Определение материальности идеи

Движимые сознанием, наши руки творят, ноги ходят, голоса звучат. Идея управляет материей, живет материей и, в конце концов, погребается под материальным камнем – надгробием, скорее, не человеку, а его идее.

Со времен платоновских «идей» и «эйдосов» идея обрела звучное определение не чего-то эфемерного, блуждающего в туманах рос, а конкретного, концептуального толка.

Идея – есть принцип организации, принцип концепции любого явления, предмета, свойства и даже его отсутствия: явления, предмета, свойства. Кантовские «вещи в себе» туманно приближались к такой конкретике, но, увы, многим кантовская формальность недоступна. Я представляю, как наслаждался сам Кант, работая над «Критикой чистого разума». Интересно писать учебник, где все определения определены исключительно самим автором. Пожалуй, это и есть пример литературы для себя самого, даже если и предполагается эту литературу опубликовать.

Каждый из нас, в общем, может изобрести сам для себя язык и письменность, свою, только для себя. Создать на этом языке, тайном и никому не известном, бессмертные творения и унести их с собой в могилу. В общем, это допустимо, если попробовать отрицать общественную сущность человека. В общем, живя на краю мира, в лесах Мускоки, и пользуясь русским языком, я сам являю собой хоть и слабый, но пример чистого само-писания для себя на своем языке. Сначала я полагал, что человек есть существо независимое, гордое противопоставление любому обществу, любому насилию, гордо принимающее от общества то, что оно ему может дать, и дающее то, что само считает нужным и справедливым. «Общественный договор» Руссо был моей если не настольной, то напольной книгой. Я даже купил его дважды.

Затем как-то вдруг я стал рассуждать, что если человек без общества не может стать человеком, то общество есть более высокая идея, чем индивидуальный человек, и сам этот человек, то есть я, второстепенен.

Теперь я поправился в этом рассуждении. Факт, что человек не может сформироваться в человека вне общества, вовсе не означает, что общество имеет главенствующее положение. Общество есть не более чем среда. Как почва для цветка или даже навоз для растения. Растение не может процветать без почвы и навоза, но это вовсе не значит, что на день рождения нам следует дарить свежий навоз, а не свежесрезанные розы.

Более того, положи слишком много навоза – и растение зачахнет… Так же и общество – оно нужно как среда, не более того. Недаром Сенека боялся запачкаться в толпе… Толпа обязательно пачкает, а общество обязательно ранит, если его, этого общества, в жизни индивидуума слишком уж много.

Итак, я беру язык от общества и могу воспользоваться многим другим от этого общества. Но разговариваю я этим языком и пишу на этом языке не для общества, а для других индивидов, цветов, которыми мы являемся. Общество всегда подсобно и утилитарно. Идеи никогда не утилитарны. Идеи как концепции существуют вне общества, вне Вселенной и даже вне самой идеи существования. Единственное, вне чего не существуют идеи, это вне Бога, поскольку, по моему определению, вне Бога ничего существовать не может. Идея цветка может существовать до, после, параллельно цветку. Эта концепция, как и любая другая концепция, неистребима. А в чем же мы измеряем материальность?

Материя материальна. Хорошо, с этим никто пока не спорит, хотя, впрочем, материальна ли материя в прошлом и материальна ли она в будущем? Материальна ли энергия? Форма существования материи. Безусловно, материальна. Идея организации этой материи не материальна? Я бы сказал, она более материальна, чем сама материя, ибо может организовывать любую другую форму чего бы то ни было в любом другом раскладе организации физической Вселенной.

Точно так же, как общество является средой для развития индивидуума, материя является средой для развития идеи, но когда идея сформирована, она занимает более высокое значение по отношению к материи и берет от нее и дает ей только то, что считает нужным брать и давать.

Возьмите состояние Вселенной, описываемое «хаосом». То есть материя не находится ни в каком порядке. Казалось бы, что существование материи вне всякого порядка, а следовательно, при полном отсутствии каких-либо идей – концепций порядка, доказывает, что материя первостепенна и может существовать без идеи. Нет. Сама позиция хаотичной вселенной будет описываться идеей «хаотичности», и таким образом идея «хаоса» будет существовать до, после или взамен действительной хаотичности вселенной. Как общество не может существовать без индивидуумов, так и материя не может существовать без идей.

Что есть определение? В самом слове заложено значение – наложение предела, то есть отделение чего-то от того, что в него не входит. Давайте попробуем определить материальность идеи. Сама по себе идея есть концепция, схема, по которой может развиваться явление, или предел, в котором может существовать предмет. Предел есть граница, отделяющая то, что мы желаем определить. Природа не терпит четких границ.

Всякая форма материи имеет волновую природу, то есть имеет области большего или меньшего насыщения единицы пространства единицами материи. Волна имеет области наивысшего пика, наибольшей концентрации предмета или явления, или области его убывания по краям, одновременно стремящегося к нулю в бесконечности. То есть я, находясь именно здесь, постепенно убываю в своей интенсивности, стремясь к нулю в бесконечно удаленных от меня областях. Я являюсь источником образующего меня поля, и мое взаимодействие с окружающим миром есть проявление интенсивности этого поля. Мой звонок по телефону на другой конец Земли есть мгновенный (ограниченный скоростью передачи сигнала) всплеск усиления моего поля с передачей действия на удаленный предмет, тогда как между мной и этим предметом интенсивность моего поля практически равна нулю. Этот эффект напоминает поведение элементарной частицы, чьи свойства могут наблюдаться в области за пределами области наивысшей интенсивности волны этой частицы, тогда как между этими двумя точками интенсивность поля этой частицы стремится к нулю.

Итак, процесс определения чего бы то ни было есть приближенное допущение, удобное для человеческого сознания, но совсем не абсолютное в плане существования мироздания.

Еще Сократ прекрасно показал невозможность дачи определения, которое не охватывало бы и его противоположность, тем самым отрицая само определение. Однако наличие идеи может определять явление или предмет, поскольку сама идея не является волной, а является концепцией направления и качественной характеристики этой волны.

Материальность идеи также доказуема через расширенное определение самой материи. Если материя – это часть Вселенной, которая как-то себя проявляет, то идея безусловно материальна, поскольку всякая идея одним своим существованием и проявляет себя.

Нередко «идея» используется в более узком социально-человеческом смысле, и когда говорят, что идеи материальны, подразумевают, что следует быть осторожными в производстве идей. Действительно, многие идеи имеют трагические последствия при их соприкосновении с реальностью. Существует глубокая моральная ответственность человека, приводящего в этот мир идеи, за то, каковы эти идеи и каковы могут быть последствия этих идей в процессе их материализации. Сначала я полагал, что творец идеи – философ или просто человек думающий – не может нести ответственность за ту идею, которую он озвучил, придя в этот мир. Может ли быть ответственен Прометей за каждый пожар или костры Треблинки? Может ли быть ответственен Иисус за инквизицию? Эйнштейн – за атомную бомбу? Я полагал, что какую, даже самую благостную идею ни возьми, попади она в плохие руки – и выйдет еще одно проявление Ада.

Но всё же люди несут ответственность за идеи, которые они озвучивают. Что, Эйнштейн мало знал род людской? Это был его свободный выбор – выбрать между славой и постижением тайн материи, которая, оказалось, заключает колоссальную энергию, и тихой жизнью сотрудника швейцарского бюро патентов. Люди! Держите свои идеи при себе… Слава и успех – дешевая монета. Не всякий прогресс полезен человеческому роду. Недаром так заложена в нас консервативность… сидеть за столом, жечь свечи и наблюдать дождь, моросящий по траве.

Идея как концепция отделена от своего воплощения только временем и вероятностью того, что она будет воплощена.

Поскольку время – понятие, присущее чисто живому, и не является обязательной неотъемлемой чертой мироздания, в котором все времена существуют одновременно, а вероятность заключается в количестве параллельных возможностей движения материи, которые во всеобъемлющем определении мироздания тоже сосуществуют параллельно и их число стремится к бесконечности, шаг идеи от идеи до материализации есть лишь иллюзия, которой мы все страдаем.

Идеи обычно нейтральны. То, что мы видим в их материализации, тоже нередко нейтрально. Вся суть заключается в том, какие оценки мы этому даем.

Библейская ветхозаветная история, как Бог предоставил Адаму право назвать животных и растения, как раз показывает то отношение, которое создалось между человеком и Вселенной. Вселенная нейтральна и существует независимо от человека. Но человек озвучивает идеи, по которым движется и существует Вселенная, и, таким образом, человек является наиважнейшей частью этой Вселенной. Пусть в мире окажутся другие озвучиватели подобных идей. Пусть они со своими инопланетными проблемами будут лучше нас, но мы, люди, существуем и продолжаем по стопам Адама озвучивать идеи Творца и давать названия тварям, населяющим его Вселенную.

Интересно, что человек находится в западне собственного сознания. Мы мыслим по определенным логическим шаблонам, не только не соответствующим истинному состоянию мира, но и противоестественным ему.

Подавляющая часть Вселенной не имеет ни верха, ни низа, человек же всё примеряет к этой системе шкал. Вся Вселенная живет без времени, человек отмеряет ее часами. Это всё равно, что муравей бы измерял человеческое чувство любви в муравьиных лапках. «Они испытали любовь на миллион световых муравьиных лапок и поцеловались». Так примерно, если не хуже, выглядит наше измерение Вселенной.

Нам не может прийти никакой мысли, которой к нам не может прийти, в силу устройства нас и нашего быта. Мы узники собственных представлений о самих себе и обо всем, что нас окружает. Но мы единственные нам известные твари, озвучивающие идеи мироздания. Кстати, есть ли животные, обращающие внимание на звезды?

Ведь ночные животные могут аккумулировать гораздо больше фотонов света на своих сетчатках, именно поэтому они и видят в темноте, которая, в общем, не является абсолютной темнотой. Если они способны на это, то их глаза, возможно, могли бы видеть далекие галактики, почти как наши телескопы… Но мочь – это совсем не одно и то же, что быть заинтересованным в этом. Звезды, скорее всего, не очень влияют на их процессы питания и размножения. Имей мы их глаза, возможно, факт огромности Вселенной открылся бы нам гораздо раньше. Но были ли мы готовы открыть этот факт? Возможно, всему свое время. Имей мы способность воспринимать инфракрасный или ультрафиолетовый свет, мы, возможно, видели бы эту Вселенную совсем иначе. Но дело в том, что у эволюции, до недавнего времени, были иные задачи. Она заботилась, чтобы мы раньше времени не померли и чтобы оставили поздоровее да поразнообразнее потомство.

Я полагал, что человек не приспособлен для постижения мироздания, поскольку эволюция не действовала в пользу этого свойства. Это свойство всегда оказывалось за бортом давления естественного отбора. Всех засматривающихся на звезды особей одного вида ели более практичные особи другого или даже своего вида. Но всё же я верю, что именно в этом свойстве и была заложена истинная цель эволюции Вселенной вообще.

Человек волен давать свою интерпретацию идеям, которые сами по себе нейтральны. Они не плохие и не хорошие, не добрые и не злые, не разумные и не безумные. Идеи просто существуют вне пространства и времени, и человек, лишь озвучивая их, дает им оценку.

Нередко перед человеком стоит выбор, как отнестись к той или иной идее. В этом и заключается основа свободы воли человека. И этот выбор может быть решающим для длинной дальнейшей последовательности поступков и мыслей человека. Порой не сама идея, а именно то, как человек ее оценивает, является решающим фактором материальности идеи. Мы видели, как многообразие оценок одних и тех же идей приводит к разнообразию конфликтов и разрывов в ткани человеческой мысли.

Основные пути оценки, осмысления идеи включают в себя: позитивизм, негативизм и нейтральность.

Позитивизм в оценке идеи может означать приложение нейтральной по природе идеи в направлении положительной, оптимистической парадигмы. То есть все теории и выводы, проистекающие от определенной идеи, могут иметь положительную оптимистическую коннотацию.

Например, идея существования ходов (wormholes) в пространственно-временном континууме порождает оптимистическую окраску в выводах о возможности путешествий во времени и полетов на другой конец Вселенной.

Пусть эта научная фантазия может оказаться столь же эфемерна, как плоская Земля в центре Вселенной. Неважно. Если существует идея, она уже материальна, поскольку проявляет себя в материальном мире. Вот один яркий пример ее материальности. Она сейчас движет моими пальцами и ручкой, и ручка скользит по бумаге. Так сейчас эта идея проявляется в массе физических и химических реакций, лежащих в основе скольжения моей ручки по бумаге. Та же идея могла бы приобрести негативную коннотацию – раз есть такие ходы во времени-пространстве, значит, злые жители других миров или гости из будущего могут к нам прилететь и всех нас обидеть. Несмотря на массу подобной фантастики, всё же преобладает позитивистский подход к этой идее.

Мы можем выбирать, какую окраску мы придадим той или иной идее, и я полагаю, что позитивистский подход – более креативен и сонаправлен с созидательным процессом во Вселенной. Простой рационализм заставляет нас выбирать позитивистский подход.

Вот вам один пример, который прояснит мою позицию.

Было два острова в океане. На одном жило дикое племя, на другом – цивилизованное. Однажды оба племени заметили, что на небе появилась очень яркая звезда. Дикое племя решило, что Боги подарили им новую звезду за то, что они были хорошими. Это произвело на них такое впечатление, что они и вправду практически перестали убивать друг друга и занялись поэзией. Короче, стали удивительно милым и образованным в поэтическом плане населением. А второе, цивилизованное племя сразу рассчитало, что это не звезда, а огромный метеорит, который летит на Землю и упадет прямо на их остров. Племя стало строить корабли, отплыло от острова в океан, но пришла буря и всё племя потонуло. А метеорит пролетел мимо Земли и никого не поранил…






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке