Звание «Герой Советского Союза»

Это почетное звание было установлено Постановлением ЦИК СССР от 16 апреля 1934 года. Оно вводилось как высшая степень отличия в СССР за заслуги перед государством, связанные с совершением героических подвигов. В документе ЦИК говорилось: «Звание Героя Советского Союза присваивается исключительно Постановлением ЦИК. Героям СССР выдается особая грамота».

Через 4 дня после подписания М.И. Калининым и А.С. Енукидзе Постановления ЦИК «Об установлении высшей степени отличия – звания Герой Советского Союза» оно было присвоено отважным летчикам, которые спасли полярников, попавших в ледовый плен с затонувшего в феврале 1934 года парохода «Челюскин».

В июле 1933 года от ленинградского пирса отчалил новый, еще «без биографии», пароход «Челюскин». Ему предстояло не только повторить рейс «Александра Сибирякова», но и подойти к острову Врангеля, чтобы произвести там смену персонала полярной станции и выгрузить строительные материалы и продукты. Во льдах Карского моря перед «Челюскиным» шел самый мощный ледокол того времени «Красин». Но пароход «Челюскин» оказался шире ледокола, и льды нанесли ему несколько весьма значительных повреждений. Однако более тяжелые бедствия начались в Чукотском море, водная поверхность которого почти вся была забита льдами. Ледоколов там не было, и «Челюскину» приходилось прокладывать путь самому.

В феврале 1934 года пароход «Челюскин» был раздавлен льдами и ушел на дно. Есть удивительная кинопленка, рассказывающая об этой полярной трагедии: высоко задрав корму, «Челюскин» скрывается под водой, а в сторону от тонущего корабля разбегаются маленькие черные фигурки. Кинооператор, снимавший эти кадры, не был уверен, что их когда-нибудь увидят зрители: на дрейфующей льдине оказались отрезанными от всего мира 104 человека, которые и стали «обживать» ее.

Катастрофа произошла в таком глухом месте и в такое время года, что рассчитывать на быструю помощь было неоткуда. Спасти их можно было только с воздуха, что при авиационной технике того времени казалось делом невыполнимым. Один из летчиков, М. Водопьянов, вспоминал впоследствии:

На самолетах того времени не было даже утепленных кабин, и, отправляясь в полет, летчики надевали меховую одежду. Кроме того, в полете они были «слепыми» и «глухими», так как летали почти без авиационных приборов и радио. В воздух поднимались только при тихой погоде и хорошей видимости.

За рубежом не верили, что в тяжелых зимних условиях советские летчики смогут пролететь по неизведанному маршруту и добраться до дрейфующего лагеря. В этом сомневался даже известный норвежский исследователь и знаток Арктики Свердруп. «Я считаю, – писал он, – что летчики должны ограничиться доставкой продуктов, топлива, медикаментов и облегчить таким образом жизнь участников экспедиции на льдине до тех пор, пока не придет ледокол». Иностранные газеты писали, что если даже часть самолетов и доберется до Чукотского полуострова, то все равно они не смогут сесть на ледяные торосы. «Они движутся навстречу смерти», – так писала зарубежная пресса.

Но советские летчики в условиях полярной зимы и с большим риском для собственной жизни разыскали членов научной экспедиции и экипаж «Челюскина» во льдах Баренцева моря. И 5 марта на льдину «челюскинцев» опустился на двухмоторном самолете «АНТ-5» А.В. Ляпидевский, зимовавший в том году в Арктике: он забрал женщин и детей и перевез их на материк. Вслед за ним еще шесть летчиков – М.Т. Слепнев, С.А. Леваневский, М.В. Водопьянов, И.В. Доронин, Н.П. Каманин и В.С. Молоков – в труднейших условиях и к тому же по совершенно не исследованной воздушной трассе день за днем, в пургу и метель, совершали рейс за рейсом до тех пор, пока не доставили на материк всех «челюскинцев».

Подвиг отважных советских летчиков изумил весь мир, и ему дали высочайшую оценку многие зарубежные специалисты. Так, например, секретарь Британского общества авиаконструкторов Бойер отмечал: «Всему миру было дано еще одно блестящее подтверждение выдающегося мастерства советского летного состава, а также высокие качества советских самолетов и моторов».

В первые годы после учреждения звания Герой Советского Союза оно присваивалось прежде всего исследователям – летчикам и полярникам, наиболее известным людям 1930-х годов. В 1934 году этого звания был удостоен М.М. Громов – командир экипажа самолета «РД». Этот храбрый летчик проявил мужество во время установления мирового рекорда в беспосадочном полете по кривой на расстоянии 12 411 километров в течение 75 часов.

В 1930-х годах были начаты большие работы по освоению необъятных просторов страны, и значительную роль в этих исследованиях сыграли летчики, проложившие воздушные трассы к труднодоступным районам Севера и другим отдаленным уголкам. В июле 1936 года В. Чкалов, Г. Байдуков и А. Беляков на самолете «АНТ-25» осуществили беспосадочный перелет по маршруту «Москва – Северный Ледовитый океан – Камчатка – Николаевск-на-Амуре». Этот полет имел большое практическое значение для развития советской авиации, так как привел к решению вопроса о воздушном трансарктическом пути, положил начало будущим сверхдальним полетам и открыл новые возможности для развития техники.

В 1937 году число Героев Советского Союза пополнилось новыми именами, среди которых были и имена деятелей науки – выдающегося ученого О.Ю. Шмидта и его соратников И.Д. Папанина и М.И. Шевелева. Мужественные участники экспедиции достигли Северного полюса и основали на дрейфующей льдине полярную станцию. Их наблюдения и исследования дали много материалов для дальнейшего экономического освоения Севера. В дальнейшем эпопею «Северный полюс» продолжили полярники И.Д. Папанин, З. Кренкель, Е. Федоров и П. Ширшов, которые 9 долгих месяцев провели на дрейфующей льдине в труднейших условиях Арктики. Их метеорологические и другие наблюдения способствовали всестороннему изучению Севера и помогли освоить Великий Северный путь. В 1938 году звания Герой Советского Союза впервые были удостоены летчицы-женщины – В. Гризодубова, М. Раскова и П. Осипенко, совершившие перелет из Москвы на Дальний Восток.

За воинские заслуги звание Герой Советского Союза стало присваиваться во время боев за республиканскую Испанию. Здесь сражались сотни советских добровольцев, среди которых были военные советники и инструкторы, артиллеристы и летчики, танкисты и моряки. Первые советские летчики-добровольцы приняли участие в обороне Мадрида уже в 1936 году. Мужество и героизм советских воинов были высоко отмечены правительством республиканской Испании и всем испанским народом. Достойно их подвиги были отмечены и советским правительством: самым храбрым и отважным присвоили звания Героев Советского Союза.

В испанском небе храбро сражался Горанов Волкан Семенович[85] – летчик гражданского воздушного флота, командир экипажа бомбардировщика «Потез-54». При выполнении боевого задания 31 октября 1936 года его самолет был атакован пятью немецкими самолетами «хейнкель». Первая атака противника была отбита стрелками-радистами, а во время следующего боя у самолета В.С. Горанова был выведен из строя правый мотор.

Но отважный летчик, продолжая вести свой самолет и на одном моторе, подошел к цели и сбросил бомбы. Во время второй атаки «хейнкелей» у самолета В.С. Горанова был поврежден и левый мотор, а самого летчика ранили в ногу. Но он сумел довести свою боевую машину почти до самых окопов республиканцев и посадить ее на фюзеляж на ничейной земле. Несмотря на ранение летчик В.С. Горанов неоднократно принимал участие и в последующих воздушных сражениях, а за подвиг 31 октября 1936 года ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Многие из добровольцев, получив боевую закалку в Испании и приобретя там военные знания и опыт, выдвинулись впоследствии на руководящие посты в советской армии и флоте. Не раз пришлось героям боев в Испании и в дальнейшем вступаться за честь и независимость родины. Когда начались сражения против японских войск в районе озера Хасан и на реке Халхин-Гол, туда прибыли 29 Героев Советского Союза: среди них – представитель Главного командования по авиации комкор Я.В. Смушкевич и летчики С.И. Грицевец, П.В. Рычагов, С.П. Денисов и др.

Много подвигов совершили советские люди и в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. В историю навсегда вошло и имя Александра Матросова, который 23 февраля 1943 года своим телом закрыл амбразуру вражеского дзота.

В 1943 году старший лейтенант С. И. Шершавин[86] получил задание взорвать хорошо замаскированный мост через Северный Донец, построенный гитлеровцами. Оставив автоматчиков на берегу, сапер заложил большой заряд тола, вставил взрыватель, отполз к берегу и потянул шнур. Но. взрыва не произошло, а немцы уже вступили на мост с противоположного берега. Не видимый в тумане, С. И. Шершавин побежал по мосту, вставил новый взрыватель и руками выдернул чеку. Он был опытным сапером и понимал, что идет на смерть. Однако взрывом его отбросило в сторону, а очнувшись, С. И. Шершавин понял, что ослеп. По направлению течения реки он догадался, что его отбросило к берегу противника. Но он решил пробираться к своим и осторожно поплыл, стараясь держаться поперек течения. Переплыв, отлежался в кустах тальника, а потом пополз наугад. Через двое суток обессилевшего и слепого сапера подобрали товарищи, от которых он и узнал, что его «посмертно» представили к почетному званию Герой Советского Союза[87].






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке