Глава 10

Верейская операция

От Боровска — на Верею. Жуков торопит Ефремова. Трудный разговор: Соколовский — Ефремов. Первый вопрос без ответа: почему Жуков испытывал неприязнь к Ефремову? Бои на подступах к Верее. В самый разгар боев у Ефремова забирают артполки. Штурм Вереи. В 113-й дивизии осталась одна рота бойцов. Новый приказ Жукова: на Вязьму

В десятых числах января, в самую пору рождественских и крещенских морозов, когда температура колебалась между 25 и 35 градусами ниже нуля, 33-я армия вела наступление на Верею.

Жуков торопил 33-ю — срочно взять Верею. Но не так-то просто было выполнить этот приказ. Немцы отвели сюда основные силы, отбитые от Наро-Фоминска и Боровска.

Сюда же стекались части от Можайска, Калуги. Город и фронт по флангам занимали части 252, 292, 258, 183 и 15-й пехотных дивизий противника. Здесь же занимала оборону и группа фон дер Шеваллери. Понятно, что это были уже порядком потрепанные дивизии. Но немцы свели их в основном в двухполковой состав, и полки были вполне боеспособными. То же самое произошло в полках, батальонах и ротах: полки стали двухбатальонными, а батальоны сводили в две роты, а роты в два взвода соответственно. Но атаковали их дивизии, которые имели в лучшем случае полковой состав.

Жуков торопил, требовал. Он прекрасно понимал, что наступление выдыхается. Именно в эти дни он докладывал Сталину:

«За декабрь и 15 дней января Западный фронт потерял убитыми 55 166 человек, ранеными и больными 221 040 человек, а всего за 45 дней напряженных боев фронт потерял 276 206 человек.

За это время пополнения получено около 100 тысяч человек, из них в январе на 28.1 получено только 19 180 человек из занаряженных 112 тысяч.

Большинство дивизий и стрелковых бригад сейчас настолько обескровлены, что не представляют никакой ударной силы. Многие дивизии имеют по 200–300 штыков, а стрелковые бригады и стрелковые полки по 50–100 штыков.

В таком состоянии дивизии и стрелковые бригады Западного фронта дальше оставаться не могут и не способны решать наступательные задачи.

Прошу приказать немедленно подать Западному фронту пополнение, занаряженное по январскому плану, а в феврале прошу подать не менее 75 тысяч человек…»

Да, твердости характера Жукову было не занимать. И он знал, когда обращался с такими словами: «Прошу приказать немедленно подать Западному фронту пополнение…», что просьба будет воспринята адекватно, без лишних эмоций, как просьба солдата, который из окопа во время боя требует доставить ему патроны, без которых, как известно, нельзя вести огонь, а значит, выстоять в бою. Но почему же так эмоционально, до истерики, реагировали в штабе Западного фронта почти всегда, когда командарм-33 запрашивал необходимое пополнение и боеприпасы? Я еще приведу впереди документы, которые проиллюстрируют этот мой вопрос.

Здесь же приведу стенограмму телефонного разговора командарма и начальника штаба Западного фронта. Кстати, Жуков почему-то не только сторонился личных встреч с командующим 33-й армией, но и по телефону старался общаться с Ефремовым через своего начштаба. Хотя, к примеру, с командующим 20-й армией Западного фронта генералом Власовым общался много, часто и довольно корректно. Чего только стоит вопрос, заданный им командарму-20. Когда Власов доложил Жукову, что один из участков трудно атаковать, маневрируя артиллерией, из-за отсутствия дорог, «а снежный покров достигает свыше 60 сантиметров и совершенно недоступен для действия артиллерии», Жуков сказал: «А что бы сказал Суворов на вашем месте, если бы он увидел перед собой 60 сантиметров снега: остановился бы или нет?»

Изящный разговор, не так ли? Почти из «Войны и мира», где Наполеон отдает приказы своим маршалам.

А вот совершенно иной образчик общения с командармом.

11 января. Недавно взят Боровск. Еще не очищены от противника коммуникации между Боровском и южными, ближними подступами к Верее, куда отброшен противник. Немецкие гарнизоны и отдельные небольшие подразделения, окруженные, а точнее, обойденные ударными группами наступающих войск, бродят по тылам. Иногда они буквально через несколько часов занимают те деревни, которые только что были взяты с бою, входя в них следом за ушедшими вперед ударными группами. В дивизиях в лучшем случае полковой списочный состав. И Жуков об этом прекрасно знает.

«У аппарата Ефремов.

У аппарата Соколовский.

Соколовский:

Здравствуйте.

1. Почему у Вас так затянулось со взятием Вереи, в чем дело?

2. Почему приказ командующего Вами до сих пор не выполнен?

3. Как организовали наступление по овладению Вереи?

4. Какие данные о противнике в Верее?

Ефремов:

Так, у Вас все?

Соколовский:

Да, все.

Ефремов:

1. Приказ комфронта выполняю. На подступах к городу Верея и южнее Вереи идет бой.

2. Наступление ведут южнее Вереи три дивизии — 113-я, 1-я гв. и 338-я, на этом направлении сосредоточено 8 артиллерийских полков.

3. Встретились с организованной обороной противника по р. Протве на южной окр. города Вереи и далее на рубеже Ястребово, Ново-Васильево, Дудкино и далее на юго-запад.

4. Войскам, наступая на Верею, одновременно приходится вести бой с обороняющимся противником справа на рубеже Протва, слева на рубеже Ястребово, Паново, Васильеве, Дудкино.

Противник продолжает вести упорные бои, и, ко всему этому, особенно затруднено движение артиллерии, которая сопровождает войска.

5. Веду бой с обороняющимся противником на указанных рубежах, дивизиями, наступающими на Верею, и подвижными арьергардами врага от пяти дивизий противника, усиленными танками.

6. Наступление идет непрерывно, но, по указанным мною причинам, медленно.

7. Противник проявляет большую упорность и предприимчивость на рубеже Симбухово, Варварино, перед Клин и далее по реке Исма.

8. Противник переходит почти перед всеми дивизиями в контратаки по несколько раз в сутки, мы отбиваем и медленно наступаем.

9. Вам наши трофеи показывают упорство врага, иногда приходится захватывать машины с работающими моторами и неостывшим оружием.

10. Приказ комфронта выполняется и будет выполнен.

Соколовский:

Тов. Ефремов, Вы не ответили ни на один из поставленных мною вопросов. Ваши разговоры — это разговоры вообще, к тому же неясные, из которых нельзя понять, что же делает армия, как командованием и штабом армии организован бой по овладению Вереи, где части и что они делают, какой противник перед нами и когда Вы намерены взять Верею во исполнение приказа комфронта.

Ваш доклад так же запутывает дело, как и сводки Вашего штаба, из которых в течение двух дней мы ничего не можем понять, что делается в 33-й армии.

Вы говорите, что противник имеет организованную оборону на рубеже Протва, город Верея, Ново-Васильево, Дудкино и далее на юго-запад, и тут же через некоторое время говорите, что противник прикрывается арьергардами от каких-то пяти дивизий, не называя даже их нумерации. Путаница невероятная.

Я еще раз прошу ответить на следующие вопросы:

1. Какой перед армией противник, нумерация частей, где он находится и его сопротивляемость?

2. Где части 33-й армии ведут бой, начиная с правого фланга и кончая левым?

3. Как организовано наступление по овладению Вереи, кто управляет этим наступлением, где управление главной группировкой и какие силы привлечены для овладения Вереи?

4. Почему до сих пор не перерезана дорога противнику Верея — Можайск?

5. Почему все-таки не выполнили приказа командующего фронтом? Данное Вами объяснение совершенно неудовлетворительно.

Ефремов:

Если у Вас много свободного времени, я Вам еще раз повторю, но одновременно докладываю: я очень занят работой по выполнению приказа комфронта.

Очевидно, у Вас только что переданный мною разговор с Вами принят, я ответил Вам ясно. Повторяю:

1. 222-я дивизия наступает на правом фланге совместно с левым флангом 5-й армии — 32 сд.

222-я дивизия ведет бой на рубеже Симбухово, занимая его восточную половину и далее — Женаткино. Перед 222-й дивизией действуют части противника 292-й, 258-й пехотных дивизий.

2. 110-я стрелковая дивизия, наступая, ведет бой на рубеже Гуляева Гора и лес южнее Гуляева Гора. Дивизия в своем составе очень малочисленна. Перед 110 сд действуют части 183 пехотной дивизии.

3. По р. Исма занимает оборону группа полковника Шеваллери от Крестьянка до Сирино, Князевое. Это направление прикрывается одним полком 160 сд.

4. Главная группировка на левом фланге армии — 113-я, 1-я гвардейская и 338-я сд наступают на Верею с юга и юго-запада.

113 дивизия, 1-я гвардейская, преодолев оборону противника в полосе своего наступления, подошли к южной и юго-западной окр. Вереи.

Перед нами противник — части 15-й пехотной дивизии и 267-й дивизии.

267-я дивизия была не потрепана еще, переброшена из района Рузы сюда.

5. 338-я сд, сегодня переброшенная из района Лучны, Маломахово, Совьяки, сосредоточилась в районе Ново-Борисово и лесах западнее Ново-Борисово с задачей развить наступление вдоль дороги Егорье — Верея на западную окр. Вереи и этим самым помочь сломить сопротивление противника совместно с 113-й, 1-й гвардейской дивизиями, т. е. этим самым стремлюсь как можно скорее выполнить приказ комфронта.

6. 93-я дивизия, встретив организованную оборону противника на рубеже Перемешаево — Благовещенское — отм. 202,0 — северо-западнее Гольтяево — Егорье, ведет бой.

Левым флангом дивизия 51-м сп ведет бой за Валютино, Левино, нанося удар противнику в тыл.

7. Вывод: 33-я армия всеми имеющимися силами ведет наступательный бой.

8. Управляю операцией как командарм.

9. Управление свое приблизил к войскам. Все.

На какой еще вопрос теперь я Вам не ответил и что Вам еще не ясно?

Соколовский:

Вы не ответили на основной вопрос: как Вы организовали бой на местности со своим аппаратом управления? Потому что штаб Ваш и Вы не знаете точно, где находится 1-я гвардейская дивизия, не даете даже ответа на это.

Сосредоточено три дивизии за овладение Вереей. Они скучились на узком фронте и на месте никем не управляются, идет управление только Вашими приказами из командного пункта, тогда как в этих условиях необходимо на местности разрешить вопрос организации и управления боем за Верею.

Совершенно неясно, подтянута ли артиллерия или нет и кто этой артиллерией управляет в бою за Верею. Чувствуется, что никто не объединяет работу артиллерии ударной группы против Вереи.

Комфронтом спрашивает, когда Вы овладеете Вереей?

Ефремов:

1. Называю Вам точно, где сосредоточена 1-я гвардейская:

175-й сп — километр южнее Вереи в лесу между МТС и отметкой 209.

6-й полк одним батальоном перехватил дорогу юго-западнее 1 км Вереи, остальные силы в районе отм. 209 и западнее этой отм.

2. Артиллерия прошлую ночь и сегодня день и в настоящее время подтягивается, задержка — это сугробы.

Вся артиллерия объединена зам. командармом артиллерии генералом тов. Офросимовым[97].

3. Производил увязку действий, перегруппировку с командирами дивизий и штабами дивизий генерал Кондратьев с командирами штаба армии.

4. Все наступление армией, и на левом фланге на Верею, организовано мною лично.

5. На вопрос, когда возьму Верею, точный ответ дать не могу, возможно утром или днем 16.01.42.

6. Докладываю Вам: наступление организовано в соответствии с приказом товарища Сталина.

Без массированного кулака из артиллерии живые силы не хочу бросать в бой, так как и без того потери большие. Все.

Соколовский:

Приняты ли Вами меры?

Послан ли отряд лыжников, чтобы перерезать дорогу Верея — Можайск и лишить противника возможности подвоза питания и безнаказанного отхода на северо-запад?

Ефремов:

1. После донесли: путь перерезан. Поймите, я сижу ближе и все делаю для того, чтобы выполнить приказ комфронта как можно поскорее.

2. Прошу доложить комфронта тов. Жукову, он, возможно, не знает, что из армии взяты все резервы Ставки, за исключением одного, и вчера еще взяты два артполка, которые очень нужны при наступлении армии при таком сопротивлении противника. Все.

Соколовский:

Взят один артполк, а не два. Об этом командующему известно. Обо всем доложу. До свидания.

Ефремов:

Тов. Соколовский, Вам неверно доложили. Из армии взяты 486-й и 320-й артполки и PC. Как видите, Вам докладывают неверно. Все.

Соколовский:

Взяты: один дивизион PC и взят один артполк.

У вас осталось три артполка и три отдельных артдивизиона. Силы вполне достаточны.

Прошу заставить штаб разобраться с противником, ибо в оценке противника Вы стоите на неправильной точке.

Группа Шеваллери — это батальон, который был брошен в бой у Боровска и потрепан уже давно.

267-я дивизия у вас не значится как дивизия, не исключена возможность, что у Вас есть отдельные небольшие подразделения этой дивизии, она у Говорова.

292-я пд в основном действует против Говорова. У Вас тоже небольшие подразделения.

15-я пд в основном тоже не у Вас, у Голубева.

Таким образом, по существу перед вами 183-я и 258-я пд, о которых Вы сами неоднократно докладывали, что они Вами разбиты.

Причем разбиты были, как Вы докладывали, уже несколько раз. Все.

Ефремов:

Прошу выслушать.

1. Повторяю, что из 33-й армии в 2 часа ночи отправил по приказанию артполки: 486-й и 320-й. PC отданы по приказанию 35, 42 и 33. Как видите, нашу армию ослабили сильно.

2. Пленных могу вам представить от двух полков — 467-го и 497-го 267-й пд, которая состоит именно из этих полков.

3. Противник перед фронтом армии, кроме 267-й пехотной дивизии, следующий: 252-я пд, 292-я пд — 507-й пехотный полк, из 258-й пехотной дивизии перед нами 458-й и 478-й полки, 183-й пехотной дивизии — полки 330-й и 351-й, 15-й дивизии — 88-й полк. Полностью от всех этих дивизий и их названных полков имелись и имеются пленные. Вам все ясно?

Соколовский:

До свидания.

Ефремов:

До свидания»[98].

Я привел этот длинный разговор полностью, сохранив стилистику, чтобы не обронить некоторых нюансов, которые могут быть важны для искушенного читателя, который, возможно, видит глубже меня и дальше меня. Тема 33-й армии первого состава и ее командующего генерал-лейтенанта М.Г. Ефремова еще ждет своих строгих и беспристрастных исследователей. И этот телефонный разговор обнаруживает одну очень, на мой взгляд, важную подоплеку, суть которой пока неясна. Почему к Ефремову было такое неприязненное отношение со стороны Жукова? Ведь по ходу разговора становится понятным, что Соколовский разговаривает в присутствии Жукова, что комфронтом, возможно, даже подбрасывает командарму-33 «трудные» вопросы на засыпку, но не подходит к аппарату сам.

Это первый вопрос, который волнует многих исследователей темы 33-й армии и читателей. У вопроса, должно быть, существует некая предыстория. Она, к сожалению, неизвестна. Пока.

Жуков и Ефремов — земляки. Оба родились в Тарусском уезде. Детство провели на реке Протве. Стрелковка, родина Жукова, и Юрятино, где на мельнице купцов Мосоловых работали родители Ефремова, буквально в 10 километрах друг от друга. Земляков, однако, эти узы не сближали. А разъединяло нечто более сильное.

Разговор Соколовского и Ефремова заставляет задуматься о многом.

Командарм конечно же слышал и понимал в голосе Соколовского и его интонациях гораздо большее, чем та информация, которую мы можем теперь из этого диалога получить. Комментарии здесь могут быть различными. С акцентами крайне противоположного характера. Кто-то может упрекнуть командарма-33 за действительно скомканный, лишенный конкретики доклад. После чего Соколовский, очевидно воспользовавшись этой оплошностью Ефремова, устраивает настоящую инспекцию по телеграфу. Вопрос: «Где части 33-й армии ведут бой, начиная с правого фланга и кончая левым?» — звучит примерно как вопрос учителя русского языка десятикласснику: «А ну-ка, любезный, повтори мне весь алфавит от «А» до «Я»?» А прокурорская фраза: «Данное Вами объяснение совершенно неудовлетворительно»? Да, после этого обычно следует приговор. И заметьте вот еще что: Соколовский в начале разговора очень многословен, излишне даже многословен. Сорит военными терминами, которые были бы уместны при разговоре разве что с лейтенантом. Упорно лезет, как говорят, под кожу своими конкретными вопросами. Но когда Ефремов дает на них четкие и исчерпывающие ответы, одновременно переходя к отнятым у армии артполкам PC, Соколовский вдруг поспешно старается ретироваться. Что это? Ситуация очень напоминает ту, которая сложилась 1 декабря под Наро-Фоминском, когда моторизованная группа, усиленная большим количеством танков, прорвалась на Кубинку. Тогда Ефремов докладывал Соколовскому реальную картину прорыва, пояснив при этом, что ликвидировать его нечем, что все войска заняты. На это Соколовский отреагировал очень характерно: «Ликвидируйте сами. У нас ничего нет. Повторяю еще раз, противника у вас очень мало. Обороняются ваши части плохо. У меня все. До свидания! Желаю успеха!» Когда полк капитана Лобачева попал в кольцо, Ефремову это тоже доставило много хлопот и неприятностей. Но он не посмел отречься от окруженных. Напротив: он приказал сделать все, чтобы блокированные получали все необходимое для жизнеобеспечения и возможность отбить атаки, сохранить свою жизнь. Потом, когда Жуков понял, что прорыв на Кубинку нешутейный и что танки фон Клюге вот-вот могут атаковать штаб Западного фронта в Перхушкове, на ликвидацию прорыва были срочно выделены довольно значительные резервы. Но фразу Соколовского «Ликвидируйте сами» из истории тех событий уже не вымараешь…

Что касается артполков резерва Ставки ВГК, то здесь тоже стоит задуматься над словами Ефремова, который вдруг задает вопрос следующим образом: «Прошу доложить комфронта тов. Жукову, он, возможно, не знает, что из армии взяты все резервы Ставки…» Известно, что начальник штаба после разговора обязан доложить по его существу. По характеру вопроса можно предположить, что Ефремов был уверен в том, что Жуков не знал, что два артполка отозваны из состава 33-й армии накануне штурма Вереи. Кто их отозвал? Соколовский? Куда? Тогда Ефремов, задавая этот вопрос Жукову через Соколовского, встает на открытый путь конфронтации с последним, а возможно, и вражды.

Повторяю, диалог этот комментировать можно как угодно. Но совершенно очевидно одно, быть может самое главное: когда начальник разговаривает с подчиненным в таком тоне, в то время когда перед ними, и начальником и подчиненным, стоит одна и та же задача, такой разговор не служит делу выполнения этой задачи. Особенно отбивает руки такого рода «накачка» у подчиненного.

Командарм-33 обещал Соколовскому взять Верею 16 января. Верея была взята штурмом, который длился несколько суток, в 4.30 19 января 1941 года. Одновременно дивизии 33-й армии очистили от противника окрестные населенные пункты: Ершовку, Загряжское, Красную Слободу, Хрупинку, Выпловку, Пафнутовку, Афанасьево, Кузьминское, Сотниково и Горки.

Непосредственно в городе дрались части двух дивизий: 110-й и 222-й.

В боях за овладение Вереей армия потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести более 2 тысяч человек. Здесь погиб командир 1289-го стрелкового полка 110-й дивизии полковник А.Я. Потапов. Тяжело ранен комиссар 1291-го полка батальонный комиссар С.Г. Саркисов.

Потери противника тоже оказались большими. Однако часть сил немцы все же успели вывести из города, когда создалась реальная угроза их блокады и последующего уничтожения, как это произошло в Боровске.

Об ожесточенном характере боев за Верею свидетельствует то, что полки дивизий, брошенных непосредственно на штурм города, ворвались на окраины еще 16 января. И почти трое суток, без каких-либо оперативных пауз, шел непрерывный бой. Противник маневрировал танками. Но подведенная к городу артиллерия подавляла огневые точки врага, заставляла отойти танки либо уничтожала их. Пехота продвигалась вперед. Дом за домом, улица за улицей.

Кстати, разведка в эти дни установила, что «потрепанный батальон» Шеваллери во время этих боев располагал 21 танком. Пленные также подтвердили факт прибытия из района Рузы в район Вереи усиленной 9-й роты 21-го танкового полка 20-й танковой дивизии. Запомним номер этой дивизии. Она еще сыграет в судьбе 33-й армии свою роковую роль.

17 января в 16.40 в штарм от командира 113-й стрелковой дивизии полковника Миронова поступило сообщение:

«1. 1290 и 1292 сп в 12.00 16.1.42 с боем ворвались в Верею с южной и юго-восточной окраины и вели уличные упорные бои с пехотой и танками противника.

2. Командиры полков с 12.30 16.1.42 потеряли связь с частями. КП полков были обстреляны противником, контратака отбита.

Участвовали в бою 643 чел., всего из них убито, ранено, без вести пропавших 408 чел. Осталось 185 чел. С остатками заняли оборону по северной опушке леса южнее Верея. КП дивизии неоднократно подвергался артобстрелу.

3. 175 сп 1 гв. мсд слева не установлен. Деденево, Волкове, Ястребово — противник»[99].

Вот вам, товарищ Соколовский, и три дивизии, которые, по вашим словам, скучились на узком участке фронта и не могут решить задачу взятия города. В дивизиях-то и по батальону штыков не осталось.

Немного забегая вперед, должен заметить, что именно в этот день, когда полковник Миронов со своими 185 бойцами лежал в снегу на северной окраине Вереи и вел огонь, отбивая очередную контратаку немцев, в штарм поступило боевое распоряжение № 605-ш от 17 января 1941 года, согласно которому 33-я должна была форсированным маршем наступать на Вязьму. В число четырех дивизий, которые составят ударную группировку армии, войдет и 113-я стрелковая дивизия.

Бои за город имели такой упорный характер еще и потому, что противник здесь создал хорошо продуманную систему обороны. И нашим войскам пришлось вначале очистить от него окрестности, в которых каждая деревня, каждое село были превращены в мощные опорные пункты. Они-то и подпитывали основной узел обороны — Верею. Снабжали боеприпасами, продовольствием. Отсюда подступали резервы. Поэтому взятие города приняло характер более широкой операции. Например, в бою за деревню Сотниково 1-я гвардейская мотострелковая дивизия подбила пять немецких танков.

Вечером 18-го числа командарм отдал приказ:

«1. Окончательный разгром Верейской группировки противника сильно затянулся.

2. В целях быстрейшей ликвидации противника в р-не Верея и успешного выполнения моего приказа № 021 от 17.1 приказываю: а) 222, ПО и 113 сд с 1138 сп в полном взаимодействии уничтожить противника в р-не Верея, овладеть городом и к исходу 19.1 выйти:

222 сд — р-н Кулаково, Курлово, Ратово.

ПО сд — Федюшкино, Нов. Зыбинка, Каменка.

113 сд — Василево, Паново, Ястребово.

В дальнейшем выполнять мой приказ № 021. б) 1 гв. мсд немедленно повернуть дивизию на запад и во взаимодействии с 338 сд, уничтожив противника в р-не Василево, Паново, Горки, наступать в направлении Ново- Александровка, выполняя приказ № 021.

Принять меры обеспечения частей боеприпасами и продовольствием. в) 338 сд, передав 1138 сп в оперативное подчинение ком. 113 сд, совместными действиями с 1 гв. мсд, уничтожив противника в р-не Паново, Горки, к исходу 19.1 выйти в р-н Кременское, Троицкое, Дылдино. В дальнейшем выполнять мой приказ № 021. г) 93 сд к исходу 19.1 сосредоточиться в р-не Горки, Жихарево, Свердлово и с подходом частей 1 гв. мсд на рубеж Никитское, Львово, во взаимодействии с ней продолжать выполнение приказа № 021.

В целях ускорения продвижения частей на запад принять меры использования всего авто- и гужевого транспорта под перевозку людей»[100].

Ночью был предпринят последний штурм, который и решил судьбу трехдневных боев. Город был взят.

После освобождения были обнаружены тела расстрелянных и замученных бойцов. Возможно, среди них оказались и те из 408 пропавших без вести бойцов 113-й дивизии. 25 трупов нашли в церкви в центре города. Церковь была превращена в концентрационный лагерь. Еще около сотни изуродованных штыками и прикладами тел были найдены на улице Школьной.

Верея, старинный русский город на реке Протве, ценою тысяч жизней бойцов и командиров 33-й армии генерал-лейтенанта М.Г. Ефремова был возвращен к мирной жизни. 92 дня и ночи длилась немецкая оккупация. Первые дни после освобождения разбирать завалы и приводить городские улицы в относительный порядок горожанам помогали воины 110-й дивизии. Дивизия до поры оставалась во втором эшелоне, приводила себя в порядок, принимала пополнение.


Примечания:



1

Теперь этот квартал стал частью города Тарусы. Здесь расположены проспект Пушкина и улица Шмидта. И Порт-Артуром его называют разве что только в исторических путеводителях.



9

Буденный Семен Михайлович (1883–1973) — Маршал Советского Союза (1935). В Гражданскую войну командовал 1-й конной армией. Окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. В ходе войны член Ставки ВГК. Командующий войсками Юго-Западного направления, Резервного фронта, Северо-Кавказского направления. С 1943 г. командующий кавалерией РККА и член Высшего военного совета НКО СССР. Награжден восемью орденами Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Суворова 1-й степени.



10

Городовиков Ока Иванович (1879–1960) — генерал-полковник (1940). Герой Советского Союза. В армии с 1918 г. В Гражданскую войну командовал кавалерийской дивизией в 1-й конной армии, а также 2-й конной армией. Окончил Высшие академические курсы, Военную академию им. М.В. Фрунзе. Во время войны руководил формированием кавалерийских частей. Летом 1941 г. и во время Сталинградской битвы находился на фронтах как представитель Ставки ВГК по использованию кавалерии. Награжден тремя орденами Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени.



97

Офросимов Петр Николаевич — генерал-майор, заместитель командующего 33-й армии по артиллерии. Погиб во время прорыва из окружения в апреле 1942 г.



98

ЦАМО. Ф. 388. Оп. 8712. Д. 279. Л. 6-11



99

ЦАМО. Ф. 388. Оп. 8712. Д. 78. Л. 39.



100

ЦАМО. Ф. 388. Оп. 8712. Д. 56. Л. 42-43






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке