Два друга

Уехали мы с Черемшанки. Прожили там 13 прекрасных лет. Наверно, жизнь там продлила наши с Мишей годы. Когда мы с Мишей вернулись в наш дом в части, он стал часто болеть. У него с фронта простуженные, слабые легкие. А тут начал задыхаться, как рыба на берегу. Стал часто лежать в госпитале. Сначала раз в году, затем 2–3 раза. А потом и вообще без конца вызывали «Скорую помощь».

Потом его положили в госпиталь, сделали пункцию, отнялась нижняя часть тела, обездвижили его. Приехал сын

в отпуск и был с ним в госпитале почти все время, возил к нему меня. Дочка привозила ему гостинцы, уху варила. День рождения у него 21 сентября 1921 года. Мы все в 1999 году приехали к нему в госпиталь, дети, внуки, сын его переодел, приподнял на кровати, выглядел он празднично. Поздравили его все, в том числе и работники госпиталя, выпил он немного коньячку. Он все время просился домой. А без капельницы он уже жить не мог. Оборудовали мы с сыном дома ему место и для капельницы устройство. 29 сентября должен был вернуться внук Миша с Никитой с Севера, от сватов. И мы решили забрать деда из госпиталя. Сын поехал забирать его. Привезли на госпитальной машине, дали солдат, привезли, положили. А он уже и разговаривать почти не мог. Только обрадовался рисунку Саши, который она нарисовала ему на день рождения и повесила на стенку. Ждал он правнука Никиту, названного в честь его отца, но не дождался четыре часа. Умер через два часа, после того как привезли его домой. Приехал Никита, ему было полтора годика тогда, а его родители научили называть свою фамилию «Кетько», он так четко ее говорил, а прадеда порадовать не успел.

Похоронили Мишу со всеми воинскими почестями, рядом с моей мамой. Осталась я одна. Хотя остались мои и Мишины друзья Соколовы.

О них и о нашей дружбе следует рассказать особо. Мы жили и служили бок о бок. Семьи у нас одинаковые. Дети их, Борис и Неля, росли с нашими детьми, как братья с сестрами. Сергей и Борис одно время даже вместе ходили в музыкальную школу учиться играть на аккордеоне, таская инструменты через железную дорогу. Девочки учились на фортепиано, играли в четыре руки. Сергей с Борисом еще играли в футбол и занимались другими мальчишескими делами. Петр Васильевич был тоже рыбак. И часто ездили на рыбалку, но рыбачили втроем: Миша, Петя и я. Галя, когда ездила с нами, готовила нам ужин, кормила, убирала посуду, а мы играли в карты и беседовали. А вот теперь и Петра Васильевича не стало, тоже в госпитале умер, а мы ведь только что отметили ему и мне наши восьмидесятилетия.

Потеряла я двух своих друзей. Нет больше таких соратников для рыбалки, как они.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке