Революционный хаос

Тем временем революционные события в Петрограде докатились до окраин России, в том числе и до Бессарабии, находившейся в тыловой зоне Румынского фронта. 8 (21) марта 1917 г. в Тирасполе было официально объявлено о свержении самодержавия, что было в целом с энтузиазмом воспринято местным населением. Как и по всей стране, началась трансформация государственных учреждений: были распущены различные правоохранительные органы, созданы губернский и уездные комиссариаты. Одновременно уже 8 (21) марта возник местный Совет в Бендерах, 12 (25) марта — в Тирасполе, 13 (26) марта — в Кишиневе. К началу мая 1917 г. во всех уездах Бессарабии были созданы Советы. Таким образом, в Бессарабии, как и по всей стране, сложилось двоевластие. Тем самым население получило возможность сравнивать программы и действия разных политических сил. Уже 19 марта (1 апреля) Тираспольский Совет ввел 8-часовой рабочий день, а игнорирование этого постановления владельцами предприятий привело к тому, что рабочие стали вводить его явочным порядком. На селе крестьянство связывало с революцией свои надежды на решение аграрного вопроса. Собственно, как и по всей стране, в Бессарабии уже с весны 1917 г. крестьяне начали явочным порядком делить землю.

Как и на других национальных окраинах России в условиях широкой популяризации лозунга о праве наций на самоопределение, наряду с социальными движениями в Бессарабии стало формироваться и национальное. Первоначально ведущей идеей национального движения стал лозунг создания автономии в составе Российской федеративной республики. Однако национальные движения того времени были, кроме всего прочего, и формой консолидации определенных социальных слоев в регионе. Поэтому созданная во второй половине марта 1917 г. Молдавская национальная партия (МНП) объединила прежде всего бессарабских помещиков, заинтересованных в сохранении своих земельных владений. Со своей стороны, румынские власти, с точки зрения которых в Бессарабии проживали не молдаване, а румыны, в условиях нарастания смуты в России решили активизировать ведущуюся еще с 1905 г. пропаганду идеи единения румынского народа в рамках одного государства. Поэтому румынская пресса и румынские агенты в Бессарабии всячески пропагандировали идею автономии губернии, что должно было, по их мнению, стать первым шагом на пути к объединению с Румынией. В начале апреля 1917 г. румынское посольство в Петрограде установило контакты с некоторыми бессарабскими интеллигентами-молдаванами — И. Инкульцом, П. Халиппой и др., которые позднее с группой агитаторов (40–50 человек) прибыли в Кишинев.[9] Часть руководства МНП с момента официального создания партии 2 (15) апреля 1917 г. настаивала на введении молдавского языка в государственных учреждениях, выступала за решение аграрного вопроса только в интересах молдаван и постепенно популяризировала идею объединения с Румынией.

Войска Румынского фронта, как вся русская армия, также оказались втянутыми в революцию. В мае 1917 г. на фронте, наряду с общими Советами солдатских депутатов, были созданы Советы солдатских и офицерских депутатов-молдаван, которые популяризировали румынский язык как общий для румын и молдаван. То есть наряду с социальной в армии происходила и национальная поляризация военнослужащих. Правда, влияние этих национально ориентированных сил в Бессарабии было незначительно. 10–13 (23–26) апреля на губернском съезде народных учителей представители МНП не смогли добиться принятия своих предложений об обучении детей на румынском языке. Съезд высказался за образование на молдавском и русском языках. Попытки МНП добиться поддержки у молдавских крестьян также ни к чему не привели, поскольку для подавляющей массы крестьянства представители МНП были «буржуями из Кишинева». Более того, 4 пропагандиста за объединение с Румынией были убиты крестьянами.[10] В ходе проходившего 21–23 мая (3–5 июня) 1917 г. I Бессарабского губернского крестьянского съезда программа решения аграрного вопроса только для молдаван была отвергнута. Съезд высказался за передачу земли в общенародную собственность, за национальное равноправие всех жителей Бессарабии и за ее сохранение в качестве автономии в составе России.[11] Как верно охарактеризовали ситуацию члены МНП В. Казаклиу и В. Валуца, «молдавский народ считает нас своими врагами».[12]

В конце мая 1917 г. МНП удалось провести съезд учителей-молдаван и организовать в следующем месяце курсы учителей-молдаван. Однако явная румынизация программы возмутила курсистов. Этот протест имел значительный резонанс, и МНП пришлось удалить из ЦК партии двух наиболее одиозных членов — помещиков П. Горе и В. Херца. В среде молдавских националистов еще в ходе революции 1905–1907 гг. возникла идея создать «Сфатул Цэрий» (Совет страны). Теперь, в новых условиях, эта идея вновь была озвучена МНП в апреле 1917 г. Пока же, после июльских событий в Петрограде и окончания двоевластия, партия приступила к формированию 10 когорт (по 40 человек) национальных отрядов, которыми руководил созданный 23 июля (5 августа) в Кишиневе Центральный молдавский военно-исполнительный комитет. Кишиневский Совет, возглавлявшийся эсерами и меньшевиками, поддержал это начинание. Созданные «молдавские батальоны» вместе с казачьими отрядами привлекались для подавления наиболее значительных очагов крестьянского движения. В августе с их помощью стали отнимать у крестьян захваченную ими ранее землю. В конце июля председатель Центрального молдавского военно-исполнительного комитета прапорщик Г. Пынтя в Яссах встречался с румынским министром Т. Ионеску. Результатом этой встречи стал наплыв в Бессарабию агитаторов из Румынии.

В то же время в Петроград прибыла делегация Бессарабской губернии, намеревавшаяся добиться ее автономии.[13] В самой Бессарабии, как и по всей стране, на фоне нарастающего кризиса происходила радикализация населения. 27–31 августа (9-13 сентября) II губернский крестьянский съезд высказался за передачу земли, воды, лесов и недр в общенародное достояние и поддержал большевистский лозунг «Вся земля крестьянам!» В августе-сентябре 1917 г. в Бессарабии и на Румынском фронте создавались большевистские организации и заметно усилилась популярность лозунга «Вся власть Советам!»[14] Со своей стороны, Центральный молдавский военно-исполнительный комитет отказался объединиться с существовавшими Советами, а 24 сентября (7 октября) решил начать формирование национальных молдавских частей. Командование Румынского фронта и Одесского военного округа поддержало это начинание и откомандировало в эти формирования солдат и офицеров-молдаван. 7 (20) октября Центральный молдавский военно-исполнительный комитет решил созвать военно-молдавский съезд, и, хотя Временное правительство и Ставка Верховного главнокомандующего запретили его проведение, съезд открылся 20 октября (2 ноября) в Кишиневе.

На съезде присутствовало около 600 делегатов, большинство из которых были офицерами, хотя по тогдашним нормам выборов от 250 тыс. военнослужащих из Бессарабии должно было бы быть не менее 7,5 тыс. делегатов. На съезд была приглашена группа военнопленных австро-венгерской армии — солдат-трансильванцев, которые стали провозглашать здравицы в честь румынского короля и петь национальные румынские песни, что вызвало недовольство значительной части делегатов. В конце концов 21 октября (3 ноября) съезд высказался за создание «Сфатул Цэрий» и за автономию Бессарабии. Было решено из 130 мест в «Сфатул Цэрий» 30 предоставить крестьянам, все другие Советы должны были быть ликвидированы или стать чисто профессиональными организациями. Ставилась задача формирования молдавской армии, для чего следовало увеличить количество когорт с 16 до 100 и создать молдавскую кавалерию. На съезде было избрано 32 члена «Сфатул Цэрий», в выборах которых участвовало чуть более половины делегатов, поскольку сама идея создания такого органа была не слишком популярна. Официально «Сфатул Цэрий» создавался «для подготовки и проведения в жизнь автономии Бессарабии» и был временным органом до созыва Бессарабского учредительного собрания. Соответственно, начавший 21 ноября (4 декабря) свою деятельность «Сфатул Цэрий» признал «основной принцип устройства России как федеративно-демократической республики».

Тем временем в Петрограде II Всероссийский съезд Советов взял власть в свои руки. 26 октября (8 ноября) 1917 г. Военно-революционный комитет (ВРК) Петроградского Совета разослал фронтам приказ, излагавший Декреты о мире и земле и программу советского правительства. Армейским советам и комитетам предлагалось немедленно взять власть в свои руки. На следующий день этот приказ был опубликован в газете Совета солдатских и офицерских депутатов Румынского фронта. 1(14) и 3(16) ноября в Кишиневе были опубликованы Декреты о мире и земле, и 22 ноября (5 декабря) Кишиневский Совет принял резолюцию о признании решений II Всероссийского съезда Советов и Совета народных комиссаров (СНК) РСФСР.[15]

Особую радость местного населения вызвал Декрет о земле. Соответственно, бессарабские помещики были категорически против подобного решения аграрного вопроса, поскольку уже к концу 1917 г. они лишились около 2/3 земельной собственности. На военно-молдавском съезде был создан «революционный комитет» по защите Учредительного собрания. 27 октября (9 ноября) был сформирован Кишиневский ревком, а 4 (17) ноября Бессарабский губернский ревком, ставившие своей целью сохранение власти Временного правительства. Этой ситуацией воспользовались руководители «Сфатул Цэрий», которые неожиданно для себя получили поддержку со стороны эсеров и меньшевиков, хотя ранее эти партии были против его создания. В составе «Сфатул Цэрий», пополнявшегося путем кооптации, оказались члены МНП, молдавские эсеры и кадеты.[16] Относительно будущего Бессарабии в рамках «Сфатул Цэрий» единства не было. Там были сторонники автономии в составе России, государственной независимости, объединения с Румынией или с Украиной. Единственным, что объединяло всех их, было неприятие советской власти и ее законов.

3 (16) ноября 1917 г. СНК опубликовал «Декларацию прав народов России», в которой провозглашалось: «1. Равенство и суверенность народов России; 2. Право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства; 3. Отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений; 4. Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России».[17] 7 (20) ноября киевская Центральная рада заявила о создании Украинской народной республики (УНР) в рамках общероссийской федерации.[18] Тем временем СНК 8 (21) ноября обратился к воюющим странам с предложением о заключении мира без аннексий и контрибуций.

9 (22) ноября СНК РСФСР отправил в войска телеграмму с призывом заключить перемирие на фронте. Командование Румынского фронта, как и Ставка Верховного главнокомандующего, отказались выполнять этот приказ СНК, но солдаты, знавшие о нем из газет, отказывались воевать. Понимая, что уклониться от каких-либо действий в условиях гласного предложения Петрограда о перемирии будет невозможно, а воевать в одиночку было бы самоубийством, генерал от инфантерии Д. Г. Щербачев, занимавший должность помощника при номинальном командующем Румынским фронтом румынском короле Фердинанде I, с согласия румынского руководства и представителей Антанты 21 ноября (4 декабря) приступил к переговорам с австро-германским командованием о перемирии. Предполагалось, что либо удастся заключить перемирие и использовать румынские войска и национальные формирования для подавления революции на юге России, либо придется отвести румынскую армию через Бессарабию и Украину в донские степи для объединения ее с частями А. М. Каледина. Проблема заключалась в том, что Германия и Австро-Венгрия для давления на Румынию распространяли слухи о невозможности заключить перемирие с румынским королем Фердинандом, но в конце концов этот вопрос был обойден и 26 ноября (9 декабря) 1917 г. в Фокшанах было подписано перемирие на Румынском фронте.[19]

Перемирие между РСФСР и странами Четверного союза в Брест-Литовске было подписано 2 (15) декабря 1917 г. Прекращение боев на Восточном фронте позволило германскому командованию начать оттуда переброску войск на другие фронты. Так, только за сентябрь-декабрь 1917 г. с Восточного фронта было выведено 25 дивизий. Советское предложение о перемирии и начало переговоров между РСФСР и странами Четверного союза привело к тому, что страны Антанты решили активизировать свою политику в России, чтобы восстановить на ее территории Восточный фронт как поддержкой различных формирований, заявлявших о продолжении войны с Германией и ее союзниками, так и подготовкой интервенции антантовских войск. Соответственно, Антанта поддержала создание правительств на национальных окраинах России. Стремясь не допустить ликвидации германского Восточного фронта, Англия решила признать Каледина и подтолкнуть Румынию к сотрудничеству с ним.

Румынское правительство в целом поддерживало эти устремления Антанты. Уже 8 (21) ноября 1917 г. румынский посол в Лондоне предложил английскому руководству участие румынской армии в борьбе с Советами. В тот же день на совещании с английским премьер-министром Д. Ллойд-Джорджем и министром иностранных дел А. Бальфуром представитель американского президента В. Вильсона полковник Э. Хауз предложил «посоветовать Румынии сотрудничать с любыми союзными сражающимися силами, территориально наиболее близкими к ней».[20] 10 (23) ноября президент США обещал Румынии за участие в антисоветской интервенции поддержать ее притязания на территорию России на предстоящей мирной конференции. Французская миссия в Яссах получила задачу установить связь с антисоветскими движениями на юге России. Генерал Щербачев за 16 млн рублей передал Румынии вооружение, боеприпасы и продовольственные запасы русского Румынского фронта, часть которых должна была быть отправлена Каледину. На территории Румынии из военнослужащих русской армии формировались добровольческие части для отправки на Дон.

23 ноября (6 декабря) Центральная рада УНР при поддержке представителей Антанты объявила об образовании из Юго-Западного и Румынского фронтов единого Украинского фронта во главе с генералом Щербачевым. Для формирования национальных войск был создан Национальный комитет, объединивший представителей национальных организаций Румынского фронта. 4 (17) декабря СНК РСФСР признал УНР, указав в то же время на недопустимость дезорганизации фронта, разоружения русских войск и поддержки частей Каледина и потребовав прекратить в 48 часов подобные действия. В противном случае СНК считал бы Центральную раду в состоянии «войны с Советской властью в России и на Украине». 7 (20) декабря 1917 г. румынское руководство решило оказать военную помощь УНР. 10 (23) декабря Англия и Франция договорились о разделе зон влияния в России: Англии достались Кавказ, Закавказье и Дон, а Франции — Бессарабия, Украина и Крым. Для обеспечения связи между Румынией и УНР начальник французской военной миссии в Яссах генерал А. Бертело настаивал на занятии их войсками Бессарабии. Межсоюзническая комиссия начала переговоры с объявившим себя верховной властью в Бессарабии «Сфатул Цэрий» о вводе в край для поддержания порядка румынских войск.[21] Собравшийся в Харькове I Всеукраинский съезд Советов 12 (25) декабря провозгласил создание Украинской советской республики в составе общероссийской федерации. В конце декабря начались столкновения между советскими отрядами и гайдамацкими частями УНР.

Тем временем состоявшаяся 28–30 ноября (11 — 13 декабря) конференция большевиков Румынского фронта решила помочь населению Бессарабии в реализации Декретов советской власти и избрала фронтовой партийный комитет, который 2 (15) декабря создал большевистский ВРК в Соколах (предместье г. Яссы). Под руководством комиссара СНК на Румынском фронте, члена ВРК при Ставке главковерха С. Г. Рошаля ВРК в Соколах 3 (16) декабря 1917 г., опираясь на поддержку Сокольского гарнизона, объявил о взятии власти на Румынском фронте в свои руки.[22] Поскольку влияние большевиков постепенно охватывало все больше русских воинских частей, генерал Щербачев обратился за поддержкой к румынам и представителям Антанты, ссылаясь на то, что свои наиболее верные войска он отправил на помощь Керенскому. В ночь на 4 (17) декабря часть членов большевистского ВРК была арестована. В этих условиях ВРК заявил о подготовке отпора Национальному комитету. 6 (19) декабря в Яссах в ходе переговоров с румынским командованием выяснилось, что румыны не допустят ареста Щербачева и разгона Национального комитета. 7 (20) декабря Щербачев пригласил членов ВРК на переговоры с Национальным комитетом, гарантировав им неприкосновенность. Однако, подтянув к Яссам верные части — украинские формирования и 4 румынских полка, Щербачев 8 (21) декабря арестовал делегатов ВРК. На следующий день председатель ВРК Рошаль был расстрелян, сам ВРК разогнан, а поддерживающие его части разоружены. Вслед за этим началось разоружение и других ненадежных, с точки зрения представителей Антанты, русских частей. Для облегчения этой операции румынские власти задерживали продовольствие для русских частей. Разоруженные русские военнослужащие заключались в концлагеря, а для оправдания этих действий широко пропагандировалась версия о грабежах и погромах, якобы повсеместно чинимых русскими войсками в Румынии.[23]

Тем временем 2 (15) декабря 1917 г. «Сфатул Цэрий», получивший от Румынии свыше 2 млн лей, принял декларацию, объявлявшую Бессарабию «Молдаванской Народной Республикой, входящей как равноправный член в состав Единой Федеративной Российской Демократической Республики», до созыва Народного собрания республики «Сфатул Цэрий» (председатель И. К. Инкулец) объявлялся высшей властью, а исполнительной властью становился Совет генеральных директоров (председатель П. В. Ерхан), ответственный перед «Сфатул Цэрий». Было обещано решить аграрный вопрос на основе общенародной собственности, и высказывался ряд заявлений общедемократического характера. Призвав к защите российского Учредительного собрания, авторы декларации делали вывод, что «только тогда мы спасем наш край и удержим от окончательной гибели нашу общую родину — Великую Российскую Федеративную Демократическую Республику!»[24]

4 (17) декабря в Кишиневе при правительстве Молдаванской народной республики (МНР) было создано французское консульство во главе с Р. Сарре, заявившим о поддержке «Сфатул Цэрий».[25] Через него местному «правительству» 2 (15) января 1918 г. было передано письмо французского посланника в Румынии А. Сент-Олера, в котором сообщалось, что вступление румынских войск в Бессарабию соответствует интересам стран Антанты и «является исключительно военным мероприятием, имеющим целью обеспечить нормальное функционирование тыла русско-румынского фронта… Таким образом, ввод румынских войск не может иметь никакого влияния как на настоящее политическое внутреннее положение страны, так и влиять на политическую будущность Бессарабии».[26] Когда 24 января (6 февраля) 1918 г. это заявление было опубликовано, новый премьер-министр МНР Д. Чугуряну сопроводил его следующим выводом: «Таким образом, румынские войска пришли к нам не как завоеватели и враги, а как друзья народа».

10 (23) декабря 1917 г. в Одессе открылся II съезд Советов солдатских, рабочих и матросских депутатов Румынского фронта, Одесского округа и Черноморского флота (Румчерод) совместно с группой представителей от крестьян. Съезд поддержал образование и политику СНК в Петрограде и принял резолюцию о неподчинении Щербачеву и различным «национальным» комиссарам. Переизбранный ЦИК Румчерода был объявлен высшей советской властью на Румынском фронте.[27] 15 (28) декабря в Кишиневе обосновался Фронтотдел Румчерода, который должен был создать ставку Румынского фронта, способствовать укреплению советской власти в Бессарабии и закрепить армии Румынского фронта на линии рек Прут и Дунай.


Примечания:



1

История Молдавской ССР. В 2-х тт. Т. 1: С древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции. Кишинев. 1965; История Молдавской ССР. В 6—ти тт. Т. 1: Первобытнообщинный строй. Переход к классовому обществу. Формирование феодальных отношений. Образование Молдавского государства. Кишинев. 1987; Краткая история Румынии. С древнейших времен до наших дней. М., 1987. С. 5—220; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии: Документы и материалы. М., 1996. С. 5–167; Гросул В. Я. Возвращение на Дунай//Военно-исторический журнал. 2003. № 4. С. 62–67.



2

Агаки А. С. Присоединение Румынии к Тройственному союзу//Проблемы внутри— и внешнеполитической истории Румынии нового и новейшего времени. Кишинев. 1988. С. 152–178.



9

Лазарев А. М. Молдавская советская государственность и бессарабский вопрос. Кишинев. 1974. С. 127; Дембо В. Бессарабский вопрос. М., 1924. С. 56.



10

Дембо В. Указ. соч. С. 62.



11

Дыков И. Г. Хроника событий в Бессарабии (март 1917 — январь 1918). Кишинев. 1957. С. 24–25; Борьба за власть Советов в Молдавии (март 1917 — март 1918 гг.). Сборник документов и материалов. Кишинев. 1957. С. 38–39.



12

Есауленко А. С. Социалистическая революция в Молдавии и политический крах буржуазного национализма (1917–1918 гг.). Кишинев. 1977. С. 47.



13

Дыков И. Г. Указ. соч. С. 40.



14

Большевики Молдавии и Румынского фронта в борьбе за власть Советов (март 1917 — январь 1918 г.). Документы и материалы. Кишинев. 1967. С. 52–78.



15

Там же. С. 77–78; Борьба за власть Советов в Молдавии. С. 183–184.



16

Дыков И. Г. Указ. соч. С. 75, 77.



17

Документы внешней политики СССР (далее — ДВП). Т. 1. М., 1957. С. 14–15.



18

Документы и материалы по истории советско-польских отношений (далее — ДМИСПО). Т. 1. М., 1963. С. 162–163.



19

Большевики Молдавии и Румынского фронта в борьбе за власть Советов. С. 240–245.



20

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции в 1917–1920 гг. (далее — Борьба трудящихся Молдавии…). Сборник документов и материалов. Кишинев. 1970. С. 19.



21

Дыков И. Г. Указ. соч. С. 84.



22

Там же. С. 79–82, 87–88; Большевики Молдавии и Румынского фронта в борьбе за власть Советов. С. 239–265,284-285.



23

Виноградов В. Н. Указ. соч. С. 241–243; Голуб П. А. Контрреволюционный заговор на юге России в конце 1917 — начале 1918 годов//Вопросы истории. 1968. № 3. С. 33–34; Большевики Молдавии и Румынского фронта в борьбе за власть Советов. С. 384–394.



24

Александри Л. Н. Бессарабия и бессарабский вопрос. М., 1924. С. 77–79; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. Документы и материалы. М., 1996. С. 201–202; Советско-румынские отношения 1917–1941. Документы и материалы: В 2-х т. М., 2000. Т. 1: 1917–1934. С. 8—10. В документах того времени встречаются разные варианты написания названия новой республики — Молдаванская и Молдавская, поэтому в цитатах это разночтение сохраняется.



25

Дыков И. Г. Указ. соч. С. 103.



26

Манусевич А. История захвата Бессарабии Румынией//Исторический журнал. 1940. № 8. С. 87; Борьба за власть Советов в Молдавии. С. 270–271; Лунгу В. Н. Политика террора и грабежа в Бессарабии 1918–1920 гг. Кишинев. 1979. С. 46; Есауленко А. С. Указ. соч. С. 136; Голуб П. А. Указ. соч. С. 45; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии. С. 208.



27

Дыков И. Г. Указ. соч. С. 95–98; Борьба за власть Советов в Молдавии. С. 205–229.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке