Налет на Тирасполь

Инциденты на Днестре продолжались. Так, согласно сводке штаба войск ВУЧК от 25 ноября, «17 ноября 185-й батальон: в дер. Роги (6 верст севернее Дубоссары) часовым была замечена лодка, переплывавшая на нашу сторону с 2 неизвестными. В момент обнаружения лодки и выхода неизвестных на наш берег часовой находился в 5 верстах восточнее переправы. Сделанные неизвестными 7 выстрелов ввиду дальности и кустов не достигли цели. Расследование в указанных местах никакого результата не дало. 186-й батальон: 11 ноября в 15 часов в районе дер. Цыбудьна (4 версты северо-западнее Ягорлык) наш часовой был обстрелян с румстороны румкавалеристами несколькими выстрелами. С нашей стороны ответа не было… На участке 2-й роты наш конный патруль 12 ноября в 14 часов в районе дер. Сорцен был обстрелян с румстороны».[194]

В разведсводках 51-й стрелковой дивизии, дислоцировавшейся на левом берегу Днестра, от 19 ноября отмечалось, что «3–4 дня тому назад якобы атаман Гуляй-Гуленко отправился к Заболотному в Бирзульский район», а «по данным губчека 19 или 20 ноября петлюровское командование намерено переправить с территории Румынии в районе Тирасполь-Дубоссары неизвестные части и соединиться таковыми с отрядом Гуляй-Гуленко… затем совместными действиями овладеть Одессой и поднять в последней восстание. Бендерская группа петлюровцев должна переправиться в трех пунктах: 1) Кицканы (район Тирасполя); 2) село Парканы; 3) Суклея (5 верст южнее Тирасполь). В указанных пунктах якобы имеются перевозочные средства примерно на 300 человек в каждом. Против Дубоссар намечена переправа 200 человек».[195]

Вечерняя оперативная сводка штаба ХВО № 04821/оп от 19 ноября 1921 г. сообщала, что «по донесению комбрига 28 пограничной на рассвете 19 ноября банда численностью 150 штыков под командой Пшенник перешла румграницу в районе Парканы (8 верст западнее Тирасполь) и, оттеснив части 184-го погранбатальона, совместно с восставшим населением района Терновка-Парканы заняла последние, вырезав коммунистов. В 9 час. 19 ноября банда заняла западные предместья гор. Тирасполя, откуда после короткого боя с частями 2-го батальона 451-го полка банда была отброшена в западном направлении, потеряв убитых, раненых и пленных, в числе последних два офицера. Батальон 451-го полка совместно с тираспольским гарнизоном, продолжая преследование банды, в 14 час. занял Парканы-Терновка, банда же, рассеявшись, ушла в северном направлении. Во время боя с бандой убит комбат 2 — 451-го полка. Части 184-го погранбатальона, сосредоточившиеся в Тирасполь, вновь развернуты по румгранице своего участка, 2-й батальон 451-го полка — Парканы. Маневренную группу 151-й бригады в составе 451-го и 453-го полков и команд пеших разведчиков дивизии, отбывающих лагсбор в районе Черный Кут-Исаево (2–7 верст южнее Черново), приказано перебросить: 453-й полк и команды пеших разведчиков 151-й бригады — район Петроверовка, 451-й полк — Цебриково (30 верст северо-восточнее Тирасполь), откуда вести усиленную разведку в общем направлении на Тирасполь, выделив для указанной цели не менее 3-х сильных отрядов. Комбригу 152 — маневренную группу в составе 152-й бригады и кавполка 51, поддерживая беспрерывную связь с 186-м погранбатальоном, штабригом 71 24-й дивизии и штабригом 153 иметь в боевой готовности».

Согласно вечерней оперативной сводке штаба ХВО № 04283/оп от 20 ноября: «По донесению комполка 451, банда Пшенника вечером 19 ноября на лодках, поданных румсолдатами, переправилась обратно на правый берег Днестра (место переправы не указано). По дополнительно полученным сведениям в результате боя у Тирасполя и Парканы взято в плен 15 петлюровцев и 180 повстанцев». Оперативная сводка штаба ХВО от 23 ноября сообщала, что «на участке 28-й погранбригады спокойно. По дополнительным сведениям, банда Пшенника переправилась на румсторону 19 ноября в районе Терновка (8 верст западнее Тирасполь); переправа совершена на лодках, поданных румынсолдатами».

Разведсводка 51-й стрелковой дивизии от 21 ноября сообщала, что «банда петлюровцев численностью в 150 человек при 1 пулемете Кольта в 5 часов 19 ноября против села Бычек (южнее хутора Плоский) произвела переправу на нашу сторону частью на лодках, частью вброд. Часовые, заметив переправу, открыли огонь, отходя к штабу войск поста в селе Бычек. По тревоге взвод рассыпался в цепь, и завязался бой с бандитами, но благодаря численному превосходству у последних, погранстрелки начали отходить в направлении Токмогзея (5 верст северо-западнее Тирасполь), потеряв 2 убитыми и 3 ранеными. Переправившаяся банда разделилась на две группы: одна из них двинулась в село Парканы, другая по направлению Токмогзея, но, встреченная подошедшими частями 185-го батальона, в результате боя была отброшена частью обратно на румсторону, и часть направилась вслед за первой группой на Парканы. С подходом банд к Парканам с румстороны напротив указанного села начинает переправу новая банда 60–70 человек. Одновременно с этим в Парканах поднимается восстание крестьян, которые напали на штаб 18-го кавэскадрона, полвзводf комсвязи и хозкоманду, захватили 2 пулемета Максима и 1 — Шоша. Под давлением бандитов и повстанцев-крестьян взвод первой роты 184-го батальона отошел и занял позицию восточнее Парканы, где к нему присоединился еще один взвод, завязалась перестрелка. В результате бандиты оттеснили взводы к Тирасполю, заняв предместье Тирасполя Крепостная слободка. Приведенными в порядок частями гарнизона Тирасполь банды были отброшены, и к 14 часам нами заняты Парканы, причем при отступлении повстанцы бросили все пулеметы, захваченные в 18-м кавэскадроне, а также и свой пулемет. К 22 часам охрана границы восстановлена, часть бандитов на поданных румсолдатами лодках переправилась в Бессарабию. Национальный состав банды украинцы и незначительная часть поляков, имелось национальное украинское знамя и прокламации на немецком языке. Потери с нашей стороны выясняются, убит помкомэскадрона 18 и около 20 кавалеристов и ранено комэскадрона и около 10 кавалеристов».[196]

21 ноября 1921 г. начальник полевого штаба войск ВУЧК Евдокимов и особоуполномоченный по действующим бандам Гофицкий направили в Москву, Киев и Харьков экстренную оперативную сводку, в которой сообщалось, что «по донесениям ОГЧК и штабрига 28, полученным 21 ноября в 15 часов (нарочным), 19 ноября вечером в районе между Варницей и Гура-Быкулуй переправился отряд в 150 человек под командой Пшенника, во главе отряда Емельянов, Батурин, Дедученко, Желобаев и полковник Пукалов. После переправы они разбились по группам: Батурин уехал в Плоское для поднятия восстания, Емельянов, Дедученко, Желобаев, Пшенник и Пукалов в Парканы, где подняли восстание и начали наступать на Тирасполь. Наступление отбито. По полученным сведениям, Емельянов ранен. Банда главным образом рассчитывает на восстание. Необходимо срочное подкрепление на случай объединения всех бандитов. Вооружения у них мало. Румыны содействовали переправе. Допускается возможность переправы подкрепления с румберега сегодня. По дополнительным агентурным сведениям и показаниям захваченных петлюровских разведчиков, за первой группой последует высадка численностью свыше 1 200 бандитов. По последним сведениям, Гуляй-Гуленко с отрядом, высадившись в районе Вадрешково, пробивается в Ольгопольщину для соединения с бандой Заболотного и отрезать Бирзульский уезд от Одессы. По линии чека приняты экстренные меры к широкому освещению движения противника закордона на румстороне, а также в прикордонной полосе».[197]

Вечером 22 ноября оперативная сводка штаба войск ВУЧК сообщала, что, «по сведениям Одесской губчека, основанным на донесении штабрига 1, в районе между с.с. Варница-Гута Бакулуй (Румыния) 15–20 верст северо-западнее Тирасполя переправился отряд в 150 человек под командой генерала Пшенника (очевидно, один из отрядов Гуляй-Гуленко). После переправы отряд разбился на несколько групп: одна во главе с Батуриным ушла в направлении Плоское в 10 верстах севернее Тирасполя для поднятия восстания. Вторая во главе с Пшенником, Емельяновым, Дудушенко, Желоваевым и Пукаловым — с. Калканы в 3 верстах западнее Тирасполя. Наступление было отбито. Емельянов, по сведениям, ранен. Со слов захваченных петлюровских разведчиков за первой группой последует высадка отряда свыше 1 200 человек. По дополнительным сведениям, сам Гуляй-Гуленко якобы высадился в районе Вадрашков 60 верст юго-западнее Ольгополя, пробирается на Ольгопольщину для соединения с бандой Заболотного, имея главной задачей отрезать Бирзульский уезд от Одессы. Сведения проверяются».

Согласно оперативно-информационной сводке № 195 от 23 ноября, «банда, произведшая 19 ноября налет на Тирасполь, переправилась с румстороны в районе с. Бычка (18 верст восточнее Плоского) под командованием петлюровского полковника Пшенника, его помощников Хорунжаго и Парайка при деятельном участии Цукалаго, Емельянова, Невицкого, Иващенко, Батурина, Желобаева и др. Банда вышла из Бендер, переправилась при содействии румын, причем активное участие принимали румкапитаны из штаба 3-го румкорпуса Статулеско и Марларли, которые содействовали переправе и обещали дать оружие. Вначале переправилось 34 человека, вооруженных винтовками, револьверами и гранатами, под командой полковника Шарапко. Переправе содействовал также предкомнезаможних с. Бычка Ланцев (бывший комендант г. Тирасполя). Вторая группа бандитов под командой Батурина численностью 30 человек направилась на Плоское с целью поднять восстание, которая им и удалась, а остальные двинулись на Варница (18 верст северо-восточнее Тирасполя), где захватили 3 пулемета, убили 13 красноармейцев и двинулись на Тирасполь, откуда были выбиты, а также были отбиты и взятые 3 пулемета, причем банды рассыпались по прилегающим селам с целью переправиться обратно в Румынию. Румыны принимали обратно бандитов и открыли стрельбу по нашим частям, дабы дать возможность переправиться остальным бандитам. Во время переправы много бандитов утонуло в Днестре. Во время боя были захвачены прокламации на немецком языке к немцам-колонистам за подписью Петлюры, Гуляй-Гуленко и Поплавского, а также два национальных украинских флага. Из допроса арестованных выяснилось, что в районе Аккермана против Маяки собирается переправляться на нашу сторону Гуляй-Гуленко во главе с 27 казаками, рассчитывая на содействие местных крестьян и предполагая двинуться на Бирзулу».

Новые подробности налета на Тирасполь содержатся в сводке штаба ХВО от 25 ноября: «По дополнительным сведениям банда Пшенника переправилась на нашу сторону в районе 4 версты севернее Парканы частью на лодках, частью вброд. После короткого боя со взводом 184-го погранбата, отошедшего вследствие малочисленности к Тирасполю, банда, разделившись на две группы, одной направилась на Парканы, другой — Тирасполь, на пути к которому была встречена и отброшена частями 1-й роты. Часть этой группы ушла обратно в Румынию, другая — присоединилась к первой группе. С подходом первой группы к Парканы с румстороны начала переправу другая банда 60–70 человек и одновременно в Парканах бандитами было поднято восстание. Из Паркан банда, оттеснив части 184-го батальона, направилась в Тирасполь. Встреченная у Тирасполя частями гарнизона, банда была отбита и ушла на Парканы. При отступлении бандитами были брошены все пулеметы, захваченные у 184-го погранбата, и 1 пулемет, вывезенный бандой из Румынии. Обратный уход банды через Днестр совершался в районе Терновка на лодках, поданных румынсолдатами. Национальный состав банды украинцы-петлюровцы и незначительная часть поляков. Банда переправилась с национальным украинским знаменем и прокламациями на немецком языке».

В этих условиях 19 ноября было принято постановление СТО, согласно которому пограничные войска ВЧК были сменены на границе полевыми войсками Красной армии.[198] Лишь почти год спустя, 27 сентября 1922 г., новым постановлением СТО охрана границы была передана в ведение ГПУ, в рамках которого создавался отдельный пограничный корпус.[199] 24 ноября 1921 г. председатель Военного совета Украины и помощник командующего всеми вооруженными силами Украины и Крыма направил РВС КВО следующее распоряжение: «Переход петлюровцев в районе Тирасполя имеет громадное значение в области международных отношений, поэтому Военсовет предлагает вам срочным порядком собрать и представить следующие разведывательные сведения: 1) точное наименование войсковых частей, коим принадлежат перешедшие у Тирасполя с румстороны банды; 2) о содействии, оказанном румынскими погранчастями при переходе банд на нашу территорию и обратном возвращении; 3) каким путем снаряжалась банда на румынской территории и каковы были ее намерения; 4) фамилии взятых в плен офицеров и их показания».[200]

Согласно разведсводке 51-й стрелковой дивизии от 29 ноября, по опросам пленных и арестованных выявлено, что банда Пшенника за день до переправы получила из Кишинева при содействии 3-го румынского корпуса 16 винтовок и 15 патронов на каждую. Оружие выдавалось на берегу перед самой переправой. Поскольку оружия было мало, командир 7-й погранроты капитан Станеско своей властью выдал еще 16 гранат. Остальным членам банды было заявлено, что в Парканах их ждут 650 винтовок и 15 пулеметов. Переправа проходила в течение почти 2 часов на 1 лодке по 7 человек. При переправе присутствовали командир 7-й погранроты и солдаты румынской погранстражи. Все это они делали якобы за деньги, не имея никакого официального приказа. Военное министерство требовало убрать банду из Бендер в лагеря, но штаб 3-го корпуса использовал банду в своих собственных целях. После отхода из Тирасполя банда разделилась на две группы. Одна во главе с Дудиченко, Пукаловым и Желабаевым ушла на хутор Бычек и днем 19 ноября вернулась на румсторону. Вторая группа во главе с Пшенником и Емельяновым переправилась у моста в Парканах. Часть бандитов разбрелась по хуторам и городу.

Для расследования дела о налете банд на Тираспольский уезд была создана комиссия под председательством Богданова, которая, рассмотрев представленные материалы Одесской губчека, пограничных войск, частей Красной армии и тираспольского гарнизона, 3 декабря 1921 г. составила заключение. Этот документ позволяет более подробно представить события в районе Тирасполя. 18 ноября контролер поста с. Бычек Юрьев предупредил командира взвода 1-й роты 185-го батальона ВЧК Буренина, что ночью ожидается переправа с румынского берега. Когда стемнело, Юрьев, Буренин и еще 2–3 человека вышли на берег и увидели сигнализацию, на которую кто-то, по-видимому, отвечал с нашего берега. Несколько позже на нашем берегу кто-то стал бить в доску, подавая тем как будто сигнал. Берег был тщательно осмотрен, но никого и ничего обнаружено не было. Все вернулись в помещение кордона. Около 23 часов часовой сообщил, что на воде замечена лодка. Взвод, поднятый по тревоге, выступил к берегу. Там увидели 10–15 человек, высадившихся на берег. Началась перестрелка. Расстреляв патроны, взвод вернулся в помещение кордона за боеприпасами. Выйдя второй раз к берегу, взвод услышал команду: «Первая рота вправо, в цепь марш», — после чего командир взвода отдал приказ отойти от берега за бугор за деревню, где красноармейцы простояли 2 часа.

Вдруг перед ними в темноте обрисовалась подвода брата председателя местного сельревкома Бакланова, на которой сидело несколько человек. Один из них окликнул красноармейцев: «Стой, что пропуск». Один из красноармейцев ответил: «Курок». Тогда сидевшие на подводе открыли стрельбу и подались в сторону. Погранвзвод, разбившись на две группы, также отошел из Бычка на Малаешты и Красногорку. Позднее обе группы соединились в Красногорке, а утром туда прибыла 1-я рота 185-го батальона из Токмадзеи, оповещенная Юрьевым. Обе части вернулись в Бычек, но оказалось, что бандиты еще ночью ушли в Парканы. Однако вместо преследования банды, как предлагал командир эскадрона Петрухин, командир роты велел собрать раненых и отправить их в Токмадзею, куда уехал и он сам.

Кроме взвода 1-й роты 185-го батальона в Бычке находились 4 кавалериста из 17-го кавэскадрона, жившие отдельно на квартире. Командир погранвзвода не знал, где именно они проживали, и в суматохе боя о них никто не вспомнил. В результате 2 кавалериста были убиты, 1 ранен, был убит также один из двух пограничников, оставшихся в помещении кордона из-за отсутствия обуви (другой спасся, спрятавшись за печкой). К банде примкнул местный житель Л. Донцов, посоветовавший председателю сельревкома Бакланову укрыться в его хате, так как «у них восстание», но «сегодня я тебя спасу, а завтра ты меня». Бакланов так и поступил. В селе из местных жителей бандиты никого не тронули, ограничившись обыском.

По сообщению местных жителей, вооружено было около половины бандитов, которые разбились на две группы. Одна направилась в Плоское, где как будто рассыпалась, так как о ней более ничего не известно. Другая группа двинулась на Парканы. Там находился гарнизон в составе частей 184-го батальона и взвода 18-го кавэскадрона (всего до 50 человек с 25 винтовками и 3 пулеметами), солдаты которого жили на квартирах, где также находилось оружие. Стрельба в с. Бычек, если ее и слышали, была воспринята как учебная, тем более что еще 18 ноября их предупреждал об учении Буренин. В итоге красноармейцы были застигнуты врасплох и 20 из них были убиты. Захватив Парканы и вооружившись трофейным оружием, бандиты устроили крестьянский сход, который призвали к восстанию и походу на Тирасполь. Часть крестьян охотно присоединилась к бандитам, а часть была вынуждена подчиниться.

Об этих событиях в Тирасполе узнали лишь около 9 часов утра от бежавших в город красноармейцев 451-го стрелкового полка. В городе находилось 464 штыков, 70 сабель при 11 пулеметах, тогда как банда оценивалась в 150–200 человек. Однако наличие в Тирасполе нескольких штабов со своими формированиями привело к тому, что единого командования не было. Начальник гарнизона Забалуев 17 ноября уехал для выполнения особого задания, его заместитель не пользовался доверием. Поднятый по тревоге 2-й батальон 451-го полка в составе 45 человек занял оборону и умелыми и энергичными действиями, по сути, остановил наступление банды. Однако гибель комбата привела к замешательству и отходу батальона в город. Мобилизация 7-й роты Коммунистического полка местных коммунистов затянулась, а прочие отряды действовали без какой-либо координации. Начальник особого отдела Южный вместо организации обороны и разгрома банды постоянно связывался с Одесской губчека, информируя о сложившемся положении и запрашивая инструкций. Как выяснила комиссия, еще 16 ноября Южный от агента получил сведения о готовящемся налете петлюровской банды, готовящей переправу в Кицканах, Парканах и Бычке. Не полностью доверяя этим сведениям, Южный сообщил их в Одессу и предупредил местное командование, усилившее пограничников 60 красноармейцами. Однако части в Бычке и Парканах не были ориентированы об этих сведениях, им было просто приказано усилить бдительность. Естественно, что никто не воспринял это как серьезное предупреждение. Во время боев в Тирасполе и хождений Южного на телеграф поднятая по тревоге рота ВЧК оставалась в бездействии, ожидая его приказа.

После столкновений на окраине города советские части отошли к штабу гарнизона, откуда вновь повели наступление. Отряд под командованием Тюльпанова вскоре занял Тираспольскую крепость, где взял первых пленных. Батальон 451-го полка выбил бандитов из Житомирских казарм. Банда стала отступать на Парканы, которые около 14 часов также были заняты советскими частями. Окончательно разбитые бандиты, пытаясь переправиться обратно за Днестр, раздевались, чтобы легче было плыть, и бросали на берегу оружие и одежду. Большинство из них утонуло в реке, некоторые доплыли до румынского берега, а одному румыны подали веревку с моста.

Советские власти провели репрессии против тех, кто поддержал бандитов и лично участвовал в боевых действиях. Так, в Тирасполе было расстреляно 36 человек, в Парканах — 10, а в Бычке — 3. Их имущество было конфисковано, а семьи будут выселены из уезда. Менее замешанные в событиях 25–30 человек были заключены в концлагерь. Кроме того, были проведены аресты подозреваемых в связях с бандами или с закордонными организациями.

«Из данного дела видно, что если налет не был прямо организован румынскими властями, то он, по всей видимости, произошел при явном попустительстве наших заднестровских соседей. Из документов, отобранных у пленных, а частью брошенных налетчиками, вытекает, что многие из них состояли на службе в 3-м румынском армейском корпусе агентами, информаторами и т. д.». Дальнейшее исследование документов и опросы пленных позволят более точно судить о степени участия Румынии в событиях 19 ноября.

В целом рекомендации комиссии сводились к наведению порядка в пограничных и войсковых частях, обеспечении их всем необходимым и доведении их численности до штатных норм. Кроме того, комиссия рекомендовала привлечь к суду тех командиров и начальников, кто не сумел организовать действий по отпору банде, а также 6 человек из состава 2-го Коммунистического полка за дезертирство.

Тем временем 29 ноября РСФСР и УССР направили в Бухарест ноту, в которой указали, что, хотя румынская сторона постоянно отрицала наличие в Бессарабии агентов правительства УНР и подготовку «бандитских набегов на Украину», новые набеги из-за Днестра имели место. «19 ноября, на рассвете, банда в 150 штыков, вышедшая из Бендер, оттеснила пограничный советский пост, заняла деревни Парканы и Терновка, вырезала там крестьян, заподозренных в принадлежности к коммунистической партии, и убила 13 красноармейцев. К 9 часам банда достигла западного предместья Тирасполя. Одновременно с этим другая банда, меньшей численности, перешла Днестр у местечка Гура-Бикулуй, севернее Бендер, и направилась в дер. Плоское, после занятия которой она также двинулась на Тирасполь в северо-западном направлении. После короткого боя с тираспольским гарнизоном банда была отброшена, понеся потери убитыми, ранеными и пленными; в числе последних два офицера». Командовал набегом атаман Пшенник, среди его приближенных в банде находились Емельянов, Дудиченко, Батурин и полковник Пугалов. В организации снабжения и переправе банды деятельное участие принимали румынские капитаны Сатулеску и Мардалеску (Мардарий) из штаба 3-го корпуса.

«В момент переправы румынская артиллерия открыла с бессарабского берега огонь по нашим пограничным постам, а когда разбитые и рассеянные банды, вечером 19, спускались к Днестру, с противоположной стороны румынскими солдатами навстречу им были отправлены лодки». Есть сведения, что утром 18 ноября в районе Дубоссар на Украину пыталась проникнуть банда под командованием самого Гуляй-Гуленко, а в районе Аккермана концентрируется банда Фролова в 200 человек. Кроме того, после разгрома банды Тютюнника были захвачены документы, свидетельствующие о контактах петлюровских представителей в Бессарабии со штабом 4-го румынского корпуса. Советские правительства выражали протест и заявляли об ответственности румынского правительства за эти события.[201] В ответной телеграмме от 4 декабря Ионеску обещал расследовать этот инцидент, но полагал, что вряд ли «банда, о которой вы говорите, сформировалась на нашей территории». Тем не менее он вновь повторил уже традиционную фразу об отсутствии у Румынии агрессивных намерений в отношении России.[202]

28 декабря 1921 г. IX Всероссийский съезд Советов по инициативе Ленина принял «Декларацию о международном положении РСФСР», в которой отмечалось, что, несмотря на неоднократные предложения вступить «в переговоры по всем спорным вопросам, не исключая и вопроса о Бессарабии», Румыния от переговоров уклоняется и способствует формированию и вооружению на ее территории петлюровских банд. В этих условиях съезд предупреждал «правительства соседних государств, что если они будут в дальнейшем посягать или поддерживать посягательства на целостность советской территории и на безопасность Советских республик», то вынудят их на адекватный «ответ, который может стать роковым для нападающего и его пособников».[203] Понятно, что командование Красной армии продолжало разработку планов на случай войны.

Своей директивой № 58198/А/сс от 4 февраля 1922 г. командующий всеми вооруженными силами Украины и Крыма Фрунзе потребовал от штабов КВО и ХВО разработать планы на случай войны с Польшей и Румынией, поддерживающих белогвардейские формирования. 25 февраля штаб ХВО представил план перегруппировки и сосредоточения войск 10-й армии на случай выступления Польши и Румынии вместе с белогвардейскими формированиями.

В этом документе указывалось, что возможными противниками являются белогвардейские формирования, находящиеся на Балканах и в Румынии. Считалось, что в одиночку Румыния воевать не станет, но вместе с Польшей ее выступление вполне вероятно. Силы вероятного противника оценивались следующим образом. Белые располагали 65 тыс. человек, румынская армия насчитывает 183 270 штыков, 14 130 сабель, 6 335 пулеметов, 1 011 орудий, из которых на Восточный фронт приходится 78 270 штыков, 4 250 сабель, 3 562 пулемета, 528 орудий. Считалось, что Румыния в состоянии призвать до 1 940 тыс. человек, а поддержка со стороны Малой Антанты позволит ей сосредоточить основные силы на востоке.

«При выступлении Польши совместно с Румынией главной задачей Красной Армии является нанесение решительного поражения польской армии, как наиболее сильной, против Румынии же — выжидательные действия, как удаленной от главных объектов действия». 8-я и 9-я армии Юго-Западного фронта развертывались на советско-польской границе. Для действий против Румынии создавалась 10-я армия, управление которой выделялось из штаба ХВО. В состав армии включались 3-я, 51-я, прибывающая 53-я стрелковые дивизии и второочередные 136-я, 137-я стрелковые бригады. 30-я и 15-я стрелковые дивизии из ХВО передавались в состав 8-й армии, а развертывавшиеся соответственно в Киеве и Лозовой 2-я и 34-я стрелковые дивизии — в резерв Юго-Западного фронта.

Согласно этому плану войска 10-й армии получали задачу «обеспечить левый фланг 8-й армии, прикрывая ее от ударов со стороны Бельцы-Ботошани в направлении на Кременчуг, активно оборонять линию р. Днестр и оборонять черноморское побережье от Днестровского лимана до Керченского пролива включительно». Войска армии развертывались следующим образом: 51-я дивизия на нижнем Днестре и от Днестровского до Тилигульского лимана; 3-я дивизия в Крыму, в районе Кривого Рога, Херсона, Николаева; 53-я дивизия в районе Ольвиополь, Чемирполь, Головеневск; 136-я бригада в районе ст. Федоровка, с. Васильевка, а 137-я бригада в районе Вознесенска. Полевое управление 10-й армии — на ст. Знаменка. В случае войны с одной лишь Польшей 10-я армия (3-я, 51-я стрелковые дивизии, 136-я, 137-я стрелковые бригады) будет пассивно оборонять линию Днестра и побережье. На 18-й день мобилизации из управления СКВО выделяется управление 11-й армии, которое должно подчинить себе 3-ю дивизию и 136-ю бригаду для обороны побережья от Очакова до Керчи. Если же нападение предпримут только белогвардейские формирования, то его должны отразить имеющиеся части, а управление 10-й армии создается лишь при осложнении ситуации.[204]

Стремясь предотвратить новое обострение обстановки на западных границах, РВСР 18 марта своим протоколом № 157 одобрил следующее предложение главкома Красной армии: «Так как ввиду усиливающихся слухов о предстоящих весною бандитских набегах и рейдах со стороны Румынии и Галиции, в приграничном населении усиливается тревога и выражается, в частности, стремление дать собственными силами отпор бандитам и наказать их организаторов, т. е. румынские и польские власти, РВСР считает необходимым обратить на это внимание НКИД с целью предупреждения тем или другим путем румынских и польских властей о том, что петлюровские и савинковские банды со стороны Румынии и Польши неизбежно вызовут однородный отпор со стороны приграничного населения. Со стороны Военного ведомства может быть полная гарантия того, что в случае, если наши границы останутся неприкосновенными, никаких банд с нашей стороны на территорию Польши и Румынии допущено не будет. В случае же повторных бандитских набегов на нашу территорию местные военные власти заявляют о полной невозможности для них взять на себя ответственность за ограждение неприкосновенности румынской и польской границ, не говоря уже о том, что слишком решительная политика с нашей стороны в этом отношении совершенно не будет понята местным населением».[205]

Однако общая ситуация на западной границе советских республик в 1922 г. была значительно более спокойной, нежели годом ранее. В этих условиях изложенные выше оперативные планы Красной армии остались лишь на бумаге.


Примечания:



1

История Молдавской ССР. В 2-х тт. Т. 1: С древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции. Кишинев. 1965; История Молдавской ССР. В 6—ти тт. Т. 1: Первобытнообщинный строй. Переход к классовому обществу. Формирование феодальных отношений. Образование Молдавского государства. Кишинев. 1987; Краткая история Румынии. С древнейших времен до наших дней. М., 1987. С. 5—220; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии: Документы и материалы. М., 1996. С. 5–167; Гросул В. Я. Возвращение на Дунай//Военно-исторический журнал. 2003. № 4. С. 62–67.



2

Агаки А. С. Присоединение Румынии к Тройственному союзу//Проблемы внутри— и внешнеполитической истории Румынии нового и новейшего времени. Кишинев. 1988. С. 152–178.



19

Большевики Молдавии и Румынского фронта в борьбе за власть Советов. С. 240–245.



20

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции в 1917–1920 гг. (далее — Борьба трудящихся Молдавии…). Сборник документов и материалов. Кишинев. 1970. С. 19.



194

РГВА. Ф. 25880. Оп. 2. Д. 306. Л. 300.



195

Там же. Ф. 25900. Оп. 3. Д. 311. Л. 169–169 об., 171–172.



196

РГВА. Ф. 25900. Оп. 3. Д. 192. Л. 27; Д. 249. Л. 123; Ф. 25899. Оп. 3. Д. 200. Л. 59.



197

Там же. Ф. 25880. Оп. 2. Д. 306. Л. 12.



198

Там же. Д. 164. Л. 149,165,166–167 об.; Пограничные войска СССР. 1918–1928. С. 186–188, 194–196.



199

РГВА. Ф. 25899. Оп. 3. Д. 66. Л. 227–230; Пограничные войска СССР. 1918–1928. С. 196–202.



200

РГВА. Ф. 25899. Оп. 3. Д. 162. Л. 16.



201

Советские Россия — Украина и Румыния. С. 72–74; ДВП. Т. 4. С. 541–545.



202

Советские Россия — Украина и Румыния. С. 74.



203

Ленин В. И. ПСС. Т. 44. С. 287–288; Съезды Советов Союза ССР, союзных и автономных советских социалистических республик. 1917–1936 гг. Сборник документов. В 3-х тт. Т. 1: Съезды Советов РСФСР и автономных республик РСФСР. (1917–1922 гг.). М., 1959. С. 203–207.



204

РГВА. Ф. 25899. Оп. 3. Д. 376. Л. 28, 30–43, 55.



205

Реввоенсовет Республики. С. 287–288.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке