Хозяйство

Где-то в середине 1943 г. до меня стали доходить слухи, что связисты выражают недовольство чрезмерной караульной службой. У нас в подразделении было четыре поста: у штаба, у склада, на конном дворе и в расположении личного состава. Предварительно мы обсудили положение с офицерским составом, а потом я собрал батальон и задал вопрос: «Собственно говоря, от кого мы охраняем склад? Не от самих л и себя?» После обсуждения мы изменили схему караульной службы, оставив пост на конном дворе и у штаба, так, чтобы в поле зрения часового находился пищеблок и землянки личного состава.

В особо сложном положении находился личный состав кабельно-шестовой роты (линейщики). Они были разбросаны по всей дивизии и почти все время находились вне пределов подразделения. Часть людей несла службу при штабе полков, другая часть — на промежуточных станциях, по 2–3 человека на каждой. Поскольку полки находились на расстоянии 7–9 км один от другого, а промежуточные станции на расстоянии 2–3 км, доставлять всем горячее питание не представлялось возможным. Связисты получали сухой паек по норме, сами готовили себе завтраки, обеды и ужины. Сырой картофель они пропускали через терки, получали крахмал и готовили из ягод кисели. Научились разводить костры так, что не было дыма, умели подбирать дрова. На каждой станции была железная печь, топор, пила, лопаты. Одним словом, связисты научились вести хозяйство даже в этих суровых условиях, все у них было: и книги, и лампы.

Работы у связистов было много, поэтому командованию следовало уделять значительное внимание их отдыху и бытовым условиям. На разных должностях в батальоне служило восемь старшин. Этим старшинам вменялось в обязанность строго следить за чистоплотностью людей. Баня и стирка белья для моего заместителя по административно-хозяйственной части были вопросом № 1. Постелью нашим связистам служили либо хвойные ветки, либо сено, накрытые плащ-палатками. Баня устраивалась ровно через десять дней, вне зависимости ни от каких условий. Банные сроки не нарушались даже в период наступательных действий, организатором этого благодатного дела был старшина Паникаровский С. И. В ночное время в комнате ставилось несколько железных печек, воду грели на улице.

В один из таких дней, при наступлении на Прусит, я шел из бани в 3 часа утра. Навстречу командир дивизии Перевозников М. И. Спросил, откуда я иду. Узнав, что из бани, сильно удивился. Дело в том, что начальник АХЧ штаба дивизии, старший лейтенант Белоусенко, не смог организовать баню в походных условиях. Батальон связи проявил гостеприимство, и командир дивизии отлично вымылся.

На юге нашей Родины шли упорные бои, фашисты повсеместно отступали. Мы ощущали в себе какой-то необыкновенный душевный подъем и чувствовали, что скоро и на нашей улице будет праздник. Будем и мы гнать ненавистных врагов. Во всех частях велась усиленная политучеба, личный состав готовили к условиям наступательного боя. Осенью 1943 г. мы собрали хороший урожай картофеля и капусты, заготовили много сена. Это обстоятельство также сыграло в будущем немаловажную роль.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке