Загрузка...



Свадьбе всегда предшествовало три воскресных объявления в церкви. В день первого о...

Свадьбе всегда предшествовало три воскресных объявления в церкви. В день первого объявления в доме жениха устраивалось красивое застолье, на которое приглашалась невеста. Не везде, но довольно широко бытовал обычай устраивать прощальные холостяцкие пирушки. На свадьбу приглашали сами молодые заранее. Обычно это происходило до первого объявления в церкви. Нарушить это условие означало нанести большую обиду, поэтому женихом и невестой оно строго выполнялось.

Праздновали свадьбы обычно осенью, но справляли свадьбы и весной и летом. В некоторых регионах Испании несчастливым для свадеб считался месяц май. Как правило, не праздновали свадеб по вторникам, так как это предвещало несчастье.

Венчание совершалось в утренние часы. Время зависело от имущественного положения семей жениха и невесты. Чем позже происходила церемония тем больше за нее нужно было заплатить.

Свадебный обряд невесты в Испании отличался большим разнообразием. По традиции его покупал жених. В одежде новобрачных многих регионов преобладал черный цвет. Свадебная процессия проходила от дома жениха к дому невесты, оттуда в церковь, затем к месту свадебного пира и возвращалась вновь к дому жениха. И венчание, и праздничный обед устраивались, как правило, в доме невесты. В оговоренное время жених с друзьями отправлялись за невестой. В церковь жених и невеста шли порознь и лишь у самого входа приближались друг к другу.

Во время церковного бракосочетания существовал обычай передачи женихом невесте тринадцати монет, которое только что благословил священник вместе с обручальными кольцами и которые они должны были хранить всю жизнь и тратить только в случае крайней необходимости. Когда молодожены возвращались из церкви люди обычно в их честь стреляли из ружей, запускали ракеты, осыпали их зерном, конфеты и пели для них песни.

Свадебное торжество в Испании было важнейшей вехой в жизни семей. Поэтому родители молодых стремились устроить его с размахом. Община сама была заинтересована в проведении красивого праздника и участия в нем большинства односельчан. Существовал большой комплекс закрепленных обычаем мер, призванных не позволить уклониться от проведения свадьбы, а также оказать общиной всевозможную помощь, чтобы возместить очень высокие затраты.

Чтобы свадьба прошла успешно, стороны могли разделить расходы поровну, но все равно не обходилось без сбора пожертвований с односельчан. Более того, молодые не довольствовались подарками, полученными от гостей, деньгами, собранными во время застолья, «на башмачки для первенца», за танцы с невестой, — и в сопровождении свиты обходили селение, собирая пожертвования с неприглашенных.

Для свадебного стола выпекался огромного размера хлеб необычной формы, который украшался фигурками или представлял собой фигуру человека. Часто хлеб благословлялся священником. Когда свадьба подходила к концу раздача кусочков этого хлеба превращалась в обряд. Сначала хлеб несли четверо парней на растянутом платке, взявшись за его концы. Под звон колоколов смотреть на него собиралось все селение. Хлеб или пирог мог служить призом победителю песенного, конного или иного состязания. Он мог быть предметом аукциона, компенсацией гостям за подарки и т. д. В любом случае хлеб делился на всех гостей и считался особой ценностью.

В испанской свадьбе часто применялся обычай совместной трапезы новобрачных из одной тарелки. Происходило это под радостные крики и песни гостей. На свадебном застолье провозглашались различные тосты, проводились розыгрыши, игры и т. д. Перерывы в свадебной трапезе заполнялись играми, танцами, шутками, зачинателями которых становились новобрачные. Веселье завершалось танцами.

Не очень приятным обычаем испанской свадьбы был жестокий, варварский обычай преследования новобрачных. Молодежь стремилась похитить невесту, чтобы сделать невозможной первую брачную ночь. Когда молодые старались спастись бегством, на них устраивалась настоящая охота. Поймав новобрачных, их усаживали на осла, привязав спинами друг у другу. Их могли посадить в повозку и колоть острыми палками, впрячь в плуг и заставить пахать. Молодые держали в тайне место своего ночлега, так как брачная ночь могла для них превратить в ночь кошмарную. В помещение к ним стучали, врывались, кричали под окнами, иногда, выбив окно или дверь, выволакивали молодую жену из дома и полуодетую водили по улицам и полям. При неприязненных по разным причинам отношениях к тому или иному браку часто проводились «кошачьи концерты». Для большинства населения травля несчастных молодоженов превращалась в праздник. Такие концерты могли длиться много дней.

Известным испанским обычаем был также обычай разлучения новобрачных после свадебного пира. Иногда молодоженам приходилось проводить брачную ночь в присутствии специального стража, следившего за соблюдением полового табу.

Свадьба по-английски

С XVII столетия в Англии начало постепенно увеличиваться число неженатых мужчин и незамужних женщин. Этим воспользовались предприимчивые дельцы, которые стали выступать как брачные маклеры. Они составляли каталоги желавших выйти замуж женщин и публиковали объявления для тех, кто стремился вступить в брак.

Вскоре в крупных городах стали работать самые настоящие «брачные» ярмарки, где устраивались балы, собрания и т. п., способствовавшие знакомству и сближению молодых людей. Большим препятствием на пути свободного заключения брака был вопрос о вероисповедании желающих вступить в брак. Существовали жесткие границы между католиками и протестантами, из-за чего люди с различным вероисповеданием редко заключали браки, так как в этом случае от них отворачивались родные, друзья, знакомые.

Кроме этого, в английском обществе существовало сильно развитое предубеждение против выхода девушек замуж за людей не своей национальности.

Развитие капиталистических отношений, заключение поздних браков или их ранний распад, многочисленные повторные браки, коммерческо-маклерская сторона предбрачных отношений, а также другие причины привели к тому, что в XIX веке нарушилась выработанная веками брачная традиция и обрядность. Сохранилась она лишь на отдельных территориях Англии, да и то не полностью. Однако в более или менее чистом виде и почти повсеместно сохранились предбрачные поверья и обычаи, которые проявлялись в различного рода гаданьях, приуроченных к определенным дням. Например, 20–21 января, в канун Св. Агнессы во многих английский графствах девушки гадали на родниковую воду, чулки и подвязки, на ботинки, булавки и ветви различных растений, на песни под яблоней и сеяние злаков в полночь и т. п.

Самыми популярным было гадание на «немой пирог». Из муки, соли и воды девушки приготовляли пирог, брали половину его и, идя спиной вперед к постели, ела, надеясь во сне увидеть своего суженого.

В XV веке в Англии зародилось поверье, что в день Святого Валентина (13–14 февраля), покровителя всех влюбленных, люди, как и птицы выбирают себе брачных партнеров. В этот день девушка, встретив первого мужчину, верила, что он будет ее мужем. Накануне праздника парни посылали девушкам валентинки — своеобразные подарки в виде изящных сувениров, прося их в ответ прислать голубую ленту — символ взаимной любви. Голубой цвет у англичан был цветом надежды и голубые ленты вошли в традиционную свадьбу. «Немой пирог» — символ добрачного состояния как незрелого плода, превращался в свадебный пирог, который был обязательной частью свадебной трапезы.

Для англичан множество поверий и гаданий являлись своеобразным способом ухаживания. Одним из старинных обычаев в Уэльсе назывался «Связанные в узел». Одетых юношу и девушку связывали веревкой, оставляя узел, и укладывали в постель. Если они не желали вступать в брак, то этот узел ночью развязывали. Если утром узел был неразвязан, парня и девушку считали женихом и невестой. Для свадьбы нужно было правильно выбрать месяц и день торжества. Май обычно не выбирали, говорили, что если женишься в мае, будешь всю жизнь маяться. Неудачу предвещало заключение брака в великий пост. Самым удачным днем для свадьбы считалась среда.

Проводя свадьбу, строго соблюдали традиции, многие из которых дошли и до наших дней. По пути следования свадебного поезда разбрасывались цветы. В свадебный поезд помимо жениха и невесты входили их родители, подружки невесты, сестры жениха, его дружки, а также родственники и друзья жениха и невесты.

Обычно пять-шесть подружек невесты одевались в платья, фасон и цвет которых выбирала невеста, а ее мать оплачивала их стоимость. Главная подружка несла букет невесты и в ходе церемонии венчания располагалась позади нее. Дружка, в роли которого выступал обычно либо брат жениха, либо его родственник, либо друг), помогал в организации свадьбы, платил гонорар священнику, а также вручал в церкви жениху кольца.

В день свадьбы все участники свадебного поезда собирались у дома будущих новобрачных. Главная подружка украшала вход белыми цветами. Невеста этим не занималась, так как считалось, что в таком случае ее семейная жизнь будет неудачной.

В церковь свадебный поезд сопровождали с песнями, музыкой и пальбой из ружей, что должно было отпугнуть злую силу. Плохим знаком считался бой часов, если он начинался во время венчания. Поэтому, как правило, все ожидали у входа, пока пробьют часы не пробьют. Перед входом в церковь соблюдались многие старинные обычаи. Например, жених и невеста перепрыгивали через скамью, которую ставили поперек входа в церковь. Скамья символизировала трудности будущей семейной жизни, которые нужно было преодолеть. При этом у невесты как бы случайно с ноги спадала подвязка, которую подхватывали парни и весело обносили ее вокруг церкви.

Во время сельских свадеб в некоторых местностях церковные ворота украшали собранными со всей округи серебряными ложками, пивным кружками с крышками, часами, что предвещало молодым обилие детей. Символом счастья, дошедшим до наших дней, являются также ботинки. Однажды на одной из свадеб во время следования из церкви домой, брат невесты из свадебного экипажа швырнул на дорогу огромный старый башмак. Подружки невесты, не жалея нарядов, бросились за ним на пыльную дорогу, так как считалось, что та, которая схватит башмак первой, выйдет замуж.

Во время свадебного пира главная роль отводилась пирогу, разрезать который должна была невеста. Пир мог продолжаться несколько дней на средства самих приглашенных. После свадебного пира новобрачные отправлялись в свой новый дом. Если невеста вдруг спотыкалась о порог, это считалось несчастливой приметой. Поэтому, как правило, жених брал ее на руки и проносил над порогом. Затем подружки сопровождали ее в спальню и укладывали в постель.

Независимая жизнь молодой четы начиналась на следующий день после свадьбы.

Свадьба в Германии

Для немцев свадьба была важнейшим событием в жизни.

В XIX веке девушкам разрешалось выходить замуж в 20 лет, а юношам в 25. Существовали многочисленные обычаи знакомства молодых людей: на посиделках зимой, на праздниках, во время «продажи» девушек с аукциона и др. Завоевав девушку на аукционе, имевшем в Германии широкое распространение, парень должен был оберегать ее честь и заботиться о ней. И хотя добрачные связи в Германии того времени были довольно свободными, тем не менее общественное мнение за нравственностью девушки следило строго. Молодые люди сами выбирали себе девушку и стремились, прежде чем засылать сватов, узнать у нее, согласна ли она выйти за него замуж. Сватал невесту отец жениха или кто-либо из родственников. Затем следовала помолвка, после которой начинались приготовления к свадьбе.

Обычно на свадьбу гостей и родственников приглашали за одну — две недели до ее свадебного торжества. Если на свадьбу не приглашали, это считалось оскорблением, за что могли отомстить. Существовало поверье, что в период между обручением и свадьбой жениху и особенно невесте угрожает опасность. Поэтому невеста должна ходить в платке, стараться по вечерам не выходить на улицу, носить с собой «волшебные защитные травы», а за день до свадьбы принять очистительную ванну.

Перед свадьбой устраивался польтерабенд — шумный мальчишник и девичник. Обычно его справляли раздельно, в некоторых местах — совместно. На этих вечеринках для всеобщего обозрения выставлялось приданое, «на счастье» били посуду. Приданое невесты, например в Баварии, привозили на ярко разукрашенной телеге, запряженной четверкой лошадей. В центре воза помещали прялку, рядом распятие, двухспальную деревянную кровать, колыбель для ребенка. Невеста могла ехать на этой кровати или за коровой, если ее в приданое дал отец. В некоторых регионах Германии на повозке с приданым иногда везли напоенного водкой, чтобы он кукарекал и привязанного к метле петуха. Метла и петух должны были отпугивать злых духов.

Приезжавшую телегу встречали весельем и шутками. Невеста бросала детям печенье, раздавала лапшу, мелкие монеты. На всем пути телеге преграждали дороги, требуя выкуп.

Утром в день свадьбы гости приходили в дом на «суп невесты». В церковь шли пешком. Сначала мужчины, за ними женщины с невестой. Венчание обычно происходило до полудня. Считалось, что если свадебная церемония пройдет в это время, это будет способствовать счастью молодоженов. Когда свадебная процессия приближалась к церкви, переставали звонить колокола.

Множество примет сопровождало свадьбу. Например, невесте нельзя было оглядываться по пути в церковь — это могло привести ко второму браку; если в день свадьбы пойдет дождь — к несчастью, если разразится шторм — к бурной жизни и др.

В сельской местности обычно венчались в праздничной народной одежде, невесты — дочери бюргеров — в черном платье из бархата и тяжелого шелка. Белый наряд сельские невесты начали надевать только после второй мировой войны.

До ХХ века голову невесты обычно украшали короной зеленого цвета. К началу ХХ века вместо короны голову невесты начали украшать миртовым венком. Чтобы защитить невесту от злых духов, невесту закрывали покрывалом. Этим же целям служит и белая вуаль. Чтобы подчеркнуть целомудренность невесты, широко применяли символику. В XIX потерявшие девственность невесты венчались без венка. В ХХ веке они венчались в черном костюме, в отличие от девственниц, венчавшихся в белом платье.

При выходе молодоженов из церкви в некоторых районах Германии устраивались состязания парней, которые называли «без за ключом». Тому, кто выиграл вручали деревянный позолоченный ключ, прибежавшему последним дарили шляпу со свиным хвостиком.

Многие поверья учитывались и при возвращении молодоженов домой. На крыльце дома жениху и невесте предлагали бокал вина. Попробовав его, жених передавал бокал невесте, которая, допив вино, бросала его за спину. Если бокал разбивался, брак будет счастливым. Иногда невеста разливала остатки вина вокруг жениха, чтобы «крепче привязать его к себе».

Свадебный стол был очень пышным. Гостям предлагалось более 20 блюд. Как правило, они съедали только то, что трудно было унести с собой. Они завертывали в салфетку кусок мяса, пироги или клали в принесенный с собой горшочек и уносили домой. В некоторых случаях на свадебный стол ставили сырую говядину кусками примерно по 600–700 г, чтобы гости ее могли унести домой.

Очень часто свадебное торжество прерывалось танцами, песнями, играми. Традиционным являлся обряд кражи невесты или какой-нибудь части ее одежды. Похититель невесты имел право протанцевать с ней три тура. После того как подавали капусту, считавшуюся у немцев целебным и почетным блюдом, объявляли первый «почетный танец». Его начинала невеста с посаженным отцом.

В заключении свадебного торжества новобрачным преподносили подарки. Стол, за которым они сидели, покрывали ковром, на него ставили тарелку, покрытую салфетку. Гости подходили по очереди и передавали подарок и деньги. Жених и невеста пожимали дарителям руки. При этом запоминалось, кто что дарит и сколько дает, чтобы впоследствии одарить равнозначно. В это время производилось пожертвование больным и бедным. Затем гости провожали новобрачных до спальни. Брачную постель должна была стелить девушка или молодая женщина, что являлось хорошим предзнаменованием.

Свадьба в Польше

Для польской семьи свадьба всегда была торжеством особой важности. Свадебный обряд значительно отличается в зависимости от места, времени и социальных условий. В XIX–XX веках вопрос о вступлении в брак решался прежде всего родителями юноши и девушки, а затем уже самими молодыми людьми.

Познакомиться будущие жених и невеста могли на поседах (посиделках), которые устраивались в домах девушек-невест и на которые приглашались парни. В дворах, где были дочки на выданье, постоянно следили за порядком, подметали, убирали, так как семье важно было заслужить репутацию хозяйственной и процветающей.

Юноши устраивали танцы, куда девушки приходили в сопровождении матерей, теток, крестных. Парни и девушки совместно участвовали в календарных праздниках, присутствовали на службах в костеле. Одной из распространенных форм ухаживания была бочарка. Когда опускалась ночь группа парней стучалась в окно девушки, которая нравилась одному из них. Девушка или выходила к ним, или приглашала в дом.

Обычно ухаживания юношей за девушками были ограничены своей деревней, редко проходили в соседней и, как правило, не распространялись дальше своего прихода.

В начале ХХ века в польской деревне сохранили много много старинных черт. Сначала проводились «выведы», то есть старались узнать, насколько хорошо живет семья невесты, каков достаток, есть ли возможности у жениха на свадьбу. Потом начиналось сватовство. Как правило, сват приходил к вечеру, чтобы злой человек не сглазил. Разговоры велись вокруг да около, пока сват не ставил на стол водку. Если родители невесты предложение принимали, ставилась закуска и водку выпивали, пригласив невесту.

После сватовства между родителями жениха и невесты начинался сговор — «змувини», осмотр хозяйства семьи жениха. На сговоре договаривались о приданом, в которое входили скот, одежда, утварь и т. д.

Предсвадебный обряд назывался «зарэнчины». При его проведении жених — «нареченный» и невеста «нареченная» садились за стол напротив друг друга и крали руки на буханку хлеба, покрытою платком. Этим платком им связывали руки на хлебе, по куску которого давали жениху, невесте и всем присутствующим. Затем жених и невеста обменивались подарками. После обручения в костеле три раза по воскресеньям оглашалась помолвка и начиналась подготовка к свадьбе. Жених покупал для невесты все свадебные наряды. Невеста дарила ему белье и рубаху.

Свадьба начиналась в воскресенье и длилась два-три дня. В различных регионах Польши существовали свои, местные формы приглашения гостей. Невеста перед свадьбой прощалась со своими подружками, которые собирались у нее на девичник. Девушки плели венки, пели песни. В тех местах Польши, где совершался обряд расплетения косы, этот вечер назывался «розплецины». Одновременно жених прощался со своей холостой жизнью и в своем доме пировал с друзьями.

Символом целомудрия невесты был венок. Если девушка потеряла невинность до свадьбы, она не могла идти в венке идти в костел. Обрядовым символом с таким же значением было деревце, украшенное лентами, цветами и растениями, которое называли рузга весельна. И венок и рузга были связаны с давним обычаем расплетения косы невесты и со многими другими свадебными обрядами.

В день свадьбы утром жених со своей дружиной направлялся к дому невесты. Рядом с женихом ехал старший дружка с венком на длинной ветке. Ворота дома невесты были закрыты. Подошедший жених с дружиной, начинал около них торг о косе невесты и наконец допускался в дом. Его усаживали за стол, по углам которого лежали четыре свадебных хлеба. В это время в одной из комнат пряталась невеста и ее подружки. Они выходили поодиночке, прихрамывая, прикрытые кожухом. Среди них жених должен был угадать невесту, которая обычно не хромала. Затем начинался обряд «розплецин», который по традиции должен был начинать брат невесты, затем дружка и наконец жених.

Очень интересным является обряд вступления невесты в возрастную группу женщин. Замужние женщины собиралась в доме невесты накануне венчания, танцевали, пели, ели и пили до утра. Утром перед свадьбой дружки вместе с музыкантами ходили по деревне, пели и играли, приглашали гостей, собирали с них плату за приглашение.

К свадьбе пекли обрядовый хлеб, который назывался «колач» или «коровай». Сопровождаемый дружиной жених отправлялся за невестой. Несколько раз его путь преграждали «воротами» из жердей. Жених давал выкуп, и дорогу освобождали.

До выезда на венчание невеста прощалась со всеми, горько плакала и причитала. Отправляясь в костел, она не могла покрывать голову, так как ее распущенные волосы и венок должны были видеть все. В костел жених и невеста ехали отдельно, а после венчания отправлялись домой вместе.

Вечером начиналось свадебное веселье. После обеда и танцев до позднего вечера старшая сваха забирала к себе на ночь молодоженов, а на следующий день проводили обряд, который назывался «очепины» — надевание чепца. Надетый чепец символизировал прощание невесты с девичеством и вступление в ряды замужних женщин.

Переехать в дом жениха невеста могла на следующие после венчания день-два или через две-шесть недель. При встрече молодой жены сына свекровь давала ей обрядовый хлеб, который та разрезала и раздавала детям. Через несколько дней после свадьбы в доме невесты устраивалась малая свадьба — «поправины», на которую собирались близкие родственники молодоженов.








Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке