П. Шубин

Шофер

Крутясь под «мессершмиттами»,
С руками перебитыми,
Он гнал машину через грязь
От Волхова до Керести,
К баранке грудью прислонясь,
Сжав на баранке челюсти.
И вновь заход стервятника,
И снова кровь из ватника,
И трудно руль раскачивать,
Зубами поворачивать…
Но — триста штук, за рядом ряд
Заряд в заряд, снаряд в снаряд!
Им сквозь нарезы узкие
Врезаться в доты русские,
Скользить сквозными ранами,
Кусками стали рваными…
И гать ходила тонкая
Под бешеной трехтонкою,
И в третий раз, сбавляя газ,
Прищурился немецкий ас.
Неслась машина напролом,
И он за ней повел крылом,
Блесной в крутом пике блеснул
И — раскололся о сосну…
А там… А там поляною
Трехтонка шла, как пьяная,
И в май неперелистанный
Глядел водитель пристально.
Там лес бессмертным обликом
Впечатывался в облако,
Бегучий и уступчатый,
Как след от шины рубчатой.
(Мясной Бор, май, 1942 г.) (П. Шубин)






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке