Загрузка...



КАК ПРАЗДНУЮТ СВАДЬБУ В СТРАНАХ ЕВРОПЫ

Свадьба в Италии

Италия — католическая страна и во многом, в том числе и в вопросах семьи и брака испытывает влияние церкви. В конце XIX — начале XX века в Италии была распространена сложная семья, состоявшая из трех поколений. Французские завоевание нанесли серьезный удар по католицизму. Кодекс Наполеона признавал законным лишь гражданский брак, противопоставив его церковному. Во многих областях итальянские власти ввели торжественный ритуал оформления брака. Для этого в обиход был введен такой атрибут, как дерево свободы. По новой церемонии вступающие в брак молодые должны были при свидетелях, пританцовывая и распевая ритуальные куплеты, трижды обойти вокруг самого большого дерева своей местности. Затем в муниципалитете оформляли их брак.

После ухода Наполеона в Италии вновь был восстановлен церковный брак, потом снова законным стал считаться только гражданский брак. В XIX–XX веках, вплоть до 1970 года, итальянское законодательство запрещало развод. В случае неудачи в браке можно было добиться лишь так называемого «раздельного жительства».

В Гражданском кодексе законов, который вступил в действие во второй половине XVIII века, были отражены многие стороны правовых и имущественных отношений супругов. Так, в нем говорилось о том, что женщина, вступая в брак, должна принести мужу приданое — доте, включавшее наличный капитал и недвижимость. В Италии приданое своими корнями уходит в глубину веков. В Древнем Риме приданое вручал отец мужу своей дочери. О размерах приданого сначала договаривались устно, позднее приданого стала оформляться как юридический акт.

По Гражданскому кодексу приданое делилось на две части: одна была полной собственностью мужа, а другая оставалась в распоряжении жены. Помимо приданого жена должна была принести в новую семью свои личные вещи, белье, посуду, кухонную утварь. Размер этой части приданого, которая называлась корредо, определялся совместно двумя семьями — жениха и невесты. К незамужним женщинам итальянское общество относилось очень критично. Вся семья такой женщины могла быть осмеяна. О невышедших замуж девицах итальянская пословица говорит категорично: «Женщина без мужа — муха без головы». Поэтому первейшей обязанностью отца и его сыновей было выдать замуж дочь и сестру.

Как правило, итальянские юноши предпочитали жениться на девушках из своей местности. У молодых людей было много возможностей для знакомств, выработанных веками. Например, существовал специальный ритуал выбора так называемых пробных обрученных, называвшихся бефенами. На отдельных листочках бумаги писали имена девушек и парней. Затем эти записки тянули в таком порядке, чтобы образовались пары парень — девушка. Теперь «пробные» обрученные должны были себя вести действительно как обрученные. Они обменивались подарками, демонстрировали привязанность. Часто «пробное» обручение приводило к настоящему. Если же этого не происходило, ни парень, ни девушка не несли никаких обязательств.

Итальянцы очень любили предсвадебные гадания. Зимними вечерами они собирались в чьем-либо доме на посиделки, брали лист оливы или зеленого мирта и бросали его на горячий пол у очага. Одновременно загадывали имя какого-нибудь парня. Если лист потрескивал, значит, парень должен стать мужем гадающей девушки. Кроме посиделок молодежь встречалась на ярмарках, праздниках, карнавалах, в церкви. Однако все же юноши и девушки не могли свободно встречаться друг с другом. Общественное мнение строго осуждало девушку, которая выходила из дома одна.

После того, как парень знакомился с девушкой, он начинал за ней ухаживать. Традиционно итальянской формой ухаживания является утреннее и вечернее пение. Парень отправлялся под окно понравившейся ему девушки и пел любовную песню — маттинату (если он пел утром) или серенаду (если пел вечером). В знак одобрения девушка обычно из окна бросала своему возлюбленному цветок.

В Италии традиционной формой брака был брак по сговору. Но вплоть до недавнего времени существовала и другая форма — брак похищения (умыканием, уводом). Эта форма брака известна очень многим народам. Своими корнями она уходит в давние времена. До XIX века эта форма брака диктовалась прежде всего невозможностью найти необходимые средства на проведение свадьбы. К такому браку прибегали также и в том случае, если родители девушки не давали согласия на брак.

Существовал и другой, близкий к «похищению» обычай, основной смысл которого состоял в том, чтобы публично скомпрометировать девушку и добиться таким образом согласия у родителей. Если парень на глазах у людей срывал у девушки нагрудный платок или головную накидку, ее родители вынуждены были отдать дочь за него замуж, так как по существовавшим нормам любой бы другой парень считал для себя позорным на ней после этого жениться.

Очень важным для итальянской свадьбы является сватовство. Иногда парень сам просил руки у матери девушки, однако в основном предложение делалось при посредничестве свата или свахи. После предварительных переговоров между сватом и родителями девушки назначался день официального сватовства. Семья жениха направляла в дом невесты посольство, в которое входили родители и сват. Парень и девушка при встрече двух семей не присутствовали.

Договорившись о браке, семьи назначали дату, когда жениха представят невесте. Обычно это происходило в ближайший праздничный день. В доме невесты выстраивались в линию друг против друга семьи жениха и невесты. Каждый член семьи жениха по очереди представлялся семье невесты. Затем жених пожимал руку невесте. В Древнем Риме этот обычай назывался «соединением рук». Современное его значение — акт заключения брака. В брак разрешалось вступать в любое время года. Исключением были дни великого поста и месяц май. Это поверье восходит к древним римлянам. Запрет этот связан с тем, что на май приходится праздник «лемурия», посвященный духам усопших.

Наибольшее количество браков заключалось осенью, а наиболее благоприятными днями недели считались суббота и воскресенье. Плохим предзнаменованием считалось устраивать торжество во вторник и в пятницу.

После того определения дня свадьбы и обсуждения имущественных вопросов, а также приданого невесты, стороны заверяли список вещей нотариальным актом. По наименованию вещи невесты были примерно одинаковыми, различались только качеством. Учитывались все вещи новобрачной, в том числе и надетые ею в день свадьбы. Таким образом, нотариально заверенный список вещей являлся свадебным контрактом.

Обручение, как правило, происходило во время какого-либо религиозного праздника. По такому случаю дом невесты украшался цветами. Отец жениха и сам жених в сопровождении музыкантов шли к дому невесты. Оставив сына на улице, отец вел переговоры с отцом девушки. Договорившись о сроках свадьбы и приданом, они жали друг другу руки. Затем в дом приглашали музыкантов, обменивались подарками и открывали бал, который продолжался до поздней ночи. Всех угощали сладостями и вином.

И после обручения жених и невеста не могли оставаться друг с другом наедине. Невесте запрещалось бывать в доме жениха. Ни жених, ни невеста уже не имели права отказываться от вступления в брак. Срок свадьбы объявляли за три недели. Три воскресенья подряд священник объявлял о предстоящем бракосочетании. За восемь дней до свадьбы проводилась церемония перевозки приданого невесты в дом будущего мужа.

В день свадьбы самым важным был обряд «одевание невесты», который совершался очень торжественно. Невесте помогали подруги. Согласно поверью, те из них, кто помогал шить наряды невесте, сами выйдут замуж в течение года. Невеста шла в церковь венчаться в праздничном наряде, характерном для ее местности. Белый наряд невесты стал традиционным только в ХХ веке. В свадебном наряде невесты присутствовали предметы туалета чаще всего красного и зеленого цветов. Красный цвет являлся отголоском древнеримской традиции покрывать головы вступавших в брак пары молодоженов красным покрывалом, носившем название фламеннум (от латинского flamma — огонь, пламя). Позже, уже в начале ХХ века, оно превратилось в фату невесты апельсинового цвета. В XIX веке наряд обоих молодоженов дополнялся венцом.

В день свадьбы жених с родственниками отправлялся за невестой, которая в это время прощалась с родителями. Обряд прощания сопровождался ритуальным плачем, пением. Невеста демонстрировала скорбь в связи с тем, что ее отрывают от отчего дома и родных. Затем перед домом невесты организовывали свадебный поезд, который назывался «кортеж невест».

При выходе из церкви после венчания жениха и невесту осыпали пшеницей, рисом, хлебными крошками, монетами, цветами, орехами, конфетами, солью. Потом во главе с новобрачными свадебный поезд отправлялся в обратный путь. Часто путь процессии преграждали веревкой или лентами. По традиции новобрачные возвращались из церкви не той дорогой, по которой шли туда. У дома жениха свекровь осыпала невестку зерном.

При вхождении молодой пары в дом важное значение имели обряды, связанные с порогом. Невесте надо было перепрыгнуть порог, стараясь его не задеть. Часто молодой муж сам переносил молодую жену через порог дома. Этот обряд существовал уже в Древнем Риме. Считалось, что пороги посвящены Весте, богине девственности, и ее не следовало беспокоить.

Свадебные застолья устраивали и в доме невесты и доме жениха. Однако с начала ХХ века из практических соображений стали организовывать лишь один свадебный обед в любом из домов. Завершалась свадьба танцами, которые начинала невеста. Этот ритуал символизировал укрепление связи между семьями молодых, самими молодыми и их гостями. Сначала невеста танцевала с женихом, а потом по очереди с гостями. На юге Италии обычно танцевали тарантеллу, в большинстве же регионов страны исполнялись в основном общеевропейские танцы. Танцы прерывали песнями и играми.

После свадебного пира совершался обряд сопровождения молодых к брачном ложу. Спальня украшалась цветами и зеленью, углы окроплялись святой водой. Брачное ложе стелили обе матери. Они помещали в изголовье распятие, а под матрац клали амулеты, чтобы отпугнуть злые силы. Перед тем как лечь в постель молодые должны были съесть несколько кусочков каких-либо фруктов.

Утром после первой брачной ночи совершался обряд «доброе вставанье»: молодых посещали их матери и приносили еду и кофе. Когда молодые вставали, их постель осматривали, ища доказательства девственности невесты.

Свадьба по-французски

Во Франции в XIX веке и начале XX-го существовали следующие формы брака: освященные в церкви; зарегистрированные в мэрии и не оформленные официально. После Великой французской буржуазной революции гражданский брак стал единственным, имеющий законную силу. С тех пор все лица, венчающиеся в церкви, предварительно должны были зарегистрироваться в мэрии. В XIX веке Франция была крестьянской страной, а крестьянство, как правило, является наиболее косным выразителем культурных, в том числе свадебных традиций. Поиски жениха на селе были довольно сложным делом. Отцу-фермеру необходимо было учитывать личный выбор своего сына или дочери, не допуская при этом раздробления своей собственности.

Парни и девушки встречались на праздниках, сельхозработах, посиделках, ярмарках и т. д. Основное влияние на выбор партнера оказывали союзы молодежи. Они осуждали неравные браки, контролировали нравы, выступали против чужаков на своей территории, регулировали обряды ухаживания. Активное ухаживание проводилось два раза в год: на карнавале и в мае. В мае во Франции, как и у других европейских народов не было принято играть свадьбы, но этот месяц был периодом многих ухаживаний. Как правило, инициатива сватовства исходила от мужчины. При уверенности в успехе переговоры вел посредник — отец, крестный отец или даже сверстник жениха.

Существовал богатый язык символов, который без слов давал ответ на вопрос. Символом соединения, брака служил совместный обед, состоявший из определенных блюд — яблока, жареного петуха, блинов. Такой же смысл содержался в просьбе девушки разжечь огонь в очаге.

Таким же иносказательным образом родители выражали свое отношение к претенденту на руку их дочери. Решив все вопросы, связанные со сватовством, приступали к обручению, или помолвке. Она могла совершаться устно или письменно, в форме брачного договора, который заключался в присутствии нотариуса. Устное обещание подкреплялось обменом залогами между женихом и невестой. Залоги имели юридический смысл. После подтверждения в церкви обещания, обмена залогами в доме отца засватанной девушки устраивался пир. Отцы обрученных чокались, что означало сближение, объединение. Жених и невеста пили вино из одного сосуда.

Соглашение о свадьбе закреплялось в брачном контракте, в котором указывалось приданое невесты и доля жениха. В приданое входило движимое и недвижимое имущество. Входящие в приданое личные вещи девушки назывались «брачная корзина» или «корзина невесты».

После помолвки в жизни жених и невесты наступал новый этап в их отношениях. Теперь девушка должна была носить скромные туалеты и подарки жениха, ходить на танцы только в сопровождении будущего мужа, реже показываться на людях. Жених мог приходить к ней домой. Согласно французскому деревенскому этикету невесты, находясь на посиделках, должны были вести себя тихо и сдержанно, молча находиться рядом с женихом.

Важным моментом в подготовке свадьбы было приглашение на свадебное торжество. Приглашали сами жених и невеста с подружкой и другом, иногда в сопровождении крестного отца и крестной матери.

За несколько дней до свадьбы жених устраивал обед — мужскую пирушку, на который приглашал своих друзей. Невеста собирала на «прощальный обед» своих подруг.

Накануне дня венчания или в день венчания перевозили приданое, которое люди, обсуждая, могли внимательно осматривать. При перевозке почетное место на повозке занимала украшенная лентами прялка и веретено — символы благополучия, изобилия и плодородия.

Свадебный костюм жениха и невесты был многокрасочным и соответствовал традиционному праздничному наряду родной местности. Преобладали красный и белый цвета. В ХХ веке белый наряд невесты дополнился вуалью и венком из флердоранжа.

В костюме невесты четыре вещи имели явно сексуальный характер: фартук, пояс, подвязки и туфли. Особое место занимал передник. Он был символом целомудрия. Пояс традиционно считался символом свадебного обряда. Снять его мог только муж. Пара обуви означала единение, парность. Их всегда дарил к свадьбе жених. Туфелька и подвязка невесты во время свадьбы часто становилась объектом различных шутливых действий. Головные уборы были разными в зависимости от региона страны. Существовал очень сложный ритуал возложения венка на голову невесты. В основном это был венок из искусственных цветов. После свадьбы венок служил украшением комнаты.

В день свадьбы свадебное торжество проводили в первой половине или в середине дня. Вдовы венчались вечером или ночью. Также ночью, при свете факелов, устраивали брачные празднества аристократы. Утром жених со свитой, распевая песни и стреляя в воздух, являлся к дому невесты. Невесту от него прятали, его не пускали в дом — все это он должен был преодолеть. Когда жениха все-таки впускали, он искал невесту, а ему выводили переодетых девушек. Если жених среди них своей невесты не узнавал, над ним шутили и смеялись.

Невеста по поводу свадьбы не должна была показывать радости, а должна была плакать, сопротивляться увозу из дома и т. д. Много времени и терпения нужно было, что невесту нарядить в свадебный наряд. Было поверье, в которое верили, что шить невесте платье самой является дурным предзнаменованием, поэтому приглашали портних, которые и наряжали невест к свадьбе. Традиционно на невесту смотрели как на носительницу особой силы, которая способствовала плодородию и благополучию. К ней старались прикоснуться, получить от нее какой-либо подарок, приглашения на свадьбу. Большой удачей считалось попасть в свиту невесты и тем более стать ее подружкой.

Свадебный поезд двигался от дома невесты к мэрии, затем в церковь и вновь в дом невесты, где устраивалось предварительное угощение. Затем все отправлялись на место проведения главного пира, потом в дом, где проводили первую брачную ночь. Это мог быть дом друзей или соседей. Утром новобрачные приходили в дом родителей молодой жены, а потом отправлялись к себе домой. Во главе свадебного кортежа чаще всего шла невеста об руку со своим отцом, за ними следовал жених со своей матерью. Из церкви молодые уже шли вместе. Свадебная процессия сопровождалась музыкой, колокольным звоном, выстрелами, шумом, возгласами.

Впереди свадебного поезда несли «дерево невесты» — символ процветания. Свадебную церемонию часто останавливали, перегораживая дорогу цепями, лентами, веревками. Получив выкуп, дорогу освобождали. Лента, преграждавшая путь имела символическое значение, и невеста опоясывалась ею вместо пояса. Что подчеркнуть свое нежелание свадьбы и брака, невеста по дороге в церковь должна была делать попытки убежать. Чем настойчивей она это делала, тем большую славу добродетельной девушки приобретала.

В церкви в процессе венчания жених и невеста старались соблюдать многочисленные поверья. Например, если муж, становясь на колени, наступал на передник, шлейф или вуаль невесты, значить он будет главенствовать в семье. Если жена сама продевает кольцо со второй на третью фалангу пальца — она будет хозяйкой в доме и др. В церкви существовал традиционный обряд совместного принятия пищи. Освященные кусочки хлеба раздавали затем всем присутствующим.

Когда свадебная процессия возвращалась из церкви, то окружение жениха и невесты постоянно устраивало какие-либо состязания — бег, скачки и т. п. Победитель получал приз новобрачной — подвязку. В входа в дом жениха молодую жену встречала свекровь, которая надевала на нее передник, вручала веник и другие хозяйственные предметы. Этим символизировалось приобщение ее к семейному очагу. Молодым подносили большой каравай, а они угощали им всех окружающих. Потом они осыпали гостей зерном, кормили кур, совершали другие обрядовые действия, сопровождавшиеся веселыми шутками.

На свадебном пиру между новобрачными сидели родители, либо крестные. Молодые не должны были приближаться друг к другу и тем более целоваться. На французской свадьбе поцелуи не допускались.

Главным моментом торжества являлся вынос подносов с огромными пирогами, куски которых раздавали всем присутствующим. Затем следовали танцы, которые начинала новобрачная. Во время свадебного пира устраивались всевозможные розыгрыши, забавы. Присутствующие часто грубо шутили. Грубые шутки представляли собой ритуальное сквернословие, традиционно связанное с магией плодородия. Самые веселые моменты на свадьбе обычно наступали тогда, когда удавалось похитить туфлю или подвязку новобрачной. Во время пира один из дружков подлезал под стол и пытался снять одну из подвязок невесты так, чтобы жених этого не заметил. Невеста этому не противилась, а наоборот была в сговоре с похитителем.

Если попытка похищения удавалась, то жених должен был откупиться вином. Хотя невеста обыкновенно и облегчала похитителю его работу, помещая подвязку как можно ниже, а порой и неплотно застегивая, этот обычай давал наиболее смелым возможность позволить по отношению к невесте какую-нибудь галантную вольность, которую она охотно прощала. Затем устраивали шутливый аукцион вещей. Все стремились завладеть кусочком какого-либо предмета из свадебного наряда невесты, для чего она пришивала к платью ленты, которые можно было резать на части.

Закачивался свадебный пир вручением денег и подарков. Снятие венка, развязывание пояса сопровождались обрядовыми песнями.

Во время брачной ночи молодежь устраивала «кошачьи концерты», врываясь в спальню, всячески досаждая молодоженами. К ХХ веку стало традиционным сразу после бракосочетания отправляться в свадебное путешествие и таким образом избегать выполнения различных послесвадебных обрядов.

Испанская свадьба

В Испании традиция всегда выделяла свадьбу из ряда будничных дел и забот.

Население Испании в конце XIX века – начале XX преимущественно жило в селениях и сохраняло значительную приверженность традиционному укладу жизни, в том числе национальному свадебному обряду. В это время в Испании были распространены семьи двух типов: простая и сложная. Со сложной семьей тесно связан обычай единонаследия, по которому имущество, включая землю и недвижимость, передавалось одному из наследников в момент его бракосочетания. Наследник брал обязательство содержать родителей, холостых братьев и незамужних сестер. В доме могли проживать представители нескольких поколений, но не более трех брачных пар.

Очень часто испанские девушки и юноши, как и молодежь в других странах, обращались к гаданию, чтобы выяснить, суждено ли им вступать в брак и когда именно. Особенно были распространены поверья, связанные с новобрачной в день свадьбы. Считалось, что если девушка коснется одежды невесты или получит цветок из свадебного букета, булавку из прически или бант, обменяется с ней подвязкой, то это увеличит ее привлекательность и повысит шансы выйти замуж.

Испанские юноши, как правило, вступали в своеобразную корпорацию, которая объединяла молодых парней данного селения. Юноша считался достойным быть принятым в это общество, если мог выполнять какую-либо хозяйственную функцию. С этого момента он уже считался потенциальным женихом. Похожие объединения в некоторых местах существовали и у девушек. Объединения юношей и девушек регулировали контакты молодых людей.

На сельскохозяйственных работах, вечеринках, во время воскресных и праздничных гуляний, на свадьбах и ярмарках юноши и девушки знакомились. С девушкой можно было познакомиться и на улице, например, по дороге в церковь, на работу, к источнику. Существовала традиция юношеских групповых ночных прогулок-обходов, которые назывались «рондас». Останавливаясь под окнами девушек, парни исполняли в их честь серенады, а порой признавались в любви. Если девушка появлялась в окне, это обозначало ее благосклонное отношение к исполнителю.

С момента возникновения отношений между парнем и девушкой они попадали под контроль односельчан. Сохранить в тайне свои чувства и взаимоотношения было почти невозможно. В некоторых местах Испании была традиция устраивать своеобразный конкурс претендентов в женихи. В установленные отцом девушки дни, распевая песни, к дому девушки сходились парни, которые с по очереди беседовали с девушкой. Конечно, она не должна была давать кому-либо из них видимого предпочтения, пока не был сделан окончательный выбор. Однако это могло произойти только через несколько месяцев, а то и лет.

Окна любимых женихи старались украшать цветами, ветвями, плодами и сладостями. Но все приходилось охранять. Испанские девушки, как правило, были строги в отношениях с кавалерами. Они воздерживались от поцелуев, что не уронить себя в глазах парней и не потерять в случае разрыва с одним женихом возможность найти другого. Единственное, что могли позволить себе молодые, — это держаться за руки, да и то не при посторонних.

По поручению жениха сват или сваха начинали сватовство. Жених и невеста в переговорах участия не принимали. Случалось, что они вынуждены были с грустью расставаться, так как стороны не пришли к согласию. В этом случае они возвращали сделанные друг другу подарки. Успешные переговоры отмечались застольем.








Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке