог. Пока вы расчухаете что к чему, их и след простыл.

В начале 2000-х в Москве и некоторых крупных городах проблема фальшивого бензина стояла так же остро, как сегодня стоит проблема фальшивого масла. Кто смог, тот урвал. Но потом серьезные владельцы бензоколонок объединились и обратились к властям с просьбой пресечь торговлю некачественным и дешевым топливом. Хозяину бензоколонки, вложившему в оборудование и инфраструктуру своей заправки около миллиона долларов, разорителен такой конкурент. Невыгодно ему, находясь в законном и контролируемом поле, торговать некачественным бензином.

Власти издали законы, запрещающие заправку с передвижных и контейнерных колонок, учредили инспекцию, контроль и назначили жесткие санкции за торговлю некачественным топливом – мы сегодня это чувствуем. В принципе каждый московский автолюбитель может сегодня взять с любой заправки пробу в бутылку, отвезти на экспертизу и получить результат, а при отрицательном – наказать жуликов. На первый раз – штраф, а при повторе – лишение лицензии. Это серьезные меры, и в Москве, по крайней мере, порядок в этой сфере сегодня наведен.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке