Победа сатанизма в современном мире?

Наблюдая за окружающей нас современностью, неизбежно приходишь к выводу, что сатанизм в своей древней внешней форме победил в полной мере. То, что ранее было неотъемлемым атрибутом ведьмовских шабашей и прочей нечисти, с комфортом заполонило наши экраны, журналы и газеты, ну и, конечно же, переполнило услужливо подвернувшийся интернет. Трудно сказать, какие виды жесточайших убийств с затейливым членовредительством еще не видел на экране современный человек, какие извращения не удалось ему лицезреть в течение его нескончаемой одиссеи телеглазоблудий. Но самое страшное даже не то, что именно мы видим, слышим и читаем, а то, как мы это воспринимаем. Нечеловеческие ужасы посещают нас с экранов телевизоров за семейным обедом или в диванном расслаблении, как нечто привычное и не выходящее из ряда вон.

Необходимо без излишнего морализма попробовать разобраться, что же происходит. Почему действия, которые ранее являлись верхом разврата, превращаются в норму жизни? Почему элементарные нормы такта и приличия отметаются повсеместно?

Под «сатанизмом» я не имею в виду конкретное течение, возникшее в девятнадцатом веке на волне романтической эстетизации зла как реакция на доминирующее положение христианской религии. Сатанисты заимствовали библейский образ Сатаны, но трактуют его прямо противоположным образом – как позитивный символ могущества и свободы.[12] Для простоты изъяснения, под сатанизмом я подразумеваю все те действия, явления и образы, которые ассоциировались бы с проявлениями нечистых сил в прежние эпохи.

Я не хочу загрязнять свою книгу описаниями и перечислениями тех отвратительных зрелищ, свидетелем которых становится каждый современный человек, едва включив телевизор. Откуда приходят волны электронных сообщений, без видимой коммерческой выгоды пропагандирующих инцест?

Казалось бы, если бы подобные зрелища вдруг предстали перед глазами прошлых поколений, они неизбежно привели бы в смятение подавляющее большинство и характеризовались как верный признак победы сатанизма.

Интересно отметить, что при всем этом в результате опроса тысячи взрослых американцев выяснилось, что только 0,5% из них думают, что попадут в ад, а примерно две трети от общего числа респондентов считают, что попадут в рай.[13]

По сути дела, у адских сил не осталось своих привычных атрибутов, и папа римский даже практически отменил ад для грешников, видимо, за ненадобностью оного, потому что всё, что люди могли бы увидеть и испытать в аду, они вполне могут себе позволить и на земле.

Кроме того, римская католическая церковь, которая многие столетия являлась символом догматизма, не отстает и от других нововведений. Ныне усопший папа римский Иоанн-Павел II в одной из проповедей на площади Святого Петра сделал такое сенсационное пророчество: «Все праведники, а не только верующие, спасутся и попадут в рай». Таким образом, впервые глава римской католической церкви, являющийся видным теологом и толкователем Священного Писания, пообещал загробное блаженство не только истинно верующим в Иисуса Христа католикам, но и всем «добрым людям, следующим Его заповедям в повседневной жизни», даже если они не являются приверженцами христианской религии и вообще верующими.

Сатанизм из практики жизни перекочевал в виртуальный мир, где перестал быть осуждаем и стал чем-то вроде жевательной резинки, слегка вредной – до того, как ее не стали делать без сахара и не доказали, что новые разновидности жвачки даже полезны для зубов.

Прививка виртуального сатанизма была дана большей части современного человечества, и сейчас хроники настоящих трагедий смотрятся на экранах как-то блекло по сравнению с фильмами ужасов со спецэффектами.

Человечество напоминает подростка, повзрослевшего настолько, что родители разрешают ему оставаться допоздна и смотреть взрослые фильмы, а также закрывают глаза на то, что он покуривает сигареты.

Надо сказать, как это ни странно, всеобщей катастрофы пока не происходит. Общество живет, как и жило, хотя преступность находится на чрезвычайно высоком уровне. Насилие в телевизионных программах увеличилось на 100% с 1980 года. В самое удобное для зрителей телевизионное время в течение одного часа показывается до 14 сцен насилия и жестокости. По некоторым данным, теленасилие является причиной 15-20% актов насилия, совершающихся в реальной жизни. Особенно подвержены телевизионной агрессии дети и подростки, поскольку, по данным Американской медицинской ассоциации, за годы, проведенные в школе, среднестатистический ребенок видит по телевизору 8 тыс. убийств и 100 тыс. актов насилия (по другой статистике – 50 тыс. убийств и 200 тыс. сцен насилия). По данным медицинского факультета Гарвардского университета (Harvard University), к 18-летнему возрасту американский ребенок видит насилие на экране телевизора более 180 тыс. раз – из них примерно 80 тыс. убийств. Как результат, каждые 24 минуты в Америке совершается убийство. Каждые 10 секунд – кража со взломом. Каждые 7 минут – изнасилование! Вероятность стать жертвой преступления в Америке гораздо больше, чем вероятность попасть в аварию. За свою жизнь риск быть убитым для каждого американца – 1 к 133; убийства среди подростков увеличились на 232% с 1950 года.

Современный ребенок проводит 28 часов в неделю перед телевизором – это больше, чем он тратит на занятия в школе. Как минимум час в день он играет в видеоигры или путешествует по интернету. Несколько часов в неделю он посвящает просмотру фильмов и прослушиванию музыки.

По данным Mediascope, 66% детских телепередач, транслируемых в США, содержат сцены насилия, причем в трех четвертях случаев телевидение демонстрирует программы, в которых насилие никак не наказывается. По данным Национального института психического здоровья (National Institute of Mental Health), лишь 4% программ, в которых присутствуют сцены насилия, содержат ярко выраженный призыв к ненасилию.

За последние сорок лет в мире было проведено более тысячи исследований, посвященных влиянию телевидения и кинематографа на детей. Исследования проводились во многих странах мира, среди мальчиков и девочек, принадлежащих к различным расам, национальностям и социальным группам. Тем не менее, результаты исследований были практически идентичны: агрессия на экране делает детей более агрессивными по отношению к людям и к неодушевленным предметам. Американская Академия педиатрии (American Academy of Pediatrics) опубликовала четыре фундаментальных вывода из этих исследований. Во-первых, дети, которые смотрят много передач, содержащих сцены насилия, воспринимают насилие как легитимный способ разрешения конфликтов. Во-вторых, просмотр сцен насилия делает человека более беззащитным к насилию в реальной жизни. В-третьих, чем больше ребенок видит сцен насилия на экране, тем больше шансов, что он станет жертвой насилия. В-четвертых, если ребенок отдает предпочтение просмотру телепрограмм, содержащих сцены насилия, существует значительно большая вероятность, что он вырастет агрессивным человеком и даже совершит преступление.

Несовершеннолетние склонны верить всему, что говорится с экрана. К примеру, в 2001 году Kaiser Family Foundation выяснил, что 60% подростков больше доверяют медицинской информации, передаваемой по телевидению, чем мнению их лечащих врачей. Телевизионное насилие особенно опасно для маленьких детей в возрасте до 8 лет, потому что они не могут точно различить – где начинается реальная жизнь, а где кончается фантазия. Ужасы кино они воспринимают как реальность. Есть несколько печальных примеров. В конце 1980-х годов пятилетний мальчик посмотрел мультфильм про Бивиса и Батхэда на MTV. В этом мультфильме тупые персонажи безуспешно пытались воспользоваться спичками. У мальчика эксперимент удался – в результате сгорел трейлер, в котором жила его семья, и его двухлетняя сестренка. Мать погибшего ребенка, оставившая детей без присмотра, местные пожарные организации и многие общественные организации начали кампанию за запрещение этого мультфильма. Компромисс был найден: MTV исключила сцены пиромании из историй о Бивисе и Батхэде. Известны случаи, когда дети после просмотра фильмов про Супермена пытались летать, выпрыгивая из окон второго этажа.

Надо отметить, что 85% наиболее популярных в США видеоигр также содержат акты насилия. Исследование, проведенное в 1996 году среди четырехлетних мальчиков и девочек, показало, что большинство из них (59% девочек и 73% мальчиков) назвали своими любимыми видеоиграми те, которые содержат акты насилия. В 1999 году двое школьников, живших в городе Литлтон, штат Колорадо, убили 12 своих одноклассников и ранили 23-х, после чего застрелились. Расследование показало, что одним из факторов, подвинувших их на совершение убийства, вероятно, стала популярная компьютерная игра Doom. Оба подростка постоянно играли в нее. Одноклассников, с которыми у них не сложились отношения, будущие убийцы называли монстрами (по сюжету Doom герой воюет с человекоподобными монстрами).

Телевидение оказало большое влияние на уровень преступности: существует четкая зависимость – уровень преступности в той или иной стране возрастал через 10-15 лет после появления в ней телевидения. В 2001 году в США был опубликован доклад главного хирурга страны, посвященный проблеме молодежного насилия (Youth Violence: A Report of the Surgeon General). В этом докладе подчеркивалось, что просмотр фильмов и телепрограмм, содержащих акты насилия, является фактором риска для подростка. По воздействию на сознание ребенка он находится на том же уровне, что и иные факторы риска – бедность, плохое социальное окружение, низкий уровень интеллекта и т д.

Опросы общественного мнения показывают, что примерно три четверти жителей США убеждены в том, что телевизионные передачи перегружены насилием. Опрос, проведенный телекомпанией Fox News после очередных случаев убийств, совершенных школьниками, показал, что 29% американцев считают создателей кинофильмов, телепередач и музыки виновными в этих преступлениях (58% возложили вину на родителей). Аналогичный опрос службы Gallup показал, что жители США считают телевидение второй главной причиной роста детского насилия: 40% возложили главную вину на родителей, 8% – на телевидение, 7% – на недостатки работы учителей, 6% – на психологические проблемы детей, 5% – на утрату обществом строгих моральных императивов.

Насилие – один из ключевых сюжетов, используемых голливудскими кинопроизводителями. По данным Администрации классификации и рейтинга (Classification and Rating Administration) (службы, отвечающей за маркировку фильмов и определение их доступности для детей), с 1968 по 1990 год в США было выпущено более 10 тыс. фильмов, основу сюжета которых составляли акты насилия. В 2002 году голливудскими студиями было выпущено 132 фильма, 49 из которых содержали сцены жестокости и насилия.

Некоторые эксперты считают, что обилие игровых фильмов притупляет у людей понимание ценности человеческой жизни. Реальные катастрофы и теракты, в результате которых гибнут люди, часть общества ныне воспринимает, как «реальное телешоу» или продолжение известного боевика.

Подростки и молодые люди, которые смотрят телевизор как минимум один час в день, более склонны к совершению агрессивных действий, чем их ровесники, которые тратят свое время на иные занятия. Этот вывод был сделан в результате обследования, которое проводилось на протяжении 17 лет.

Среди подростков, которые смотрели телевизор менее часа в день, лишь 5,7% совершили акты насилия. Среди тех, кто просиживал перед экраном телевизора от часа до трех часов в день, таких было 18,4%, а среди телефанатиков (более трех часов просмотра в день) – 25,3%. Аналогичные закономерности прослеживаются и среди взрослых. При этом, по данным исследовательской группы Nielsen Media Research, в среднем в США дети в возрасте 2-17 лет смотрят телевизор около 2 часов в день, мужчины – более четырех часов, женщины – более пяти.

Выдуманные ужасы вторгаются в реальную жизнь. Многие детективы и боевики становятся образцами для совершения реальных преступлений. Широко известен случай, когда два грабителя попытались повторить ограбление поезда, перевозящего деньги. Причем образцом для подражания послужило не реальное ограбление, совершенное в Англии в 1950-е годы, а фильм, снятый об этом, – «Поезд с деньгами» (Money Train). В начале 2003 года два молодых американца убили свою мать и расчленили ее тело, чтобы избавиться от улик. В одном из эпизодов популярного телесериала «Семья Сопрано» (Sopranos), который любили смотреть убийцы, мафиози действовали аналогичным образом.

В 1998 году маркетинговой фирмой Mediascope было проанализировано более 8 тыс. часов телепередач, транслировавшихся по различным каналам американского телевидения. Как было установлено, 60% программ содержали сцены насилия. Ученые из университета штата Айова Брэд Бушман (Brad Bushman) и Крэйг Андерсон (Craig Anderson) сравнили статистику реально совершенных преступлений (для этого были использованы данные ФБР) и преступления, показанные в наиболее популярных телевизионных шоу, описывающих работу полиции и спецслужб. Как показало исследование, убийства составляют 0,2% всех преступлений, совершаемых в США, – однако убийства составляют половину всех преступлений, показанных по телевидению.

Известный американский кинокритик Майкл Медвед (Michael Medved) заметил, что американское телевидение является самым страшным местом в стране. Ежедневно в прайм-тайм (время, когда у телевизоров собирается максимум зрителей) телезритель видит на экране примерно 350 персонажей. Семерых из них убивают. Медвед пишет: «Если экстраполировать эту статистику в реальную жизнь, то через 50 дней все жители США были бы мертвы».

Насилие на экране опасно прежде всего для самих зрителей. В 2002 году в США начался показ фильма «Кретин» (Jackass). Этот фильм, основанный на популярном сериале, долгое время существовавшем на канале MTV, показывали в 35 тыс. кинотеатров. Фильм содержит множество шуток, часто откровенно глупых и абсурдных. Тем не менее, «Кретин» вызвал волну подражаний: в США были зарегистрированы десятки случаев, когда подростки повторяли или пытались повторить некоторые трюки, показанные в фильме. Во многих случаях это кончалось плачевно. К примеру, 15-летний подросток решил повторить одну из сцен «Кретина». Он облил свои брюки спиртом и сел на костер. Его друзья, снимавшие сцену на видеокамеру, доставили «актера» в больницу. Другой случай закончился смертью 22-летнего парня, который установил стул в кузове движущегося грузовика, поджег его и попытался выпрыгнуть на ходу. Его друзья также снимали этот подвиг на видеокамеру.

В 1993 году вышел фильм «Программа» (The Program), посвященный американскому футболу. В фильме есть сцена – игроки ложатся на шоссе, чтобы закалить свою волю. В США пятеро подростков, независимо друг от друга, попытались применить этот метод на практике. Трое из них погибли под колесами машин, двое получили тяжелые травмы. После кампании протестов кинокомпания Touchstone Films изъяла эту сцену из всех копий ленты.

Американские рекламодатели считают большой удачей, если их телевизионный ролик оказал влияние на 1% зрителей. Если считать, что сцены насилия оказывают воздействие на тот же процент населения, то вырисовывается страшная картина. Если одну программу или фильм, содержащие акты насилия, посмотрели 10 млн. человек, то 100 тыс. из них становятся более агрессивными. Кроме того, исследования, проведенные под патронажем Американской ассоциации психологов (American Psychological Association), показали, что полученная таким образом агрессивность имеет свойство «накапливаться» у зрителей и способна спровоцировать человека на преступление.

Исследование Мичиганского университета показало, что насилие на экране оказывает на человека действие, подобное никотину. Механизм его действия схож с действием сигареты: чем больше насилия видит человек, тем оно ему больше нравится. Более того, у любителей боевиков, агрессивных видеоигр и т д. вырабатывается привычка к актам насилия. Если человек некоторое время лишен подобных зрелищ, то он начинает испытывать дискомфорт.

По данным исследования, проведенного Принстонским университетом, произведенные в США кинофильмы и телепрограммы, содержащие акты насилия, наиболее востребованы в иных странах мира, закупающих американскую кино– и видеопродукцию. Одна из причин этого в том, что такие фильмы и программы легче переводить на иностранные языки и адаптировать к вкусам местной аудитории. К примеру, перевод комедийного фильма или юмористической передачи намного более сложен, поскольку иностранный зритель должен понимать реалии, в которых действуют персонажи этих программ и лент, а также иметь представление об американской поп-культуре.

Большинство из описанных фактов касаются США, страны, в которой государство буквально помешано на законах, где жестоко пресекаются малейшие нарушения и огромное количество людей сидит в тюрьме. Самый высокий официально признанный процент заключенных имеют Соединенные Штаты Америки, где на 100 тыс. жителей приходятся 565 человек, находящихся в местах лишения свободы. Ирония состоит в том, что этот процент (примерно 0,5%) совпадает с числом американцев, планирующих попасть в ад…

Может показаться, что этому нет никакого другого объяснения, кроме прямого попустительства правительства Соединенных Штатов. Если бы в намерения правительства входило реально бороться с преступностью, оно неизбежно приняло бы ряд законов, запрещающих демонстрацию насилия и разврата в практически неограниченных объемах.

Возможно, чтобы понять причины подобного парадокса, следует пойти дальше. Ведь не только США страдают от вышеперечисленных явлений. Несмотря на то, что некоторые страны Европы (такие, как Норвегия и Дания) практически исключают сцены насилия из официального телевещания, это малоэффективно, поскольку видеофильмы и видеоигры по-прежнему доступны в той же мере, как и в других странах.

В современном обществе явно ощущаются и перегибы насчет однополой любви. Практически в каждом фильме есть герой нестандартной половой ориентации. У людей уже сложилось впечатление, что человечество разделяется чуть ли не пополам на гетеросексуалов и гомосексуалов. Однако даже по самым завышенным подсчетам доля гомосексуалов с установившейся ориентацией не привышает 10-15% населения. Официальная статистика называет цифры 2-4%, однако мы можем допустить, что эти результаты занижены.

Вопрос антирасизма, превратившегося чуть ли не в расизм против белых, может служить иллюстрацией другой странности современного общества.

Однополая любовь, надо сказать, была приемлема в древнегреческой и древнеримской культуре, так что нельзя утверждать, что принятие подобного явления современным обществом является уникальным фактом. Этого, однако, нельзя сказать об однополых браках. Легализация подобных союзов опасна, так как она ведет к пересмотру самого института брака. С Аристотеля, с римского и германского права целью супружества считалась не любовь, а семья со всеми ее аспектами – социальным, имущественным, демографическим, юридическим. Однополые браки упраздняют некоторые из этих сторон брака, заменяя их лишь чувствами, сексуальной жизнью. Мы не знаем, к чему это приведет, просто потому, что у человечества нет соответствующего опыта. Другим фактором стало перераспределение ролей мужчин и женщин. Испокон веков считалось, что мужчина должен делать мужскую работу, а женщина – женскую. Еще в древнем Риме однополые браки не допускались, потому что считалось, что женщина должна всегда оставаться в подчинении мужчины. С освобождением женщин произошло переосмысление ролей в браке, что привело брак к его сегодняшнему состоянию в западных странах – чуть ли не исключительно деловой союз, причем совершенно необязательный.

Возникает ощущение, что если раньше религия, мораль и семья выполняли важную сдерживающую функцию поддержания порядка в обществе, то с тех пор, как общество смогло позволить себе сильную и эффективную полицию, надобность в этих механизмах сдерживания отпала. И действительно, как ни странно, такая свобода нравов более характерна для западных государств, в то время как на Востоке царят средневековые законы, не допускающие однополую любовь.

Однако с некоторым удивлением я прочел в последнем номере журнала Le Figaro, что в Иране операции по смене пола разрешены. На самом деле Хомейни разрешил их чуть ли не сорок лет назад.

Газета Los Angeles Times приводит следующую цитату: «Разрешение на перемену пола не означает одобрения гомосексуализма. Мы против гомосексуализма, – говорит Мухаммед Махди Кариминья, духовный лидер из священного города Кум, один из главных защитников использования гормонов и хирургических операций для смены пола. – Но мы заявили, что, если гомосексуалист хочет сменить пол, этот путь для него открыт». Нельзя сказать, что сменить пол в Иране легко. Исламская республика остается традиционным консервативным обществом, где царит атмосфера суровых суждений и строгих нравов. Указы духовных лидеров едва ли могут заставить мать хотеть, чтобы ее сын стал женщиной, или воздействовать на сотрудников, которые прыскают, слыша, что голос их коллеги стал на несколько октав выше. Реакция правительства тоже неоднозначна, некоторые его члены по-прежнему выступают против смены пола.

Иран – не единственная мусульманская страна, которая теплее относится к смене пола, но по-прежнему настороженно – к гомосексуализму. Суд Кувейта недавно принял решение о том, что 29-летний мужчина, сменивший пол, может на законных основаниях жить как женщина. Позже это решение отменил суд высшей инстанции, но оно вызвало жаркие дебаты в стране, где тема гомосексуализма табуирована.

В Саудовской Аравии судья исламского суда поддержал права наследника, претендовавшего на долю наследства, которую получают сыновья, хотя он сделал операцию, чтобы стать женщиной. Даже Аль Азхар, древний центр обучения суннитов в Каире, в середине 1990-х годов издал религиозный эдикт, одобряющий смену пола в некоторых случаях.

Но ни одно мусульманское общество не подходит к проблеме с такой открытостью, как шиитский Иран. Возможно, дело в том, что сам отец революции, аятолла Хомейни, подписывал фатвы, одобряющие смену пола, сорок лет назад.

Если мужчина или женщина так сильно хочет изменить пол, что полагает, что ему досталось чужое тело, счел Хомейни, им надо разрешить изменить тело. В Коране о смене пола ничего не говорится, значит, нет оснований считать операцию запретной. До Хомейни несколько исламских эдиктов разрешали смену пола гермафродитам, но никто не разрешал менять пол при отсутствии анатомических аномалий.

То есть даже такие жесткие режимы согласны на смену пола, в случае если это не нарушает стабильность устоев общества, что говорит скорее о том, что во главу угла при принятии подобных законов ставятся чисто практические интересы государства, а не моральные соображения.

Позвольте мне развлечь вас шуткой. Мы обсудили, что даже ислам допускает смену пола. Почему же иудаизм возражает? Потому что евреи станут метаться туда-сюда: побыл мужчиной – не понравилось. Побыл женщиной – не понравилось. Опять стал мужчиной – опять не понравилось. Будут всем морочить голову, требовать вернуть деньги и спрашивать, нету ли какого-нибудь другого пола!? А в иврите, увы, нет среднего рода, грамматикой не предусмотрено.

Итак, если серьезно, происходящий расцвет разложения нравов может объясняться усилением государственной власти, при котором нет более необходимости поддерживать порядок, пользуясь ненадежными узами морали. Ныне население эффективно сдерживается страхом тюремного заключения, которое эффективность полиции и низкий уровень коррупции делает практически неотвратимым, что, по мнению государств, вполне достаточно.

Государство есть бесполое и аморальное создание по определению. Ему совершенно все равно, кто на ком женится и кто с кем ночует. Я не удивлюсь, если вскоре будут разрешены браки с животными и растениями. Заплатил госпошлину и расписывайся со своим горшком герани, сколько угодно. Цель государства есть поддержание стабильности и расширение своей власти. Поскольку индустрия секса и насилия приносит огромные легальные доходы, ее воротилы имеют значительное влияние на любое правительство. Кроме того, эти индустрии обогащают государственную казну и оживляют экономику, а главное – отвлекают внимание масс от социальных проблем. Во многих государствах даже поговаривают не только о легализации проституции, но и о легализации наркотиков. Правда, даже в Нидерландах марихуана пока не является легальной. Отправной точкой нидерландской политики по наркотикам является стремление к «уменьшению вреда» (“harm reduction”), или стремление уберечь от употребления наркотиков и ограничить риск и вред, который они причиняют. Это относится как к уже употребляющему наркотики, так и к его окружению.

В голландских законах, связанных с наркотиками, строго различаются конопля (марихуана и гашиш) и так называемые тяжелые наркотики. На основе этого разделения хранение конопли для личного пользования (не более 30 г) считается не преступлением, а лишь нарушением. Среди прочего цель такой политики – разделение рынка тяжелых наркотиков и конопли (которая на жестких условиях продается в «кофешопах»). Продажа конопли в «кофешопах» (максимум 5 г на человека в день) считается мелким нарушением и не преследуется по закону.

Цель этой политики – ограничить контакт тех, кто употребляет коноплю, с более тяжелыми наркотиками. Дело в том, что если потребитель конопли покупает ее у нелегального дилера, то вероятность столкновения его с тяжелыми наркотиками намного выше. За счет разделения рынка тяжелых наркотиков и конопли появилась возможность эффективнее защищать употребляющих коноплю от тех наркотиков, которые (с точки зрения здравоохранения) гораздо опаснее.

Широко распространенное в других странах мнение, что в Нидерландах марихуана продается на легальных основаниях, – ошибочно, в Нидерландах запрещены все виды наркотиков. Это один из примеров «серой области», к которой относятся незаконные иммигранты и прочие официально запрещенные, но на практике допускаемые явления.

Возвращаясь к проблеме факта попустительства правительств в вопросе разгула жестокости на экране, мы сталкиваемся с удивительным на первый взгляд фактом: государство не интересует благо отдельно взятого индивидуума. Несмотря на то, что индивидуум, как утверждал Руссо, отдает всего себя, свои права и свободу во власть государства, взамен он получает в лучшем случае заботу о благе общества в целом. Свободой и даже жизнью отдельного индивидуума любое государство всегда может себе позволить пренебречь. Тут уж нечего и говорить о таких мелочах, что кому-то не нравится, что показывают по телевизору. Не нравится – не смотри и детям смотреть не давай, говорит государство и обеспечивает все фильмы точным рейтингом – этот с обрыванием рук, этот с обрыванием головы. А в этом скажут нехорошое слово, но с хорошими намерениями. Государство, когда не надо, любит быть чрезвычайно заботливым. Представьте себе эту должность – сидишь целый день, смотришь фильмы и раздаешь рейтинги. Почти как дегустатор пива, только печень не страдает.

Так что общество в этом вопросе может рассчитывать в основном на само себя. Положение может измениться, если сократится спрос на жестокую и сексуально-ориентированную продукцию. Уже сейчас поднимаются общественные движения и растут тенденции, противящиеся разгулу насилия и разврата. Несмотря на то, что государство вполне устраивает существующее положение, оно не может устраивать конкретные семьи, которые не могут допустить, что в 25% случаев у их детей поднимется уровень агрессивности и вероятность попадания в тюрьму. Тут у семей и государства интересы начинают немножко расходиться. Воспитание ребенка в современном мире стало очень непростой задачей. Школа и телевидение просто выбиваются из сил, чтобы сделать из него морального урода. Противостоять такой силе не просто.

Преследуя постиндустриальные цели, государство пытается разрушить институт семьи своим попустительством пропаганды добрачных половых связей. Муж становится просто одним из длинной цепочки «бой-френдов», а жена – двадцатой из «герл-френдов». Американский центр по контролю и предотвращению болезней обнародовал результаты исследования, проведенного по заказу правительства США. В нем приняли участие 11 тыс. женщин в возрасте от 15 до 44 лет. Результаты, полученные социологами, довольно любопытны. Например, выяснилось, что пары, которые не жили вместе до свадьбы, имеют гораздо больше шансов сохранить брак. Чаще распадаются браки, заключенные в ранней молодости, при недостатке денег и отсутствии религиозных убеждений, а также у тех пар, чьи родители находятся в разводе. В то же время, как утверждают социологи, гораздо больше шансов сохранить союз в гражданском браке, не регистрируя отношения официально. Ученые выявили и такие закономерности: к 30 годам три из четырех женщин выходят замуж, но многие из этих семейных союзов распадаются. В общей сложности, не «дожив» до 15 лет, распадаются 43% браков.

О каких долгосрочных отношениях может идти речь, когда фильмами и интернетом, а также принятой в школах практикой детям чуть ли не с 11-13 лет навязывается институт “dating” – свиданий с представителями противоположного пола, при этом никак не регулируется и остается за кадром, что между ними в рамках этих отношений будет происходить. Демонстрация сексуальных сцен с несовершеннолетними запрещена, и поэтому самим несовершеннолетним и их родителям все время приходится гадать, что же происходит там, за кадром, и если мне 13 лет – то уже пора терять девственность или еще можно подождать?

Опять же, общество само начинает противостоять сложившейся ситуации и в последнее время появились тенденции пропаганды сохранения девственности до брака. Наука в этом вопросе не является источником объективности. Психологи, социологи и психиатры невольно следуют стилю мышления и ценностным ориентирам своей эпохи. В начале девятнадцатого века много писали об опасностях и отрицательных последствиях раннего начала половой жизни и мало кто обращал внимание на явно невротические черты так называемой романтической личности с ее экзальтацией, мистицизмом и неспособностью к простым человеческим отношениям, включая сексуальные. Во второй половине двадцатого века, наоборот, подчеркиваются патогенные аспекты некоммуникабельности, сексуальной заторможенности и т д. На самом деле плохи любые крайности. В то же время нельзя – это и жестоко, и бессмысленно – подгонять всех людей под один ранжир. «Величайшая возможная ошибка в этой области… – представление, что все остальные люди в точности такие же, как мы, а если нет, то они должны стать такими… Никакие сексуальные правила, законы или идеалы не охватывают в равной степени интраверта и экстраверта, невротика и устойчивого индивида; пища одного человека может быть ядом для другого. С понимания этого начинается психическое здоровье» (Дж. Вильсон, «Психология секса»).

Итак, мы наблюдаем, что общество способно к известной степени саморегуляции. Когда существует запрет – это стимулирует общество противостоять этому запрету, когда же запрет снят, – после некоторого всплеска интерес начинает ослабевать. В дальнейшем положение стабилизируется. Подобные тенденции можно проследить на некоторых примерах прошлого, обсуждение которых не предусмотрено рамками данного эссе.

Довольно часто можно встретить ошибочную оценку ситуации ввиду того, что люди склонны предполагать, что существуюшее положение продлится неопределенное время. Однако из наблюдения практически любых процессов мы можем заключить, что они характеризуются цикличностью. Другая причина ошибочности предсказаний связана с тем, что многие исследователи не учитывают потенциала саморегуляции во многих системах, особенно это верно, когда речь идет о человеческом обществе.

Следовательно, можно предположить, что и в будущем рассмотренные нами проблемы и отклонения будут приходить к состоянию баланса. Зашкаливающая жестокость на экранах, возможно, будет продолжать вызывать отрицательную реакцию в обществе, что будет приводить к снижению спроса на подобную продукцию. Слава Богу, целью кино– и телемагнатов не является развратить население Земли. Они, в большинстве случаев, просто хотят делать деньги. Безусловно, они диктуют вкус, но и с другой стороны общество голосует деньгами, снижая продажи той продукции, которая не приходится обществу по вкусу. Опять же можно наблюдать серьезную тенденцию на снижение жестокости во многих последних киноработах. О некоторых весьма кассовых фильмах с удовлетворением отмечаешь, что в них никого не убивают, и в последнее время даже появились фильмы, в которых никто никого не бьет и даже не оскорбляет словесно. Вероятно, в результате сращивания телевидения с интернетом зрители смогут свободнее выбирать программы себе по вкусу, что усилит существующие позитивные тенденции.

Дело в том, что запрет кинопродукции, содержащей жестокость и пропаганду промискуитета, только подогреет интерес и вернет процесс на круги своя.

Агрессия, как и сексуальное влечение, являются естественными потребностями, унаследованными человеком в процессе эволюции. Запретами, к сожалению, мало что можно изменить. Возможность реализовать этот заряд агрессивно-сексуальной энергии в виде сублимации в виртуальном мире будет снижать ее проявления в реальности, как бы парадоксально это ни звучало. Усиление строгости наказаний в сочетании с улучшением качества виртуальной реальности сможет перевесить чашу весов человеческого темперамента в сторону тихой сублимации и прочь от активных действий, предусмотренных статьями уголовного кодекса.

Однако классический сатанизм в исторической перспективе включает не только насилие и разврат. Это, конечно же, и культ колдовства. Как объяснить невероятную популярность сочинений и фильмов о Гарри Поттере? Тот факт, что они написаны и сняты в соответствии со старыми нормами добра и зла, не только не снимает вопроса, а лишь обостряет его. Мы забываем, что главными положительными героями являются ведьмы и колдуны, в то время как простые люди, не обладающие магическими силами, презрительно именуются «маглами» или «людьми, не владеющими магией».

Как вам нравятся другие положительные герои современности? Бэтмен, черный человек – летучая мышь в черном плаще летает над городом. Уж не напоминает ли вам это классический образ Сатаны? Однако герой этот крайне положительный. А как вам Спайдермен – человек-паук? Подбор животных и насекомых, по-моему, однозначный. Как вам нравится кэт-вумен (женщина-кошка)? Почему не бабочка? Почему не зайчик? Почему выбираются именно животные и насекомые, ассоциирующиеся с культом Сатаны? Ведь и летучая мышь, и паук, и кошка являются символами темных сил.

Эти утверждения касаются не только современной культуры последних лет. «Мастер и Маргарита» – культовый роман Булгакова, на котором выросли несколько последних поколений, тоже рисует Сатану как романтического положительного героя. Роман описывает бал Сатаны, по сути дела пресловутую черную мессу[14], правда, в весьма смягченной форме, что только еще более придает романтизма повествованию. Если бы Булгаков описал бал как ритуал, описанный в сноске, я думаю, роман бы имел несколько меньший успех и в совершенно в других кругах. К тому же, сноску я подверг тщательной цензуре, поскольку в первоначальном виде она включала такие подробности, что не подходила для печати в издании, рассчитанном на широкую аудиторию…

Попробуем объяснить происходящее. Самое простое объяснение – темные силы победили, мир находится во власти дьявола. Подспудно, однако, кажется, что баланс между добром и злом всё же остался прежним – как и сто лет назад, как и тысячу лет назад. Возможно, изменились количественные масштабы, в которых действует добро и зло, но их соотношение, пожалуй, осталось неизменным или даже сдвинулось в пользу добра. Жизнь большинства людей, особенно в развитых странах, стала легче, искоренено, по крайней мере, официальное рабство, длительность и качество жизни значительно изменились в лучшую сторону. Повседневный мир за редкими отступлениями не напоминает царство Сатаны, даже несмотря на все перечисленные факты роста насилия и разврата. К сожалению, мы не обладаем статистикой прошлых веков, ибо многие акты жестокости в те века таковыми не считались и поэтому не регистрировались в качестве криминальных преступлений. Во многих странах также отменена смертная казнь.

Возможно, в случае использования символов, которые противоречат христианству и скорее имеют отношение к антихристу, речь действительно идет о символической реакции на запреты христианства, которые в настоящее время повсеместно ослабляются. Приведенный ранее пример поразительной лояльности папы римского и серьезный подрыв авторитета католической церкви, связанный с громкими процессами по делу священников-педофилов, – говорят о том, что своими лояльными заявлениями римская католическая церковь пытается поднять свою популярность. Надо сказать, что это происходит весьма успешно. Новый папа римский начал свое правление посещением синагоги и поездкой по Германии, где понтифика приветствовали толпы его соотечественников, среди которых было очень много молодежи (причем, надо отметить, одетой весьма фривольно). Степенный папа римский с невинным прошлым юного гитлеровца на фоне голых пупков приветствующей его немецкой молодежи. Несмотря на эту сюрреалистическую иллюстрацию в одном французском журнале, есть надежда, что речь идет только о форме. То, что наделала католическая церковь в годы инквизиции, вообще ставит под сомнение репутацию института папства. Так что причастность к гитлеризму, особенно в далекой бесшабашной юности, вряд ли уже может повредить.

То есть, скорее всего, мы имеем дело с перегибом, который тоже со временем войдет в равновесие.

Дело в том, что, возможно, человечество еще очень молодо. Во всяком случае, жизнь современной цивилизации может быть представлена как жизнь индивидуального человека. В таком случае, возраст нашей цивилизации примерно соответствует 16-17 годам. Вот вам и объяснение: наша цивилизация – подросток! Посмотрите на эту таблицу:

Возраст ребенка

Соответствующие годы развития цивилизации

Характеристики и навыки ребенка (человечества)

Рождение

450-500 гг. н э.

Младенец отделен от пуповины (греко-римской цивилизации).

1 год – 3 года

500-900 гг. н э.

Учится ходить, пользоваться туалетом. Пока не делает различий между своим и чужим. Все конфликты решает силой.

3 года – 6 лет

900-1400 гг. н э.

Дошкольный возраст. Учится писать и читать. По-прежнему играет игрушками. Любимая игра – в рыцарей.

6 лет – 9 лет

1400-1700 гг. н э.

Младшие классы школы, основы математики. Продолжает выяснять отношения драками.

9 лет – 13 лет

1700-1900 гг. н э.

Начинает играть с электричеством. Начинает курить и баловаться наркотиками. По-прежнему выясняет отношения драками.

13 лет – 18 лет

1900-2050 гг. н э.

Начинает проявлять активный интерес к сексу. Играет запрещенными игрушками. Успехи в школе: прогресс в естественных науках и физике. Отстает по гуманитарным наукам. Пропускает уроки физкультуры. Замечен в действиях особой жестокости. Зарегистрировано несколько приводов в милицию. Дерется реже, но часто с членовредительством. Установлены факты намеренных порезов на теле. Основная опасность – попытки самоубийства.

Если у вас хорошее воображение и много свободного времени, вы можете продолжить эту таблицу и зарекомендовать себя Нострадамусом нашей эпохи.

Можно, конечно, провести параллель, сравнив современный рост разврата с подобными явлениями, сопровождавшими закат Римской империи. Однако лучше воспринимать существующую ситуацию как признак проявления свободы и приближающейся зрелости современного общества. Заявление, что современная цивилизация находится в подростковом возрасте, мне нравится больше, чем утверждение о победе сатанизма в нашем мире. А поскольку я вправе выбирать, какую инерпретацию даю тем или иным явлениям, то я, пожалуй, остановлюсь на заявлении о подростковом возрасте нашей цивилизации. Таким образом, я смогу относиться с пониманием к ее нынешним и будущим вывертам и смогу успокоить ее родителей – греко-римских философов, чтобы они не обращали внимания, мол, пройдет век-другой, и вы ее не узнаете. Наша цивилизация станет взрослым, полным сил молодым человеком.

Что же делать нам, очередному потерянному поколению? Ждать, пока человечество подрастет? Увы, невозможно полностью оградить нас и наших детей от зла этого мира, как находящегося вовне нас, так и заложенного в нас самих в качестве природных инстинктов и наклонностей. Выход же состоит в воспитании умеренности, способности отличать добро от зла и спокойного отношения к несовершенствам окружающего мира.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке