Бессарабский поход

Пока велись все эти дипломатические переговоры, войска Южного фронта завершали последние приготовления к операции. Не зная, каким будет ответ из Бухареста, Шапошников в 16.00 27 июня позвонил по ВЧ Жукову и передал ему следующее указание: «С утра 28.6.40 быть готовым к действиям. Действия могут быть с выстрелом или без выстрела. Приказание о действиях и характере их дополнительно.

Жуков: Отдаю приказ о занятии исходного положения. Как быть относительно разъяснения красноармейцам?

Шапошников: С разъяснением подождать. Решение, очевидно, последует до 24 часов.

Жуков: Разрешите привести средства ПВО в боевую готовность.

Шапошников: Привести средства ПВО в боевую готовность можно».[368]

Соответственно командование Южного фронта отдало своим войскам директиву № А00148, которая устанавливала срок готовности к наступлению на 3.00 28 июня, но при этом предусматривала вариант действий «без боя» на случай возможного добровольного отвода румынских войск. В любом случае следовало ожидать «особое приказание».

В 17.30 информация «о возможном начале с утра 28.6.40 с выстрелом или без выстрела» была передана из Генштаба по телефону адмиралу Галлеру. В 21.10–21.20 27 июня Шапошников заходил в кабинет Сталина, но, поскольку румынского ответа еще не поступило, ему было приказано ждать дальнейших указаний. Соответственно, в 22.00 начальник Генштаба еще раз позвонил в Проскуров и вновь предупредил Жукова, чтобы «без особого приказания не было бы ни одного выстрела. Ждите особых указаний». В 22.30 в Главный морской штаб было сообщено, что «можно сегодня быть спокойным, а Галлер сообщил, что если что будет, то его нужно предупредить заранее, так как ему нужно время». В 23.00, когда Молотов беседовал с Давидеску, в Генштаб позвонил из Гросулово генерал-полковник Д. А. Локтионов и сообщил, что «все готово и все ждем. Не будет ли указаний?» На это Шапошников довольно сухо ответил: «Ничего не знаю. Ожидать приказа и предупредить всех, чтобы без приказа не было сделано ни одного шага».[369]

В 6.30 28 июня в Москву поступила сводка штаба 9-й армии, согласно которой «в течение ночи 27–28 июня войска 9 А заняли исходное положение. Ведется подготовка к переправам и оборудование О{гневых} П{озиций} и К{омандных} П{унктов}.

а) 71 ОУБ 4 тбр, перейдя в подчинение 37 ск, занял исходное положение в районе Ташлык.

б) в 176 сд десантные группы 404 и 389 сп выдвинулись к излучине реки Днестр.

в) стрелково-пулеметный полк 55 ск сосредоточен в Ясски».

В 9.05 в Генштаб поступило донесение штаба Южного фронта:

«1. Войска Южного фронта развернулись, заняли исходное положение согласно директивы фронта № 00145 и находятся в готовности выполнить приказ Народного Комиссара.

2. Фронтовые резервы — 8, 86 и 100 сд заканчивают сосредоточение, 17 сд продолжает сосредоточение — в районах согласно сводке № 34.

3. Сильные дожди, прошедшие 27 июня в районах 12 и 5 армий, испортили грунтовые дороги, которые местами труднопроходимые.

4. На рассвете 28.6 два взвода 497 сп 135 сд в районе Каниловка на 3 км юго-западнее Старая Ушица переправились на южный берег реки Днестр. После перестрелки с обеих сторон взводы возвратились на северный берег реки Днестр, имея 2 раненых красноармейцев. Производится срочное расследование. Подробности особым донесением».[370]

В результате выяснилось, что «на участке 5-й армии командир батальона 497-го сп капитан Балашев в 3.50 под прикрытием до 11 станковых пулеметов из района дер. Каниловка выбросил на румынскую территорию десант на 3-х лодках в составе 57 человек. Десант переправился на румынскую территорию и захватил высоту у дер. Молодова, до 1 км углубившись на румынскую территорию. Румыны разбежались, оставив 2 винтовки, маузер и до 1000 патрон. Командующий полком полковник Шуков, как только узнал об этом, послал командира роты и вернул десант обратно. В 6 часов последняя лодка вернулась на нашу территорию. В результате перестрелки с нашей стороны имеется два легкораненых. Расследование показало, что командир батальона капитан Балашов знал, что без приказа он не может дать ни одного выстрела. В то же время ему было известно, что срок готовности установлен в 3 часа. Как раз к этому времени он потерял связь с полком и, боясь опоздать, по своей инициативе начал переправу через Днестр».

Поскольку ответ Румынии ожидался к 12.00 28 июня, войска Южного фронта продолжали находиться в районах сосредоточения, ожидая приказа. Первыми об изменении политической ситуации узнали пограничники. В 10.00 заместитель начальника пограничных войск НКВД УССР генерал-майор В. А. Хоменко доложил в Москву о том, что «румыны получили приказ немедленно без выстрела организованным порядком отойти из Буковины и Бессарабии». Поскольку румынская охрана стала сниматься, Хоменко предлагал срочно взять под охрану мосты и другие сооружения на Днестре.[371] Однако было решено не торопить события.

Лишь после получения в 11 часов ответа румынского правительства советские войска получили новую задачу — без боя занять Бессарабию и Северную Буковину. Соответственно командование Южного фронта отдало войскам директиву № А00149:

«1. Правительство Румынии согласилось добровольно оставить Буковину и Бессарабию и отвести румынские войска за р. Прут.

2. Задача войск Южного фронта — быстрым выдвижением к р. Прут закрепить за СССР территорию Буковины и Бессарабии.

3. Командующему 12 армией выбросить в первом эшелоне подвижные части с задачей: а) 4 кк с 24 тбр БТ занять район Серет {Сирет}, Герца, Черновицы и закрепиться на линии Серет, Герца. Вслед за 4 кк 60 и 131 стр. дивизиям выйти: 131 сд — в Черновицы и 60 сд на рубеж Серет, Герца и сменить части 4 кк, сменя основные силы, штадив 60 в районе Терешени {Тарашаны}. 4 кк по смене его 60 сд сосредоточиться в районе Сторожинец.

Граница слева — р. Прут (вкл.), Герца.

б) 2 кк с 5 тбр БТ занять район Герца (иск.), Липканы, Залещики и закрепиться на рубеже р. Прут от Герца (иск.) до Липканы, одной кд немедленно занять Хотин, за 2 кк направить 58 сд, которой выйти в район — Динауцы {Диновцы} и сменить части 2 кк, имея штадив и основные силы дивизии — Динауцы. 2 кк по смене полностью сосредоточиться в районе Хотин. Штакор 2 кк — Хотин.

Граница слева — р. Збруч, Хотин, Липканы (все вкл. для 2 кк).

в) 192 гсд, оставаясь в районе Усьцерыки, {передовые части} выдвинуть в район Рижина и Селетин {Селятин} с задачей прочно удерживать горные проходы в районе Камерале, Фрасин, Стража. Граница между 192 гсд и 4 кк — Ростоки, Стража.

4. Командующему 5 армией переправить 49 и 36 танковые бригады через р. Днестр. Танковым бригадам выйти к р. Прут и удерживать рубеж Липканы (иск.), Загайканы одновременным выдвижением 80 сд из района Студеница и 169 сд из района Ямполь сменить части 49 и 36 танковых бригад, имея основные силы 80 сд в районе Коржеуци и 169 сд в районе Дануль Веке; по смене 36 и 49 танковых бригад последним сосредоточиться: 49 танковой бригаде в районе Ларга, 36 танковой бригаде — Блештени. От 130 сд выдвинуть один сп — Сороки, в последующем действия 80, 169 и 140 сд 9 армии объединить командованием 36 ск, штаб которого выдвинуть в Бельцы.

Граница слева — Сороки, Бельцы, Калинешти (все для 5 А).

5. Командующему 9 армией выбросить в первом эшелоне подвижные части с задачей: а) 140 сд одним стр. полком на машинах достичь р. Прут и закрепиться на рубеже Калинешти, Скулени {Скуляны}, остальными силами дивизии выйти в район Бокша. С выходом дивизии в район Бокша передать ее в распоряжение командира 36 ск 5 армии.

б) 35 ск подвижным эшелоном в составе 15 мсд, 21 тбр и одного сп 95 сд на машинах достичь р. Прут с задачей: прочно удерживать рубеж: 15 сд на участке Унгены, Кастулени, сп 95 сд Немцени, Радюканьи и 21 тбр Леово, Цыганка, остальными силами 35 ск занять — 173 сд с 4 тбр г. Кишинев; главными силами 95 сд — район Карпинени. Штадив 95 — Карпинени. Штакор 35 — Кишинев.

Граница слева — Тирасполь, Селемет, Цыганка.

в) гор. Бендеры занять полком 51 сд и г. Оргей {Оргеев} — усиленным стрелково-пулеметным батальоном УРа.

г) 5 кк выйти в район Измаил, Кагул, Болград и, имея 9 кд — Измаил, прочно удерживать рубеж р. Прут и р. Дунай на участках: Кагул, Измаил.

Граница слева — верховье Днестровского лимана, Кюрдо, Кислица.

д) 55 ск — 25 сд занять Аккерман и Сарата. Штадив Сарата. 74 сд выйти в район Рени, Измаил, Болград и сменить части конницы. КК по смене сосредоточиться в районе Кагул.

6. Остальным частям Южного фронта оставаться в занимаемых ими районах, кроме 141 сд, которую выдвинуть в район Залещики.

7. Темп движения войск, вводимых в Бессарабию и Буковину, будет указан дополнительно.

8. При движении войск на территории Буковины и Бессарабии принять меры разминирования районов, для чего усилить первые эшелоны войск саперами и договориться с командованием румынской армии: а) о проводниках, б) о картах и схемах и в) о заминированных районах.

9. В целях организованности быстрого продвижения войск громоздких тылов с собой не брать, все излишнее имущество частей оставить на месте. Материальную часть артиллерии, свыше 122-мм калибров не брать. Войсковые запасы ограничить — 1/2 бк, двумя заправками горючего и трехсуточной дачей. У бойцов иметь облегченную выкладку, утвержденную приказом НКО.

10. В движении соблюдать строгий порядок, установить образцовую строевую сколоченность и четкость — из строя на походе при прохождении населенных пунктов не выходить, привалов вблизи населенных пунктов не делать, командирам всех степеней во все время движения быть на своих местах.

11. Каждому полку иметь с собой оркестр и населенные пункты проходить с музыкой и песнями.

12. Особое внимание обратить на внешний вид бойцов и их подтянутость — всем быть побритыми, почищенными, в опрятной чистой летней одежде и касках, плохо одетых оставить в тылах дивизии и в Буковину и Бессарабию не выводить, весь личный состав и части предварительно осмотреть командирам корпусов и Военным советам армий.

13. Ввиду применения второго варианта действий и движения войск на основе договоренности приказ мой № 00126 о начальниках гарнизонов и их функциях отменить. Начальниками гарнизонов населенных пунктов назначаю старших командиров частей и соединений, которые действуют в данном районе, функции их — согласно положению о начальниках гарнизонов.

Для ориентировки и облегчения издания приказов по гарнизону выдать на каждую дивизию запас экземпляров проекта приказа по гарнизону.

14. Все необходимые мероприятия провести немедленно и быть в готовности для выполнения настоящего приказа к 12.00 28.6.40. Приказ ввести в жизнь по особому распоряжению»,[372] которое было передано по телефону в штабы армий Южного фронта в 12.10–12.18 28 июня.

Соответственно в 13.00 пограничники получили приказ командующего Южным фронтом «немедленно все пограничные мосты на реках Черемош, Прут, Днестр взять под охрану погранчастями. Выявить укладку мин и разминировать мосты. Приняв охрану, выставить усиленные наряды на обоих берегах».[373]

На основании директивы командующего Южным фронтом командующие армиями издали собственные приказы войскам. Например, в 9-й армии в 13.15 был издан боевой приказ № 2, уточнявший задачи войск:

«1. Правительство Румынии добровольно согласилось оставить Буковину и Бессарабию, отвести свои войска за р. Прут.

2. Справа 5 армия занимает северную часть Бессарабии. Граница с ней — Сороки, Цыплешты, Бельцы, Калинешти.

3. Задача 9 армии — быстрым выдвижением к р. Прут на фронте Яссы, Галац закрепить за СССР среднюю и южную часть Бессарабии.

4. 140 сд передовыми подвижными частями в течение суток через Стефанешты и {Ки}шкарены достичь р. Прут и закрепиться на рубеже Калинешти, Скулени, остальными частями в три перехода выйти в район Скумпия. С выходом в указанный район дивизия переходит в подчинение командира 36 ск, штаб которого Бельцы.

5. 35 ск, 173 сд и 95 сд, 15 мсд и 4 тбр к исходу 29.6 подвижными частями достигают рубежа р. Прут:

а) 15 мсд на участке Вульпешти, Коштулени, штадив — Кетирени. Ночлег с 28 на 29.6 — Кишинев;

б) Подвижной отряд 95 сд — РБ, ТБ, мотоартиллерия, пехота и саперы на машинах выходят к переправе у Леушени. Ночлег с 28 на 29.6 — Кишинев;

в) 4 тбр к вечеру 28.6 полностью сосредоточиться Кишинев;

г) 173 сд переправляться через Днестр у Григориополя и к исходу 28.6 сосредоточиться в районе Коржево, Балабанешты, 29.6 переходит Кишинев;

д) 95 сд главными силами переправляется 28.6 у Ташлык и к исходу дня сосредоточивается в районе хут. Нахарова, Нов. Романовка, Спея. В дальнейшем, двигаясь по маршруту Чимишены, Бачой, Ловены, Ганчешты, Карпияны, выйти на р. Прут к утру 1.7 на участке Немцавы, Леушени, Томай, имея главные силы район Карпияны, штадив Карпияны.

6. 51 сд переправить стрелковый полк с одним дивизионом артиллерии и бронепоездом к исходу 28.6 занять район Бендеры, где расположиться гарнизоном, остальные части 51 сд остаются в Тирасполь, Парканы.

7. 14 тбр к исходу 28.6 перейти по Бендерскому мосту и сосредоточиться на ночлег в районе Танатары, Урсоя. К утру 30.6, двигаясь по маршруту Ново-Каушаны, Троицкое, Чимишлия, Кочалия, выйти передовыми частями на р. Прут на фронте м. Леово-Цыганка, главными силами — Тигеч, Кочалия. Штабриг — Кочалия.

8. 5 кк к вечеру 28.6 начать движение передовыми частями по переправам 7 ск и Бендерскому мосту, сосредоточиться в районе: 9 кд — Кагул, Рени, главные силы — Кагул, 32 кд — Измаил. Штакор — Болград. Полоса движения — справа: Бендеры, Кошкалия, Романово, Конгаз, Кагул, слева: Меринешты, Манзырь, Березина, Кубей, Измаил.

Передовыми частями выйти в указанные районы к исходу 30.6, главными силами — к утру 2.7. По выходе в район Рени, Измаил частей 74 сд корпусу сосредоточиться Кагул. 7 ск немедленно навести все переправы для прохождения частей 5 кк, оставаясь своими частями на месте.

9. 55 ск к исходу 28.6 25 сд занять Аккерман и Кол{ония} Стар{ая} Сарата. Штадив — Кол{ония} Стар{ая} Сарата.

74 сд переправляется за 25 сд и, следуя по маршруту — Аккерман, Кол{ония} Стар{ая} Сарата, Кубей, к исходу 4.7 выйти в район Рени, Измаил, Болград, сменив части 5 кк. Штадив — Болград.

10. Остальные части 9 армии, не перечисленные в настоящем приказе, остаются на месте…»[374]

28 июня войска получили указание Политуправления Красной армии, которое требовало разъяснить всему личному составу, что, «благодаря мудрой сталинской внешней политике партии и Правительства, мы избавили от кровопролитной войны трудящихся Бессарабии и Северной Буковины и решили вопрос о возвращении Бессарабии в могучую семью Советского Союза мирным путем». Войскам приказывалось сохранять бдительность и вести активную политработу среди местного населения, для чего были созданы специальные группы политработников. «С величайшей радостью и одобрением бойцы, командиры и политработники встретили сообщение нашего Правительства о мирном урегулировании советско-румынского конфликта». Во всех частях и подразделениях по этому случаю были проведены митинги и беседы.

Красноармеец 187-го стрелкового полка 72-й стрелковой дивизии Пакланов считал, что «только мощные силы Рабоче-Крестьянской Красной Армии, подошедшие к самой границе, заставили румынские власти образумиться и принять наши законные требования». По мнению красноармейца 150-го гаубичного артполка Кушнерева, «достигнутое соглашение еще раз подтвердило мудрую внешнюю политику мира, неуклонно проводимую в жизнь под руководством товарища Сталина нашим Правительством». Как заявил красноармеец 264-го корпусного тяжелого артполка Ширшов, «за мудрую политику Сталина, за партию, которая обеспечила мирную жизнь нашему народу и освобождение наших братьев от угнетения буржуазии все как один готовы драться с любым врагом до полного его уничтожения». Лейтенант 26-го отдельного разведбатальона Рывкин полагал, что «освобождение Бессарабии от гнета румынских бояр еще раз показало нашу мощь и мудрую сталинскую внешнюю политику».

Схожие мнения были отмечены и в частях 95-й стрелковой дивизии. Как считал красноармеец 161-го стрелкового полка Решетников, «хорошо, что мирно разрешили этот вопрос, это в интересах трудящихся СССР и трудящихся Румынии, ведь капиталисты не воевали бы, а жертвы несли бы одни трудящиеся Румынии». Красноармеец 90-го стрелкового полка Караев заявил: «Я так и знал, что вопрос о Бессарабии будет решен мирным путем, потому что наше правительство всегда проводит политику мира, и румыны не могли бы устоять против нашей армии, они это чувствовали». Красноармеец 13-го отдельного разведбатальона Бондаренко полагал, что «действительно Сталинская политика мира очень мудрая. Сейчас вопрос о Бессарабии разрешен мирным путем, без всяких жертв. Товарищ Сталин позаботился об освобождении трудящихся Бессарабии от гнета румынских бояр». По мнению красноармейца 404-го стрелкового полка 176-й стрелковой дивизии Кузьменко, «теперь с силой Советского Союза стали считаться все. Этого наш народ добился потому, что нами руководит большевистская партия во главе с вождем товарищем Сталиным». Вместе с тем раздавались и голоса: «А все же жалко, готовились, готовились, а воевать не пришлось».

В 14 часов 28 июня советские войска начали операцию по занятию территории Северной Буковины и Бессарабии. Уже в 14.30 штаб Южного фронта доложил в Москву о том, что из 12-й армии в Северную Буковину вступили 5-я танковая бригада и 58-я стрелковая дивизия в районе Снятын, 24-я танковая бригада в районе Княже, 141-я стрелковая дивизия двинулась в район Залещиков, а из 5-й армии в Бессарабию — 80-я стрелковая дивизия в районе Устье, Сокол, Большая Мукша и 169-я стрелковая дивизия — в районе Ямполь, Сороки. Однако с переправой войск 9-й армии возникли проблемы.[375]

В 17.30 по прямому проводу из Гросулова старший генерал-адъютант наркома обороны генерал-лейтенант В. М. Злобин передал в штаб Южного фронта приказ Тимошенко: «1. Переправа 9 А запаздывает. Переправа плохо организована и грозит срывом. 2. Командарму приказано выслать разведку истребителей на аэродромы Кишинев и Аккерман, после чего посадить там истребительные части. 3. Нарком приказал немедленно разведать со своей стороны аэродром Кишинев и сегодня же посадить там авиадесантную бригаду». Принявший сообщение начальник Оперативного отдела штаба фронта генерал-лейтенант Г. К. Маландин доложил об этом Жукову, который сам подошел к аппарату и передал для доклада наркому обороны: «1. Передовые части Черевиченко на подходе к Черновицам. Задержка произошла из-за очень плохих и размытых дорог. 2. Хотин занят. 3. Бельцы будут заняты частями Герасименко и авиацией в 20.00. 4. Сегодня авиадесант посадить в Кишинев невозможно, т. к. от аэродрома десантной бригады 4 часа лёту. Ночью в Кишиневе сажать невозможно. Прошу Кондратенко проинформировать, как выправляет дело Болдин.

Злобин: Болдин пока еще ничего не предпринял для того, чтобы ускорить переправу. Сейчас размышляет. Примет решение, сообщу. Все».

В соответствии с полученными приказами войска 12-й армии во второй половине дня 28 июня продвигались в глубь Северной Буковины. В 17.30 бронепоезд железнодорожного полка НКВД с батальоном 58-й стрелковой дивизии прибыл в Черновицы, куда несколько позднее вступила 5-я танковая бригада, которая, пройдя город, вместе с отдельным разведбатальоном 58-й стрелковой дивизии двинулась дальше и к вечеру, пройдя Магалу, достигла района Топоровцы, Редковцы. Главные силы 58-й стрелковой дивизии перешли границу севернее Снятын и, продвигаясь на юго-восток, достигли района Кицмань, Вителювка. К 21 часу на аэродром у Черновиц перебазировалось 23 самолета И-16 12-го истребительного авиаполка, а еще в 19.30 туда же была направлена передовая команда 255-й авиабазы. 24-я танковая бригада не смогла в полном составе форсировать р. Черемош, и вместо нее из Куты была направлена 23-я танковая бригада с десантным батальоном, которая вместе с передовыми частями 4-го кавкорпуса заняла Сторожинец. Главные силы 34-й кавдивизии находились на подходе к Сторожинцу, а 16-й кавдивизии — южнее Вашковцев. Бронепоезд в 24.00 прибыл в Новоселицу. 141-я стрелковая дивизия заняла мост у Залещиков и продвинулась на юго-восток до Кадобестэ. 2-й кавкорпус форсированным маршем двинулся к границе, и к исходу дня передовой отряд 3-й кавдивизии вступил в Берхомитку, главные силы дивизии находились в районе Снятын, а 5-я кавдивизия подходила от Городенки к Ясенев-Польному. 60-я стрелковая дивизия находилась на переправах через р. Черемош в Вижнице и Испасе.

На фронте 5-й армии в Хотин в 15.45 переправились пограничники, а в 17.30 стали прибывать подразделения Каменец-Подольского УРа. На переправе у Хотина понтонная лодка с 30 бойцами и боеприпасами была течением снесена на трос парома и перевернулась. В результате утонуло 16 военнослужащих 39-го пулеметного батальона Каменец-Подольского УРа, было потеряно 5 ручных пулеметов, 16 винтовок и 2 000 винтовочных патронов. 80-я стрелковая дивизия переправилась через Днестр в районе Устье, Сокол, Большая Мукша и, пройдя Ленковцы и Кельменцы, достигла своими 77-м и 153-м стрелковыми полками района Новоселица, Волченец, Лукачаны. Остальные части дивизии около Устья до 21 часа наводили понтонную переправу для 49-й танковой бригады. Восточнее у Марьяновки в 16 часов через Днестр переправился 305-й стрелковый полк 44-й стрелковой дивизии, который к 1.00 29 июня завершил наведение понтонного моста для 36-й танковой бригады. Задержка с наводкой переправ была связана как со слабой подготовкой понтонеров, так и с сильным течением вздувшейся после дождей реки. 169-я стрелковая дивизия в 17 часов начала переправу через Днестр в районе Косовцы, Сороки и к вечеру достигла Флексера, Скиняны, где расположилась на ночлег. При переправе 556-го стрелкового полка дивизии утонуло 3 красноармейца. 434-й стрелковый полк дивизии был переброшен от Могилева-Подольского в Яругу, где и форсировал реку. 371-й стрелковый полк 130-й стрелковой дивизии занял Сороки и приступил к наводке понтонного моста через Днестр.

Тем временем передовые части 147-й, 176-й и 30-й стрелковых дивизий 37-го стрелкового корпуса 9-й армии в 14–15 часов переправились через Днестр около Ташлыка и обеспечивали наведение переправ, которое затянулось из-за слабой обученности понтонеров. В результате переправа войск по понтонным мостам началась лишь после 17 часов. 435-й и 798-й стрелковые полки 140-й стрелковой дивизии к 22 часам форсировали реку соответственно у Солончен и Резины и к 4 часам утра 29 июня продвинулись в район Шолданешты, Сыркова. У Григориополя в 18.20–20.00 переправилась 95-я стрелковая дивизия, которая вышла в район Будешты, Колоница, Сагайдак. При переправе через Днестр 13-го отдельного разведбатальона дивизии на середине реки заглох мотор у плавающего танка, который затонул. Другой плавающий танк затонул в 10–15 метрах от бессарабского берега.

Экипажи были спасены, второй танк вытащили на берег и ввели в строй. У Григориополя к 20.30 завершили переправу главные силы 173-й стрелковой дивизии. 15-я мотострелковая дивизия и 4-я танковая бригада с 20 часов начали переправу южнее Ташлыка, и их передовые части в 22 часа вступили в Кишинев. На подходе к городу в перевернувшейся бронемашине разведбатальона дивизии погиб 1 красноармеец. В течение ночи в город подтянулись главные силы 15-й моторизованной дивизии, 4-й танковой бригады, передовой отряд 95-й и подвижной отряд 51-й стрелковых дивизий.

287-й стрелковый полк 51-й стрелковой дивизии занял в 17.40 Бендеры, где в штаб полка явилось 16 румынских солдат, которые сдали оружие и заявили о своем нежелании уходить в Румынию. Процедура передачи города советским частям проходила при большом скоплении населения, которое, увидев подъехавшего румынского генерала, стало кричать: «Расстреляйте его!» В этих условиях румынский представитель счел за лучшее покинуть площадь, не дожидаясь завершения церемонии. По железнодорожному мосту в Бендерах с 20 часов переправлялись 18-й и 30-й танковые полки дивизий 5-го кавкорпуса, сосредоточившиеся в Фарладенах, и 14-я танковая бригада, которая достигла района Урсоя. В 21.47 в Аккерман переправился батальон 35-го стрелкового полка 74-й стрелковой дивизии. С 17.20 началось наведение понтонного моста через Цареградское гирло Днестровского лимана. Собранные части моста поочередно подтягивались к гирлу, но при сильном шторме тросы несколько раз обрывались, и сооружение моста завершилось только к 4 часам утра 29 июня.

Тем временем, выполняя приказ наркома обороны, в 18.35 на аэродроме Кишинева село 9 самолетов И-16, а к 20.15 туда перебазировалось еще 18 самолетов из состава 146-го истребительного авиаполка. Получив сведения о перелете самолетов в Кишинев, через Днестр переправился и двинулся к городу передовой отряд 130-й авиабазы. В 19.10–19.40 27 самолетов И-16 67-го истребительного авиаполка перебазировалось на аэродром около Аккермана.

28 июня Галлер доложил Шапошникову о том, что в связи с мирным решением бессарабского вопроса Черноморский флот с 15.00 переведен с готовности № 1 на готовность № 2. Корабли, предназначавшиеся для содействия флангу Красной армии и блокирования побережья Румынии, сосредоточены в Одессе и на Тендеровском рейде. 2 подводные лодки были развернуты на позиции у Констанцы и 2 — на подходе к Босфору. По данным разведки флота, 2 миноносца, подводная лодка и канонерская лодка румынского ВМФ замечены в районе между Сулиной и о. Змеиный, 1 канонерка — в Констанце. Турецкий флот находится в Босфоре и в море не выходил.

В 23.00 28 июня командование Южного фронта отдало своим войскам директиву № 00150, в которой указывалось:

«1. Румынские войска продолжают отход за р. Прут.

2. Армии Южного фронта, перейдя госграницу в 14.00 28.6, заняли к исходу дня Черновицы, Хотин, Сороки, Кишинев, Аккерман и районы Сторожинец и Бельцы.

3. Армиям фронта, действуя в составе, установленном директивой моей № 00149, с утра 29.6 продолжать движение и занять северную Буковину и Бессарабию и к исходу 30.6 выйти к новой государственной границе.

4. 12 армии 29.6 выйти на рубеж Селети{н}, Тереблешти {Порубное}, ст. Каменка, ст. Строешки, ст. Липканы и прочно удерживать его. С выходом на этот рубеж иметь основные группировки: 4 кк с 23 тбр в районе Сторожинец, 60 сд — Терешени {Тарашаны}, 131 сд — Черновицы, 58 сд с 5 тбр — Динауцы {Диновцы} и 2 кк — Хотин. Штаб 17 ск вывести 29.6 — Черновицы и подчинить командованию 17 ск — 131, 60 и 58 сд.

Граница слева — р. Збруч, Хотин, р. Прут (все для 12 армии).

5. 5 армии — 36 ск в составе 80, 169, 140 сд с 49 и 36 тбр достичь 29.6 рубежа ст. Липканы (иск.), ст. Реуцела. Основные силы и штабы иметь: 80 сд — Коржеуци, 169 сд — Глодени и Бельцы и 140 сд — Кишкарены.

49 и 36 танковым бригадам с выходом стрелковых частей к р. Прут сосредоточиться в районы — 49 тбр — Ларга, 36 тбр — Блештени.

Граница слева — Ботушаны, Скулени.

6. 9 армии — выйти 29.6 на рубеж Пырлица, Ганчешты, Дезгинже. Основные силы действующих войск иметь: 15 мсд в районе Пырлица, 95 сд — Ганчешты, 21 тбр — Дезгинже и 173 сд — Кишинев. Все эти соединения объединить в составе 35 ск.

5 кк 29.6 выйти на рубеж Конгаз, Болград, Фурманка.

55 ск, занимая 25 сд Аккерман и Сарата, вывести 74 сд в район Акмангит.

7. Распоряжением нач. ВВС к 10.00 29.6 выбросить парашютный десант 201 адбр в районе Болград с задачей — занять район Болград.

8. Частям при занятии Буковины и Бессарабии движение вести на хвостах отходящих румынских войск.

9. Во всех гарнизонах занятой Бессарабии и Буковины установить образцовый порядок, наладить караульную службу и взять под охрану все имущество, оставленное румынскими войсками, госучреждениями и помещиками.

10. Немедленно принять меры к исправлению дорог и мостов в занимаемых войсками районах. Распоряжением нач. ВОСО немедленно приступить к перешивке на широкую колею жел. дорожных участков: а) Тирасполь-Кишинев; б) Залещики-Черновицы, Липканы-Бельцы; в) Могилев-Подольск-Бельцы; г) Бельцы-Кишинев; д) Бельцы-Рыбница; е) Бендеры-Болград; ж) Аккерман-Романешти {Романово}, Фельчиу {Фэлчиу}.

11. ВВС по утвержденной мною схеме с 29.6 приступить к постройке полевых аэродромов из расчета 15-ти ИАП и 5-ти ШАП.

12. С 29.6 снять угрожаемое с воздуха положение.

13. Организовать с 29.6 разминирование дорог и районов, ликвидировать заграждения и завалы и восстановить разрушенную связь».

Получив новую директиву, штаб 9-й армии в 5.10 29 июня издал боевой приказ № 3, уточнявший указания штаба фронта:

«1. Румынские войска продолжают поспешный отход за р. Прут.

2. Справа продолжает выдвижение к р. Прут 5 армия, граница с ней прежняя.

3. 9 армия 29.6 подвижными частями выходит на рубеж Пырлица, Ганчешты, Дезгинже.

4. 35 ск в составе 15 мсд, 95 и 173 сд, 4 тбр к исходу 29.6 сосредоточиться:

а) 15 мсд в районе Пырлица, выбросив передовые части к р. Прут на участке Петрешти, Дануцени;

б) 95 сд — Ганчешты;

в) 173 сд и 4 тбр — Кишинев.

5. 5 кк подвижными танковыми частями к исходу 29.6 выйти на рубеж Кагул, Болград; главными силами 9 кд — Лейпциг, 32 кд — Тарутино, Березина.

6. 55 ск:

а) силами 74 сд занять район Аккерман, Кол{ония} Стар{ая} Сарата;

б) 25 сд к исходу 29.6 вывести в район Акмангит.

7. Распоряжением нач. ВВС фронта к 10.00 29.6 будет выброшен парашютный десант 201 адбр в районе Болград с задачей — занять район Болград…»

Выполняя директиву, войска Южного фронта с утра 29 июня возобновили продвижение. На фронте 12-й армии 5-я танковая бригада в 7 часов утра выступила в направлении Новоселицы и, двигаясь далее вдоль р. Прут, к 10 часам вошла в Липканы. К исходу дня бригада сосредоточилась в районе Мамалыга, Липканы, Стальновцы. 23-я танковая бригада в 7 часов утра выступила из Сторожинца в направлении Сирета и в 10 часов вошла в Каменку. По дороге бригада натолкнулась на хвост колонны румынских частей и задержала 500 солдат и офицеров. Танковый батальон 24-й танковой бригады при подходе к западной окраине Герца в 15.30 был обстрелян румынами. В ходе завязавшейся перестрелки было убито 5 румынских военнослужащих. Отходившие перед фронтом 12-й армии 7-я и 8-я румынские пехотные дивизии столкнулись с проблемой поддержания воинской дисциплины. В одной из колонн 7-й пехотной дивизии до 3 тыс. солдат разбежалось, забрав с собой конский состав, а ушло в Румынию не более 200 человек. Советскими войсками было подобрано до 200 винтовок, 3 пулемета, около 50 тыс. винтовочных патронов и несколько сот ручных гранат. Два румынских взвода добровольно сдали оружие и отказались уходить в Румынию. В районе села Сергиены румынский капитан попробовал спровоцировать вооруженное столкновение, отдав команду занять оборону. Советский командир распорядился выдвинуть на позиции пулеметы, увидев которые румыны бежали. Местное население обратилось к советскому командованию с жалобами на мародерство отходящих румынских частей, которые в районе Тарашан расстреляли 3 жителей, сопротивлявшихся изъятию лошадей.

Кавэскадрон и стрелковая рота 192-й горнострелковой дивизии в 13 часов достигли Селятина и начали выдвигать заставы на линию Камераль-Фрасин ам Фалкеу-Стража. Главные силы дивизии сосредоточились в Усцерыках. 60-я стрелковая дивизия завершила переправу через р. Черемош и двинулась двумя колоннами от Куты на Сторожинец и от Вашковцев на Черновицы. 58-я стрелковая дивизия продвигалась к Черновицам. В районе села Рогозна на подходе к Садгоре 138-й противотанковый дивизион дивизии встретил вооруженное сопротивление румынского конного разъезда. В перестрелке 2 румынских солдата было убито, 1 ранен, а 19 солдат и 1 прапорщик были задержаны, убито 3 лошади, захвачены 1 пулемет, 13 карабинов и 19 лошадей. К исходу дня дивизия достигла района Маморницы. Главные силы 34-й кавдивизии 4-го кавкорпуса в 9.00 сосредоточились в Сторожинце, на линии Красноильск-Порубное — Герца к 14 часам были высланы подвижные отряды (по кавполку с танковой ротой). После ночного марша 16-я кавдивизия около 9 часов утра подходила к Черновицам, а к 14 часам сосредоточилась в районе Волока. Передовые части 2-го кавкорпуса в 16 часов вышли на р. Прут у Тарасовцев. 3-я кавдивизия, совершив ночной марш, к 9.30 находилась в районе Магалы, а к исходу дня сосредоточилась в Новоселице, выдвинув передовые отряды на линию Тарасовцы-Костычены-Шандряны. 5-я кавдивизия к 10 часам утра достигла района Юрковцев, а к вечеру вошла в Хотин. Штаб 2-го кавкорпуса расположился в Чернавке. 131-я стрелковая дивизия продолжала сосредоточение в Черновицах. Туда же передислоцировалось управление 17-го стрелкового корпуса, а в 16.30 прибыла и опергруппа штаба 12-й армии.

На фронте 5-й армии к 6 часам утра 49-я танковая бригада вышла в район Ларги, а в 13 часов главные силы бригады сосредоточились в Коржеуцах. К исходу дня передовые отряды были развернуты на Пруте от Шировцев до Нового Бедража. 36-я танковая бригада к 6.05 достигла Бричан, в 9.15 сосредоточилась в Онештах, а передовые отряды с приданным в качестве десанта 25-м стрелковым полком 44-й стрелковой дивизии к 14 часам развернулись вдоль р. Прут от Старого Бедража до Костешт. В этот день в перевернувшемся танке погибли 2 красноармейца, а также летчик потерпевшего аварию самолета связи У-2. 80-я стрелковая дивизия достигла района Баласинешты, Коржеуцы.

Продвижение сводного отряда бронемашин 169-й стрелковой дивизии, высланного для занятия г. Бельцы, было задержано медленно отходящей к Фалештам колонной 4-й румынской кавдивизии, обогнав которую передовой отряд в 4.30 вступил в город. Как оказалось, там еще в 17 часов 28 июня был взорван единственный мост, соединяющий северную и южную Бессарабию через реку Реут, а город с железнодорожной станцией. Как выяснила комиссия по обследованию взорванного моста, подготовка к взрыву, которым было разрушено 3 пролета (46 м), началась еще 18 июня. К исходу дня главные силы 680-го и 556-го полков 169-й стрелковой дивизии сосредоточились в районе Рышкан. В тот же день в Бельцы прибыло управление 36-го стрелкового корпуса, а 4 самолета И-15 3-го штурмового авиаполка перебазировались на аэродром Стрыба северо-западнее города.

На фронте 9-й армии 140-я стрелковая дивизия продолжала движение к Кишкаренам. На переправе у Рыбницы подъем воды в Днестре привел к разрыву понтонного моста, который пришлось наводить заново. 15-я мотострелковая дивизия в 6 часов утра выступила из Кишинева и к 19 часам передовыми танковым и 321-м моторизованным полками достигла района Корнешты, Пырлица. Около Корнешт части дивизии были обстреляны румынским отрядом. Советские части открыли ответный пулеметный огонь. В перестрелке погибло 2 красноармейца, было убито 12 и ранено 16 румынских солдат. Конфликт был разрешен на месте представителями сторон. Самолет связи дивизии был обстрелян румынским бронепоездом на ст. Перивал между Корнештами и Пырлицей. Управление 35-го стрелкового корпуса, 173-я стрелковая дивизия и 4-я танковая бригада полностью сосредоточились в Кишиневе. Из состава танковой бригады через Ганчешты к переправе у Фэлчиу был направлен 46-й танковый батальон, который к исходу дня сосредоточился в Кании, где контролировал отход румынских войск.

95-я стрелковая дивизия к исходу дня достигла района Милешты, Костешты. Войска 5-го кавкорпуса утром завершили переправу через Днестр. 9-я кавдивизия переправлялась с 2.30 севернее Бендер, а 32-я кавдивизия — с 5.30 у Красногорки. К исходу дня корпус своими главными силами достиг района Петровка, Стурдзяны. В районе Манзырь части 32-й кавдивизии задержали группу румынских военнослужащих на 40 подводах, у которых было изъято 14 200 леев, 86 винтовок, 4 пистолета, 117 штыков, 5 тыс. патронов и различные продукты, а также сейф с секретными документами. Танковые полки 9-й и 32-й кавдивизий достигли Чимишлии и Романова. В связи с высадкой 204-й авиадесантной бригады в районе Болграда корпусу было приказано не продвигаться далее линии Чимишлия-Комрат-Романово, а 14-я танковая бригада вернулась на восточный берег Днестра и сосредоточилась в Парканах.

Южнее на фронте 55-го стрелкового корпуса 74-я стрелковая дивизия завершила переправу через Днестровский лиман и заняла район Паленка, Карловка, Аккерман. Севернее лимана в 3.00 подразделения 360-го стрелкового полка дивизии форсировали Днестр и заняли район Хан-Кишло. На их правом фланге к 6.00 через реку переправились части сводного стрелково-пулеметного полка Тираспольского УРа и сводного артполка Одесского артиллерийского училища, занявшие район Коркмазы. После 4 часов утра по понтонному мосту через Цареградское гирло началась переправа частей 25-й стрелковой дивизии, которая к исходу дня достигла главными силами района Бенкендорф, Посталь, Черкесы. В течение дня штаб 9-й армии передислоцировался в Тирасполь.

Тем временем командующий ВВС Южного фронта генерал-лейтенант Ф. А. Астахов еще в 20 часов 28 июня отдал предварительное распоряжение командиру 29-й авиабригады о высадке десанта в районе Болграда. Правда, вместо 201-й было приказано использовать 204-ю авиадесантную бригаду. Как сообщал в своем донесении от 19 июля 1940 г. Военному совету КОВО и Управлению боевой подготовки РККА командир 204-й бригады полковник И. И. Губаревич, с 4 часов утра 29 июня личный состав бригады был выведен к самолетам и находился там до отлета, имея на себе один боекомплект патронов и две сутодачи мясоовощных консервов, концентратов и сухарей. 1 436 десантников разместились в 99 самолетах ТБ-3 1-го, 3-го, 7-го и 14-го тяжелобомбардировочных авиаполков и в 8.00-9.30 несколькими эшелонами самолеты стартовали в сторону южной Бессарабии. До цели дошло 97 самолетов, так как 2 были вынуждены приземлиться в Виннице и Кишиневе. Выброска десанта велась с 12.30 до 14.30 29 июня в 10 км севернее Болграда. Всего было высажено 1372 десантника, на вооружении которых находилось 1065 винтовок, 72 ручных пулемета, 246 пистолетов, 187 пистолетов-пулеметов Дегтярева, 18 радиостанций, 28 телефонов, 213 тыс. винтовочных патронов и 110 700 пистолетных патронов. В ходе выброски 1 боец рано открыл парашют и, попав на стабилизатор самолета, погиб. 5 десантников получили переломы ног, 15 — вывихи и растяжения и 1 — сотрясение мозга. После выброски десанта на аэродром вернулось 95 самолетов, а 2 совершили вынужденную посадку в Кишиневе и Виннице.

К 16.30 бригада сосредоточилась у Болгарийска, но еще до этого 3-й батальон был направлен в Болград, а 1-й батальон — на станцию Троянов Вал, которые были заняты в 18.30. Высадка десанта была восторженно встречена населением и стала наглядной демонстрацией силы Красной армии. В Болграде, который радостно встречал советских десантников, добровольно разоружился и разошелся по домам местный румынский охранный батальон. Вслед за этим подошедший к городу кавэскадрон 3-й румынской кавдивизии был спешен и лошади возвращены населению. В 18.35 204-я бригада получила приказ Южного фронта о занятии городов Рени и Кагул, находящихся в 40–50 км от места выброски десанта. В 20 часов 2-й батальон двинулся в Рени походным порядком. В 21 час румынское командование заявило протест на высадку десанта у них в тылу.

В 0.15 30 июня Шапошников сообщил находящемуся в Тирасполе Тимошенко и Жукову о продлении срока эвакуации румынских войск до 14.00 3 июля. Соответственно командование Южного фронта отдало приказ № 00151, который требовал:

«1. Армии фронта, продолжая выдвижение к новой границе, к исходу 29.6 заняли северную Буковину и заканчивают занятие Бессарабии. Приказываю:

1) 12 А выдвинуть к исходу 30.6 60 сд в район Терешени{Тарашаны} и передовыми частями 60 и 58 сд закрепиться по госгранице на участке Фонтина Алба, ст. Тереблешти {Порубное}, Херца, Липканы. С выходом передовых стрелковых частей на госграницу танковым бригадам сосредоточиться: 23 тбр — Сторожинец, 5 тбр — Ставчаны. Батальону 24 тбр присоединиться к своей бригаде. Конным корпусам оставаться в занимаемых ими районах.

Граница слева — прежняя.

2) 5 А продолжать выполнение ранее поставленной задачи (приказ 00150) и выдвижением к р. Прут передовых стрелковых частей прочно закрепиться по госгранице на участке (иск.) Липканы, Скулени {Скуляны}.

Граница слева — Ботушани, Скулени.

3) 9 А передовыми частями 35 ск к исходу 30.6 занять и закрепиться по р. Прут на участке (иск.) Скулени, Цыганка, имея основные силы 15 мсд в Пырлица, 95 сд в Ганчешты, 5 кк 30.6 сосредоточиться в районе Чимишлия, Комрат, Романово.

204 адбр, имея основные силы в Болград, занять и удерживать Кагул и Рени, сильными отрядами до 300 чел. каждый. 55 ск, занимая 25 сд район Кол{ония} Стар{ая} Сарата, Аккерман, один сп 74 сд на машинах выбросить к исходу 30.6 в район Измаил, обеспечивая госграницу по линии р. Дунай, остальными силами дивизии форсированным маршем выйти в район, указанный в приказе 00150.

Штакор 55 ск 30.6 перейти в Кол{ония} Стар{ая} Сарата.

4) Штабу 12 А, оставив опергруппу в Черновицах, перейти в Коломыя.

5) Разъяснить всему личному составу, что наше Правительство разрешило румынской армии производить эвакуацию до 14.00 3.7.40 г., поэтому все вопросы решать только мирным путем, допуская где нужно возможность нормального отхода. При отходе румынских частей не допускать производства румынскими солдатами грабежей, увода скота, подвижного состава и подвод, взятых у местного населения Бессарабии и Буковины, для чего выделить на переправы через р. Прут: от 5 армии у Бранешты танковый батальон с десантом пехоты от 36 тбр; от 9 армии в Леушени танковый батальон с десантом; в Кагул один танковый полк от кд, в Рени танковый батальон с десантом пехоты; на переправу через р. Дунай в Измаил — один танковый полк от кд.

Танковым полкам и батальонам выступить на указанные переправы в 5.00 30.6.40 г., задачи — контролировать отход румынских войск через границу и никоим образом не допускать вывоза имущества, увода скота, подвод, взятых от местного населения и подвижного состава».

30 июня на фронте 12-й армии войска 4-го и 2-го кавкорпусов, батальон 24-й, 23-я и 5-я танковые бригады находились в прежних районах и готовились к переходу в Сторожинец и Ставчаны после смены их стрелковыми частями. 60-я стрелковая дивизия в 16 часов достигла главными силами Сторожинца, а передовые отряды 358-го и 194-го стрелковых полков выходили на рубеж Порубное-Герца для смены кавалерии. Одно подразделение Красной армии случайно вступило на станцию Сирет, но в тот же день отошло за установленную линию государственной границы. 58-я стрелковая дивизия заняла район Диновцы, Котелево и готовилась к смене частей 5-й танковой бригады. 131-я стрелковая дивизия полностью сосредоточилась в Черновицах.

На фронте 5-й армии 49-я танковая бригада была сменена подошедшими полками 80-й стрелковой дивизии, которые развернулись по линии Шировцы-Коржеуцы-Куконешты, и сосредоточилась в Коржеуцах. Один танковый батальон бригады был выдвинут к переправе у Бранешт, где находился до подхода частей 169-й стрелковой дивизии. 169-я стрелковая дивизия сменила 36-ю танковую бригаду, отошедшую в район Онешт, и занимала район Проскуряны, Бранешты, Болотино, Каменка, Бельцы, Рышканы. Через Бранешты отходили части 8-го и 11-го кавполков 4-й румынской кавдивизии, которые грабили население. Командир 1-го батальона 556-го стрелкового полка 169-й стрелковой дивизии предложил сдать награбленных у населения лошадей и повозки. Румыны отказались, сделав несколько ружейных и пулеметных выстрелов по расположению батальона. Батальон развернулся и, в свою очередь, сделал несколько выстрелов в сторону румын, которые разбежались, побросав коней, часть оружия и повозки. Кавалеристы-бессарабцы остались на восточном берегу Прута. У остатков конницы были изъяты награбленные у местных жителей лошади и повозки. Отходивший в полосе дивизии артиллерийский дивизион 4-й румынской кавдивизии саморазоружился и отказался уходить в Румынию. 140-я стрелковая дивизия достигла района Фалешты, Скумпия, а передовой отряд выдвинулся к Пруту между Токсобенами и Скулянами. В течение дня 3-й штурмовой и 92-й истребительный авиаполки перебазировались в район г. Бельцы.

На фронте 9-й армии главные силы 15-й мотострелковой дивизии с 15 часов находились в районе Пырлицы. Батальон 321-го мотополка и танковый батальон 14-го танкового полка с 20 часов контролировали переправу в Унгенах. Передовая танковая рота в 20.00 заняла переправу у Петрешт. 47-й стрелковый полк в 14 часов вошел в соприкосновение с румынским отрядом силою до 1 800 человек с 20 орудиями и 200 подводами, загруженными артиллерийскими снарядами. Им было предложено перегрузить снаряды на воинские подводы, а подводы местных жителей вернуть. Танковый батальон и 9-я стрелковая рота 15-й мотострелковой дивизии вступили в Скуляны. Во время переговоров с румынским генералом, которые происходили на улице при большом скоплении местных жителей, неизвестно кем в сторону советских танков была брошена ручная граната, вслед за взрывом которой по танку со стороны румынских частей была дана пулеметная очередь. Один из танков ответил пулеметной очередью и выстрелом осколочным снарядом. Жертв с обеих сторон не было. В ночь на 1 июля в результате беспорядочной стрельбы с румынского берега Прута был ранен красноармеец 9-й стрелковой роты 15-й мотострелковой дивизии. В ответ на советский протест румынская сторона заявила, что это солдаты чистят оружие и от неосторожности производят выстрелы. Советские бойцы стали свидетелями того, как на западном берегу Прута, где румынские войска готовили оборонительные позиции, был штыками заколот солдат-бессарабец.

В 12.50 в расположение 95-й стрелковой дивизии прибыл румынский генерал с двумя офицерами и переводчиком и заявил протест на быстрое продвижение советских войск, которое вносит беспорядок в румынскую армию. Генерал пригрозил, что отдал своим частям приказ открывать огонь, если советские части станут продвигаться за ними на линию Балчан-Карликень. Впрочем, это не помешало 95-й стрелковой дивизии к исходу дня основными силами вступить в Ганчешты, а передовой отряд на автомашинах достиг берега Прута и занял в 17 часов Леово, а в 20 часов Леушени. Главные силы 5-го кавкорпуса к 15 часам заняли район Романово-Чимишлия. Перед фронтом корпуса отходила 12-я румынская пехотная дивизия, укомплектованная бессарабцами, которые отказались уходить в Румынию. «Солдаты 22-го и 3-го артполков в районе Петровка бросили материальную часть, личное оружие и разошлись по домам». Около 3 тыс. военнослужащих-бессарабцев 10-го и 20-го пехотных полков дивизии добровольно сложили оружие и были распущены по домам, а 80 офицеров и 200 унтер-офицеров задержаны.

Южнее 74-я стрелковая дивизия своим 78-м стрелковым полком занимала Аккерман, а остальными силами в 3.00 вступила в Старую Сарату. В штаб дивизии явилось 22 румынских солдата и 1 офицер, которые добровольно сдали оружие. 25-я стрелковая дивизия достигла района Татарбунары, Акмангит. При подходе к Акмангиту взрывом заложенной румынами мины был убит 1 и ранено 3 военнослужащих 263-го стрелкового полка. В 13 часов 80-й отдельный разведбатальон и передовой отряд дивизии в составе 2 стрелковых рот на автомашинах выступили в направлении Рени и Измаила. В течение дня 4-й истребительный авиаполк перебазировался в Кишинев, а 2 эскадрильи 67-го истребительного авиаполка — в Аккерман.

На юге Бессарабии продолжались десантные операции. В ночь на 30 июня 4-рота 204-й авиадесантной бригады на автомашинах заняла Рени, где была встречена «беспорядочным огнем убегавших в темноте румын». После ответного огня «перестрелка прекратилась, с нашей стороны жертв не было». Утром 30 июня 5-я рота 2-го батальона бригады на подходе к Рени была обстреляна румынским самолетом, в результате чего был ранен 1 боец. Тем временем в 2.00 30 июня 1-й батальон 204-й авиадесантной бригады выступил в поход для занятия Кагула. В районе Болграда, Болгарийска и станции Троянов Вал был оставлен 3-й батальон бригады, занимавшийся также сбором парашютов. В течение дня в районе Болграда на 50–70 % саморазоружились и разошлись по домам отходившие в Румынию части 28-го пехотного полка 12-й пехотной дивизии, 4-го кавполка 3-й кавдивизии и 6-го жандармского полка.

Тем временем в 4.55 утра 30 июня был отдан приказ командующего ВВС Южного фронта о переброске в Измаил 201-й авиадесантной бригады, и в 9.35–12.15 44 самолета ТБ-3 с 809 десантниками на борту взяли курс на цель. В 14.31 с аэродрома в Скоморохах вылетели последние 5 самолетов. Первоначально предполагалось, что самолеты приземлятся на измаильском аэродроме, но оказалось, что аэродром слишком мал для столь крупных самолетов. Посадка началась около 12.20, и из первых 9 приземлившихся самолетов 3 получили поломки, в том числе один из них столкнулся со стоявшим на земле самолетом И-16, который сгорел. После приземления еще 4 ТБ-3 было решено прекратить посадку и выбросить в 1 км севернее города парашютный десант. Поскольку связь между землей и самолетами отсутствовала, 6 машин улетели и сели в Болграде. Всего было высажено 240 и десантировано с парашютами 509 человек, а из трех самолетов десантирование не было произведено, так как в одном находилось радиоимущество, не подготовленное к десантированию, в другом — оркестр бригады, состоявший из не подготовленных к прыжкам бойцов, отказавшихся прыгать, и третий самолет отстал в пути. В итоге все три самолета вернулись в Борисполь. В ходе высадки 10 десантников получили травмы и 1 сломал ногу.

К 18 часам Измаил был занят, а к 21 часу десантники организовали охрану границы по берегу Дуная от Сату-Ноу до Старой Некрасовки. Румынских войск и их имущества в городе уже не было. К 22 часам к городу подошли передовой отряд 25-й стрелковой дивизии и эскадрон 18-го танкового полка 32-й кавдивизии 5-го кавкорпуса, которые были использованы для усиления охраны города и границы. «Наличие этих танков в районе аэродрома, очевидно, и явилось результатом толкований о переброске танков на самолетах», — объяснял в своей докладной командир 201-й бригады генерал-майор И. С. Безуглый. Поздно вечером в город прибыли представители Одесского обкома ВКП(б), которые занялись организацией местного городского управления. Тем временем выяснилось, что в Измаиле при отходе румынских войск было убито 6 граждан, пытавшихся оказать сопротивление разграблению города. Их похороны вылились в многолюдную манифестацию.

По мнению командования Южного фронта, десанты «полностью себя оправдали и заставили румынские части считаться с соглашением».[376] Несмотря на столь высокую оценку действий десантников, командиры авиадесантных бригад были настроены в отношении проведенной операции достаточно критично. По их мнению, подготовка операции командованием ВВС фактически не производилась: не была осуществлена разведка места выброски, отсутствовала организация связи, а подготовка авиаполков для десантирования оказалась низкой, что привело к рассеянию десанта 204-й бригады на большой территории (8 км по боевому курсу и до 3–4 км в стороны). Кроме того, отсутствовало единое управление десантом, и «в настоящей боевой обстановке это привело бы к большим ненужным потерям».[377]

Начальник Управления боевой подготовки Красной армии генерал-лейтенант В. Н. Курдюмов, докладывая 24 июля 1940 г. наркому обороны о ходе авиадесантной операции в Бессарабии, отметил, что она была «выполнена исключительно плохо», поскольку «отсутствовала всякая подготовка к операции… Выброска 204-й бригады 29 июня была совершена с запозданием на 1 час 30 минут вследствие несвоевременной отдачи распоряжения о вылете. Вылет 201-й бригады вместо 9.00 был произведен в 14.00 30 июня по той же причине, а также из-за необеспеченности бензозаправщиками аэродрома Скоморохи. Воздушная переброска десанта проводилась по-мирному — без прикрытия боевой авиации и предварительной разведки района выброски (высадки). Строи и высота полета не соблюдались. Выброска проводилась неорганизованно, на различных высотах и очень растянуто. В результате этого бригады разбрасывались на площади 10 x 10 км, а сбор после приземления производился в течение двух часов, что для боевой обстановки недопустимо. Полет десанта проходил днем, в условиях наибольшей болтанки в воздухе, отсюда лишь в одной 204-й бригаде было возвращено на аэродромы вылета 50 человек, оказавшихся не в состоянии прыгать (укачало). Воздушные бригады выбрасывались и высаживались, не имея никаких задач и указаний о характере действий. Пункты выброски командованию десантных бригад стали известны лишь от командиров летных частей. Со стороны штафронта никакого руководства бригадами не было, и лишь спустя 5 часов после выброски в 204-ю бригаду прибыл представитель фронта с весьма общим распоряжением о занятии новых пунктов, но опять-таки без упоминания о характере действий бригад.

При использовании бригад не учитывалась степень их состояния и подготовленность». Так, 204-я бригада, имевшая 42,2 % «состава из людей, прибывших в бригаду в июне месяце и наспех совершивших 1–3 прыжка, была сброшена на парашютах в сложных условиях при ветре 8–9 м/с. В то же время наиболее подготовленная для парашютной выброски 214-я бригада не была использована совсем. Время на подготовку к операции от момента получения распоряжения и до вылета исчислялось 4-мя часами, и то за счет лишения необходимого отдыха личного состава бригады. Пополнение выброшенных бригад огнеприпасами и продовольствием по воздуху, а также эвакуация раненых и больных предусмотрена не была. После многих запросов лишь 5 июля (спустя пять дней) в расположение 204-й бригады прибыл санитарный самолет. Перечисленные недочеты в боевой обстановке неизбежно привели бы к провалу авиадесантной операции и к напрасной гибели людей и самолетов».

Тем временем 1 июля на фронте 12-й армии 192-я горнострелковая дивизия своими главными силами сосредоточилась в районе Стебнэ, Усть-Путила. К 6 часам утра заставами были заняты перевалы севернее Фрасина и Стражи. Перед фронтом дивизии отходили 56-й румынский пехотный полк и два эскадрона кавалерии, которыми в районе Дихтинец были брошены 15 орудий. 60-я стрелковая дивизия в течение дня сменяла кавалерию на участке Порубное-Герца. На участке Новоселица-Липканы 58-я стрелковая дивизия сменила 3-ю кавдивизию и 5-ю танковую бригаду, отошедшую в Ставчаны. 34-я кавдивизия и 23-я танковая бригада сосредоточились в Сторожинце, а 2-й кавкорпус — в Хотине.

На фронте 5-й армии советские войска занимали прежнее положение. Лишь 3-й батальон 680-го стрелкового полка 169-й стрелковой дивизии занял Кухнешты, а 140-я стрелковая дивизия продолжала выдвижение к Пруту. Передовой батальон 798-го стрелкового полка дивизии вступил в Скуляны, где командир батальона майор Чернов, не зная о разрешении отсрочки отвода румынских войск до 3 июля, вел переговоры с румынским командованием об очищении берега от румынских солдат. На выполнение своих требований Чернов дал 1 час времени — до 24.00. Представитель румынской стороны дивизионный генерал Павничеану ответил отказом, пригрозив применить силу в случае провокации. Тем временем Чернову сообщили о продлении срока эвакуации, и он снял свои требования. 49-я танковая бригада сосредоточилась в Ларге, а 36-я танковая бригада — в Онештах, направив один батальон в Бранешты.

На фронте 9-й армии 15-я мотострелковая дивизия занимала район Петрешты, Унгены, Пырлица. В ночь на 1 июля в районе Страшен была обстреляна группа красноармейцев на автомашинах. Тогда же на юго-западной окраине Пырлицы подверглась нападению неизвестных команда телефонистов 53-го отдельного батальона связи в составе 1 младшего командира и 4 красноармейцев. 1 красноармеец был убит, а остальные в течение 3 часов вели перестрелку. С подходом советских танков нападавшие скрылись в темноте. 95-я стрелковая дивизия к вечеру подходила к Карпиненам. К исходу дня главные силы 25-й стрелковой дивизии вошли в Каменское, а ее передовые части еще в 8 часов утра вступили в Рени и Измаил.

Тем временем в 20 часов 30 июня в штаб 204-й авиадесантной бригады поступило донесение командира 1-го батальона, который находился в 20 км юго-восточнее Кагула, о том, что, по полученным от местного населения сведениям, румынские части организовали оборону в 2 км восточнее города. Комбриг Губаревич с 8-й ротой 3-го батальона на 3 автомашинах в 1.00 1 июля выехал в Кагул. Прибыв в расположение 1-го батальона, комбриг узнал, что комбат ведет переговоры со старшим в этом районе румынским офицером, который затягивал переговоры, ожидая подхода кавалерийского полка. «За провокационную организацию обороны, — докладывал позднее Губаревич, — я дал на отход обороняющихся частей срок 20 минут, каковой был ими перевыполнен, не ожидая приказания своего офицера. Вступив в город, я вызвал начальника гарнизона в чине майора и предложил ему переговорить со своим командованием на предмет очищения Кагул в связи с провокационной организацией обороны на подступах к Кагул. По моему возвращению с пограничной дамбы через реку Прут румын в городе не было, а майор доложил, что требование выполнено». Появление десантников приостановило грабеж населения румынскими солдатами. К 2.00 в город вошел 30-й танковый полк 9-й кавдивизии.

В Рени отходящие румынские части осматривались бойцами 2-го батальона 204-й авиадесантной бригады и стекавшимися отовсюду местными жителями. Имущество бессарабского населения и скот тут же изымались и возвращались владельцам. Точно так же проверялся и железнодорожный транспорт. Понятно, что эти меры советских войск вызывали недовольство румынских частей, которые, перейдя на западный берег Прута, нередко открывали беспорядочный огонь в сторону расположения десантников. В течение дня в стихийных перестрелках был ранен 1 красноармеец и убит 1 румынский солдат. В ночь на 2 июля у Джурджулешт с румынского берега в течение 30 минут обстреливали позиции 2-го батальона 204-й бригады, который ответного огня не открывал. Советские парламентеры предложили румынскому командованию прекратить огонь.[378]

Тем временем из Очакова в Одессу вышли речные мониторы «Ударный» и «Ростовцев», которые должны были далее двигаться в Измаил через Очаковское гирло Дуная. Для подготовки фарватера в гирло были направлены 2 гидрографических судна, катера и тральщик «Хенкин». В бухте Жебрияны стали на якорь канонерская лодка «Красная Грузия» и тральщик «Взрыв». Как сообщала морская разведка, в течение дня на подходе к Сулине румынский флот выставил минное заграждение, а миноносец «Мэрэшти» с 1 канонеркой находятся в дозоре между Сулиной и о. Змеиный.

2 июля на фронте 12-й и 5-й армий войска оставались в достигнутых накануне районах. В районе Каменки через р. Сирет на советскую территорию перешло до 400 солдат из состава уже отошедших за линию границы 7-й и 8-й румынских пехотных дивизий. 140-я стрелковая дивизия, сосредоточившая главные силы в районе Фалешты, Скумпия, развернула заставы вдоль Прута от Калинешт до Скулян, где в казарме было обнаружено до 100 оставшихся румынских солдат и 6 танкеток «Карден-Ллойд».

На фронте 9-й армии 15-я мотострелковая дивизия продолжала оставаться в районе Пырлица, Корнешты. Передовой отряд дивизии контролировал переправу в Унгенах, где румынские части заминировали мост. Получив приказ не допустить взрыва моста, командир дивизии предъявил румынскому командованию ультиматум: «В случае взрыва моста нами будут предприняты решительные действия с применением авиации против Яссы». В итоге румынская сторона согласилась с советскими требованиями, и мост не был взорван. Кроме эвакуировавшихся румынских войск на переправе скопилось до 6 тыс. беженцев в Румынию. Главные силы 95-й стрелковой дивизии к 5 часам сосредоточились в районе Карпинен, а передовой отряд контролировал берег Прута от Леушени до Леово. 136-й кавполк 9-й кавдивизии в 9 часов выступил из Чимишлии к переправе у Фэлчиу. В ночь на 2 июля в районе пикета № 4 у Днестровского лимана неизвестными была обстреляна колонна 360-го стрелкового полка 74-й стрелковой дивизии. После ответного огня стрельба, в результате которой было ранено 2 лошади, прекратилась. Главные силы 25-й стрелковой дивизии достигли района Бановка, Ново-Покровка.

1 и 2 июля отдельные румынские самолеты обстреливали площадь и железнодорожную станцию в Рени, однако обошлось без жертв. В 1,5 км восточнее Джурджулешт румынская рота заняла оборону и открыла беспорядочный ружейно-пулеметный огонь по бойцам 204-й авиадесантной бригады. По предложению командира бригады румынские части были отведены за Прут. В 18.30–19.00 2 июля 5–6 румынских речных мониторов, курсируя между Галацем и Джурджулештами, вели неприцельный огонь из своих 37-мм орудий, а последние румынские части отходили по мостам на западный берег р. Прут. Советские войска, находившиеся в 250 метрах от мостов, огня не открывали. После отхода последних румынских частей в 19.45 в разговоре на мосту с советскими представителями румынский парламентер полковник Степанов предупредил их, чтобы они немедленно покинули мост. Через 2–3 минуты после их ухода были взорваны две фермы западной части железнодорожного моста и два пролета автомобильного моста. В ответ на протест советской стороны румынские представители заявили, что мосты были взорваны, так как советские танки их атаковали.

Тем временем в гирлах Дуная советские суда вели промеры глубин. Речные мониторы Дунайской военной флотилии «Ростовцев», «Ударный», «Мартынов», «Железняков» и «Жемчужин» находились в Одессе, ожидая улучшения погоды для перехода в Измаил. Румынское командование объявило опасными для плавания минированные зоны у Сулины и Констанцы. Правда, в действительности у Констанцы минирование не производилось.[379]

В тот же день своим приказом № 017/сс штаб Южного фронта потребовал от штабов 12-й, 5-й и 9-й армий организовать оборону границы и «разработать план использования войск на случай перехода Румынии к активным действиям. В этом плане предусмотреть использование частей не только уже выдвинутых к границе, но и тех, что остались за р.р. Днестр и Черемош. Этот план представить на утверждение к 20.00 4.7.40 г. Вскрыть путем наблюдения, не переходя р. Прут, положение румынской армии (намерения, перешла ли по западному берегу р. Прут к обороне, отходит ли дальше, ее основные группировки, продолжается ли укрепление западного берега р. Прут). Установить, какие группы румынской армии еще болтаются в тылах армии, их поведение и меры к их выводу за р. Прут».

3 июля на фронте 12-й армии в 15 часов 77-й румынский пехотный полк боевым порядком продвигался в направлении Волчинца, нарушив передовыми частями госграницу в районе Вашкоуца. Население в панике, со скотом, бежало в Волчинец. Застава 148-го кавполка в составе младшего лейтенанта и 6 бойцов вынуждена была отойти. С прибытием танковой роты 23-й танковой бригады румынская часть отошла за линию границы в направлении Сирет. Хотя стороны огня не открывали, танковая рота на всякий случай была оставлена в Вашкоуце.

На фронте 9-й армии передовой отряд 15-й мотострелковой дивизии был отведен из Скулян, поскольку туда подошли главные силы 798-го стрелкового полка 140-й стрелковой дивизии. 25-я стрелковая дивизия вышла в район Кубей (ныне — Червоноармейское) и продолжала движение к Болграду. 32-я кавдивизия заняла Абаклию, а 18-й танковый полк дивизии был поэскадронно расположен в Болграде, Рени и Измаиле. К 16 часам 136-й кавполк с батареей полевой артиллерии 108-го кавполка 9-й кавдивизии прибыл в Канию, где ему был переподчинен находившийся там 46-й танковый батальон 4-й танковой бригады. После отвода за Прут последних румынских частей румыны привели в непроезжее состояние железнодорожный мост и заминировали мост для колесного транспорта у Фэлчиу. К исходу дня эскадроны 136-го кавполка были развернуты по Пруту от Леово до Кании, южнее от Гатешт до Кагула вдоль реки развернулись эскадроны 86-го кавполка 32-й кавдивизии.

Улучшение погоды и завершение первоочередных гидрографических работ в гирлах Дуная позволило 5 речным мониторам Дунайской военной флотилии в сопровождении миноносца «Бодрый» начать переход из Одессы в Измаил.[380]

С 14.00 3 июля 1940 г. советско-румынская граница была закрыта. Тем самым «войска Южного фронта выполнили поставленную перед ними задачу и обеспечили нашему Правительству возможность мирным путем освободить БЕССАРАБИЮ и БУКОВИНУ и своими действиями быстро закрепили их за СССР…Граница надежно обеспечена. Главные силы приступили к нормальной боевой учебе в занимаемых ими районах». Вслед за войсками Красной армии на территорию Бессарабии и Северной Буковины были введены 3 оперативно-чекистские группы НКВД, которые производили аресты бывших работников румынских карательных органов, агентов румынских спецслужб и изъятие оружия у населения. К 3 июля было арестовано 490 человек, а в прилегающих районах УССР — 270 агентов румынской разведки.[381] В тот же день нарком обороны СССР направил наркому внутренних дел письмо с предложением «о срочном выдвижении пограничных войск НКВД на линию новой Государственной границы Союза ССР с Румынией и о смене полевых частей Красной армии».

Таблица 8

* Войска, введенные на территорию Северной Буковины и Бессарабии.

** Войска, из состава которых на территорию Северной Буковины и Бессарабии были введены отдельные подразделения.


В 22.30 3 июля начальник штаба Южного фронта издал приказание № 024/сс:

«В связи с окончанием срока эвакуации румынской армии командующий войсками фронта приказал:

1. Прочно закрепиться на новой госгранице, немедленно закрыть ее и не допускать перехода госграницы.

2. Оставшиеся мелкие части и группы румынских войск разоружить и собирать в лагери под охрану до особого распоряжения.

Место сбора определить командирам соединений и отдельных частей.

3. Каждой армии немедленно выделить подразделения и части, общей численностью не менее стрелковой дивизии с транспортными средствами, для сбора брошенного румынского оружия, боевой техники и другого имущества, для прочесывания местности и поимки еще скрывающихся мелких групп румынских солдат и, возможно, бандитских групп.

В гарнизонах и в районах гарнизонов эту задачу возложить на начальников гарнизонов, а у госграницы на войска, занимающие ее.

Привлечь к этой работе местное население.

Собранное оружие и имущество немедленно учитывать и сдавать под надежную охрану в пункты, устанавливаемые командирами соединений.

4. В пятидневный срок произвести регистрацию оставшихся на территории Бессарабии и Буковины офицеров и унтер-офицеров румынской армии с указанием фамилии, имени и отчества, звания и должности, местожительства, какой части и в каком гарнизоне служил, национальности, какой местности уроженец, года рождения, местожительства и рода занятий семьи.

5. Установить тщательное наблюдение за всеми переправами через р. Прут и не допустить взрыва их, предъявляя в этом отношении жесткие требования к румынскому командованию.

Учесть, что румынские войска уже взорвали железнодорожный и грунтовый мосты через р. Прут у Рени; были подготовлены к взрыву мосты у Унгени-Тырг, но в результате предъявленного нами жесткого ультиматума — мосты у Унгени-Тырг не взорваны.

6. Исполнение и о принятых мерах, с указанием какие части выделены для сбора оружия, какие мосты взяты под наблюдение и других мероприятиях, донести к 18.00 4.7.40.

7. На новой госгранице установить тщательное наблюдение за противоположным берегом, поведением и действиями румынских войск».[382]

В 2.10 4 июля Шапошников сообщил командованию Южного фронта приказ наркома обороны:

«1. Границу с Румынией в северной Буковине и Бессарабии до устья Дуная включительно прочно закрыть и никого не пропускать.

2. Все оставшиеся части и подразделения румынской армии срочно и немедленно разоружить.

3. Донести особой телеграммой, сколько с начала операции до 3.07 включительно разоружено румынских солдат, офицеров и унтер-офицеров». Как было доложено в Москву, на советской территории остались и были разоружены 7 446 военнослужащих румынской армии (106 офицеров, 243 унтер-офицера и 7 097 солдат).[383]

Около 2 часов ночи 4 июля на участке 5-й армии в районе Валя Русулуй командир 6-й роты 445-го стрелкового полка 140-й стрелковой дивизии послал командира отделения Векшина с 3 бойцами за ротой. Подойдя к реке, Векшин принял свою роту за румын и открыл огонь. В результате было ранено 3 красноармейца, 1 из которых умер от ран. На фронте 9-й армии в 14 часов того же дня главные силы 25-й стрелковой дивизии вступили в Болград, Рени и Измаил и с 6 июля сменили танковые и авиадесантные части на охране границы. В 16 часов 4 июля речные мониторы Дунайской военной флотилии вошли в Очаковское гирло Дуная и двинулись вверх по реке вслед за катерами, тралящими фарватер. В Вилково прибыли 3 пограничных катера, еще 3 катера поднимались по реке к Килии. В тот же день Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило предложение наркома обороны о перешивке на широкую колею до конца июля около 1 300 км железных дорог в Бессарабии и Северной Буковине и восстановлении мостов через Днестр.

В 5.45 5 июля в 14-м стрелковом полку 72-й стрелковой дивизии 12-й армии часовой, охранявший импровизированный склад под навесом, взял из незапечатанного ящика запал и стал вертеть в руках. Запал воспламенился, и часовой, испугавшись, бросил его обратно в ящик, где лежали остальные запалы, что привело к взрыву, в результате которого было ранено 8 человек. Той же ночью у Бранешт неизвестные совершили нападение на пост связи 556-го стрелкового полка 169-й стрелковой дивизии. В перестрелке был убит 1 красноармеец, а нападавшие скрылись в темноте. В этот день 5 мониторов Дунайской военной флотилии в 14.20 прибыли в Килию, а в 20.30 — в Измаил. Траление фарватера показало, что подходы к измаильскому порту были заграждены затопленными бонами. Для контроля над Дунаем в 20 часов 5 июля в Измаил прибыл 265-й корпусной артполк 7-го стрелкового корпуса, а в Килию — 441-й корпусной артполк 37-го стрелкового корпуса.[384]

В связи с окончанием Бессарабского похода 5 июля войска Южного фронта, а 6 июля и Черноморский флот были приведены в состояние обычной готовности мирного времени. В мелких стычках с румынскими войсками и от несчастных случаев части Красной армии и пограничных войск с 11 июня по 6 июля 1940 г. потеряли, по неполным данным, 148 человек (убито — 6, погибло — 26, самоубийств — 10, утонуло — 23, ранено -79, членовредительство — 4). По некоторым данным, потери румынских войск составили 89 человек (убито — 42, ранено — 47). Утром 5 июля через Днестр переправились погранотряды и на автомашинах двинулись к Пруту. С 21.00 8 июля граница была передана под охрану пограничным войскам НКВД. На новой границе и по рекам Прут и Дунай были развернуты с севера на юг 97-й (Черновицкий), 23-й (Липканский), 24-й (Бельцкий), 2-й (Каларашский), 25-й (Кагульский) и 79-й (Измаильский) погранотряды Украинского и Молдавского округов пограничных войск НКВД.[385]

Тем временем согласно постановлению СНК СССР № 1193 — 464сс от 6 июля территория Северной Буковины была включена в состав КОВО, а Бессарабии — в состав ОдВО и предусматривалось проведение ряда организационных мероприятий в Красной армии.[386] В тот же день нарком обороны своими директивами довел до сведения Военных советов КОВО и ОдВО состав и дислокацию войск округов. Требовалось начать новые формирования, утвержденные правительством, перевести войска в места постоянной дислокации, расформировать части и учреждения, созданные для проведения Бессарабской кампании, и начать увольнение задержанного приписного состава.[387] На основании директивы наркома обороны № 0/1/104584 командующий Южным фронтом издал 7 июля директивы №№ 050–052, согласно которым требовалось временно оставить в Северной Буковине и на севере Бессарабии 192-ю горнострелковую, 58-ю, 60-ю и 169-ю стрелковые дивизии, а «остальные соединения, части и учреждения направить в пункты постоянной дислокации».[388] Для постоянной дислокации в Бессарабии оставались 176-я стрелковая дивизия в районе Сороки, Флорешты, Бельцы, 15-я мотострелковая дивизия в районе Бендеры, Тирасполь, 9-я кавалерийская дивизия в районе Леово, Комрат, 25-я стрелковая дивизия в районе Кагул, Болград, 51-я стрелковая дивизия в районе Килия, Старая Сарата, Аккерман и управления 14-го и 35-го стрелковых корпусов соответственно в Болграде и Кишиневе. С 8–9 июля войска Южного фронта выступили в поход к местам постоянной дислокации.

Одновременно началось рассредоточение и авиационных частей. 8 июля начальник Генштаба приказал командующему КОВО передислоцировать в БОВО 33-й истребительный и 3-й тяжелобомбардировочный авиаполки, в ОрВО управление 16-й авиабригады, 13-й скоростной бомбардировочный и 51-й дальнебомбардировочный авиаполки, в ХВО 60-й скоростной бомбардировочный авиаполк, в КалВО 16-й скоростной бомбардировочный авиаполк, в ЛВО управление 29-й авиабригады и 7-й тяжелобомбардировочный авиаполк, в СКВО 1-й дальнебомбардировочный авиаполк и вернуть в места постоянной дислокации в ОдВО управление 7-й авиабригады, 8-й и 11-й тяжелобомбардировочные авиаполки. Одновременно командующему ОдВО было приказано отправить в ЛВО управление 55-й авиабригады, 44-й и 58-й скоростные бомбардировочные авиаполки, а также перевести в места постоянной дислокации 21-й дальнебомбардировочный, 146-й и 131-й истребительные авиаполки. Уже 9 июля к местам постоянной дислокации были переброшены 13 авиаполков (33-й иап и 3-й тбап в БОВО, 13-й сбап и 51-й дбап в ОрВО, 60-й сбап в ХВО, 21-й дбап, 8-й и 11-й тбап в ОдВО, 7-й тбап, 44-й и 58-й сбап в ЛВО, 16-й сбап в КалВО, 1-й тбап в СКВО) в составе 540 самолетов. 9 июля было расформировано управление Южного фронта, а 10 июля — управление 9-й армии.[389]


Примечания:



3

Виноградов В. Н. Румыния в годы первой мировой войны. М., 1969. С. 31—190; Нарцов В. Н. Дипломатическая борьба вокруг вступления Румынии в первую мировую войну//Барнаульский государственный педагогический институт. Ученые записки. Т. 19. Вопросы новой и новейшей истории. Барнаул. 1972. С. 63–86; Мировые войны XX века: В 4 кн. Кн. 2: Первая мировая война: Документы и материалы. М., 2002. С. 404–409.



36

Дыков И. Г. Указ. соч. С. 93.



37

Брысякин С. К., Сытник М. К. Торжество исторической справедливости. 1918 и 1940 годы в судьбах молдавского народа. Кишинев. 1969. С. 18–19.



38

Голуб П. А. Указ. соч. С. 41.



368

РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 697. Л. 16.



369

Там же. Д. 697. Л. 16–17.



370

Там же. Д. 684. Л. 203.



371

Пограничные войска СССР. 1939 — июнь 1941. С. 427.



372

РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 664. Л. 19-22



373

Пограничные войска СССР. 1939 — июнь 1941. С. 427; Органы Государственной Безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 1. Кн. 1. С. 199–200.



374

РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 664. Л. 35–37.



375

Там же. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 685. Л. 7.



376

РГВА. Ф. 29. Оп. 34. Д. 552. Л. 3–7; Пакт… С. 72–73.



377

РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 675. Л. 63–69.



378

Там же. Ф. 31983. Оп. 2. Д. 474. Л. 62–64.



379

Там же. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 663. Л. 19–20; Д. 664. Л. 63, 75; Д. 677. Л. 7–8; Д. 685. Л. 63–67, 79–84; Д. 690. Л. 38–40, 42–43; Д. 695. Л. 30-34



380

Там же. Л. 73, 83; Д. 677. Л. 13–14,16; Д. 685. Л. 85–89,95-99; Д. 690. Л. 46,48–49.



381

Органы Государственной Безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 1. Кн. 1. С. 205–207,227.



382

РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 685. Л. 145–147,151-155.



383

Там же. Д. 685. Л. 123–126.



384

Там же. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 664. Л. 104–105; Д. 685. Л. 137–140; 151–155; Д. 677. Л. 21–22.



385

РГВА. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 684. Л. 212; Д. 685. Л. 131–133; Пограничные войска СССР. 1939 — июнь 1941. С. 434.



386

Красная Армия за год до фашистской агрессии//Военно-исторический журнал. 1996. № 4. С. 22–23.



387

РГВА. Ф. 9. Оп. 29. Д. 572. Л. 63–69, 98-103.



388

Там же. Ф. 37977. Оп. 1. Д. 664. Л. 93-100



389

Там же. Д. 684. Л. 219,232; Д. 687. Л. 125.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке