Природа современного варварства

Принимая во внимание, что человечество может похвастаться исключительным прогрессом в области технического развития и в прочих областях, следовало бы ожидать, что развитие должно было бы пойти и в направлении истинного гуманизма на глобальном уровне, а варварство в массовых масштабах должно было бы остаться далеко позади в дремучих глубинах кровавой истории человеческого рода. Однако этого не происходит. Двадцатый век, который, наоборот, может послужить величайшим примером разгула массового варварства, парадоксально доказывает, что варварские действия в широких масштабах отнюдь не сходят со сцены новейшей истории мира.

Позвольте мне первым делом определить, что я подразумеваю под массовым варварством. Варварством в массовых масштабах я называю ряд действий, производимых большими массами людей против больших масс других людей. Эти действия, во-первых, конечно же, включают массовые убийства путем самых разных методов умерщвления, причинение физических травм большому количеству людей, а также заключение в тюрьмы больших человеческих масс. Как следствие этих действий, конечно же, происходит массированное уничтожение культурных и материальных ценностей. Всеми этими действиями в особо крупных масштабах и отличался двадцатый век.

Что же может послужить объяснением увеличения размаха варварства в двадцатом веке?

Во-первых, самым простым объяснением может послужить небывалый рост населения планеты. Стало больше людей, которых можно убить, появилось больше людей, которые могут эти убийства совершить. Пожелай Гитлер три-четыре века назад уничтожить шесть миллионов евреев, он бы не смог осуществить это по той простой причине, что такого количества евреев просто бы не нашлось для его кровавых целей.

Во-вторых, улучшилась организационная сторона дела. Средства коммуникации и транспорта позволяют производить любые мероприятия с гораздо большей эффективностью, чем в прошлые века.

В-третьих, усовершенствовались орудия и средства убийства. Во времена Александра Македонского его небольшая армия не могла эффективно убить большую часть более крупной вражеской армии персов, потому что у воинов Александра просто не хватало рук рубить своих успешно разбегавшихся врагов. В наши времена с их совершенным оружием такой проблемы более не наблюдается.

И наконец, в-четвертых. Несмотря на повышение совестливости людей и их внешней настроенности против убийства себе подобных (например, в прошлом убийство на войне считалось в приличном обществе вполне нормальным и даже необходимым атрибутом доблести), новые средства убийства требуют столь малого и непрямого участия убийцы, что убийство, особенно в массовых масштабах, стало очень легким и в общем-то весьма отвлеченным делом. Например, если сравнить два действия: первое – убийство с помощью топора – на него пойдет гораздо меньше людей, и гораздо меньше людей может быть убито этим самым топором; второе действие – нажатие кнопки, запускающей ракету с ядерной боеголовкой. Это действие может произвести даже ребенок, однако последствия будут в миллионы раз серьезнее, чем «всего лишь» размахивание топором.

Итак, вышеуказанные доводы объясняют масштабы варварства двадцатого века как бы с технической точки зрения. Давайте теперь рассмотрим идеологическую подоплеку массового варварства. Двадцатый век стал эпохой апогея попыток осуществления многих утопических идей социальных преобразований, националистических идей и прочих явлений, имеющих идеологическую подоплеку. Принесение в жертву общечеловеческих принципов морали и даже древних библейских заповедей во имя новых идеалистических устремлений, вроде мирового господства высшей расы или пролетариата, стало нормой жизни, обыденной реальностью прошедшего столетия.

Кроме этого, следует отметить, что всякое массовое насилие обычно оправдывается, как отмщение, то есть как реакция на другое насилие или агрессию, которые имели место ранее. Практически в каждом случае агрессии можно найти оправдательную риторику, которая объясняет и легитимизирует эти варварские действия.

Однако прежде чем перейти к анализу современности, надо отметить, что мнение о двадцатом веке как о веке, превзошедшем по масштабам варварства прошлые века, является, скорее всего, иллюзией.

Дело в том, что мы отчетливее видим то, что к нам ближе. В прошлые века в масштабах, вполне сопоставимых с двадцатым веком, например, уничтожалось коренное население обеих Америк. На основе современных данных можно сказать, что когда 12 октября 1492 года Христофор Колумб сошел на один из островов континента, вскоре названного «Новым светом», его население составляло от 100 до 145 миллионов человек. Два века спустя оно сократилось на 90%. К сегодняшнему дню самые «удачливые» из существовавших когда-то народов обеих Америк сохранили не более 5% своей прежней численности. По своим размерам и продолжительности (до сегодняшнего дня) геноцид коренного населения Западного полушария не имеет параллелей в мировой истории.

Причем обратите внимание: все эти люди были уничтожены не атомными бомбами или газовыми камерами, а простыми топорами, пиками, саблями и допотопными мушкетами.

Чтобы ощутить размах трагедии, представьте, что на нашу планету в стиле Колумба приземлились инопланетяне и начали колонизацию Земли, в результате которой за два века были бы разрушены все наши города и убито около 5,5 миллиардов человек. Человеческое население Земли составляло бы к 2200 году лишь 600 миллионов человек. Как раз в этот момент облагоразумившееся правительство инопланетян стало бы уважать и сохранять культуры первых наций, населявших Землю.

Я думаю, что после приведенного сравнения вам уже не хочется, чтобы на нашем веку на Землю открыто явились инопланетяне.

Было бы естественно обратить свои взоры к наиболее яркому примеру варварства двадцатого века: феномену гитлеровского фашизма. Я бы хотел привести здесь пространную цитату из рецензии на «Майн кампф» Адольфа Гитлера, написанную никем иным, как Джорджем Оруэллом, автором знаменитой антиутопии «1984 год». Рецензия, которую я сейчас процитирую, была написана в 1940 году, и она, по моему мнению, отлично поясняет существовавшее в то время настроение в германском народе:

«Символичной для нынешнего бурного развития событий[9] стала осуществленная год назад публикация издательством “Херст энд Блэкетт” полного текста “Майн кампф” в явно прогитлеровском духе. Предисловие переводчика и примечания написаны с очевидной целью приглушить яростный тон книги и представить Гитлера в наиболее благоприятном свете. Ибо в то время Гитлер еще считался порядочным человеком. Он разгромил немецкое рабочее движение, и за это имущие классы были готовы простить ему почти всё. Как левые, так и правые свыклись с весьма убогой мыслью, будто национал-социализм – лишь разновидность консерватизма. Потом вдруг выяснилось, что Гитлер вовсе и не порядочный человек. В результате “Херст энд Блэкетт” переиздало книгу в новой обложке, объяснив это тем, что доходы пойдут в пользу Красного Креста. Однако, зная содержание книги “Майн кампф”, трудно поверить, что взгляды и цели Гитлера серьезно изменились. Когда сравниваешь его высказывания, сделанные год назад и пятнадцатью годами раньше, поражает косность интеллекта, статика взгляда на мир. Это – застывшая мысль маньяка, которая почти не реагирует на те или иные изменения в расстановке политических сил. Возможно, в сознании Гитлера советско-германский пакт не более чем отсрочка. По плану, изложенному в “Майн кампф”, сначала должна быть разгромлена Россия, а потом уже, видимо, Англия. Теперь, как выясняется, Англия будет первой, ибо из двух стран Россия оказалась сговорчивей. Но когда с Англией будет покончено, придет черед России – так, без сомнения, представляется Гитлеру. Произойдет ли это на самом деле – уже, конечно, другой вопрос.

Предположим, что программа Гитлера будет осуществлена. Он намечает, спустя сто лет, создание нерушимого государства, где двести пятьдесят миллионов немцев будут иметь достаточно “жизненного пространства” (то есть простирающегося до Афганистана или соседних земель); это будет чудовищная, безмозглая империя, роль которой, в сущности, сведется лишь к подготовке молодых парней к войне и бесперебойной поставке свежего пушечного мяса. Как же случилось, что он сумел сделать всеобщим достоянием свой жуткий замысел? Легче всего сказать, что на каком-то этапе своей карьеры он получил финансовую поддержку крупных промышленников, видевших в нем фигуру, способную сокрушить социалистов и коммунистов. Они, однако, не поддержали бы его, если бы к тому моменту своими идеями он не заразил многих и не вызвал к жизни целое движение. Правда, ситуация в Германии с ее семью миллионами безработных была явно благоприятной для демагогов. Но Гитлер не победил бы своих многочисленных соперников, если бы не обладал магнетизмом, что чувствуется даже в грубом слоге “Майн кампф” и что явно ошеломляет, когда слышишь его речи. Я готов публично заявить, что никогда не был способен испытывать неприязнь к Гитлеру. С тех пор как он пришел к власти, – до этого я, как и почти все, заблуждался, не принимая его всерьез, – я понял, что, конечно, убил бы его, если бы получил такую возможность, но лично к нему вражды не испытываю. В нем явно есть нечто глубоко привлекательное. Это заметно и при взгляде на его фотографии, и я особенно рекомендую фотографию, открывающую издание “Херста энд Блэкетта”, на которой Гитлер запечатлен в более ранние годы чернорубашечником. У него трагическое, несчастное, как у собаки, выражение лица, лицо человека, страдающего от невыносимых несправедливостей. Это, лишь более мужественное, выражение лица распятого Христа, столь часто встречающееся на картинах, и почти наверняка Гитлер таким себя и видит. Об исконной, сугубо личной причине его обиды на мир можно лишь гадать, но в любом случае обида налицо. Он мученик, жертва, Прометей, прикованный к скале, идущий на смерть герой, который бьется одной рукой в последнем неравном бою. Если бы ему надо было убить мышь, он сумел бы создать впечатление, что это дракон. Чувствуется, что, подобно Наполеону, он бросает вызов судьбе, обречен на поражение, и всё же почему-то достоин победы. Притягательность такого образа, конечно, велика, об этом свидетельствует добрая половина фильмов на подобную тему.

Он также постиг лживость гедонистического отношения к жизни. Со времен последней войны почти все западные интеллектуалы и, конечно, все “прогрессивные” основывались на молчаливом признании того, что люди только об одном и мечтают – жить спокойно, безопасно и не знать боли. При таком взгляде на жизнь нет места, например, для патриотизма и военных доблестей. Социалист огорчается, застав своих детей за игрой в солдатики, но он никогда не сможет придумать, чем же заменить оловянных солдатиков; оловянные пацифисты явно не подойдут. Гитлер, лучше других постигший это своим мрачным умом, знает, что людям нужны не только комфорт, безопасность, короткий рабочий день, гигиена, контроль рождаемости и вообще здравый смысл; они также хотят, иногда по крайней мере, борьбы и самопожертвования, не говоря уже о барабанах, флагах и парадных изъявлениях преданности. Фашизм и нацизм, какими бы они ни были в экономическом плане, психологически гораздо более действенны, чем любая гедонистическая концепция жизни. То же самое, видимо, относится и к сталинскому казарменному варианту социализма. Все три великих диктатора упрочили свою власть, возложив непомерные тяготы на свои народы. В то время как социализм и даже капитализм, хотя и не так щедро, сулят людям: “У вас будет хорошая жизнь”, Гитлер сказал им: “Я предлагаю вам борьбу, опасность и смерть”; и в результате вся нация бросилась к его ногам. Возможно, потом они устанут от всего этого и их настроение изменится, как случилось в конце прошлой войны. После нескольких лет бойни и голода “Наибольшее счастье для наибольшего числа людей” – подходящий лозунг, но сейчас популярнее “Лучше ужасный конец, чем ужас без конца”. Коль скоро мы вступили в борьбу с человеком, провозгласившим подобное, нам нельзя недооценивать эмоциональную силу такого призыва»[10].

Всегда интересно прислушаться к современнику тех событий; как вы можете заметить, Оруэлл отмечает, что дело не только в маньяке Гитлере, не только в капитале, его поддержавшем, – а дело в состоянии умов, и это состояние предрасположено к варварству, оно готово его принять и стать его активнейшим соучастником.

Из вышесказанного следует, что мало наладить бесперебойную поставку материальных благ, мало обеспечить человечество всем, чего оно только пожелает; что бы мы ни делали, рано или поздно оно впадает в стадию варварского безумия… Такое впечатление, что всё человечество болеет всеобщим буйным помешательством, иногда сменяющимся продолжительными стадиями ремиссии, но нередко выливающимся в острые психотические эпизоды, которые со временем становятся всё интенсивнее и интенсивнее.

Основная проблема итогов второй мировой войны заключается в том, что, несмотря на победу над гитлеризмом, все эти ужасы варварства были совершены и будут сосуществовать с образом человечества. Дело в том, что в мире наблюдается склонность испытывать трепетное уважение к прецедентам. Сначала какое-нибудь событие окрестят «беспрецедентным», а потом сравнивают все последующие подобные события с этим эталоном. Так вот, вторая мировая война создала эталон варварства, которому в масштабах и жестокости уступают все предыдущие «достижения» человечества. Когда уже совершено какое-то беспрецедентное действие, как бы стирается порог для его повторения. Конечно, мир ужаснулся, глядя сам на себя, и какое-то время пребывал в шоке, но мы знаем, что у мира память коротка. Вот уже теперь возникают теории, что уничтожение евреев и прочие ужасы фашизма просто никогда не имели места. Нашему поколению, так или иначе затронутому отдаленными последствиями войны, с убиенными и невинно замученными прабабушками и прадедушками, такое утверждение пока кажется нонсенсом. Но что будет еще через пару поколений?

Всё-таки дело не столько в лидерах, сколько в состоянии умов. Возможно, войны заканчиваются не тогда, когда кто-то из противников побеждает, а тогда, когда у людских масс снижается военный задор и им больше не хочется воевать. Раньше этот срок был десять лет, как в описанной в «Илиаде» Троянской войне, потом стал семь лет, как в походе Александра Македонского, в двадцатом веке этот срок сократился до четырех лет… Обе мировые войны длились примерно по четыре года каждая.

Если обратить наши взоры на современное состояние умов, следует отметить некоторое разрыхление понятий добра и зла, греха и добропорядочности. Нынешний мир гораздо дальше ушел от принятых веками норм морали, и поэтому удерживающие от варварства узы стали гораздо слабее.

В чем же может быть выход в сложившейся ситуации? Какие действия могут предотвратить очередную волну будущего варварства? Варварство в мире может быть остановлено теми же механизмами, которыми оно пресекается в развитых странах, – сильная полиция и армия, единая система судов, соблюдение законов и главное – воспитание населения в духе поддержания внутреннего порядка.

Следовательно, для того, чтобы пресечь саму возможность массированного варварства в мире, необходимо превратить мир во что-то вроде федеративного союза государств с отношениями и правами типа отношений между штатами в рамках Соединенных Штатов или провинциями, входящими в состав Канады.

Насколько далек мир от такого объединения? Чтобы описать сегодняшнюю ситуацию, давайте представим планету в качестве огромного феодального государства. Независимые бароны (отдельные страны) периодически ведут войны между собой, и король (скажем, США) является всего лишь самым крупным феодалом. В такой стране нет единых законов. То есть, возможно, они написаны, но никем не соблюдаются. Никто не уважает решений единого суда, и каждый делает, что ему заблагорассудится. Бароны имеют почти безраздельную власть над своими подданными. Мне кажется, это сравнение описывает ситуацию в современном мире. К этому следует еще добавить единство наций, поскольку каждый «барон» имеет свои национальные корни, что никак не способствует всеобщему объединению.

К сожалению, для того, чтобы так или иначе обезопасить мир, его нужно объединить под властью реально действующих международных органов административной и военной власти. К сожалению, ООН таковым органом не является. Необходима система международных судов (международные суды, существующие в настоящий момент, не действенны, потому что далеко не все страны признают их решения, да и те, которые формально признают, не всегда выполняют)[11], международной армии в роли, если хотите, международного жандарма. Дело в том, что если США узурпировали роль международного жандарма, вызвав всеобщее возмущение, это вовсе не значит, что планете Земля не нужен международный жандарм. Без жандарма не может быть порядка. А без порядка мир обречен на новые приступы варварства.

В чем же выход? Как можно объединить планету под единой умеренной и неварварской властью? Прежде всего необходимо изменить состояние умов. На сегодняшний день средства массовой информации и школьное образование крайне манипулятивны. Все смотрят в основном одни и те же национальные каналы новостей, посещают одни и те же школы, которые пропагандируют определенные позиции, прививаемые подавляющей части населения. Мир, к тому же, представляет собой чрезвычайно неоднородную среду в экономическом плане. Человек, проживающий в развитой стране, подчас потребляет благ на сумму, которой бы хватило, чтобы поддержать жизнь целого селения где-нибудь в Африке. Такое крайнее неравенство наблюдалось и в старинном феодальном государстве, в котором еще не существовало социальных институтов и эффективного единого налогообложения. В этом наше сравнение современного мира с феодальным государством также являет собой удачную иллюстрацию сложившейся обстановки.

Примером попыток объединения разных стран под единым управлением может послужить Европейский cоюз. Нельзя сказать, что если на референдуме французы проголосовали против Конституции ЕС, – Европейский союз развалится. Во-первых, речь шла только о новой конституции. Старые соглашения остаются в силе. Против принятия евроконституции во Франции – второй по величине экономике в Европе – проголосовали 54,87% французов, что означает лишь незначительный перевес в пользу противников и может быть результатом местных политических игр. Среди причин, почему французы проголосовали против, местные аналитики называют недовольство нынешней социально-экономической политикой. К тому же французское «нет» во многом стало реакцией на поспешное расширение ЕС за счет стран Восточной Европы и Балтии. Следующей страной, которая может отвергнуть Конституцию ЕС, могут стать Нидерланды. По данным последних опросов, большинство избирателей (57-60%) настроено против основного закона ЕС. Чтобы Конституция вступила в силу в 2007 году, ее должны ратифицировать все 25 членов ЕС. «Французы неожиданно увидели, что оказались в Европе, которую они не понимают», – отмечает газета Le Figaro. На это наложились и нынешние, вызванные глобализацией социально-экономические трудности Франции, ведущие к изменению традиционного образа жизни французов.

Тем не менее, эти события не означают краха Евросоюза, так как до 2009 года продолжает действовать Договор Ниццы.

То есть, если устранить отрицательные факторы поспешного, я бы сказал, преждевременного расширения Евросоюза на восток и местные социально-экономические соображения, Евросоюз может стать моделью для будущего «Мирового союза». Конечно, в настоящий момент это звучит утопией, однако мир уже меняется и будет продолжать меняться в ближайшее время.

Одним из возможных факторов, способствующих снижению вероятности повторения приступов массового варварства путем образования всемирных органов исполнительной и законодательной власти, может стать, как ни странно, изменение состояния умов населения Земли под действием технического прогресса, а именно – интернетизации телевидения, которая приведет к закату телевидения как мощнейшего орудия манипуляции общественным сознанием. Дело в том, что на сегодняшний момент, несмотря на свое поразительное развитие, интернет еще находится в пеленках. Он пока не может конкурировать с телевидением, которое позволяет большинству телезрителей пассивно накачивать себя скрытой и явной пропагандой тех каналов, которые доступны в том или ином геополитическом регионе.

Сращение интернета с телевидением, когда большинство материалов в интернете будет в форме видеоматериалов, доступных через обычный телевизор, стоящий напротив дивана в углу комнаты, приведет к тому, что манипулятивное действие современного телевидения ослабится, поскольку люди начнут выбирать сюжеты и источники сюжетов в соответствии со своими вкусами; в таком случае этими источниками вовсе не обязательно будут те каналы, программы и сайты, которые в настоящее время пропагандируют сепаратистские настроения, бредовые идеи о национальной независимости и антиглобалистические воззрения, которые, как это ни странно, тормозя образование единых мировых механизмов регулирования, приближают очередную волну всемирного варварства.

Давайте попробуем представить, как бы развивались события после знаменитого теракта против США, совершенного 11 сентября 2001 года, если бы мир представлял собой Мировой союз с едиными действительно действующими органами власти.

ООН бы немедленно организовала эффективную комиссию по расследованию теракта, с которой действительно кооперировали бы все страны. Зачинщики теракта были бы найдены и преданы суду. Не нужно никаких войн с Афганистаном, Ираком, нефтяных кризисов и всего прочего, чем был насыщен мир в первые пять лет двадцать первого века. Почему же этого не происходит? Потому что местные власти имеют огромные силы и полномочия, а международные власти таковых не имеют. Потому что местные национальные правительства используют терроризм для своих политических игр.

Как это ни странно, именно рост благосостояния мирового населения и технический прогресс в сочетании с эволюцией средств массовой информации, делающей каждого отдельного человека более свободным в выборе позиций и взглядов, более независимым от власти национальных государств, сможет переломить ситуацию, в которой варварство в мировых масштабах в настоящий момент не только возможно, но и наиболее вероятно, и вывести человечество на новый уровень развития, на котором мировое варварство будет искоренено, как некогда был искоренен произвол внутри государств, по крайней мере в благополучных странах.

Мои утверждения звучат утопично, и если завтра мир разразится новым беспрецедентным взрывом всеобщего варварства, вы будете плевать мне в лицо, называть жалким мечтателем и так далее.

Необходимо отметить, что несмотря на давнюю мудрость, что в мире ничего не меняется и история всегда повторяется, всё-таки надо признать, что в мире что-то меняется и что эти изменения позволяют надеяться, что они проявляются не только как внешний лоск цивилизации, который может быть мгновенно сдут любым дуновением ветра невзгод, но как глубинный прогресс человечества к организации более разумных систем мироустройства.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке