Загрузка...



  • 2.1. Становление и развитие российской государственности IX–ХVIII вв.
  • 2.2. Тенденции развития государственного управления в XIX в.
  • 2.3. Советское государственное управление
  • Вопросы для самоконтроля
  • Глава 2. История государственного управления в России

    2.1. Становление и развитие российской государственности IX–ХVIII вв.

    Среди проводимых в настоящее время в России реформ и преобразований одно из значимых мест занимает административная реформа. Современная Россия в который раз стремится найти оптимальную форму государственного управления. Сегодня как никогда очевидна потребность создания новых эффективных управленческих форм и систем. Однако развитие современного государства происходит с определенными трудностями, что отчасти вызвано недостаточной изученностью отечественного опыта организации власти.

    На протяжении тысячелетней истории российского государства, в силу особенностей развития общества, система управления отличалась чрезмерной централизацией государственной власти, постоянным господством исполнительных структур, отсутствием развитой системы самоуправления. В то же время в истории России существовало достаточно много моделей и систем государственного и муниципального управления, давших положительный эффект комплексного социально-экономического развития территории.

    История отечественного государственного управления отсчитывается с образования Киевской Руси. Вместе с тем возникновению Древнерусского государства предшествовало складывание таких ранних государственных образований, как Куяба, Славия, Артания. Нахождение и размеры этих государственных центров до сих пор вызывают споры среди историков[3]. В IX в. большая часть славянских племен объединилась в территориальный союз с центром в Киеве, получивший название «Русская земля». Со временем Киевская Русь присоединила к себе территории других славянских племен: древлян, северян, радимичей, уличей, тиверцев, вятичей и др.

    Первоначально княжеская власть не имела постоянного характера. Функции князя состояли в предводительстве дружины в период военных действий и в поддержании дипломатических и торговых отношений с соседями в мирное время. На местах все важные вопросы решались народным собранием – вечем. Процесс формирования института княжеской власти начался со сбора дани с населения: на поселения была наложена обязанность доставлять дань в единый центр – князю. Еще одним фактором, сплотившим племена вокруг центра, стала обязанность их представителей участвовать в оборонительных походах. Племена стали сливаться в единую древнерусскую народность – «русь».

    Высшая политическая власть в Киевской Руси была представлена великим князем, который выступал как законодатель, военный вождь, верховный администратор и судья. Взаимоотношения с другими князьями строились на основе договоров – крестных грамот, определявших взаимные права и обязанности. Со времен первых русских князей, Рюрика и Олега, княжеская власть стала индивидуально наследственной и, соответственно, стала восприниматься современниками как особая власть, присущая только избранным людям, что в итоге способствовало укреплению и росту престижа власти. Постепенно власть князя стала отождествляться с государственной властью.

    По форме правления Древнерусское государство было типичной раннефеодальной монархией. Огромное значение для укрепления государственной власти имело принятие Русью христианства (988 г.). Церковь повышала авторитет князя, рассматривая его власть как богоданную. В Киевском государстве церковь была влиятельной не только в духовном, но и политическом отношении организацией. Во главе ее стоял назначаемый патриархом Константинопольским митрополит Киевский, в городах были поставлены епископы, которые руководили епархиями – обширными церковно-административными округами. Таким образом, власть митрополита простиралась на всю Русь и объединяла все духовенство страны. Именно православие всегда составляло сущность идеи русской государственности.

    Опорой власти киевских князей была дружина. Если в родоплеменном обществе дружина существовала не на постоянной основе, а лишь для одноразового набега на соседей, то в руках киевского князя она стала средством принуждения и управления, взимания дани, защиты от врагов и охраны собственных интересов. Княжеская дружина была разнородна по составу, в ней служили и варяги, и пришлые люди из городов и селений. Формирование княжеской дружины внесло новое, сословное, начало в противовес прежнему, родовому, и тем самым повлияло на развитие государственности.

    Все большее значение приобретала деятельность в области управления: назначение местной администрации и княжеских агентов, осуществление законодательной и судебной деятельности, руководство внутренними и внешними отношениями. Доходы князя состояли из повинностей его собственных земель, дани, судебных пошлин, штрафов, поборов и т.п.

    Развитию государственной власти способствовали и первые административные и правовые реформы. Например, в X в. княгиней Ольгой была проведена «налоговая» реформа: устанавливались пункты и сроки для сбора дани, регламентировались ее размеры. В начале XI в. Владимир Святой установил «десятину», то есть налог в пользу церкви. В XII в. Владимир Мономах ввел устав о закупничестве, регламентирующий кабально-долговые и заемные отношения. Таким образом, постепенно создавался сборник княжеских законов, известных как Русская Правда. Этот текст записанного русского права появился в начале XI в. в правление князя Ярослава Мудрого, позднее он был развит его преемниками. Русская Правда устанавливала судопроизводство, определяла наказания за преступления (в основном денежные штрафы, размеры которых зависели от тяжести проступка и социального положения пострадавшего), ограничивала кровную месть, охраняла личную безопасность и собственность князя и его подданных.

    Со второй половины XI в. оформился новый этап в социально-экономическом и политическом развитии русских княжеств, вызванный появлением и обособлением вотчин (крупных частных земельных владений), который вошел в историю как период феодальной раздробленности. Феодальная раздробленность – это обособление в экономическом и политическом отношении отдельных частей государства, вызванное господством натурального хозяйства, отсутствием торговых связей между центром и отдельными землями, ростом экономического могущества отдельных бояр и ослаблением политической власти великого киевского князя.

    В 30-х годах XII в. единая Киевская Русь распалась на 15 самостоятельных княжеств и земель. Удельные князья перестали платить дань Киеву и разорвали с ним экономические связи. Изменилась политическая структура и форма государственной власти. Была создана система коллективного сюзеренитета. Суть ее в том, что киевский князь выделял долю («часть», «причастие») в южной Русской земле тому, кто признавал его старейшинство и власть, а также брал на себя обязательство «страдати за Русскую землю», «стеречи» ее от врагов. Такое решение великого князя утверждалось на съезде с другими южнорусскими князьями. Практикой стало обязательство киевского князя «думать о Русской земле», то есть управлять вместе с другими совладельцами[4]. Эта система оказалась достаточно жизнеспособной, она позволила обеспечить относительную стабильность общественно-политической жизни Древней Руси в период феодальной раздробленности.

    Несмотря на то что феодальная раздробленность в целом была прогрессивным явлением, она оценивается неоднозначно. С одной стороны, высшая власть в каждом княжестве приблизилась к объекту управления, что способствовало экономическому развитию отдельных земель, с другой стороны, постоянные княжеские междоусобицы ослабляли экономику страны, подрывали ее обороноспособность и делали Русь легкой добычей для завоевателей.

    Государственное устройство в период феодальной раздробленности осуществлялось в традиционных формах правления: в Новгороде и Пскове – в виде феодальной республики, в остальных княжествах – в форме феодальной монархии. В княжествах монархического типа князья придерживались традиционной формы правления, вместе с тем каждой из русских земель были присущи свои характерные особенности. В развитии государственного и местного управления, отличавшегося в XII–XIII в. значительным разнообразием, как правило, выделяют четыре основные модели: Южная Русь (Киевское, Черниговское, Северское княжества), Юго-Западная Русь (Галицкое и Волынское княжества), СевероЗападная Русь (Новгородская земля) и Северо-Восточная Русь (Владимиро-Суздальское княжество)[5].

    Во всех княжествах сложилась следующая система управления. Политической опорой князя была дружина. Старшие дружинники («бояре») становились вассалами князя, младшие («отроки», «детские») формировали княжеский двор. Дружинники-вассалы имели право свободно выбирать себе сюзерена и переходить от одного князя к другому. Без ведома старейшей дружины князь обычно не принимал решений. В города князь назначал посадников из числа младших дружинников, правящих от его имени. Усиление власти князя наталкивалось на постоянное сопротивление бояр.

    Все крупные княжеские ветви, пытаясь встать во главе русских князей, были втянуты в круговорот борьбы за Киев. Обладание киевским престолом было не только престижным, но и давало важные стратегические и материальные преимущества. Являясь древним политическим и территориальным ядром древнерусской государственности, Киевское княжество так и не сложилось в отдельную независимую единицу.

    В северо-восточных землях было ярко выражено стремление, освободившись от наместников великих князей, утвердить собственную династическую линию (Андрей Боголюбский). Это стремление вызывало сопротивление боярской верхушки Ростова, Суздаля, Владимира и других городов.

    Аналогичная ситуация сложилась и в юго-западных землях. Несмотря на то что галицко-волынские князья обладали высшими административными, судебными, военными и законодательными полномочиями, бояре, опираясь на экономическую и военную мощь, могли не признавать княжеские решения. Верховная судебная власть князей в случае разногласий с боярами переходила к Совету бояр, который созывался по инициативе самого боярства. В него входили епископ и бояре, занимавшие высшие административные должности. В чрезвычайных условиях созывали вече.

    Типичным примером феодально-республиканской системы правления был Новгород с самобытным вечевым устройством. Вече стало высшей формой проявления политической власти городов. Оно решало большинство вопросов внутренней и внешней политики: объявляло войну и заключало мир, утверждало договоры и законодательные акты, приглашало и выгоняло князей, выбирало высших должностных лиц.

    Первым должностным лицом в городе и главой республики был посадник. Выборы посадника проводились ежегодно на вечевых сходах, которые он же созывал и где председательствовал. В свою очередь князь, прежде всего, исполнял функцию предводителя войска. Князь приглашался в город по договору на должность военачальника и третейского судьи в важнейших вопросах. Даже если князь не был приглашен, а силой захватил город, все равно требовалось согласие жителей на его княжение. Князю было запрещено приобретать земельные владения для себя и своей дружины, а также распоряжаться городской казной и пользоваться доходами сверх строго установленных размеров. Князь не управлял городом, а служил ему. Описывая Киевское вече, Н.М. Карамзин отмечал его нравственную сторону, так как оно добивалось от князей клятвы честно исполнять обязанности по защите населения[6]. Строптивых князей новгородцы выгоняли из города.

    В 30-е годы XIII в. русские земли подверглись монголо-татарскому нашествию. Феодальная раздробленность сыграла роковую роль, раздробив русские военные силы и не позволив отразить нашествие завоевателей. Монгольская империя, захватив русские княжества, превратила князей в вассалов. Князья утверждались на престол ханами через вручение им ярлыков, то есть жалованных грамот. Старейший среди них, князь владимирский, получал особый ярлык на великое княжение. Хан вмешивался в междукняжеские распри, осуществлял суд и облагал княжества данью и повинностями. В период монгольского ига необходимость борьбы за национальное выживание во многом обусловило централизацию русского государства.

    Историческую роль воссоздания единого государства и освобождения от монголо-татарского ига взяла на себя Московская Русь. Образование единого Российского государства выразилось в объединении территорий ранее независимых государств-княжеств в одно – Московское великое княжество. Процессы объединения земель и борьбы с ордынским игом растянулись на два столетия, они начались в конце XIII в. и завершились в конце XV – начале XVI в. За этот период московские князья присоединили к Москве Тверь, Новгородскую республику, Псков, Рязанское княжество, Смоленск и другие территории.

    Кроме территориального прироста произошло изменение самого характера государственности, преобразование политической организации общества. От наследственной родовой вотчины система управления эволюционировала до централизованного государства. Основы могущества Москвы были заложены в правление князя Ивана Даниловича, имевшего прозвище Калита (денежный мешок). Сначала он получил право собирать для монголов дань с княжеств, затем усилил значение Москвы, присоединив соседние княжества и перевезя в Москву колокол с тверской церкви Св. Спаса. С этого времени Москва стала резиденцией русского митрополита и духовным центром Руси. После Куликовской битвы (1380 г.), за победу в которой князь внук Ивана Калиты – Дмитрий Иванович получил прозвище Донской, Москва окончательно стала центром народного объединения.

    В период правления правнука Дмитрия Донского – Ивана III был положен конец монголо-татарскому игу, тяготевшему над Русью два с половиной столетия. Иван III и его сын Василий III стали именовать себя «государями всея Руси». Москва максимально использовала механизм власти в целях накопления средств для усиления государственной власти. С необычайной настойчивостью московские князья боролись за концентрацию власти в своих руках, применяя подчас крайние меры к противникам централизации.

    В конце XV в. был принят первый сборник законов централизованного государства – Судебник 1497 г., положивший начало формированию общегосударственной системы права. Судебник регламентировал судебную деятельность, нормировал судебные сборы и пошлины, закреплял систему управления.

    В этот период Русь представляла собой типичную раннефеодальную монархию. Высшими органами управления были великий князь, именовавший себя «государем всей Руси», и Боярская дума. Власть великого князя определялась заключенными договорами с князьями, боярами, церквями и ограничивалась их иммунитетными правами, которые впоследствии были сокращены, а затем и отменены. Несмотря на то что великий князь обладал большими правами в области законодательства, управления и суда, его власть значительно ограничивалась Боярской думой.

    Боярская дума, состоявшая из княжеско-боярской аристократии, была постоянно действовавшим органом, заседавшим регулярно и решавшим вместе с князем все основные вопросы управления, законодательства, суда и внешней политики. Боярская дума не имела отдельной от князя компетенции. Мнения, представленные в Думе, иногда составляли оппозицию княжескому мнению. Однако ни экономически, ни политически бояре не были заинтересованы в сепаратизме и противопоставлении себя князю.

    В это время была структурирована налоговая система государства: введен единый посошный налог, отменены финансовые привилегии землевладельцев, введены новые государственные налоги, сборы и повинности (таможенные и торговые пошлины, ямская служба, городовое дело и т.п.). В результате денежной реформы в государстве была введена единая денежная система. Право чеканить монету предоставлялось лишь великому князю, деньги удельных князей были изъяты из обращения.

    В конце XIV в. была реорганизована система вооруженных сил. В связи с расширением территории государства и потребностью защищать новые границы на военную службу стали привлекать не только старую феодальную знать, но и поместное ополчение из дворян. Каждый дворянин по призыву должен был привести на военную службу определенное количество людей соответственно своему окладу. Дворянские полки в дальнейшем составили значительную поддержку князю при решении вопросов государственного значения.

    Центральные органы управления были представлены в виде приказов. В течение столетия образовалась система государственных органов, реализующих различные государственные функции. В форме приказной системы управления зародился бюрократический аппарат, который стал важнейшим признаком государственности. Первые приказы были созданы в финансовой и оборонной сферах. Одними из первых сложились приказы Большого дворца и Казенный (ведавший казной), позднее появились Разрядный приказ (управление военной службой), Посольский приказ (делопроизводство по внешнеполитическим делам, дипломатическая служба, охрана границ), Разбойный приказ (карательный орган), Ямской приказ (почтовая служба и иные средства сообщения) и т.д. Бояре и дьяки, служившие в приказах, получали жалованье из государственной казны и, таким образом, зависели от государства. Приказы окончательно оформились во времена правления Ивана IV Грозного.

    С развитием оружейного дела помимо Разрядного приказа были созданы Оружейная палата, Стрелецкий, Пушкарский, Каменных дел, Бронный, Аптекарский приказы. Отдельную сферу государственного управления составляли дела дворцовые и царского хозяйства, для решения которых утверждались Дворцовые приказы, например, приказы Большого дворца, Конюшенный, Ловчий, Сокольничий, Постельничий. По мере упорядочения и расширения государственных дел из Казенного приказа выделились Посольский, Поместный, Полоняничный (занимался сбором денег для выкупа военнопленных) и другие приказы. Возросшее количество налогов, окончательное закабаление крестьян привело к необходимости создания ряда судебно-полицейских учреждений: Разбойного (для надзора за деятельностью губных учреждений), Земского (для занятия разбойными и воровскими делами в Москве и Московском уезде), Челобитного, Холопьего и судных приказов.

    Расширение территории Московского княжества в XIV–XV вв. привело к усложнению административно-территориального деления. Княжества стали подразделяться на уезды, а те, в свою очередь, – на волости и станы. Городами и пригородными станами управляли наместники великого князя из бояр, а сельскими волостями – волостели из более мелких феодалов. Они осуществляли административно-полицейские, судебные, военные функции, ведали служилыми людьми в городах. За свое управление наместники и волостели не получали жалованья от великого князя, а брали с местного населения «корм». Такая система организации местных органов управления вошла в историю как «система кормления».

    В начале XV в. окрепшая великокняжеская власть приступила к ликвидации удельных княжений. В итоге в Московском государстве сложился жестко централизованный способ управления, исключающий самоуправление. Существовали лишь элементы самоуправления, и то по причине недостаточной развитости государственного аппарата на местах. Так, в ХVI–ХVII вв. свободное население выбирало губные (полицейско-судебные) и земские (налоговые функции) органы, выполнявшие задачи в интересах государства. Постепенно они были поглощены воеводами – представителями центра.

    В середине XVI в. начали свою деятельность земские соборы как высшие сословно-представительные учреждения совещательного характера, которые созывались царем для обсуждения важнейших вопросов внутренней и внешней политики. Состав земских соборов был в основном устойчивым: в него входили Боярская дума, Освященный собор, а также представители сословий – поместного служилого дворянства и посадских (городских) верхов. С развитием новых органов исполнительной власти – приказов – их представители также вошли в состав земских соборов. За XVI – XVII вв. имеются сведения о 57 земских соборах[7].

    В ходе образования централизованного русского государства элементы местного самоуправления органически вплетались в ткань государственных учреждений. Местные потребности и интересы были растворены в общегосударственных задачах.

    Со временем центральная власть осознала негативные последствия созданного ею института наместничества и предприняла попытку реанимации местного самоуправления. В XVI в. были проведены две радикальные реформы местного самоуправления – губная и земская.

    Первая реформа 1549 г. по отмене системы кормления и создания губных учреждений на местах относится ко времени правления Глинских. В ходе реформы были учреждены губные округа, каждый из которых охватывал, как правило, целый уезд. Жители уезда собирались на общий всеуездный съезд, где избирали губного старосту. При губном старосте состояли целовальники (не более четырех человек), документы вел губной дьяк. Все они составляли губную избу.

    Губное самоуправление было оплотом дворянства, которое заняло ведущие позиции в губных органах. Вначале губные органы занимались сыском разбойников, но постепенно их компетенция расширилась. Сначала губным старостам и целовальникам была передана часть судебно-административных дел кормленщиков (уголовные дела и полиция), затем к их ведению были также отнесены дела о воровстве, следствие, заведование тюрьмами, регистрация приезжих и проезжих людей и т.п.

    Наместник уже не вмешивался в разбойные дела и только получал полагавшиеся ему судебные пошлины. В 1550 г. был издан новый «Царский судебник», где четко определялись права и обязанности наместников, предусматривались наказания за взяточничество и другие злоупотребления. Ряд статей посвящался ответственности наместников и контролю за ними со стороны местного населения. Устанавливался порядок подачи жалоб на наместников[8].

    Дальнейшие шаги по созданию земских учреждений были проведены Иваном IV. В 1555–1556 гг. Иван Грозный издал приговор царский «О кормлениях и о службах», принял «Уставную земскую грамоту», внес изменения в Судебник. Данные мероприятия вошли в историю как земская реформа, сутью которой стала замена института наместничества выборными земскими учреждениями. Система кормления была упразднена, налог с населения (так называемый «кормовой оброк») стал поступать в ведение казенной, посольской и поместной изб. Местным населением сначала на неопределенный срок, а затем только на год избирались земские старосты и целовальники. На земские власти возлагались следующие функции:

    1) раскладка, сбор и доставка податей с ответственностью за их недобор;

    2) суд по «черным» делам (гражданские и мелкие уголовные дела).

    Таким образом, в середине XVI в. основными сословно-представительными органами на местах были губные и земские избы – выборные самоуправляющиеся органы. Земские избы осуществляли финансово-налоговые функции, губные избы – полицейско-судебные дела. Именно отсюда пошло выражение «посадить на губу». Компетенция этих органов закреплялась в губных грамотах и земских уставных грамотах, подписываемых царем. Деятельность органов местного самоуправления контролировалась различными государственными отраслевыми приказами, число которых постоянно возрастало.

    В начале 1560-х годов реформы были прерваны. Иван Грозный установил зависимость местных органов от центральной власти и ввел опричнину, которая подавила самоуправление на данных территориях. В опричных землях, то есть в особо выделенных владениях, принадлежащих лично государю, Иван Грозный установил особое управление по образцу общегосударственного: своя дума, свои приказы, своя казна. Оставшаяся часть территории страны именовалась земщина и управлялась по-прежнему: старыми государственными учреждениями и Боярской думой. Земское управление ведало общегосударственными делами под строгим контролем царя, без утверждения которого Боярская дума ничего не предпринимала. Сразу же после учреждения опричнины начался массовый террор.

    Хотя в целом мероприятия Ивана Грозного не привели к формированию целостной системы местной власти, земская реформа позволила перестроить местное управление на сословно-представительных началах. Кроме того, к середине XVI в. были сформированы города, волости и уезды, как территориальные единицы для устройства местного самоуправления.

    В XVII в. в системе государственного управления произошли функциональные изменения. Существенное сужение компетенции органов местного самоуправления было вызвано проводимой унификацией управленческих структур, которая была необходима в связи с расширением территории страны. В это время начался процесс формирования местных государственных учреждений, которые существовали в городах одновременно с местными учреждениями другого типа (таможнями, губными и земскими избами).

    В этом отношении весьма интересен период царствования Федора Алексеевича (1676 – 1682), непродолжительный по времени, но весьма значительный по результатам проводимых реформ. В частности, был положен предел развитию служебной активности городов (Указ 1678 г.), упразднена ключевая должность дворянского самоуправления в уездах – губного старосты, а его функции переданы воеводам (Указ 1679 г.)[9].

    Введение института воевод оценивалось как контрреформа местного самоуправления. Все воеводы назначались Разрядным приказом, утверждались царем и Боярской думой и подчинялись тому приказу, в ведении которого находился город с уездом. Земские органы были подчинены воеводам. Кроме того, земский староста из избранного представителя местного общества превращался в назначаемого приказного человека. Компетенция воеводы была обширной, его ведению подлежали все вопросы местного управления и суд. Самостоятельность земских органов проявлялась лишь при раскладке податей. Обязанности воеводы в законодательстве четко не регламентировались, что создавало основу для произвола. И хотя система кормления была официально отменена, воеводы буквально обирали местное население.

    На данном этапе отечественной истории было завершено формирование местных учреждений приказного типа, встроенных в жесткую вертикаль государственной власти, что соответствовало процессу централизации системы управления в Российском государстве.

    XVIII век вошел в историю России как период реформ Петра I: другим стал тип культуры, язык, мышление, уклад жизни. Эти перемены не могли не затронуть и систему государственного управления. Несоответствие приказного порядка управления государством новым задачам развития страны, нечеткое распределение полномочий между приказами, дублирование функций различных приказов, медлительность в решении дел, казнокрадство – все это привело к необходимости реформирования и государственного аппарата. Основной задачей преобразований в области управления было создание административной системы, проникнутой идеей централизации и всецело подчиненной верховной власти. Россия стала абсолютной монархией.

    Первые Петровские реформы затронули управление прежде всего в городах, где была осуществлена попытка введения городского самоуправления. В 1699 г. был издан указ о самоуправлении городов и выборах бургомистров. Избранные бургомистры образовывали бургомистерские палаты или ратуши, ведавшие сбором доходов и управлением в городах.

    Первой попыткой кардинального административного преобразования стала губернская реформа 1708–1710 гг., когда государство было поделено на восемь губерний. Губернии первоначально делились на уезды с комендантом (воеводой) во главе. Но поскольку губернская канцелярия не справлялась с множеством уездов, то вскоре была введена промежуточная административная единица – провинция во главе с обер-комендантом. Провинции, в свою очередь, делились уже не на уезды, а на доли во главе с ландратом. Ландрат являлся выборным лицом от дворян, хотя всецело подчинялся высшей инстанции. Таким образом, местная власть продолжала носить сословный характер.

    Спустя некоторое время на смену долям пришли дистрикты, в каждом из которых находилось не менее двух тысяч дворов[10]. В провинции основными административными звеньями являлись:

    1) комендант, осуществляющий общее руководство;

    2) камерир, организующий сбор налогов;

    3) рентмейстер, возглавляющий местное казначейство (рентерею).

    В дистриктах земские комиссары отвечали, прежде всего, за сбор налогов и выполняли полицейские функции.

    Первая реформа местных органов власти была огромным шагом вперед по сравнению со старой приказно-воеводской системой власти. Во-первых, была создана стройная система органов управления на местах с четко определенными функциями. Во-вторых, новые местные государственные учреждения имели коллегиальный характер. В-третьих, местные чиновники не имели права использовать власть в корыстных целях, а обязаны были служить обществу и государству.

    Но первая губернская реформа обнаружила и свои недостатки, среди которых было неэффективное трехуровневое управление. Это и стало причиной второй губернской реформы. Губернии были сохранены, но основной административной единицей становится провинция. Тогда же была предпринята попытка создать в провинциях независимый от исполнительной власти суд. В ведении провинциальных судов были гражданские и уголовные дела всех сельских жителей (исключая монастырских крестьян), а также горожан, не входящих в посад.

    Губернская реформа нанесла удар по приказной системе. Многие приказы прекратили свое существование, их обязанности перешли к губернской администрации. Вслед за организацией губерний в 1711 г. вместо Боярской думы был организован Сенат. Он состоял из девяти человек, назначаемых монархом из старинной титулованной знати, малознатных родов, дельцов и дворян. Сенат являлся высшим законодательным, распорядительным и исполнительным органом при царе. Сенат был наделен широкими полномочиями. Так, он должен был заботиться о соблюдении правосудия, государственных доходах и расходах, явке дворян на службу и т.д. Кроме того, Сенат был органом надзора за правительственным аппаратом, причем надзор осуществлялся через фискалов. Вообще Петром I уделялось большое внимание созданию фискалитета и прокуратуры как контрольных учреждений.

    С 1700 г. изменилось и положение церкви. В 1721 г. был создан Святейший Синод, занимавшийся церковными делами, например делами канонического характера, наблюдением за чистотой веры, борьбой с расколом, развитием духовных ценностей, цензурой и даже некоторыми вопросами семейного права. Этой реформой была упразднена власть патриаршества, церковь стала частью государственного аппарата.

    В 1717–1721 гг. была упразднена сеть прежних государственных учреждений – приказов и по образцу Швеции создана система коллегий. Преимущество коллегий состояло в том, что они ведали определенными вопросами государственного управления и распространяли свою деятельность на всю территорию страны. Коллегии были подчинены Сенату. Система коллегий значительно упростила прежнюю путаницу ведомств. Коллегию возглавлял президент, при нем были советники и другие должностные лица. Нововведением стал и принцип коллегиального обсуждения текущих дел в коллегиях.

    Центральную систему управления Россией составляли 12 коллегий:

    1) Коллегия иностранных дел осуществляла сношения с иностранными государствами;

    2) Военная коллегия ведала делами армии;

    3) Коллегия адмиралтейская занималась морским флотом;

    4) Штабс-коллегия ведала расходами государства;

    5) Камер-коллегия ведала доходами государства;

    6) Юстиц-коллегия ведала судебными делами;

    7) Ревизион-коллегия осуществляла финансовый контроль;

    8) Коммерц-коллегия управляла торговлей;

    9) Мануфактур-коллегия управляла промышленностью;

    10) Берг-коллегия отвечала за горное дело;

    11) Вотчинная коллегия;

    12) Главный магистрат осуществлял городское управление.

    В 1720 г. на правах коллегии был создан Главный магистрат и утверждены городовые магистраты во всех губерниях и провинциях. Главный магистрат возглавлял местные органы городского самоуправления всей страны и осуществлял следующие функции: создавал магистраты на местах, организовывал проведение в них выборов, осуществлял надзор за исполнением магистратами административно-полицейских обязанностей, охранял сословные привилегии горожан, способствовал развитию торговли и ремесел, рассматривал апелляции на судебные решения магистратов и т.п.

    Городские магистраты представляли собой сословные выборные органы, которые избирались на посадских сходах и наделялись достаточно широкой компетенцией в хозяйственной, полицейской и судебной деятельности. Кроме того, магистраты осуществляли статистические функции. Со временем полномочия городского магистрата были еще более расширены, так как включали в себя следующие функции:

    1) учет дворов и проживающего в них населения;

    2) раскладка прямых и косвенных налогов и повинностей;

    3) организация выборов старшин и старост;

    4) открытие новых и поддержка старых мануфактур;

    5) содействие развитию ремесла, торговли, городского хозяйства;

    6) организация граждан в гильдии и цеха;

    7) размещение войск на постой;

    8) благоустройство;

    9) открытие школ и богаделен;

    10) поддержание общественного порядка;

    11) осуществление противопожарных мероприятий;

    12) наблюдение за санитарным состоянием города;

    13) контроль за правильностью мер и весов;

    14) борьба с нищенством и т.п.

    В больших городах магистратам принадлежала судебная власть как по гражданским, так и по уголовным делам.

    В городах, кроме магистратов, также функционировали другие городские учреждения, например земские советы (мирские и посадские сходы), которые обсуждали «мирские нужды», вопросы городского хозяйства, избирали магистратов, ратуш и других должностных лиц. Избранные лица утверждались Главным магистратом и зачислялись на государственную службу, в соответствии с чем получали чины.

    Провинции, как правило, возглавлялись воеводами, в уезде финансовое и полицейское управление возлагалось на земских комиссаров, частично избираемых уездными дворянами, частично назначаемых сверху. В реформировании системы местной власти особенно отчетливо проявилась попытка Петра I привлечь к делам управления местное дворянство.

    Должностные лица, избираемые в органы местного самоуправления, реальной властью не обладали. Они выполняли в основном государственные службы и повинности на местах. Органы местной власти, спонтанно создававшиеся, на практике были лишены действительной самостоятельности и не имели корней в местном населении, а потому быстро превращались в бюрократический придаток разрастающегося государственного механизма. В результате власть на местах все больше сосредоточивалась в руках губернаторов. Трудности осуществления реформы местного управления были связаны также с отсутствием их общей стратегии, последовательности и планомерности.

    Внешним выражением абсолютизма стало принятие в 1722 г. Петром I титула императора и наименования «Великий». Усиление власти Петра I выразилось в создании Кабинета (личной канцелярии), через который он поддерживал связь с Сенатом, Синодом, коллегиями и губернаторами.

    Абсолютистское государство стремилось регламентировать все стороны жизни общества, подчинить их влиянию центральной власти. С одной стороны, преобразования Петра I приобщали население к управлению, с другой стороны, перенесение иноземных полицейских форм управления на русскую почву приводило к усилению государственного вмешательства в жизнь общества. На практике органы местного самоуправления трансформировались в бюрократический придаток государственного аппарата, а выборные должностные лица выполняли в основном государственные функции.

    Расцвет абсолютизма в эпоху правления Петра I должен был усилить тенденцию к централизации управления. Вместе с тем тенденция к децентрализации не пресекалась, в результате чего процесс государственного строительства претерпел некоторые метаморфозы. Подобные «зигзаги» в отношении к институтам государственного управления и местного самоуправления во многом объясняются целью реформ Петра I: создание целостного государства с достаточно эффективной системой управления, отвечающей требованиям политической элиты того времени.

    Однако еще при жизни Петра I зародился антагонизм между бюрократическими государственными структурами управления и элементами самоуправления. В последующем развитии возникшее противоречие углубляется в связи с усложнением социально-экономической и политической жизни страны.

    В эпоху дворцовых переворотов (1725–1762 гг.) коренных преобразований государственных учреждений не произошло. При преемниках Петра I продолжал действовать установленный порядок, в соответствии с которым государственные учреждения состояли из высших, центральных и местных, а также законосовещательных, исполнительных и судебных и подчинялись императору.

    Однако некоторые изменения в системе органов управления произошли уже в годы правления Екатерины I, например:

    1) создание Верховного тайного совета, который установил надзор за Сенатом и коллегиями;

    2) лишение Сената законодательных функций;

    3) упразднение значительной части провинций;

    4) ликвидация многих местных органов и учреждений, созданных Петром I (в том числе Главного магистрата);

    5) подчинение городовых магистратов губернаторам и воеводам[11].

    В новой системе местного управления единственными органами управления и суда в губернии становились губернаторы, а в провинциях и уездах – воеводы. Они осуществляли свои функции через соответствующие канцелярии: губернские, провинциальные, воеводские. Губернаторы и воеводы были обязаны:

    а) исполнять законы и распоряжения, исходящие от верховной власти, Сената и коллегий;

    б) охранять тишину и спокойствие на вверенной территории;

    в) ловить беглых крепостных, рекрутов, солдат и «всяких гуляющих и слоняющихся людей»;

    г) вести борьбу с разбоем, ведать местными тюрьмами, осуществлять быструю расправу.

    Также обширны были функции губернаторов и воевод в различных сферах местной жизни:

    1) в полицейской сфере: охрана от огня, чумы, соблюдение чистоты и общественного порядка на улицах и торгах;

    2) в военной области: комплектование армии, осуществление рекрутских наборов, квартирование войск, командование местным гарнизоном;

    3) в фискальной сфере: контроль за выполнением натуральных повинностей (дорожной, постойной, подводной) населением, сбор подушной подати, хранение и распределение сборов.

    Кроме административно-полицейских функций губернаторы и воеводы также осуществляли обширные судебные функции, заботились о распространении прогресса и просвещения, развитии промышленности, торговли, наук, медицины. Таким образом, власть губернаторов и воевод, хотя и оговаривалась многочисленными регламентами, инструкциями, предписаниями, фактически стала безграничной. Это привело к тому, что взяточничество, лихоимство и своеволие местных чиновников практически не имело границ[12].

    В 1730 г. Анной Иоанновной Верховный тайный совет был упразднен, а Сенату возвращены прежние функции. В 1731 г. был учрежден Кабинет министров, который не имел четко определенной компетенции, а занимался любыми государственными делами по соизволению императрицы. Полный набор подписей министров (А.И. Остермана, князя А.М. Черкасского, канцлера Г.И. Головкина) заменял подпись императрицы в ее отсутствие[13]. Фактически Кабинет министров осуществлял исполнительную власть в стране, сосредоточив у себя все функции управления.

    Необходимо отметить, что Елизавета I произвела целый ряд изменений в государственных учреждениях.

    Во-первых, восстановление значения Сената как высшего законодательного государственного органа привело к необычайной активности его деятельности. Причем деятельность Сената носила практический характер, так как в основном решались вопросы государственного хозяйства, государственного бюджета, переписи населения и т. п.

    Во-вторых, упразднение Кабинета министров, передача его функций Конференции. В нее вошли руководители военной и дипломатической коллегий и лица, назначенные императрицей.

    В-третьих, учреждение Кабинета как канцелярии императрицы.

    В-четвертых, восстановление упраздненных ранее Берг– и Мануфактур-коллегий; ликвидация Коллегии экономии, которая занималась решением вопросов, связанных с землями церкви, передача ее функций Духовной канцелярии Святейшего Синода.

    В-пятых, в 1743 г. в Петербурге был восстановлен Главный магистрат, а в других городах – магистраты, переименованные в ратуши. Однако эти органы только назывались органами городского самоуправления. Центральная власть особенно резко проявляла себя в случаях несвоевременного выполнения магистратами обязанностей по денежным сборам, вплоть до того, что губернаторы и воеводы могли держать бургомистров под арестом до погашения задолженности. Эти меры тормозили и без того медленное развитие городов.

    Крупной вехой в развитии отечественного государственного управления справедливо считается период царствования Екатерины II. Одной из главных целей ее государственной политики было создание правовой базы функционирования органов государственного и местного управления, повышение эффективности их деятельности.

    Екатерина II критически относилась к деятельности Сената, ее не устраивала продолжительность рассмотрения дел, неисполнение распоряжений Сената на местах, отсутствие в Сенате необходимой информации, а главное, его широкие законодательные функции. В Наказе 1767 г. Сенату отводилась роль «хранилища законов», то есть его основной функцией провозглашалось наблюдение за соблюдением законов, и только в случае обнаружения противоречий в законодательстве ему разрешалось делать представление императрице. После реформы 1775 г. Сенат вообще стал судебным учреждением.

    При Екатерине II была значительно развита система государственного управления, усовершенствованы сословный, административно-территориальный, отраслевой принципы управления государством. В 1769 г. был создан Совет при высочайшем дворе в качестве законосовещательного органа. Временным высшим государственным органом стала Комиссия, созданная как сословно-представительное учреждение (в нее вошли по одному депутату от Сената, Синода, коллегий, канцелярии, от уезда, города, от каждой сословной группы провинции). Работа Комиссии по анализу законодательства предшествовала разработке реформ государственного аппарата.

    Императрица также произвела изменения в центральных органах государственной власти. В частности, в годы ее правления были упразднены многие коллегии: Мануфактур-коллегия (в указе говорилось, что данная коллегия стала не нужна в связи с предоставлением населению полной свободы в заведовании фабриками), Берг-коллегия, Камер-коллегия, Вотчинная, Малороссийская и Юстиц-коллегия, Коллегия экономии, Ревизион-коллегия, Коммерц-коллегия, а также реорганизованы Штатс-контора, Соляная контора, Монетная экспедиция и др. Осталось лишь три коллегии, функции которых было невозможно осуществлять в регионах: коллегия Иностранных дел, Военная и Морская. Таким образом, функции центральных органов государственного управления были сведены к общему руководству и наблюдению. Основные вопросы стали решаться на местах, коллегии постепенно утрачивали свои функции.

    Особую роль стали играть органы политического розыска: Тайная розыскных дел канцелярия, а затем Тайная экспедиция Сената. Все крупные политические процессы проходили через эти органы. Для поддержания материального благосостояния дворян были созданы Дворянский, Купеческий и Государственный ассигнационный банки.

    Отдельно следует отметить целенаправленную деятельность Екатерины II по совершенствованию административно-территориального устройства России и созданию 50 примерно равных по территории губерний, состоящих из 10–12 уездов. В целях повышения эффективности государственного управления, удовлетворяя многочисленные предложения дворянского сословия, часть государственных функций передавалась местным органам власти. Одновременно обеспечивалось централизованное государственное управление на местах, представленное институтом губернаторства.

    Именно в период правления Екатерины II были сконструированы основы самоуправления, получившие свое закрепление в таких актах, как Учреждение о губерниях (1775 г.), Жалованная грамота дворянству (1785 г.), Грамота на права и выгоды городов (1785), которые реформировали местные учреждения на началах самоуправления по сословному принципу.

    Реформа 1775 г. решила очень важный вопрос для абсолютистского государства – создала на местах гибкую и более совершенную организацию власти, ликвидировав чрезмерную централизацию управления и перераспределив функции центральных и местных органов власти.

    Во главе губернии по-прежнему оставался губернатор, назначаемый верховной властью, однако компетенция его была ограниченна. Указом 1781 г. губернии были сгруппированы в наместничества, возглавляемые генерал-губернаторами, назначенными из лиц, пользовавшихся особым доверием Екатерины II. Императрица поставила перед органами местного управления задачу: не только собирать налоги с местного населения для государственных нужд, но и оказывать ему ряд культурно-просветительских услуг[14]. С этой целью был создан приказ общественного призрения, обязанностью которого являлось насаждение в провинции различных социальных и просветительских учреждений: школ, больниц, приютов, богаделен и т. п.

    Уездным органом губернского управления был нижний земский суд, в состав которого входили земский исправник (или капитан) и два заседателя. Все они избирались уездным дворянством. Этот орган также относился к системе исполнительно-полицейских учреждений. Капитан-исправник исполнял решения губернатора, следил за местной торговлей, проводил мероприятия по поддержанию чистоты, благоустройства и гигиены, заботился «о сохранении и излечении рода человеческого», следил за исправностью дорог и мостов, наблюдал за нравственностью и политической благонадежностью обывателей уезда, производил предварительное следствие[15]. Власть исправника распространялась на весь уезд, кроме уездного города, который входил в компетенцию городничего (или коменданта).

    Понимая необходимость развития промыслов и торговли, Екатерина II в интересах купечества издала 21 апреля 1785 г. «Грамоту на права и выгоды городам Российской империи», которая по сути явилась первым правовым актом, утвердившим местное самоуправление в городах, предоставив им определенную самостоятельность. Этот документ окончательно оформил юридическое положение города как самостоятельной административной единицы, подчеркнув его отличие от сельского поселения.

    Жалованная грамота устанавливала права и привилегии городов. Так, например:

    1) было закреплено право собственности на принадлежащие городу земли;

    2) города могли иметь школы, трактиры, устраивать ярмарки, устанавливать место и время для торговли;

    3) жители города были обязаны нести установленные «тяготы», то есть повинности и сборы, которые местные власти не могли увеличивать без разрешения правительства;

    4) дворяне, военные и гражданские чиновники полностью освобождались от податей;

    5) каждый город должен был иметь свой герб, печать, дом для собраний и архивы;

    6) вводилось понятие городского общества как совокупности обывателей без различия сословной принадлежности;

    7) в зависимости от происхождения и размера капитала городское население было разделено на шесть курий;

    8) городское общество получило право выбирать органы городского самоуправления независимо от сословий.

    Городское собрание избиралось из городских обывателей, обладающих высоким доходом (проценты с капитала должны быть не менее 50 рублей) и достигших 25-летнего возраста[16]. Городское собрание осуществляло следующие функции: предоставляло губернатору информацию о состоянии дел, реализовывало предложения губернатора, проверяло городовые обывательские книги, избирало должностных лиц городского управления: городского главу, старосту, а также судей и бургомистра. Кроме того, городское собрание избирало из своей среды Общую городскую думу.

    Общая городская дума созывалась не периодически, а по мере надобности. Председательствовал в общей городской думе городской глава. В ее функции входило избрание из своего состава гласных в Шестиглавую думу, которая являлась постоянным исполнительным органом городского самоуправления. Шестиглавая дума состояла из шести членов (по одному из каждого разряда) и под председательством городского главы собиралась еженедельно. К ее функциям относилось решение следующих вопросов:

    а) прокорм и содержание городских жителей;

    б) развитие системы общественного призрения;

    в) предотвращение ссор и тяжб с окрестными городами и селениями;

    г) сохранение в городе мира, тишины и согласия;

    д) наблюдение порядка и благочиния;

    е) обеспечение города привозом необходимых припасов;

    ж) охрана городских зданий, поддержание в должном состоянии городских площадей, амбаров и магазинов;

    з) приращение городских доходов;

    и) разрешение сомнений и недоразумений по ремеслам и гильдиям[17].

    Но фактически многие сферы управления находились в ведении государственных органов управления, местной правительственной администрации, состоящей из дворян, в том числе и из-за нехватки местных финансовых ресурсов для осуществления такой широкой хозяйственной деятельности. Следует отметить, что Жалованная грамота впервые устанавливала городской бюджет с указанием доходов и расходов, по которым городские органы самоуправления несли ответственность перед губернатором и Казенной палатой.

    Жалованная грамота также предоставляла определенные гарантии деятельности органам местного самоуправления. Так же как и дворянское собрание, городское собрание не представало перед судом, но защищалось своим стряпчим (председателем). Одновременно разрешалось жаловаться на работу городского общего собрания и городской шестигласной думы в губернский магистрат. Государство, таким образом, выступало арбитром в разрешении конфликтных ситуаций между органами городского самоуправления и горожанами.

    Реформы государственного и местного управления, осуществленные в период правления Екатерины II, создали благоприятные предпосылки для оживления промышленности и торговли, развития городов и системы государственного управления и городского самоуправления.

    После прихода на престол Павла I последовала нейтрализация преобразований Екатерины II консервативными силами. Большая часть нововведений была ликвидирована или искажена вследствие проводимых контрреформ. В области государственного управления Павел I, во-первых, изменил порядок наследования императорского титула и сделал императорскую семью фактически государственным учреждением; во-вторых, вернул законодательные полномочия Сената, усилив его власть; в-третьих, восстановил ряд упраздненных ранее коллегий; в-четвертых, заложил основы министерского управления и кодификации законов; в-пятых, разломал систему местного управления.

    В частности, Павлом I были проведены следующие мероприятия:

    1) упразднена Жалованная грамота городам;

    2) отменены должности наместников;

    3) закрыты приказы общественного призрения;

    4) городское сословное управление было слито с органами полиции;

    5) городские думы ликвидированы;

    6) изменено административно-территориальное деление страны и принципы управления окраинами империи (Прибалтийским губерниям, Украине и некоторым другим территориям вернули традиционные органы управления)[18].

    12 сентября 1798 г. был издан Устав Санкт-Петербурга, который определял новую организацию городского управления. Его особым органом стала «Комиссия о снабжении резиденции припасами, распорядком квартир и прочих частей, до полиции относящихся» под председательством генерал-губернатора. Исполнительным органом было городское правление или ратгауз. Его председатель и секретари назначались правительством, другие члены избирались. Подобная система управления была введена в феврале 1799 г. в г. Москве. Указом от 4 сентября 1800 г. Павел I предписывал создавать ратгаузы во всех городах, за исключением тех, которые состояли на «особых привилегиях». Ратгаузы непосредственно подчинялись администрации и совместно с ней ведали городскими делами. Эти исполнительные органы заменили упраздненные императором городские думы. Председатель ратгауза назначался императором по определению Сената, а его члены частично назначались правительством, частично избирались городским обществом.

    Подобный порядок просуществовал относительно недолго. После дворцового переворота 11 марта 1801 г. «Городовое положение» 1785 г. было восстановлено и продолжало действовать до реформ Александра II. Многие преобразования Павла I были противоречивы: с одной стороны, централизация, укрепление и сосредоточение власти в руках царя, ликвидация элементов самоуправления, с другой – возврат к разнообразию форм управления и самоуправления на национальных окраинах.

    2.2. Тенденции развития государственного управления в XIX в.

    В XIX в. Россия вступила как самодержавная империя, занимающая первое место в Европе по численности населения и военной мощи, но вместе с тем имеющая феодально-крепостническую систему хозяйства. Несмотря на то что в начале XIX в. продолжал развиваться капиталистический уклад, Россия оставалась аграрной страной. Главной причиной, затруднявшей всестороннее развитие российского общества, современники называли крепостничество. Поэтому устранение крепостничества стало главной задачей управления страной, обеспечения ее поступательного развития.

    Именно с необходимостью проведения этих преобразований и столкнулся вступивший в 1801 г. на престол Александр I. Император отменил многие распоряжения Павла I и восстановил решения Екатерины II, в том числе и действие Жалованной грамоты дворянству, а также вернул почти все учреждения местного управления. Структура городского самоуправления формально продолжала регламентироваться Жалованной грамотой городам 1785 г. Вместе с тем в 1808 г. помещикам запретили торговать крестьянами на ярмарках, а в 1809 г. было запрещено ссылать крестьян на каторгу.

    В начале XIX в. также назрела необходимость переустройства государственного управления. Огромную роль в реформировании государственного строя сыграл М.М. Сперанский, который заложил основы профессионального управления государством. Подготовленный в 1809 г. проект коренного преобразования государственного порядка полностью не был реализован из-за новизны предложений, однако отдельные его части получили свое воплощение на практике.

    Высшим законосовещательным органом стал Государственный совет, в функции которого на первых порах входило обсуждение законопроектов, подзаконных актов центральных органов управления, судебных решений и приговоров на предмет их соответствия ранее изданным законам. Впоследствии права Государственного совета были значительно расширены за счет предоставления ему функций исполнительной и частично законодательной власти.

    Члены Совета (министры) назначались царем. В состав Государственного совета входило пять департаментов:

    а) департамент законов, который обсуждал законы, а также уставы, подзаконные акты, административные дела (как правило, связанные с государственной службой) и судебные дела;

    б) военный департамент рассматривал дела, связанные с военным хозяйством, регулировал вопросы снабжения армии оружием и продовольствием, контролировал военные расходы;

    в) департамент гражданских и духовных дел рассматривал гражданские и уголовные дела в качестве апелляционной инстанции, а также ходатайства о причислении к дворянству;

    г) департамент экономики занимался составлением ежегодного государственного бюджета и отчета о его выполнении, установлением и изменением налогов, рассматривал вопросы финансирования промышленности и торговли;

    д) департамент дел царства Польского был создан после польского восстания 1830 – 1831 гг.

    В Совете также функционировали две комиссии: комиссия составления законов и комиссия прощений. Кроме того, при Государственном совете в разное время существовали различные комитеты, комиссии, временные присутствия.

    Вторым высшим административным органом стал Кабинет министров, созданный в 1802 г. Кабинет министров рассматривал вопросы, относящиеся к компетенции нескольких министерств и поэтому требовавшие совместного обсуждения министров. Председательствовал на его заседаниях император. С 1812 г. Кабинет министров создал конкуренцию Государственному совету в делах обсуждения законов. Комитет стал рассматривать следующие вопросы:

    1) дела, которые не могли быть решены из-за отсутствия законов;

    2) дела других ведомств;

    3) законопроекты;

    4) дела, связанные с надзором за государственным аппаратом;

    5) личный состав правительственных учреждений;

    6) жалобы помещиков и крестьян;

    7) вопросы управления страной;

    8) дела о награждениях и взысканиях чиновников и т.п.

    В результате преобразований Сенат получился как смешанное ведомство, соединившее в себе функции высшей судебной инстанции по делам гражданским и уголовным, суда ревизионного и кассационного и функции высшего административного учреждения, которое распоряжается обнародованием законов и наблюдает за их исполнением, устраняя противоречия в применении законов.

    Святейший Синод оставался высшим законосовещательным, административным и судебным правительственным учреждением по делам Русской православной церкви. Однако процесс сближения церковного управления с государственными структурами (включение Синода в состав Министерства духовных дел и народного просвещения) привел к лишению Синода ряда функций публичной власти.

    Важную роль в государственном аппарате в это время играла Собственная Его Императорского Величества канцелярия (возглавляемая до 1825 г. А.А. Аракчеевым), связывавшая царя со всеми правительственными учреждениями.

    В этот период произошло реформирование не только государственных, но и местных органов управления. Так, в целях упорядочения различных повинностей Александром I был издан указ «Предварительное положение о земских повинностях», в котором впервые на законодательном уровне определялось понятие «земство». Земские повинности отличались от государственных тем, что отбывались именно на местах.

    В период правления Александра I большое внимание уделялось устройству и местному управлению Сибири. В 1822 г. были приняты два законодательных акта «Учреждение для управления Сибирских губерний» и Устав «Об управлении инородцев Сибири», которые создавали систему управления с учетом местных особенностей.

    В 1838 г. была проведена реформа местного самоуправления в среде государственных крестьян: сельские общества учреждались в каждом большом казенном селении, его органами являлись сельский сход, сельское начальство (старшины, сотские, десятские, смотрители магазинов, сборщики податей) и сельская расправа. В задачу органов крестьянского общественного самоуправления входило: «народоисчисление», контроль за делами веры, охрана общественного порядка, безопасность лиц и имуществ, паспортный контроль, а также обеспечение мер по врачебному делу, благоустройству, народному продовольствию, противопожарной безопасности, управлению хозяйством сельских сообществ, сбор податей и выполнение повинностей, прежде всего рекрутской[19].

    Структура городского самоуправления продолжала развиваться на основе Жалованной грамоты городам, однако ее положения на практике часто реализовывались с нарушениями:

    1) были упразднены городские собрания и общие думы;

    2) шестигласные думы оказались низведены до уровня хозяйственных канцелярий, административных и полицейских органов;

    3) усилилась опека губернаторов;

    4) управы благочиния заведовали больше полицейскими, чем следственными делами;

    5) в связи с делением городов на части появились полицмейстеры, частные приставы, ратманы, которые выполняли прежде всего полицейские функции.

    Годы правления Николая I вошли в российскую историю как «тринадцатилетняя контрреволюция» и были направлены на укрепление абсолютизма.

    Во-первых, изменилась роль Собственной Его Императорского Величества канцелярии, которая превратилась в непосредственный аппарат при царе и рассматривала все важнейшие вопросы жизни страны. Аппарат канцелярии разрастался, его структура усложнялась, появились отделения: Первое (продолжало исполнять личные повеления и поручения государя, представлять государю поступающие на его имя бумаги и объявлять по ним решения), Второе (приводило в систему русское законодательство), Третье (ведало высшей полицией и следило за законностью и порядком в управлении и общественной жизни), Четвертое (управляло образовательными и благотворительными учреждениями), Пятое (управляло государственными учреждениями и разрабатывало проекты реформ, например реформы управления государственными крестьянами) и Шестое (подготавливало предложения по управлению Кавказом).

    Во-вторых, в царствование Николая I завершилось реформирование Святейшего Синода, превратившегося в итоге в большое и сложное «министерство» по делам православия.

    В-третьих, значительно увеличилось число министерств.

    В-четвертых, заметные изменения в эти годы произошли и в городском самоуправлении, которое все больше включалось в систему государственной администрации. На местном уровне все полнее реализовывался принцип сословности. Дворяне, чиновники, духовенство, владевшие домами и землей, обязаны были нести городские повинности, но участия в городских собраниях не принимали. Это получило отражение в законодательстве, которое признавало, что городское общество состоит из трех сословий: купеческого, мещанского и цехового. Некоторые изменения обозначились и в структуре городского управления. Почти везде отсутствовали общая дума и собрание городских представителей. Распорядительные функции выполняло собрание городского общества, большинство которого составляли мещане. В Шестиглавую думу вместо шести сословий, предписанных Жалованной грамотой городам, включались, как правило, только купцы и мещане.

    Во второй половине XIX в. в организации городского управления постепенно отказываются от сословного представительства. В 1846 г. было принято новое Городовое положение, по которому обеспечивалось преобладание в органах городского управления дворянства, почетных граждан и купечества. Данное положение предусматривало более четкое разграничение полномочий распорядительной и исполнительной власти. Содержание этих функций практически не менялось, однако усиливался контроль государственной администрации за деятельностью местных учреждений. Например, собрание общей думы могло состояться только по распоряжению губернатора.

    После смерти Николая I остро встал вопрос о необходимости перемен в общественно-политической сфере и реформировании государственных и местных учреждений.

    К середине XIX в. в России интенсивнее пошел процесс капитализации: в промышленности и торговле обозначились признаки свободного рынка, возникла потребность в модернизации производства и сферы управления. Во второй половине XIX в. Александром II была осуществлена серия преобразований, вошедших в историю под названием «великих реформ». К ним относятся: отмена крепостничества, создание системы земского самоуправления, городская реформа, либерализация сферы образования, судебная реформа и т. п.

    Высшими государственными учреждениями этого периода оставались Государственный совет (как высший законосовещательный орган), Собственная Его Императорского Величества канцелярия (усилились карательные функции Третьего отделения), Комитет министров (стал еще органом карательной политики), Сенат (сократились контролирующие функции), Синод, ряд комитетов и канцелярий.

    Центральные государственные учреждения оставались в основном прежними, но в них стали привлекаться представители промышленной, банковской, железнодорожной буржуазии. Для деятельности государственных ведомств стала характерна некоторая децентрализация: часть исполнительных и распорядительных функций передавалась местным учреждениям, а за центральным аппаратом сохранялись лишь общее руководство и надзор.

    После отмены крепостного права требовалась новая система управления свободными крестьянами, имеющими землю. Земская реформа – одна из побед либерализма, преследовавшего цель – улучшение местного хозяйственного управления, а также удовлетворение общественного запроса на самоуправление. В соответствии с Положением 1864 г. «О губернских и уездных земских учреждениях» была введена новая система земских учреждений. Появление земского самоуправления стало поворотным пунктом во внутреннем развитии России.

    Земские органы действовали самостоятельно в кругу вверенных им дел, то есть независимо от органов государственной власти, но в пределах, установленных законом. Земские органы обладали широкой компетенцией при решении местных проблем. Например, за ними закреплялись следующие полномочия: заведование имуществом и финансовыми средствами земства, устройство и содержание зданий и путей сообщения, социальная помощь, в том числе и преодоление нищенства, поддержка церквей, содействие развитию местной торговли, развитие местной промышленности, развитие почтовой службы, управление делами взаимного земского страхования, обеспечение правопорядка, участие в попечении народного образования и здравоохранения, ветеринарной и агрономической службы и т.п.[20]Особенно известны достижения земств в сфере образования, здравоохранения, страхования, агрономического и ветеринарного дела.

    Вслед за земской реформой Министерство внутренних дел приступило к изменению городского управления, предпосылки для реформирования которого назрели уже давно. Уже в первой четверти XIX в. население городов значительно возросло, усилился процесс его расслоения, возросло значение городской буржуазии. Одновременно усложнялось и росло городское хозяйство, а вместе с тем и задачи, связанные с управлением городов. Городовое положение 1870 г. заменило сословно-бюрократические органы управления городом всесословными, основанными на буржуазном принципе имущественного ценза. В результате преобразований систему органов городского самоуправления стали составлять:

    1) городское избирательное собрание, которое собиралось каждые три года для избрания гласных;

    2) городская дума (распорядительный орган);

    3) городская управа (исполнительный орган).

    Городская дума состояла из председателя – городского главы, гласных, а также председателя уездной земской управы и представителя духовного ведомства. Обязанности председателя думы, городского главы и председателя управы возлагались на одно лицо, которое утверждалось: в двух столицах – непосредственно императором, в губернских городах – министром внутренних дел, в прочих городах – губернатором[21].

    Все члены управы избирались думой. В обязанности управы входило непосредственное руководство делами городского хозяйства, разработка проектов смет, взимание и расход городских сборов на установленных думой основаниях. Управа отчитывалась о своих делах перед думой. В чрезвычайных случаях городской глава мог распорядиться финансовыми средствами единолично, доведя о том впоследствии до сведения членов управы. Должностные лица городского самоуправления не считались государственными служащими, за исключением городского секретаря в губернских городах, который имел звание докладчика в губернском по городским делам присутствии.

    Существенным шагом в развитии земского самоуправления стало принятие в 1890 г. нового Положения «О губернских и уездных земских учреждениях», которое существенно отличалось от аналогичного документа 1864 г. «Новое положение» существенно усилило контроль администрации за деятельностью земств, ограничило полномочия земств, изменило порядок выборов, в результате чего не стало выборных людей от населения. Его содержание отвечало политике Александра III, направленной на ограничение либеральных уступок, сделанных в период реформ 60–70-х годов.

    Во-первых, для надзора за деятельностью земских учреждений в губернских правлениях были созданы специальные губернские по городским и земским делам присутствия. Во-вторых, кардинально изменилась избирательная система. Земство из всесословного превратилось в сословное учреждение, в котором дворяне получили абсолютное большинство. Избирательных прав лишались духовенство, крестьяне, имевшие в частной собственности землю, купцы, владельцы торговых и промышленных заведений, евреи[22]. В-третьих, значительно сократилось общее количество уездных и губернских выборных гласных. В-четвертых, председатели и члены земских управ зачислялись в разряд государственных служащих. Таким образом, земская служба признавалась государственной службой. В-пятых, губернаторам предоставлялось право останавливать исполнение постановлений губернских и уездных собраний. Таким образом, ужесточался контроль бюрократии над земскими учреждениями. В качестве компенсации земские учреждения получили право на бесплатную пересылку своей корреспонденции.

    Взошедший на престол в 1894 г. Николай II на первых порах не стремился к радикальным преобразованиям системы государственных и местных учреждений. В январе 1895 г. император в речи в Зимнем дворце перед представителями земств категорически отказался от каких бы то ни было уступок земским органам в делах внутреннего управления. Но контрреформы сверху лишь усилили противодействие снизу, которое в итоге вылилось в революцию 1905–1907 гг.

    Конкретные исторические события начала XX в. вновь поставили вопрос о преобразовании всего государственного строя и инициировали реформирование системы местного самоуправления. Поражение страны в Русско-японской войне 1904–1908 гг., революция 1905–1907 гг. резко усилили политизацию государственных и местных учреждений. Всероссийские земские съезды стали мощным катализатором в формировании политических партий. Таким образом, Россия, выйдя из революционного кризиса, обрела некоторые элементы парламентаризма.

    В 1906 г. была созвана первая Государственная дума, которая по Манифесту от 17 октября приобрела определенные черты парламента (возможность открыто обсуждать государственные вопросы, направлять в Совет министров запросы, объявлять недоверие правительству и т.п.).

    Функции Государственного совета заметно сокращались, из законосовещательного органа при царе он трансформировался в верхнюю законодательную палату, имеющую право вето на решения Государственной думы. Совет министров также имел законосовещательные функции, так, он мог обсуждать законопроекты и направлять их на утверждение царю.

    Возросла роль ранее созданных министерств: Министерства финансов, Министерства внутренних дел, Министерства юстиции, Министерства иностранных дел и др. В 1905 г. было учреждено новое министерство торговли и промышленности.

    В это время П.А. Столыпиным была разработана программа преобразований, которая помимо аграрной реформы содержала целый комплекс законопроектов, в том числе и по преобразованию системы государственных и местных органов управления.

    К этому времени относится период завершения процесса становления российского местного самоуправления. Заметно усилилась роль местных органов в развитии территорий и активизировались их взаимосвязи с государственными структурами. Развитие местного самоуправления приобрело системный характер. По всей Центральной части России были созданы земские органы, которые заведовали местными делами, осуществляли хозяйственную и иную деятельность, направленную на развитие своей местности. При этом объем полномочий местных учреждений определялся центральной властью, за ней также оставалось определенное участие в процессе самоуправления.

    Кроме того, в 1900 г. были приняты «Примерные правила предельного земского обложения», в результате которых был нанесен удар по финансовой основе земств: им запретили увеличивать смету больше чем на 3 % по сравнению с предыдущим годом[23]. Однако данные ограничения правительством полномочий местных учреждений не достигали должных результатов, они лишь усиливали и расширяли земское движение, которое не только набирало силу в местном управлении, но и ставило вопрос о демократизации государственного строя в России и реформировании местного самоуправления.

    В ответ на действия центральной власти произошла консолидация земского движения. В 1904, 1905, 1906 гг. проходили постоянные съезды земского и городского самоуправления, на которых выдвигались требования предоставления гражданских свобод, равноправия сословий и расширение полномочий органов местного самоуправления.

    Ни первая, ни вторая Государственные думы, ввиду кратковременного их существования, не успели рассмотреть вопрос о земской и городской реформе. Хотя правительством был подготовлен законопроект о поселковом и волостном управлении, стержневой идеей которого было определение поселка и волости в качестве первичной земской единицы, он так и не был принят. Такая же участь была и у законопроекта кадетов о выборах земских гласных. После роспуска второй Государственной думы правительство переработало законопроект о поселковом и волостном управлении и в конце 1908 г. внесло их в Государственную думу третьего созыва, где он обсуждался в течение трех лет. В результате споров и изменений значительно ухудшенный проект перешел в Государственный совет, где пролежал без рассмотрения до 1914 г., когда началась Первая мировая война и на первое место вышли военные вопросы[24].

    В течение 1909–1913 гг. царское правительство стремилось сохранить преобладание дворянского сословия в структуре земских и городских дум, что в итоге вызвало стремление общества реформировать земские и городские местные учреждения. В 1913 г. правительство вынуждено было внести в Государственную думу проект городового положения, в котором предлагалось значительно расширить полномочия органов городского самоуправления.

    В годы Первой мировой войны (1914–1917) в качестве высших государственных учреждений продолжали действовать Государственная дума, Государственный совет, Совет министров, министерства, Сенат, Синод, Собственная Его Императорского Величества канцелярия. В целях организации всех мероприятий по снабжению армии, флота, организации тыла было создано Особое совещание министров. Наряду с традиционными органами государственного управления в 1914 г. были созданы общероссийские организации: Всероссийский земский и Всероссийский городской союзы, выполнявшие хозяйственно-административные функции. В работе союзов приняли активное участие такие видные деятели, как В.Г. Громан, Л.Б. Кафенгауз, А.А. Соколов и другие[25]. Созданные союзы существовали на паевых началах и являлись по своей сути кассами взаимопомощи, центрами обмена опытом, трибунами для широкого обсуждения проблем местной жизни, а также способом привлечения к этим проблемам государственных органов.

    С началом Первой мировой войны возникшее сотрудничество земств и городов с правительством получило новый импульс развития. Правительство, стремясь мобилизовать все силы страны на ведение войны, не стало препятствовать объединению Земского союза со Всероссийским союзом городов. Так, в июле 1915 г. возник «Земгор» – союз местных органов власти, охвативший территорию всей империи. Председателем «Земгора» стал князь Г.Е. Львов. Со временем этот союз стал все больше вмешиваться во внутреннюю и внешнюю политику, например предпринимал попытки взять в свои руки снабжение армии, что вызывало отрицательную реакцию со стороны государственных структур. В декабре 1915 г. был запрещен очередной съезд «Земгора», а в декабре 1916 г. съезд земцев был разогнан полицией.

    Казачество к этому времени не только превратилось во внушительную военную силу, но и стало представлять собой один из типов местного самоуправления. Общность казачьих интересов складывалась веками на основе исторических традиций, ценностей материальной и духовной культуры, быта, семейной обрядности, политических взглядов, более высокого имущественного положения и других факторов. Осознание казаками своей территориальной и социальной общности позволило им сформировать относительно целостную казачью среду со своеобразными формами самоуправления, осуществляемого через войсковые и станичные круги и через выборных атаманов. Вместе с тем следует отметить, что правительство и военные органы активно вмешивались в жизнь казаков, детально ее регламентируя. Именно поэтому накануне Февральской революции в казачьей среде были очень сильны антиправительственные настроения.

    Февральская революция, свергнувшая царское самодержавие, поставила в том числе и вопрос о переустройстве государственной и местной власти. В качестве органов государственного управления действовали Временный комитет Государственной думы, Временное правительство, Особые совещания, Экономическое совещание, Юридическое совещание, Совещание по реформе местного самоуправления, ряд министерств.

    Неспособность царского правительства решить задачи военного времени, перестроить хозяйство на военный лад обусловили создание чрезвычайных органов в стране. В 1915 г. были утверждены Особые совещания для координации работы отдельных министерств. Было образовано пять совещаний:

    1) по обороне;

    2) по обеспечению топливом путей сообщения и предприятий;

    3) по перевозке топлива, продовольствия и военных грузов;

    4) по продовольственному делу;

    5) по устройству беженцев.

    Особые совещания наделялись широкими полномочиями: правом требовать содействия всех общественных и правительственных организаций, устанавливать цены, сроки и очередность выполнения военных заказов, собирать материал о работе предприятий и т.п.

    3 марта 1917 г. была опубликована принятая Временным правительством Декларация, в которой содержалась программа широких демократических преобразований в стране. Одно из первых мест в ней занимала реформа местного самоуправления. Указом от 15 марта 1917 г. князь Львов назначил представителей губернских и уездных управ комиссарами Временного правительства, своими полномочными представителями на местах. Впервые за свою историю земства официальным путем получили политическую власть. Уже к маю 1917 г. подавляющее большинство назначенных губернских и уездных комиссаров были заменены лицами из другой социальной среды, так называемым третьим элементом: служащими, врачами, адвокатами, инженерами, учителями и т.п.

    За сравнительно короткое время было подготовлено 44 крупномасштабных законопроекта, направленных на совершенствование системы местного управления и самоуправления. В частности, по вопросам организации городского и поселкового самоуправления Временным правительством в 1917 г. были утверждены: постановление «О выборах городских гласных и об участковых городских думах», Наказ о производстве городских выборов, Городовое положение, положение о поселковом самоуправлении, Положение о гарантировании займов городов и земств, Положение «Об улучшении городских и земских финансов» и т.п.

    Данные документы создавали новую систему городского самоуправления. Согласно новому Городовому положению (от 9 июня 1917 г.) численность гласных городской думы стала зависеть от численности жителей и варьировалась от 20 до 200 человек. Гласные избирались на основе введения всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права для всех граждан, достигших 20-летнего возраста, без различия пола, религии и национальности. На первом заседании городской думы избирался председатель городской думы, городская управа и городской глава. Впервые предусматривалось право отзыва гласных. Также впервые предусматривалась плата за участие в заседаниях городской думы. Несмотря на свои намерения, Временное правительство не предоставило органам местного самоуправления полную самостоятельность. Так, деятельность городских дум подлежала контролю со стороны комиссаров Временного правительства, которые могли обжаловать действия местных органов с точки зрения их законности в административном отделении окружного суда.

    Положение о поселковом самоуправлении (от 15 июля 1917 г.) регламентировало систему местного самоуправления в железнодорожных, фабрично-заводских, рудничных, дачных и иных населенных пунктах.

    В крупных городах страны (с населением 150 тыс. человек и выше) кроме городских органов также стали создаваться районные органы самоуправления:

    1) районные думы, работающие в рамках постановлений городской думы;

    2) участковые комитеты как исполнительные органы;

    3) участковый начальник, осуществляющий общее руководство органами районной власти.

    Районные органы самоуправления следили за состоянием улиц, площадей, школьных зданий, больниц, бань и т.п.

    Временное правительство заботилось о земствах, справедливо считая их своей опорой. Постановлением от 21 мая 1917 г. «О волостном земском управлении» было учреждено волостное земство. Предполагалось, что система волостного земства станет фундаментом всего государственного управления. Вместе с тем наделение земских органов несвойственными им государственными функциями (мобилизационными, полицейскими и т.п.) подрывало их авторитет у населения. Кроме того, были нарушены многие принципы самоуправления, складывающиеся на протяжении веков, например принцип самофинансирования. И наконец, Временное правительство, проводившее жесткую политику государственного администрирования экономики, вызывало недовольство в народе, которое впоследствии вылилось в октябрьский переворот.

    2.3. Советское государственное управление

    Октябрьский переворот (1917 г.) привел к необходимости реформирования всей структуры управления в стране. В этой связи Лениным провозглашался переход от управления народом к самоуправлению народных масс и была поставлена цель создания системы Советов сверху донизу. В.И. Ленин так определял характер новой власти: «Местные Советы – свободно объединяются на началах демократического централизма в единую, федеральным союзом скрепленную, общегосударственную советскую власть»[26]. Земства в этот период вступили в открытую борьбу с Советами, ведя ее с переменным успехом. Хотя советские органы власти и ощущали непримиримость земских учреждений к своей политике, тем не менее не спешили с их ликвидацией, так как в их распоряжении находилась разветвленная инфраструктура: школы, больницы, ветеринарные пункты, дома призрения и т.п.

    Россия с июня 1918 г. представляла собой федерацию национальных республик. В составе центрального аппарата управления действовали Всероссийский съезд Советов как высший орган власти, Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК) как высший орган власти в период между съездами Советов, Совет народного хозяйства – орган исполнительной власти, отраслевые наркоматы (вместо министерств).

    Высшим органом управления промышленностью оставался Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) – центральный орган регулирования экономики. Центральный аппарат ВСНХ состоял из общих (функциональных) отделов, таких как отдел организации производства, отдел снабжения и нормирования, финансово-экономический и другие, а также производственных отделов (металла, горного, текстильного и т.п.). Производственные отделы решали общие вопросы распределения сырья, ведали учетом и распределением готовой продукции, финансированием отдельных отраслей.

    В этот период начался процесс создания разветвленной системы Советов. В обращении Народного комиссариата внутренних дел «Ко всем Советам рабочих, солдатских, крестьянских и батрацких депутатов» (январь 1918 г.) указывалось, что Советы «должны немедленно и самым энергичным образом приступить к завершению работы по организации Советов во всех уголках своей территории, связывая их воедино через посредство областных, губернских и уездных Советов», а при наличии Советов «земским и городским самоуправлениям не должно быть места»[27]. Советам также рекомендовалось использовать кадровый потенциал земств с соответствующими изменениями в своих целях.

    Система Советов представлялась как ассоциация депутатов с мест, выбранных на всероссийский форум. По убеждению большевиков, все нужды и запросы трудящихся страны должны были пронизывать все Советы и доходить в период съездов до самого верха государственно-политической пирамиды. Историками неоднократно подчеркивались утопичность и опасность идеи формирования органов власти подобным образом, которая в случае ее буквальной реализации могла привести к анархии в стране[28]. В этой связи следует отметить, что нижестоящие Советы часто издавали законы и декреты, противоречащие законам центральной власти, внося хаос и путаницу в общую законодательную работу Советской республики.

    Кроме того, отрицание принципа разделения властей, слияние государственного и партийного аппарата, частые нарушения принципа коллегиальности на всех уровнях системы Советов, упрощение процесса управления государственными и местными делами (в целях недопущения различного рода недоразумений и конфликтов) ставят под сомнение целесообразность и эффективность подобной системы управления.

    Вместе с тем советской системе управления были присущи и положительные черты, например введение всеобщего избирательного права. Согласно первой Советской Конституции, принятой в июле 1918 г., правом избирать и быть избранными в Советы пользовались независимо от вероисповедания, национальности, оседлости и других цензов граждане РСФСР обоего пола, достигшие 18-летнего возраста.

    Вместе с тем участие в управлении открыто ограничивалось для определенных слоев населения. В то же время значительно расширялись избирательные возможности участия в управлении государственными делами тех социальных групп, которые до революции ущемлялись в политических правах. В этой связи возникала новая проблема – необходимость обучения новых управленческих кадров.

    После принятия Конституции СССР 1936 г. и Конституции РСФСР 1937 г. произошли значительные изменения в системе органов государственной власти и управления. Во-первых, все звенья представительной системы России, как и других союзных республик, стали избираться на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Во-вторых, все представительные органы государственной власти стали именоваться Советами депутатов трудящихся. В-третьих, устанавливалась обязательная периодичность проведения сессий Советов. В-четвертых, было регламентировано образование при исполкомах (кроме поселковых и сельских) функциональных отделов. В-пятых, устанавливались правовые, материальные и иные гарантии деятельности Советов.

    Советы депутатов трудящихся (края, области, округа, района, города, поселка, села) решали следующие вопросы:

    1) осуществляли культурно-политическое и хозяйственное строительство на своей территории;

    2) принимали местный бюджет;

    3) руководили деятельностью подчиненных им органов управления;

    4) обеспечивали охрану государственного порядка;

    5) содействовали усилению обороноспособности страны;

    6) обеспечивали соблюдение законов и охрану прав граждан.

    Советы имели собственный исполнительный аппарат, который ими формировался (из состава же депутатов Совета) и действовал под их руководством. Исполнительные комитеты Советов осуществляли руководство культурно-политическим и хозяйственным строительством на своей территории на основе решений соответствующих Советов и вышестоящих государственных органов. В исполнительных комитетах образовывались такие отделы, как: общий отдел, отдел автомобильного транспорта и шоссейных дорог, отдел милиции, отдел социального обеспечения, финансовый отдел, плановый отдел, сектор кадров и т.п.

    Депутаты также образовывали различные постоянные комиссии Советов (например, комиссия по промышленности и транспорту; комиссия по здравоохранению; комиссия по народному образованию и культуре и т.д.), а также вели работу в своих избирательных округах. Сессии Советов созывались их исполнительными комитетами, как правило, не реже 4–6 раз в год. На время проведения сессии избирались председатель и секретарь для ведения заседания сессии. На сессиях Советов заслушивались отчеты о работе исполнительных комитетов, отделов управлений исполнительных комитетов, постоянных комиссий, других органов, образуемых Советами.

    Вся работа системы Советов проводилась на основе перспективных планов, состоявших из наказов избирателей, принятых к исполнению данным Советом, и других мероприятий, которые якобы должны были бы способствовать решению общегосударственных и идеологических задач дальнейшего совершенствования социализма и построения коммунизма. Однако Советы так и не обрели качеств законодательных органов, самостоятельно решающих вопросы государственного значения и фактически реализующих свои конституционно закрепленные полномочия. Реальная власть находилась в руках аппарата партийных органов, волю которых выполняли Советы.

    Партийное руководство Советами всех уровней осуществлялось по следующим основным направлениям:

    а) разработка мероприятий и политической линии Совета по реализации политики партии;

    б) руководство формированием представительных органов, подбор, расстановка, обучение, воспитание кадров, работающих в Советах;

    в) контроль за деятельностью советских органов по реализации партийных директив.

    Кроме того, Советы находились также и в зависимости от исполнительных и распорядительных органов. Формально исполнительные комитеты были подотчетны и подконтрольны Советам, а на практике получалось так, что аппарат исполнительных комитетов видел в депутатах своих общественных помощников, «реализаторов» постановлений и решений исполкомов. На конституционном уровне так и не произошло существенной конкретизации полномочий Советов всех уровней. По-прежнему жестко проводился принцип демократического централизма, вышестоящие Советы обладали правом отменять решения нижестоящих Советов, осуществлялось двойное подчинение исполнительных органов. Теория советского государственного права рассматривала Советы как представительные органы нового типа, сочетающие в своей деятельности принятие решений, их исполнение и контроль за проведением решений в жизнь[29].

    В 1960–1963 гг. по стране прокатилась очередная волна преобразований: госкомитеты по отраслям промышленности, ответственные за разработку единой отраслевой политики, дробились, ликвидировались, занимались переделом функций, меняли подчиненность. Совнархозы укреплялись, над ними настраивались новые управленческие звенья (общесоюзные СНХ, ВСНХ и т.п.).

    В 1965 г. была осуществлена реформа, направленная на усиление самостоятельности предприятий через развитие хозрасчетных отношений, освобождение их от бюрократизма отраслевого аппарата. Проводимые преобразования также преследовали цель усиления роли и влияния трудовых коллективов в реальных экономических отношениях. Вместе с тем сохранялся приоритет командно-административных методов и узковедомственный подход.

    С приходом к власти Н.С. Хрущева также был поставлен вопрос о повышении роли Советов, которые к этому времени «все более выступали как общественные организации»[30]. Очередная Программа КПСС развитие местного самоуправления напрямую связывала с расширением прав местных Советов, в частности, в ней говорилось, что «права местных Советов депутатов трудящихся (местного самоуправления) будут расширяться, и они окончательно будут решать все вопросы местного значения». Однако на практике попытки передать местным Советам некоторые управленческие вопросы для окончательного решения закончились провалом и быстро были преданы забвению. Вместо расширения прав местных Советов были предприняты попытки упразднения сельских Советов и замены их общественными старостами.

    Кроме того, резко ослабляли роль Советов в общем руководстве подведомственными территориями следующие мероприятия: передача местной промышленности совнархозам, разделение областных и краевых Советов на промышленные и сельские, вывод из системы районных Советов органов сельскохозяйственного управления, усиление на местах органов, не подчиненных Советам, и т.п.

    Для организации и деятельности поселковых и сельских Советов данного периода были также характерны следующие моменты: 1) приоритет интересов государства, а не местного населения (Советы решали все вопросы местного значения исходя из интересов государства); 2) отсутствие реальных рычагов контроля за деятельностью предприятий, учреждений и организаций, расположенных на территории соответствующего Совета; 3) обязательность для Советов низшего звена решений не только вышестоящих Советов, но и вышестоящих органов исполнительной власти, прямое подчинение вышестоящим исполкомам[31].

    После смещения Н.С. Хрущева с поста Первого секретаря ЦК КПСС были приняты многочисленные законодательные акты союзного и республиканского уровней с целью определения статуса каждого звена системы Советов. Однако на практике законодательно закрепленные «широкие» полномочия Советов не повлияли на их подчиненность партийному и государственному аппарату. Данную ситуацию хорошо описывают Г.В. Барабашев и К.Ф. Шеремет: «Сложился и углублялся разрыв между нормативным, законодательным регулированием организации и деятельности Советов, разработкой вопросов советского строительства и реальной практикой функционирования этих органов»[32].

    Новый этап политического и социально-экономического развития страны связывают с именем Л.И. Брежнева, который значительно укрепил власть коммунистической политической элиты (номенклатуры). Важнейшим элементом советской системы стал партийный аппарат, который подменял выборные органы и руководил всеми органами и организациями в стране[33].

    Конституция СССР 1977 г. вводила понятие развитого социалистического общества, определяла характер и содержание политической системы, устанавливала принципы и цели социалистического общенародного государства. В Конституции закреплялось, что государственная власть в стране осуществляется народом через Советы народных депутатов, составляющих политическую основу СССР и действующих на принципах демократического централизма.

    Высшим органом государственной власти, правомочным решать все вопросы, отнесенные к ведению Союза Советских Социалистических Республик, провозглашался Верховный Совет СССР, состоящий из двух равноправных палат: Совета Союза и Совета Национальностей. Постоянно действующим органом Верховного Совета СССР являлся Президиум Верховного Совета СССР, осуществлявший функции высшего органа государственной власти в период между сессиями. Высшим исполнительным и распорядительным органом государственной власти стал Совет Министров СССР – Правительство СССР.

    Конституция РСФСР 1978 г., закрепив стагнирующее состояние общества, государства и его важнейших институтов, также определила Советы народных депутатов как звенья единой системы органов государственной власти, решающих общегосударственные задачи и вопросы местного значения. Советы народных депутатов представляли собой единую систему представительных органов государственной власти, в которой главным образующим фактором стало руководство вышестоящих органов власти нижестоящими.

    Деятельность Советов регулировалась нормативными актами разных уровней. Причем характерной особенностью являлось то, что обязательными для исполнения были не только акты органов государственной власти, но и партийные документы (фактически акты общественной организации). Кроме того, по вопросам деятельности Советов издавались совместные постановления ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета министров. Значительную роль в регулировании деятельности местных органов власти играли партийные решения[34].

    Местные органы власти действовали на уровне краев, областей, автономных областей и округов, районов, городов, поселков, сельских населенных пунктов. Система местного самоуправления включала в себя следующие элементы:

    1) местные Советы;

    2) исполкомы;

    3) трудовые коллективы;

    4) партийные ячейки.

    В законах, как правило, полномочия Советов различных уровней дублировались, что не позволяло четко разделить функции между ними. Полномочия Советов делились на две большие группы:

    а) вопросы общего руководства государственным, хозяйственным и социально-культурным строительством на соответствующей территории;

    б) исключительные полномочия Советов, осуществляемые непосредственно на сессии (признание полномочий депутатов, решение вопросов о досрочном прекращении полномочий депутатов и т.п.)[35].

    Основной формой работы Советов являлись сессии. Каждая сессия состояла из одного или нескольких заседаний, объединенных общей повесткой дня. Каждый Совет создавал свою систему постоянных комиссий, общими и обязательными для всех являлись такие комиссии, как мандатные, планово-бюджетные, по социалистической законности и охране общественного порядка. Как правило, создавались комиссии по вопросам промышленности и строительства, сельского хозяйства, коммунального хозяйства и благоустройства, бытового обслуживания, здравоохранения, социального обеспечения, народного образования, торговли, охраны природы. Решения комиссий носили рекомендательный характер.

    Исполкомы оставались органами, осуществляющими исполнительно-распорядительные функции. Исполкомы хоть и сохранили коллегиальный принцип работы и двойное подчинение (вышестоящему органу управления и избравшему их Совету), но перестали быть внутренними руководящими органами местных Советов. Впрочем, о разделении представительных и исполнительных органов на местном уровне речь пока не шла. Исполкомы были вправе решать только вопросы, отнесенные к ведению Советов (естественно, кроме их исключительных полномочий, решаемых на сессиях). Исполкомы осуществляли свою деятельность по двум направлениям:

    а) организация обеспечения деятельности избравших их Советов;

    б) обеспечение выполнения функций Советов по государственному строительству.

    Решения, принимаемые исполкомами, могли быть отменены вышестоящим исполкомом или соответствующим Советом.

    Советы также создавали органы народного контроля, сочетавшие государственный контроль с общественным контролем трудящихся на предприятиях, в колхозах, учреждениях и организациях. Органы народного контроля осуществляли следующие функции:

    1) проверяли выполнение государственных планов и заданий;

    2) вели борьбу с нарушителями государственной дисциплины, проявлениями местничества, ведомственного подхода к делу, с бесхозяйственностью и расточительством, волокитой и бюрократизмом;

    3) способствовали совершенствованию работы государственного аппарата.

    В советской системе управления явное выражение получает принцип патернализма. Патернализм (лат pater. – отец) – это принцип попечительства, опеки государственных органов над населением и органами местной власти. Характерно, что инициатива жителей, которая ранее реализовывалась в местном самоуправлении, была направлена в русло общественных (не обладающих властными полномочиями) форм самоуправления, таких как уличкомы, домкомы, школьное, студенческое, производственное и т.п. самоуправление.

    В начале 1990-х годов были проведены очередные реформы государственно-политического устройства России. Важную роль в становлении местного самоуправления в этот период сыграли Закон СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР» (1990 г.) и Закон РСФСР «О местном самоуправлении в РСФСР» (1991 г.). По этим законам Советы получили значительные полномочия, собственный бюджет и собственность. Окончательную точку в процессе ликвидации советской системы управления поставил Указ Президента РФ «О реформе местного самоуправления в РФ» от 26 октября 1993 г., который провозгласил прекращение деятельности городских и районных Советов народных депутатов, а их компетенцию передал соответствующим органам местной власти.

    По мнению многих исследователей, система Советов стала порождением, частью и инструментом командно-административной системы и в то же время выполняла функцию ее демократического камуфляжа[36]. Фактически власть принадлежала партийному аппарату, который опекал исполкомы. Советы, в свою очередь, автоматически одобряли все проекты решений, подготовленные исполкомами. Советы были слишком многочисленны, что снижало эффективность их работы. И наконец, советская система была недостаточно четко структурирована и иерархична, что приводило к медлительности в решении текущих вопросов и бюрократизму. Кроме того, решения, принимавшиеся центральными органами, не учитывали местную специфику.

    В то же время сложившаяся в советский период система управления имела и достоинства, например:

    1) хорошо налаженная система работы с кадрами (кадровый резерв, подготовка, переподготовка, повышение квалификации кадров);

    2) четкая правовая регламентация различных процедур;

    3) тесная связь депутатов с избирателями (императивный мандат, наказы депутатам);

    4) система гарантий для депутатов и государственных служащих и т.п.

    Конституция Российской Федерации 1993 г. закрепила новые принципы организации системы органов государственной власти и органов местного самоуправления, отразив произошедшие демократические преобразования в стране. Государственная власть в настоящее время осуществляется на основе принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Государственное управление осуществляют следующие органы:

    1) Президент РФ (глава государства);

    2) Федеральное Собрание (парламент, состоящий из двух палат: Государственная Дума и Совет Федерации – органы законодательной власти);

    3) Правительство РФ как орган исполнительной власти;

    4) министерства, службы, агентства;

    5) система судебных органов (Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ и т.д.).

    Органы местного самоуправления выделены из системы органов государственной власти и самостоятельно осуществляют собственную компетенцию в пределах законодательства.

    Итак, в истории России не произошло постепенного эволюционного развития институтов государственного и муниципального управления, закономерного для большинства современных развитых государств. На протяжении всей отечественной истории тенденция к централизации сменялась стремлением к децентрализации управления и наоборот, а вместе с системой государственных органов развивались формы местного самоуправления.

    Вопросы для самоконтроля

    1. Какими органами была представлена высшая государственная власть в Киевской Руси?

    2. В чем заключалась сущность первых административных реформ, проведенных в X в. княгиней Ольгой?

    3. Что такое феодальная раздробленность?

    4. Как проходил процесс создания единого государства в конце XIII – начале XVI вв.?

    5. Какие функции осуществляла Боярская дума?

    6. В чем сущность приказной системы центрального управления?

    7. Какие коллегии были созданы Петром I? Какие функции они осуществляли?

    8. В чем состояла эволюция органов государственного управления?

    9. Приведите высшие органы управления в России 1918 г.

    10. Какие изменения в системе органов государственной власти произошли после принятия Конституции РСФСР 1937 г.?

    11. Как складывалось взаимодействие органов государственной власти с органами местного управления на протяжении всей отечественной истории?








    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке