Бои на Украине и в Венгрии

В ноябре 1918 г. военно-политическая ситуация на юге России существенно изменилась в связи с поражением Германии и окончанием Первой мировой войны. Отвод германских войск с Украины привел, с одной стороны, к созданию 13 ноября нового правительства (Директории) УНР, перебравшегося с 14 декабря в Киев, а с другой — к изданию 29 ноября находящимся в Курске правительством УССР декрета о восстановлении на Украине советской власти.[96]

8 то же время, 16–23 ноября 1918 г., в Яссах состоялось совещание представителей Англии, Франции, Италии, США, Румынии, «Сфатул Цэрий», УНР и ряда антибольшевистских русских общественно-политических деятелей, которые обратились к союзникам с призывом прислать антантовские войска на юг России. 21 ноября союзники решили поддержать УНР против большевиков, занять Одессу, Севастополь, Киев и Харьков. Соответственно, уже 25 ноября английские корабли прибыли в Севастополь, а 27 ноября французские — в Одессу. 27 ноября УНР просила Антанту направить в Киев их представителей и войска в Киев и Одессу и оккупировать связывающую их железную дорогу. Румынское руководство было готово передать местным формированиям Добровольческой армии 188 орудий, 900 пулеметов, 120 тыс. винтовок, боеприпасы и другое снаряжение бывшего русского Румынского фронта.[97]

9 декабря были определены цели интервенции Антанты: обеспечить защиту своих интересов и избавить Украину от действий большевистских сил с севера. Для этого следовало захватить базы на Черном море и продвинуться от них и из Бессарабии в бассейны Днепра и Дона. 17 декабря в Одессе высадилась французская пехотная дивизия. С 20 января 1919 г. в порты Черного моря стали прибывать греческие войска. Тем временем к началу января 1919 г. войска советского Украинского фронта вступили в Харьков и вышли на подступы к Чернигову, Конотопу, Сумам, Ахтырке, Мерефе, Змиеву и Купянску. 12 января были заняты Чернигов и Бахмач, 19 января — Полтава, 26 января — Екатеринослав. 16 января УНР объявила войну РСФСР, но местное население с большим энтузиазмом приветствовало Красную армию.[98]

Военно-политические изменения на Украине усилили надежды бессарабского населения на скорое освобождение. Различные подпольные группы стали готовиться к выступлению против румынских оккупантов. Наиболее значительным событием в это время стало восстание в районе Хотина. В ночь на 19 января партизанский отряд под командованием Г. Барбуца с 5 орудиями и 30 пулеметами переправился через Днестр и занял находящееся севернее Хотина местечко Атаки, разгромив стоявшую там румынскую часть. Местное население стихийно выступило на поддержку партизан. В первые дни восстания повстанцы заняли большую часть уезда, а 23 января освободили от румын Хотин. Однако разногласия в созданной для руководства восстанием Директории привели к тому, что по большей части восстание так и осталось неорганизованным. Большая часть членов Директории выступала за создание Народно-демократической республики Малой Буковины, входившей бы на правах автономии в УНР. 22 января Директория обратилась с нотой к Англии, Франции, Италии, Германии, США, Австрии, УНР и РСФСР, в которой «от имени всего пострадавшего бессарабского народа» доводила «до сведения Вашего правительства и народа, что румынское правительство произвело над всем бессарабским народом небывалое насилие. Сбросив с себя наравне с остальными народами иго царизма, Бессарабия почувствовала, что и для нее засиял луч свободы. Но в то время, когда свобода сделалась неотъемлемым достоянием всех народов, когда оставалось воспользоваться плодами свободы, соседнее Бессарабии империалистическое государство Румыния наложило на Бессарабию тяжелое иго, присоединив ее к себе, по выражению правительства Румынии, „на вечные времена“, не имея на это абсолютно никакого права и основания, и помимо воли бессарабского народа. Это иго в настоящее время скидывается самим народом…» Директория просила эти страны помочь бессарабскому народу «провести у себя референдум и только тогда, когда воля народа выяснится, присоединиться к тому или другому народу государства».[99]

В качестве связного с европейскими странами был использован прибывший 22 января в Хотин старший лейтенант английского флота М. Макларен, который был привлечен повстанцами к расследованию злодеяний румынских войск в селе Недобоуцы. Ознакомившись с ситуацией на месте, Макларен заявил: «Теперь я вижу и могу засвидетельствовать, как население присоединилось к Румынии и что оно вынесло, если решилось восстать». Естественно, 8-я пехотная и 1-я кавалерийская дивизии были брошены против повстанцев. Согласовав ситуацию с правительством УНР, румынское командование 27 января начало наступление на Хотин. Войска разрушали и сжигали села, расстреливали всех подозрительных или способных носить оружие. Хотинское восстание имело значительный резонанс в Европе и вызвало определенные опасения в Бухаресте. Много позже И. Антонеску вспоминал эту ситуацию: «В 1919 году мы чуть было не потеряли Бессарабию по вине генерала Давидоглу, который уничтожил семь сел и умертвил массу народа. Известно, что по этой причине мирная конференция в Париже занялась пересмотром бессарабского вопроса, чтобы не дать нам Бессарабии, потому что мы дикари». 1 февраля румынские войска вновь захватили Хотин. В ходе подавления восстания в той или иной степени пострадали 15 тыс. человек, из них, по официальным румынским данным, свыше 5 тыс. погибли. Более 54 тыс. местных жителей бежали на левобережье Днестра.[100] Потери румынских войск составили 369 человек (убито — 159, ранено — 93, пропало без вести — 117).[101]

Тем временем советские войска Украинского фронта продолжали наступление к Днестру. 1 февраля украинская Красная армия вступила в Кременчуг и Бровары, 5 февраля — в Киев, 7 февраля — в Елисаветград, 10 февраля — в Черкассы, 20 февраля — в Фастов. Правда, это быстрое продвижение войск Украинского фронта в сторону Одессы и Тирасполя оказалось совершенно неожиданным для советского командования. Оказалось, что противостоящие советским частям войска УНР не готовы к реальным боям. Они частично перешли на сторону Красной армии, а частично разошлись по домам. Так, отряд атамана Н. А. Григорьева 2 февраля перешел на сторону советских войск, был переформирован в 1-ю бригаду Заднепровской дивизии и оказался основной силой, наступавшей в направлении черноморского побережья. Оборонявшиеся в этом районе отряды французской, греческой, польской и Добровольческой армий примерно в 12 тыс. человек оказались в определенной степени распропагандированы местными большевиками. Более того, Франция вообще была склонна вывести свои войска, составлявшие основную силу на юге России, на родину.

14 марта 1919 г. командующий Украинским фронтом В. А. Антонов-Овсеенко поставил перед войсками Киевской группы войск задачу «ускорить ликвидацию петлюровских банд и выйти к Днестру, занять Могилев, операции к востоку развивать до линии Каменец-Подольска. 2-ю дивизию сосредоточить {в районе} Рыбница-Балта-Ольгополь. Желательно не допустить разрушения пути Жмеринка-Балта для спешной переброски кавбригады к Балте. Северную часть Бессарабии сорганизовать для прикрытия переправы на Днестре и последующего удара на Кишинев. О последнем будет особый приказ». 17 марта командующий Украинским фронтом своим приказом № 405 сообщал своим войскам: «Решено наступать на Одессу. Киевской группе — заслон со стороны Галиции, выход к Днестру, занятие переправ от Могилева до Рыбницы включительно. Организация восстания в Бессарабии — заслон от Румынии. Удар сильной группой {на} Кишинев-Бендеры-Тирасполь. Харьковской группе — сосредоточиться Голты-Вознесенск, удар на Одессу под прикрытием частей, занимающих Христиновку-Умань, наступающих {на} Зятьковцы».[102]

7 марта 1919 г. советские войска вступили в Бердичев и Казатин, 10 марта — в Херсон, 14 марта — в Николаев, 15 марта — в Житомир и Умань, 18 марта — в Винницу, 20 марта — в Жмеринку, 30 марта — в Вапнярку. К концу марта 1919 г. линия Украинского фронта, в составе которого насчитывалось 88,7 тыс. человек (из них около 40 тыс. штыков и сабель), возросла с 550 км до 1000 км. К вечеру 30 марта 1919 г. на фронте Новая Ушица-Могилев-Подольский-Ямполь была развернута 1-я отдельная Бессарабская бригада, переданная 24 апреля в состав 1-й Украинской Советской армии.[103]

Тем временем 26 февраля 1919 г. Верховный совет Антанты решил создать между Венгрией и Румынией нейтральную зону от Закарпатья до Дуная. Однако у Антанты не оказалось войск, которые можно было бы туда направить, поэтому 16 марта было решено, что из Закарпатья будут выведены венгерские части, а туда вступят чешские и румынские войска. 20 марта нота с требованием в 24 часа сообщить о согласии на вывод войск была передана в Будапешт. Венгерское правительство подало в отставку, и 21 марта Социал-демократическая и Коммунистическая партии Венгрии создали коалиционное правительство, которое провозгласило Советскую республику. Антанта не имела войск, которые можно было бы послать в Венгрию, тогда как Румыния располагала армией почти в 200 тыс. человек, сведенных в 18 пехотных и 2 кавалерийские дивизии, из которых 4 пехотные дивизии находились в Трансильвании, а 3 пехотные и 2 кавалерийские — в Бессарабии. Поэтому 22 марта Англия заявила Румынии, что готова помочь со снабжением 100-тысячной армии. Франция поддержала эту идею и обещала Бухаресту помощь французского экспедиционного корпуса и войск Чехословакии. В этих условиях румынское руководство увидело свой шанс добиться в Париже реализации своих территориальных притязаний. Уже 16 апреля румынские войска двинулись на запад и к 3 мая вышли на р. Тису от Карпат до Сегеда, занятого французскими частями. Венгерское правительство обратилось за поддержкой в Москву.

Еще 21 марта главнокомандующий советскими войсками И. И. Вацетис указал командующему Украинским фронтом: «В последние недели ваши войсковые части автоматически двигаются по линии наименьшего сопротивления в южном и юго-западном направлении, на что вы расходуете последние резервы», и это в условиях, когда в Донбассе «началось генеральное сражение, от исхода которого зависит наше господство на юге». Получив сведения о провозглашении Венгерской советской республики, 23 марта Вацетис предложил советскому правительству «в случае вашего одобрения» сообщить в Будапешт план совместных военных действий: «1. Установить общий фронт между Венгрией и РСФСР через Буковину. 2. Двинуть из Буковины венгерские советские войска в тыл петлюровским войскам, наступающим из Галиции на Киев». 26 марта главком потребовал от Антонова-Овсеенко «приостановить развитие действий в направлении к румынской границе, а равно и к берегам Черного моря, перебросить оттуда все лишние войска против войск Петлюры» для их окончательного разгрома. «Ваше продвижение в западном направлении необходимо довести до границ юго-восточной Галиции и Буковины. Последнее необходимо для того, чтобы установить нам непосредственную тесную связь с советскими войсками Венгрии». 27 марта командующий Украинским фронтом сообщил главкому, что наступление «остановить не могу, так как Одесса уже почти взята и туда направлены специальные южные формирования».[104]

В марте 1919 г. войска наступающего Украинского фронта были реорганизованы: в его составе создавались Киевская, Одесская и Харьковская группы войск. 7 апреля в состав Одесской группы войск (командующий Н. А. Худяков) входили отдельная бригада Богунского, Южная бригада Богуна, бригада Пешехонова, 1-й сводный полк, 15-й Украинский советский полк, две батареи 2-й отдельной бригады, 1-я бригада Заднепровской дивизии Григорьева, кавполк особого назначения Беспалова и Вознесенский полк. Перед войсками группы ставилась задача «продолжать преследование отступающего противника на Бессарабию и вытеснить его за Днестровский лиман». Приказом Антонова-Овсеенко № 47 от 15 апреля Одесская группа войск переформировывалась в 3-ю Украинскую Советскую армию в составе 1-й бригады Заднепровской дивизии, бригады Богунского, кавалерийского дивизиона Попова, бессарабских повстанческих частей и 5-го кавполка, которые следовало свести в 5-ю и 6-ю украинские стрелковые дивизии.[105]

2 апреля в оперативной сводке войск Харьковского направления указывалось, что «в Одесском направлении впервые замечены румыны, пробовавшие наступать при поддержке своей артиллерии и двух танков, но были отбиты». Тем временем франко-греческие войска были эвакуированы из Одессы, и 6 апреля части Григорьева вступили в город. 7 апреля Антонов-Овсеенко приказал наступающим к Одессе и Крыму войскам: «Ваша задача — оборона и закрепление побережья, захват линии Днестра до Рыбницы включительно. {…} Остальные части сведите в дивизию, кроме Григорьева. Григорьева направить в распоряжение Дыбенко с тремя полками для расчистки Крыма. Последнее, если не встретится препятствий к занятию линии Днестра».[106] 8 апреля юго-западнее Одессы на ст. Выгода шли бои с румынскими войсками, отходившими к лиману. Сводка от 8 апреля сообщала, что «французские пехотные части, оставив Одессу, походным порядком отступают на Аккерман. Суда противника, выйдя из порта, стоят на дальнем рейде. Орудия направлены на город». 12 апреля советские войска вновь заняли отбитый у них ненадолго войсками УНР Житомир, а 17 апреля вступили в Каменец-Подольск. 18 апреля советские войска заняли Раздельную, Тирасполь, Овидиополь, 20 апреля — Дубоссары, 23 апреля — Маяки, обеспечив бесперебойное снабжение Одессы водой.

Тем временем в штабе Украинского фронта разрабатывался план операции против Румынии. Еще 6 апреля была подготовлена оперативная записка, в которой указывалось, что «в силу политических и социальных условий Румынское королевство является противником Советской Украинской республики. Венгрия в данный момент наш союзник и предлагает свои военные силы для борьбы против капиталистических государств. Нам дана задача: Вторгнуться в пределы Румынии, опираясь правым своим флангом к Венгрии и тесня румын к морю». Для выполнения этой задачи советские войска должны прежде всего выйти на Днестр от Каменец-Подольска до Черного моря. «Для наступления вторжения в Румынию» создаются четыре группы. Первая группа должна занять Буковину, вторая — наступать от Могилева-Подольского на Окницу и Бельцы, «откуда по шоссе сразу широким фронтом развернуть наступление на Яссы». Третья группа из района Рыбница-Дубоссары-Тирасполь, переправившись через Днестр, «занимает линию Яссы-Кишинев и главный город русской Бессарабии — Кишинев». Четвертая группа из района Раздельная-Одесса, переправившись через Днестр в Тирасполе, Овидиополе, Аккермане и «поддерживая группу Рыбница-Бельцы занятием Кишинева, развивает наступление вдоль железной дороги на Лейпцигскую и из ст. Новокаушаны на ст. Кагальник для связи с группой, наступающей от Аккермана на Гуру Чилингидер и бассейн р. Чилингидер {Челегидер}. К указанному периоду все группы должны быть на линии Сучава-Фольтически {Фэльтичени}-Яссы-Кишинев-Лейпцигская-Бриен, Гура Чилингидер-Жебряны {Жебрияны} на берегу Черного моря».

По окончании этого наступления Красная армия соединяется с войсками Советской Венгрии, которые будут наступать через Кырлибаба и Кымпулунг-Молдовенеск на Сучаву-Ботошани. В дальнейшем предполагалось, что «наступлением по линии Яссы-Васлуй-Фокшаны-Рымник-Плоешти-Бухарест, демонстрацией по линии Лейпцигская-Галац-Браилов-Бухарест с выходом на Дунай с совместным ударом венгерских советских войск по линии Кронштадт {Брашов}-Плоешти-Бухарест и демонстрацией флота у Костенджи {Констанцы} будет нанесен такой решительный удар Румынскому королевству, что оно треснет по всем швам». Украинские и венгерские советские войска берут Бухарест, бессарабские войска занимают Галац, Болград, Рени и Измаил. В результате «вся территория Бессарабии в ее прежних государственных границах должна быть очищена от румынских войск».[107]

Был подготовлен проект оперативного приказа для 3-й Украинской Советской армии, от которой требовалось: «Совершив переправу у Дубоссар через р. Днестр с одновременной демонстрацией у Бендер и Аккермана, прикрываясь фланговым движением к Яссам, держа связь с наступающими повстанцами в северной части Бессарабии и Молдавии, занять Кишинев и, наступая вглубь Бессарабии, постепенным движением от Кишинева к югу взять во фланг противника, сопротивляющегося у Бендер-Аккермана, и оттеснить его к Черному морю и Дунаю. Выйдя на соединение с нашими северными частями, наступающими вглубь Бессарабии, занять Фальчи {Фэлчиу}, переправу на Пруте и в дальнейшем занять Фокшаны и Южную Румынию, где войти в связь с советскими войсками Болгарии».[108]

Согласно более подробной записке войска 3-й армии должны были произвести демонстративные действия на Днестре у Криулян, Григориополя, Бендер, Чебручей и Аккермана. Переправиться через реку следовало у Бодулуй-Воды (Вадулуй-Воды), откуда войска двинутся к Кишиневу. Заняв город, «главные силы должны продолжать наступление на переправу через Прут у местечка Леово» и «одновременно, выслав вспомогательную колонну на Яссы… занять его.

II. Заняв Леово и Цыганка, переправиться через Прут и занять Фальчи {Фэлчиу}.

III. Войскам, производившим демонстрацию у Бендер и у Чебручей, что на Днестре, переправиться через Днестр и, приняв все меры к сохранению моста при наступлении, следовать на ст. Лейпцигская, держа связь с главной колонной по пути их марша, и соединиться с колонной, следующей из Аккермана на Лейпцигскую. Колонне из Овидиополя следовать на Килию и Измаил, охраняя побережье Черного моря от всяких поползновений десанта.

IV. К этому времени занять Фальчи {Фэлчиу}, правой колонне — Яссы, а левому флангу, через Лейпцигскую, — Галац. Побережной колонне — Измаил-Килию-Вилков.

V. Заняв Фальчи {Фэлчиу}, наступать главной колонне через Бурсулы на Бырлад и дальше на Текуч-Фокшаны-Бузю {Бузэу}-Урзичени, переправу через р. Яломица, Бухарест, Журжево {Джурджу} до соединения с болгарскими советскими войсками.

VI. Правой колонне из Яссы наступать на Пашканы и, соединившись с бессарабскими войсками, быть в резерве главной колонны».

21 апреля Вацетис, сообщив СНК РСФСР о вступлении Красной армии в Галицию, запросил правительство о том, «насколько это продвижение допустимо с общей политической точки зрения, какая задача ставится при этом продвижении и какой конечный рубеж должны занять войска».[109] 22 апреля В. И. Ленин ответил, что «продвижение в часть Галиции и Буковины необходимо для связи с Советской Венгрией. Эту задачу надо решать быстрее и прочнее». Перед войсками Украинского фронта ставились две главные задачи: 1) «помочь Донбассу» и 2) «установить прочную связь по железным дорогам с Советской Венгрией». Соответственно, на следующий день Вацетис поставил перед Украинским фронтом задачу соединиться с Венгрией и ускорить помощь войскам Южного фронта.

22 апреля командование 3-й Украинской Советской армии докладывало, что «весь левый берег Днестра от Белочь {в} 20 верстах сев. Рыбница до устья с переправами в наших руках. Петлюровские банды ушли за Днестр, часть их разоружена. Румынские части прорвались в Галицию. 3 румынских монитора обстреливали Овидиополь и берег лимана до Бугаза, разбили и увезли в этом районе все лодки, баржи». Вечером того же дня оперативная сводка армии сообщала: «На фронте без перемен. При отступлении противника нами захвачено под Бендерами 24 орудия, 14 подвижных составов, 8 паровозов, 6 тыс. снарядов, 100 тыс. патронов, 3 тыс. винтовок без замков, 6 автомобилей и много другого имущества». 25 апреля командование 3-й армии сообщало, что «румыны пытаются вступить в переговоры, желая отвлечь нас и сконцентрировать свои силы. В остальном без перемен». «В ночь на 30 апреля противник силой до одного батальона переправился через Днестр и пытался занять деревни Солободзею и Олыхой. Контратакой Плосковцев и кав{алерийского} дивизиона Попова был сброшен в реку».[110]


Примечания:



1

История Молдавской ССР. В 2-х тт. Т. 1: С древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции. Кишинев. 1965; История Молдавской ССР. В 6—ти тт. Т. 1: Первобытнообщинный строй. Переход к классовому обществу. Формирование феодальных отношений. Образование Молдавского государства. Кишинев. 1987; Краткая история Румынии. С древнейших времен до наших дней. М., 1987. С. 5—220; Бессарабия на перекрестке европейской дипломатии: Документы и материалы. М., 1996. С. 5–167; Гросул В. Я. Возвращение на Дунай//Военно-исторический журнал. 2003. № 4. С. 62–67.



9

Лазарев А. М. Молдавская советская государственность и бессарабский вопрос. Кишинев. 1974. С. 127; Дембо В. Бессарабский вопрос. М., 1924. С. 56.



10

Дембо В. Указ. соч. С. 62.



11

Дыков И. Г. Хроника событий в Бессарабии (март 1917 — январь 1918). Кишинев. 1957. С. 24–25; Борьба за власть Советов в Молдавии (март 1917 — март 1918 гг.). Сборник документов и материалов. Кишинев. 1957. С. 38–39.



96

Гражданская война на Украине. 1918–1920. Сборник документов и материалов. В 3-х тт. Киев. 1967. Т. 1. Кн. 1: Освободительная война украинского народа против немецко-австрийских оккупантов. Разгром буржуазно-националистической директории. С. 459–462; ДВП. Т. 1. С. 582–589.



97

Лазарев А. М. Указ. соч. С. 152.



98

Карр Э. История Советской России: Кн. 1: Большевистская революция. 1917–1923. М., 1990. С. 244.



99

Александри Л. Н. Указ. соч. С. 96–97; Борьба трудящихся Молдавии… С. 220–221; Лазарев А. М. Указ. соч. С. 153–154.



100

Александри Л. Н. Указ. соч. С. 70; Борьба трудящихся Молдавии… С. 230–237; Лунгу В. Н. Указ. соч. С. 102–106; Березняков Н. В. Указ. соч. С. 197–204.



101

Stanescu M. C. Op. cit. P. 234.



102

Директивы Главного командования Красной Армии (1917–1920) (далее — Директивы Главного командования). Сборник документов. М. 1969. С. 214–215.



103

РГВА. Ф. 103. Оп. 1. Д. 150. Л. 11; Д. 93. Л. 80–81.



104

Директивы командования фронтов. Т. 2. С. 191–192.



105

Гражданская война на Украине. Т. 1. Кн. 1. С. 734; Кн. 2. С. 342–343.



106

Директивы командования фронтов. Т. 2. С. 193–194.



107

Антонов — Овсеенко В. А. Записки о гражданской войне. Т. 4. М.—Л., 1933. С. 30–33.



108

Там же. С. 33



109

Из истории гражданской войны в СССР. Т. 2. С. 382.



110

РГВА. Ф. 103. Оп. 1. Д. 115. Л. 8–8 об; Ф. 178. Оп. 1. Д. 19. Л. 7.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке