Германия-Румыния-РСФСР

Тем временем изменилась ситуация на Украине и на начавшихся 9 (22) декабря 1917 г. переговорах о мире в Брест-Литовске, в ходе которых выяснилось, что общие декларации об отказе от аннексий и контрибуций никого не интересуют.[58] Делегация Четверного союза настаивала на передаче 150 тыс. кв. км российских западных земель. Столь откровенно аннексионистская программа вынуждала советское правительство тянуть время. По требованию делегации Четверного союза 28 декабря (10 января 1918 г.) представители УНР были допущены на переговоры в Брест-Литовске. 20 декабря 1917 г. (2 января 1918 г.) СНК предложил Центральной раде начать переговоры об урегулировании отношений, которые так и не состоялись, поскольку Германия решила сыграть на противоречиях Петрограда и Киева. 11 (24) января 1918 г. УНР объявила о своей независимости, которая была тут же признана Германией. В итоге 27 января (9 февраля) был подписан мирный договор УНР со странами Четверного союза, согласно которому Киев получал Холмщину и должен был в первой половине 1918 г. поставить в Германию и Австро-Венгрию 60 млн пудов хлеба, 2 750 тыс. пудов мяса, 400 млн штук яиц и другие сельскохозяйственные товары и промышленное сырье. Заключив договор с УНР, Германия вечером того же дня выдвинула ультиматум о подписании советской делегацией предложенного ей мирного договора.

В ответ на вечернем заседании 28 января (10 февраля) глава делегации Л. Д. Троцкий заявил, что Россия прекращает войну, но мира не подпишет, а армию демобилизует. Поначалу создалось впечатление, что страны Четверного союза молчаливо согласятся с этой советской формулой. Советская делегация покинула Брест-Литовск, а ставка главковерха отдала приказ о демобилизации армии. Однако расширение Гражданской войны на Украине и неудачи войск УНР привели к тому, что Центральная рада 30 января (12 февраля) обратилась за поддержкой к Германии. В этих условиях 18 февраля германские войска возобновили наступление по всему фронту.[59] 24–28 февраля в наступление перешли и австро-венгерские войска, оккупировавшие в тот же день Новоселицу и Хотин. Вскоре они заняли станцию Окница, где вступили в контакт с румынскими войсками. По соглашению, заключенному между румынским и австро-германским командованием, северная часть Бессарабии (Хотинский и часть Сорокского уезда) была оккупирована австро-германскими войсками. Соответственно, генерал Скина получил приказ не занимать эту территорию и оставить в распоряжении австро-германской армии железную дорогу Черновицы-Новоселица-Окница-Могилев-Подольский. Через север Бессарабии на Киев двинулись войска 25-го армейского корпуса австро-германских войск, через центральные районы на Рыбницу, Бирзулу и Одессу — 27-го австро-венгерского корпуса, а через Бендеры на Одессу — 52-го германского армейского корпуса.

В итоге советскому правительству пришлось 3 марта 1918 г. подписать в Брест-Литовске мирный договор, предложенный ей странами Четверного союза. Согласно договору РСФСР признавала независимость Финляндии и УНР и должна была вывести свои войска с их территории, а также из Эстляндии и Лифляндии. Западная граница Советской России устанавливалась по линии Рига — Двинск — Друя — Дрисвяты — Михалишки-Дзевинишки — Докудова — р. Неман — р. Зельвянка — Пружаны — Видомль.[60] Антанта не признала этого договора, и 6 марта 1918 г. английские войска высадились в Мурманске. К 3 марта германо-австрийские войска на Украине продвинулись до линии Каменец-Подольск — Винница — Черкассы — Киев и продолжали наступление.

Пока румынские войска продолжали захват Бессарабии, Румыния вела переговоры со странами Четверного союза о мире. Имея почти 700-тысячную армию, состоявшую из 15 пехотных, 2 кавалерийских и 4 резервных дивизий, Румыния 15 (28) января 1918 г. сообщила странам Антанты о возможности заключения сепаратного мира. Естественно, союзники 20 января (2 февраля) уведомили ее о своей уверенности, что Румыния будет продолжать борьбу с общим врагом. 25 января (7 февраля) командующий германо-австрийскими войсками фельдмаршал А. Макензен потребовал от румынского правительства в четырехдневный срок сообщить о готовности вступить в переговоры о мире. В Яссах 26 января (8 февраля) было создано правительство генерала А. Авереску, а 1 (14) февраля в Бухаресте начались переговоры о мире. 18 февраля при личной встрече с Макензеном Авереску получил заверения в том, что румынскому королю ничто не угрожает, а Румыния сможет сохранить свои войска в Бессарабии. Одновременно румынской стороне были переданы предварительные условия мирных переговоров: 1. Не возобновлять войны со странами Четверного союза. 2. Уволить из румынской армии антантовских офицеров и принять германского офицера связи в румынском Генштабе. 3. Поддерживать вывоз сельскохозяйственных продуктов с Украины. 4. «Вся румынская армия получает свободу рук для операций против большевиков или против Петроградского правительства до тех пор, пока последнее не подпишет мира с центральными державами и Румынией. Она будет поддержана, если это станет необходимым с военной точки зрения, подразделениями союзных правительств».[61]

24 февраля состоялась первая официальная встреча делегаций сторон. Пытаясь добиться смягчения условий соглашения, румынская сторона ссылалась на то, что «историческое призвание румынского народа состоит и будет состоять в том, чтобы оставаться естественным валом между Карпатами и устьями Дуная против славянства». Кроме того, румыны указали на то, что Бессарабия не может быть компенсацией за Добруджу, поскольку Румыния лишается выхода к морю. Но подобные заявления, конечно же, не повлияли на позицию делегации Четверного союза, которая потребовала от короля Фердинанда назначения прогермански настроенного А. Маргиломана премьер-министром ясского правительства. Однако пока румынское руководство решало, что делать дальше, истек срок германского ультиматума, и германское командование 28 февраля заявило о прекращении перемирия. Правда, оно согласилось продлить его на сутки, если Румыния согласится на немедленную демобилизацию 8 своих дивизий и на пропуск через Молдавию и Бессарабию германо-австрийских войск на Украину.

В ответ румынская сторона 1 марта заявила о согласии на переговоры на основе взаимных уступок, но германская сторона выдвинула новый ультиматум, потребовав от Румынии до 12.00 2 марта безоговорочно принять все условия стран Четверного союза. В противном случае военные действия будут возобновлены. Поскольку положительный румынский ответ был получен позднее указанного срока, германская сторона 3 марта заявила о возобновлении военных действий, но, учитывая уже полученное согласие Румынии, страны Четверного союза потребовали до 12.00 5 марта подписать прелиминарный договор, новое соглашение о перемирии и окончательный договор на условиях Четверного союза. В итоге 5 марта 1918 г. в Буфте под Бухарестом был подписан прелиминарный договор между Румынией и странами Четверного союза, согласно которому:

1. Румыния уступала Четверному союзу Добруджу.

2. Державы Четверного союза обязывались предоставить Румынии торговый выход к Черному морю через Констанцу.

3. Румыния в целом соглашалась на австро-венгерские требования исправления австро-венгерско-румынской границы.

4. Румыния признала экономические требования.

5. Румыния обязалась немедленно демобилизовать 8 дивизий и поручить проведение демобилизации румынскому и германскому командованию. Остальная румынская армия подлежала демобилизации после восстановления русско-румынского мира.

6. Румыния согласилась на немедленный вывод своих войск с австро-венгерской территории.

7. Румынское правительство обязалось всеми силами поддержать перевозку войск держав Четверного союза через Молдавию и Бессарабию в Одессу.

8. Румыния обязалась уволить всех находившихся на румынской службе офицеров Антанты.

9. Договор вступал в силу немедленно. Не позднее 14 дней Румыния обязана заключить окончательный мирный договор.

Тем временем успешное продвижение советских войск по Украине, образование в Одессе Верховной коллегии по борьбе с румынской и бессарабской контрреволюцией, в руках которой СНК РСФСР сосредоточил все вопросы внешней политики Одесского района, и прибытие в Одессу Х. Г. Раковского «с задачей погнать румынские контрреволюционные силы из Бессарабии и вызвать революционное движение в Румынии»,[62] привело к тому, что 15 февраля переговоры с румынами были прерваны. Румынской стороне был предъявлен ультиматум о немедленной эвакуации из Бессарабии румынских войск, о выдаче всего захваченного ими русского военного имущества, о разгоне русских и прочих национальных контрреволюционных отрядов, о выдаче генерала Щербачева, о наказании виновников убийств и расстрелов русских военнослужащих. В противном случае, указывалось в документе, будут открыты военные действия «для защиты русской революции».[63]

16 февраля военные действия возобновились. Однако попытка красной черноморско-дунайской флотилии прорваться в устье Дуная у Вилково, как и попытка советских войск овладеть Бендерами, окончилась неудачей. Румынская попытка обойти Тирасполь с юга привела к боям у Каркмазы и Паленке. 17 февраля СНК РСФСР передал в распоряжение Верховной коллегии по борьбе с румынской и бессарабской контрреволюцией Северную армию М. А. Муравьева, которая перебрасывалась из Киева в Одессу по железной дороге. 19 февраля Муравьев вступил «в главное командование над революционными войсками, действующими против Румынии», решив наступать на Яссы с трех направлений: от Могилева-Подольского, от Рыбницы и от Бендер. 20 февраля приказом советского командования Румынского фронта левобережье Днестра до линии Ташлык-Веселый Кут, Раздельная-Одесса, а также Бендерский и Аккерманский уезды Бессарабии объявлялись на военном положении. 21 февраля все советские войска, находившиеся на территории от Галаца до Севастополя, были объединены в 3-ю революционную армию под командованием П. С. Лазарева.

26 февраля между Рыбницей и Слободкой войска подходившей от Киева армии П. В. Егорова столкнулись с румынским отрядом, форсировавшим Днестр, и комбинированным ударом разгромили его. 28 февраля «на Рыбницком направлении революционные войска лихим ударом заняли правый берег Днестра, опрокинули румынских оккупантов и продвинулись на 15 верст; захватили 18 действующих орудий, большое число пулеметов» и освободили Резину, Шолданешты и другие села.[64] Однако занятие 3 марта Жмеринки австро-венгерскими и украинскими войсками вынудило советские отряды отступить за Днестр. На юге Бессарабии попытка румын форсировать Днестр 1 марта у с. Троицкого была отбита с помощью местного населения, но и советские части отошли за Днестр, оставив 8 марта Аккерман.[65] Общие потери румынских войск в ходе военных действий в январе — марте 1918 г. составили 488 человек (убито — 25, ранено — 312, пропало без вести — 151).[66]

Сложное положение Румынии на переговорах со странами Четверного союза, неудачи румынской армии на Днестре и необходимость выиграть время привели к тому, что румынское руководство решило пойти на переговоры с советскими представителями. Кроме того, советскими властями в Одессе были арестованы находящиеся в городе румынские политические и военные деятели, которых румынское правительство стремилось вернуть в Румынию. Со своей стороны, советские представители, полагавшие, что «обстоятельства складывались благоприятно для нас: революционное брожение в Румынии, всеобщее возмущение бессарабского населения, в особенности крестьян, против румынской оккупации, нежелание румынских солдат сражаться и малочисленность румынских сил в Бессарабии», вынуждены были из-за «катастрофического положения вследствие австро-германо-украинского наступления» тоже согласиться на переговоры.

В этих условиях дипломатические представители Антанты в Яссах 21 февраля поручили итальянскому посланнику в Румынии К. Фашиотти направить советскому правительству официальную ноту от их имени, которая гласила, что интервенция в Бессарабии «представляет военную операцию без какого-либо политического характера, предпринятую, несомненно, с гуманитарной целью — гарантировать снабжение провиантом русских и румынских войск и гражданского населения», и предложили румынскому командованию и советским властям начать в Одессе при их посредничестве переговоры.

24 февраля СНК Одесской области сообщил представителям военных союзных миссий в Одессе свои условия:

1. Румынское правительство сделает формальное заявление, что румынская армия очистит Бессарабию, и в первую очередь Бендеры и Жебрианы; что оккупационная румынская армия будет в течение двух месяцев сокращена до 10 тыс. человек, которые будут заниматься охраной румынских складов и железнодорожных путей сообщения; что полицейская охрана в городах и местечках перейдет в руки милиции из местных жителей; что по мере эвакуации румынских войск их место займут «русские военные силы»; что румынское командование откажется от всякого вмешательства во внутреннюю политическую жизнь Бессарабии и не будет производить арестов и выполнять функции, принадлежащие местным выборным властям. «Румыния обязуется не предпринимать военных или других враждебных действий и не поддерживать таковые по отношению к Российской Федерации Советов».

2. Весь остаток продуктов в Бессарабии после удовлетворения нужд местного населения и военных русских частей будет предназначаться исключительно для Румынии.

3. Будет образована комиссия из представителей России, Румынии, Франции, Англии и Соединенных Штатов для разрешения всех спорных вопросов между русскими и румынами. В случае отступления румынской армии на русскую территорию «она там найдет убежище и продовольствие». Если же начнутся параллельные действия против Четверного союза, то будет установлен «непосредственный контакт между Высшим военным командованием русской советской армии и румынским командованием».[67]

Румынская сторона в целом приняла это советское предложение, но внесла в него некоторые изменения. Пожелания румынского правительства сводились к следующему:

1. Все статьи вышеприведенного предложения приняты, исключая условие, помещенное в статье 1, требующее немедленной эвакуации Бендер.

2. Румынское правительство предлагало произвести полный обмен «всех русских пленных в Румынии на румын, находящихся в России», и освободить всех русских, интернированных в Румынии, а румын — в России.

3. Предложение о создании международной комиссии принималось, но из нее исключались русские и румыны. Комиссии должны были действовать в Одессе, Киеве, Москве, Петрограде, Яссах и Галаце.

4. Румынское правительство требовало возвращения всех фондов и продовольствия, забранных у межсоюзных закупочных комиссий в России, и направления продовольствия в Румынию. Оно также добивалось разрешения союзным закупочным комиссиям продолжать в России закупку для румынского населения продовольствия, которое нельзя было закупить в Бессарабии.

Советская сторона согласилась с этими предложениями, и 5 марта 1918 г. в Одессе была подписана следующая декларация: «Условия Правительства Румынии, вносящие некоторые изменения в наши мирные предложения, приняты. С момента подтверждения Румынским Правительством получения настоящего документа мы будем считать, что мир между Россией и Румынией восстановлен».[68] Вместе с советскими представителями декларацию подписал действовавший в качестве посредника полковник канадской армии Д. В. Бойль, который вместе с капитаном Хиллом по поручению румынского посла в Петрограде смог в ноябре 1917 г. вывезти из Москвы в Яссы часть румынского золотого фонда.[69] Кроме того, в тот же день был подписан протокол: «Высшая Автономная Коллегия, Румчерод, Совет Народных Комиссаров Одесской области, Исполнительный Комитет Советов объявляют, что считают военный конфликт между Россией и Румынией улаженным на основе условий, предложенных нами в нашем ответе от 24 февраля 1918 года, и на основе изменений, внесенных Румынским Правительством, согласно декларации, подписанной ген. Авереску — Председателем Совета Министров Румынского Королевства. Мы в то же самое время принимаем к сведению декларацию г-на полковника Бойля, что обмен русских пленных на румынских распространяется на всех пленных без исключения, в силу чего мы и подписываем настоящий протокол».

В тот же день румынское правительство в Яссах подписало «Соглашение между Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой и Румынией», в котором обязалось «очистить Бессарабию в течение двух месяцев» и содержались все условия, указанные выше. 8 марта соглашение было через посредников передано советской стороне, и 9 марта советские представители также подписали его. Согласно телеграмме Авереску от 8 марта, «Румынское Правительство принимает во внимание коллективную декларацию Высшей Автономной Коллегии, Румчерода, Совета Народных Комиссаров Одесской области, Исполнительного Комитета Советов и Высшего командования революционной армией южно-русского фронта от 5 марта 1918 г. и считает с сегодняшнего дня конфликт улаженным».[70] Соответственно, 12 марта советские войска на Днестре получили приказ прекратить военные действия и ожидать ухода румынских войск из Бессарабии.

Договор имел большое значение для Советской России, так как являлся вторым после Брест-Литовского договора международным актом, в котором она была признана как суверенная держава, и первым договором со страной, входившей в Антанту. Объясняя свое решение подписать договор с РСФСР, Авереску в июне 1918 г. говорил в парламенте: «Россия больна, без сомнения, она очень больна, но Россия не исчезла, и она выздровеет. Нам, маленькой державе, не пристало пользоваться этим состоянием паралича, в котором находится сосед». Однако, по мнению министра иностранных дел М. Ариона, Авереску просто боялся России, но она «не возродится снова», а большевиков не следует бояться.

Захват Украины германо-австрийскими войсками создал перевес на стороне румынских интервентов в Бессарабии. Оккупация германо-австрийскими войсками левобережья Днестра и занятие 14–15 марта 1918 г. Одессы отрезало Бессарабию от РСФСР. Советские войска, красногвардейские и партизанские отряды вынуждены были отступить.[71] В этих условиях Румыния не собиралась выполнять договор, заключенный 5–9 марта 1918 г., а предпринимала дальнейшие шаги к закреплению этого края за собой. Из всего советско-румынского договора был выполнен лишь пункт об обмене пленными и интернированными. 19–24 марта 1918 г. в Сулине 92 румынских сенатора, депутата парламента и офицера были обменены на 73 офицеров и солдат русской армии из румынских лагерей. Как вспоминал позднее бывший выборный командующий 4-й армией И. Кондурушкин, «достаточно было взглянуть при нашем обмене в Сулине на румынских сенаторов, привезенных из России: круглые сдобные морды, цилиндры, тросточки, манишки, горы багажа, и сравнить с ними нас: грязные, оборванные, обовшивевшие, обросшие волосами, обобранные до последней лишней пары солдатских портянок, три месяца не видевшие бани и свежего белья, чтобы сказать: „Какие звери большевики и какие просвещенные европейцы румынские бояре!“»[72]


Примечания:



5

Московские новости. 2003. № 24. С. 14.



6

Виноградов В. Н. Румыния в годы первой мировой войны. М., 1969. С. 216–217.



7

Зайончковский А. Мировая война 1914–1918 гг. М., 1938. Т. 2: Кампания 1916–1918 гг. С. 135–136.



58

ДМИСПО. Т. 1. С. 192–194; ДВП. Т. 1. С. 59–61.



59

Фельштинский Ю. Крушение мировой революции. Брестский мир: Октябрь 1917 — ноябрь 1918. М., 1992. С. 225–257.



60

ДВП. Т. 1. С. 119–204, 437–453; Савченко В. Н. Восточнославянско-польское пограничье 1918–1921 гг. (Этносоциальная ситуация и государственно-политическое размежевание). М., 1995. С. 95—102.



61

Нотович Ф. И. Бухарестский мир 1918 г. М., 1959. С. 136–137.



62

Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 25.



63

Советские Россия — Украина и Румыния. С. 19.



64

Дектерев Л. Указ. соч. С. 65; Мельник С. К. Указ. соч. С. 98; Березняков Н. В. Указ. соч. С. 137.



65

Дектерев Л. Указ. соч. С. 42–43; За власть Советскую. С. 85–86; Борьба трудящихся украинских Придунайских земель… С. 23–24,26.



66

Stanescu M. C. Op. cit. P. 125.



67

Советские Россия — Украина и Румыния. С. 21–22; ДВП. Т. 1. С. 114; Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 22–24.



68

Советские Россия — Украина и Румыния. С. 23; ДВП. Т. 1. С. 206–207; Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 26.



69

Манусевич А. Указ. соч. С. 86.



70

Советские Россия — Украина и Румыния. С. 23; ДВП. Т. 1. С. 207; Советско-румынские отношения. Т. 1. С. 26



71

Ройтман Н. Д. Из истории борьбы с австро-германскими интервентами на Одесском направлении (март 1918 г.)//Из истории революционного движения и социалистического строительства в Молдавии. Кишинев. 1963. С. 80–94; Петров В. И. Отражение Страной Советов нашествия германского империализма в 1918 году. М., 1980. С. 173–176.



72

Виноградов В. Н. Указ. соч. С. 274.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке