Глава 12

Почему не состоялся штурм Вязьмы

Вязьму немцы решили не отдавать. Осада города. Состав нашей группировки. НП на Красном Холме. Немецкая разведка знала все. Силы атакующих. Силы обороняющихся. Попытка совместной атаки. Если бы даже ворвались в Вязьму…

Ефремов был опытным полководцем, он хорошо понимал, чем может закончиться неподготовленный марш по глубокому коридору на Вязьму. Много позднее, в 1966 году, маршал Жуков в беседе с группой историков в редакции «Военно-исторического журнала» признался, что «шапка была набекрень у всех тогда…». У всех, да не у всех…

Командарм-33, практически постоянно находясь в войсках первого эшелона, видел, с каким упорством сопротивляется противник и какой ценой достигался каждый километр освобожденной земли. Он чувствовал пульс происходящего в передовых окопах и той и другой стороны. И в какой-то момент почувствовал, что сопротивление противника ослабло. Немцы начали отходить. Они отводили свои войска, оставляя заслоны. Усиленные танками и зенитной артиллерией, с тщательно продуманной системой пулеметного и минометного огня, эти заслоны изматывали к тому времени и без того очень ослабевшие подразделения 33-й армии. Основные же силы дивизий, противостоявших дивизиям его армии, оторвавшись от преследования, вели перегруппировку на новых позициях. Более интенсивными стали налеты авиации противника. И все это свидетельствовало о том, что немцы уже преодолели шок, что они приводят себя в порядок, налаживают взаимодействие пехоты, танков, артиллерии и авиации. Участились полеты самолетов-разведчиков.

Удивительное дело. В различных источниках я нашел свидетельства о том, что в это время, февраль — апрель, в Вязьме находились полевые управления, то есть штабы трех немецких армий: 4-й полевой, 4-й танковой и 9-й полевой. Ими командовали: 4-й полевой — генерал-лейтенант Хейнрици; 4-й танковой — генерал-лейтенант Рихард Руофф[103]; 9-й полевой — генерал-лейтенант Вальтер Модель. Все трое на свои высокие должности были назначены недавно, с повышением, поэтому горели желанием подтвердить делом доверие Гитлера. Таким образом, Вязьму немцам сдавать было нельзя. Иначе как бы расценил это поражение фюрер? Вязьму было кому защищать. Один только генерал Модель чего стоил. В немецком Генштабе вскоре его назовут «гением обороны» и «пожарным фюрера». В Вязьме и вокруг нее было слишком много генералов вермахта, да и солдат тоже, чтобы, пусть и довольно многочисленная, сорокатысячная, группировка русских так просто, с марша, почти без артиллерии и без поддержки авиации и танков, захватила ее.

Наверное, все же главной составляющей неудачи Ржевско-Вяземской операции Западного и Калининского фронтов была несогласованность действий всех подразделений, брошенных на выполнение этой непростой задачи. Корпуса, кавалерийский и воздушно-десантный, дрались изолированно. 33-я тоже имела свой фронт.

Летом 1942 года группа офицеров Генерального штаба под руководством полковника К.Ф. Васильченко провела детальный разбор действий подразделений Западного фронта в ходе Ржевско-Вяземской операции. Отчет сейчас широко публикуется, кочуя из издания в издание. Надо заметить, что это добротный, профессионально составленный документ-исследование. Советы хорошие, но все — задним числом. В нем есть и такие выводы: «Командующий Западным фронтом разбросал почти что равномерно свои силы и средства по огромному пространству, не имея ни на одном направлении ярко выраженной группировки для нанесения сокрушительного удара по противнику. Он также не имел у себя мощных резервов, которыми мог бы влиять на ход операции в зависимости от сложившейся обстановки на том или ином направлении».

Сейчас, с расстояния лет, можно, пожалуй, внести в эти конечно же верные и справедливые слова одну поправку. Она тоже будет верна: не только командующий фронтом, но и Верховный главнокомандующий, и Ставка, и вся страна не имели тогда тех «мощных резервов», которыми можно было бы «влиять на ход операции в зависимости от сложившейся обстановки на том или ином направлении…». Станки, демонтированные в Москве и Подольске, еще не стали цехами и заводами по производству снарядов, мин и патронов. Они еще двигались к местам назначения на заснеженных платформах. Вот почему Жуков не мог обеспечить войска необходимым количеством боеприпасов.

Давайте же посмотрим, что происходило в районе Вязьмы зимой — весной 1942 года, как действовали наши войска, выполняя приказы своих штабов.

11-й кавалерийский корпус Калининского фронта под командованием генерал-майора С.В. Соколова наступал с севера. Он имел в своем составе: 18, 24, 82-ю кавалерийские и 107-ю мотострелковую дивизии. 5800 человек, 5 тысяч коней. Вооружение: две гаубицы калибра 122 миллиметра, 47 орудий калибра 45 и 37 миллиметров, 35 минометов калибра 82 и 120 миллиметров, 27 противотанковых ружей и 7 танков КВ-2[104]. Однако во время Вяземского рейда танки из-за отсутствия горючего не применялись. 1-й гвардейский кавалерийский корпус имел в своем составе: 1-ю, 2-ю гвардейские, 41, 57 и 75-ю кавалерийские дивизии, три лыжных батальона численностью до 900 человек. Всего около 6500 человек.

Генерал Белов входил в прорыв через Варшавское шоссе в районе Барсуков и сосредоточился в Стрельне. Немцы вскоре ударили вдоль шоссе с запада и с востока и закрыли коридор, так что с кавалеристами и лыжниками не смогли войти в прорыв две стрелковые дивизии, танковая бригада и вся дивизионная артиллерия двух кавдивизий, полк PC, зенитные артдивизионы. Гвардейцы свои пушки протащить успели. Надо отметить такой факт: во время нахождения в окружении беловцы оказались очень находчивыми воинами, они с помощью местных жителей отыскали больше двадцати исправных советских танков, много орудий, в том числе крупного калибра, снаряды к ним. Все это было брошено во время октябрьской катастрофы 1941 года.

4-й воздушно-десантный корпус состоял из двух парашютно-десантных батальонов и стрелкового полка. Высажены они были в районе Знаменки и Желанья. Вскоре было высажено еще 3745 человек. Десантники были вооружены автоматическим стрелковым оружием и винтовками. Имели также на вооружении: 31 пулемет, 10 из которых — ручные, 34 миномета и 2 сорокапятки. В конце января 1942 года десантники вместе с подразделениями 329-й стрелковой дивизии 33-й армии присоединились к кавалерийскому корпусу Белова. Десантирование прошло не вполне удачно. Часть десантников и грузов оказались на занятой противником территории. Был убит в самолете командир 4-го корпуса генерал А.Ф. Левашов. В командование вступил начальник штаба полковник А.Ф. Казанкин.

33-я армия в составе четырех дивизий имела около 11 тысяч человек, 5 противотанковых орудий, 12 зенитных орудий, 112 полевых орудий и 99 минометов. Артиллерия и минометы имели минимальный боекомплект. На день боя порой отводился всего один снаряд на ствол. Танков не было.

Итак, 11-й корпус блокировал Вязьму с севера и северо-запада, 1-й гвардейский корпус — с юга, 33-я армия подступила с востока и юго-востока. 26 января первыми к Вязьме подошли части 11-го кавкорпуса. Уже через два дня они заняли важный опорный пункт Якушкино и перехватили магистраль Москва — Минск. Были захвачены большие трофеи. Корпус продолжал двигаться к Вязьме и вскоре подошел к ней на расстояние 12 километров.

Тем временем, прямо с марша, дивизии 33-й армии перехватывают дорогу Гжатск — Юхнов и вступают в бой под Дашковкой и Песочней на юго-восточных подступах к Вязьме. В ночь с 30 на 31 января на новый КП в районе Красного Холма прибыла оперативная группа штарма. В ее составе были командующий армией генерал-лейтенант М.Г. Ефремов, начальник оперативного отдела полковник С.И. Киносян, начальник разведотдела армии подполковник П.А. Гладченко с группой офицеров, начальник связи полковник Н.К. Ушаков с аппаратом работников отдела связи и средствами связи, заместитель начальника политотдела армии полковой комиссар А.Ф. Владимиров с другими политработниками, старший помощник 1-го отделения оперативного отдела штарма майор П.Ф. Толстиков, военный инженер подполковник Петере и офицеры 8-го отдела штаба в количестве восьми человек, прикомандированный к штабу армии офицер Генерального штаба РККА подполковник Н.Н. Борисенко, начальник особого отдела НКВД 33-й армии капитан госбезопасности Д.Е. Камбург[105] с группой сотрудников, адъютант командующего майор М. Водолазов. Через несколько дней, уже через немецкие боевые порядки, на самолете прилетели: заместитель командующего армией по артиллерии генерал-майор П.Н. Офросимов, начальник отдела укомплектования штаба армии полковник И.Г. Самсонов, а уже 5 апреля вместо заболевшего начальника оперативного отдела полковника С.И. Киносяна прилетел начальник 1-го отделения оперативного отдела штарма полковник М. Олехвер. С.И. Киносян все это время, по существу, исполнял обязанности начальника штаба окруженной Западной группировки.

Согласно директиве штаба Западного фронта частям 33-й армии был задан темп, при котором полки должны были продвигаться вперед до 50–60 километров в сутки. Быть может, для кавалерии такой марш был бы выполнимым делом. Но для измотанной пехоты, которой приходилось еще тащить на своих плечах матчасть, это было невыполнимо. Тем не менее 33-я осадила Вязьму, перерезала железную дорогу Вязьма — Брянск и в первых числах февраля вела непрерывные атаки.

Немцы к тому времени успели приготовиться к отражению атак. Они знали, в том числе, и силу нашего возможного удара. Их разведка уже знала все.

Вот разведсводка 5-й танковой дивизии от 5 февраля 1942 года. Кстати, той самой дивизии, о которой в своем дневнике упоминает Гальдер.

«ДИСЛОКАЦИЯ ПРОТИВНИКА ПРОТИВ 4-Й ТА

При отступлении танковой армии на Восточном фронте враг только там добился существенных результатов, где ему позволили условия. В общем, он слабо ударил.

Впервые за последние дни начинает вырисовываться картина сил противника.

В целом расположение противника следующее.

Южный фронт

Неприятель всеми наличными силами 43-й[106] и 33-й армий прорвался через брешь между 4-м ак и 4-й тк и длительное время затем препятствовал их соединению.

Его цель — ввести возможно большие силы в тыл танковой армии в общем направлении на Вязьму, что частично им уже достигнуто. Для того чтобы держать открытой сравнительно узкую брешь, он использует значительные силы и подтянул все имеющиеся в наличии резервы. Сам продвигается через брешь в северо-западный район глубокого тыла, будучи вынужден поддерживать с боями свои коммуникации. Но 3.2 брешь была нами закрыта.

Район юго-восточнее Вязьмы

В указанную брешь в район Дрожжино — Лосьмино прошли 338-я и, по всей вероятности, 113-я стрелковые дивизии.

В соответствии с главным направлением наступления противник выбросил десантом некоторое количество парашютистов (части 8-й вдбр), чтобы затем выполнить главную задачу; гражданское население принуждается к вступлению в партизанское движение или зачисляется в солдаты. По-видимому, это ему в большей степени удается. Из показаний пленных следует, что боеспособность прорвавшихся сильно ослабленных дивизий восстанавливается из этих источников.

Район юго-западнее Вязьмы

Около двух недель накапливаются сообщения о высадке парашютистов в район южнее жел. дороги, идущей западнее Вязьмы. Всего до настоящего времени сброшено с парашютами или десантировано на землю более 20 подразделений парашютистов. Все пленные, взятые до настоящего времени, принадлежат к 8-й вдбр. По-видимому, они тоже получат значительное пополнение из партизан.

Перед 5-й ТД

Расположены следующие силы врага:

338-я сд с 1134, 1136, 1138-м сп и 910-м ап выявлена в районе Лосьмино — Дмитровское — Дашковка.

160-я сд с 1293, 1295 и 1297-м сп и с др. подразделениями выявлена у Блохино.

222-я сд угадывается в районе Блохино[107].

1-я гв. кд (5-я кд) с конными полками 11, 95, 118, 131, 160, 218-м выявлена с юго-восточного направления у Подрезово — Стогово.

2- я гв. кд (9-я кд) с конными полками 34, 72, 108, 136-м также выявлена с юго-восточного направления у Мишино, Песочня.

Эти силы врага готовятся к упорным боям. Из-за больших потерь они сильно измотаны и из разрозненного состояния перегруппировываются. Пока еще стрелковый полк насчитывает 100 штыков, эскадрон кавполка большей частью состоит из 5–15 сабель. При этом они рассчитывают пополниться за счет партизан и местных жителей. Их оружие: винтовки, автоматические винтовки, пулеметы, минометы; имеется небольшое количество противотанковых орудий. Артиллерия почти полностью отсутствует и отстает из-за сильных снежных заносов.

В бою эти подразделения упорны, беспощадны и презирают смерть. Достигнутый нами местный успех взятием Дяглево, Пастихи и Михайловка может быть ими снова восстановлен.

Основные силы кавгруппы Белова после неудачи у Пастихи и Михайловки, видимо, были переброшены в юго-западном направлении. Выявлена новая 57-я кавдивизия с полками 212, 218 и 225-м. Сведения о силах неприятеля, приведенные в разведсводке № 8, подтвердились.

329-я сд с полками 1110, 1112, 1114 и 613-м инженерным батальоном, как было упомянуто, после занятия шоссе Вязьма — Блохино была рассоединена со своими обозами и подразделениями снабжения, которые отрезаны восточнее Блохино. Связь со штабом поддерживается связными и разведгруппами.

Дивизия готовится с боем прорваться на восток к своим. По показаниям пленных, ранее очень сильно оторвавшийся полк численностью почти 600 человек присоединился к своей дивизии. Дивизия, штаб которой должен находиться в Панфилово, ведет бои с запада на Блохино. С востока ей помогают повторяющимися, но тщетными атаками силы русских на Блохино и на местности, расположенной севернее шоссе, с целью воссоединения.

Прибыло подкрепление 250-му вдп из частей другого пехотного полка, как стало ясно, 92-й сд, которое было высажено между 25 и 30 января возле Луги (50 км южнее Вязьмы). Численность должна составлять около 800 человек. Боеспособность личного состава полка может быть вряд ли выше, чем у 329-й сд.

338-я сд, кроме ранее упомянутых частей и подразделений, имеющая принадлежащий ей 479-й батальон, 409-ю разведроту, 425-ю роту химзащиты, и 113-я сд (стрелковые полки: 1289, 1290 1292 и 972-й артполк) понесли большие потери в боях у Дашковка, Ястребы, Юрино 5–6 февраля. Как уже упоминалось, 338-я сд со всеми тремя стрелковыми полками 13 февраля выявлена у Ивашутино. Давление противника у Дашковки значительно ослабело. Кроме того, в районе юго-восточнее Вязьмы находятся остатки противника, о которых уже сообщалось, — части 160-й сд. Следовательно, мы имеем дело с тремя несколько ослабленными боевыми группировками противника.

Нужно считаться с тем, что они намереваются соединиться с кав. группой Белова[108]. Путь к этому ведет через Блохино.

Общие результаты, достигнутые дивизией у Вязьмы за время с 1 по 14 февраля, выражаются в следующих цифрах.

Пленных — 180; насчитано убитых: 1800–1900.

Трофеи: 3 полевых орудия, 18 ПТО, 22 миномета, более чем 50 пулеметов, 17 автоматов, 4 ПТР, 9 автоматических винтовок, большое количество саней, полевые кухни и др. имущество.

При этом на бои у Юрино — Ястребы — Дашковка приходятся все 3 орудия, 12 ПТО, 16 минометов, 28 пулеметов, 300 винтовок и большое количество др. имущества; около 15 пленных, насчитано 800 убитых (округлено).

ТАКТИКА ПРОТИВНИКА ПРОРЫВ ПРОТИВНИКА К ВАСИЛЬКИ

1. Ход боев.

После разведывательной деятельности, предпринятой противником 28 января, начались действия отдельных штурмовых подразделений в течение 29.1 — уже была отбита атака силой до роты. Оживленные действия русских артиллерией и авиацией ведутся и теперь.

31.1, после очень сильной артиллерийской подготовки, поддержанной бортовым оружием самолетов, была успешно отбита атака противника силой до полка[109].

В ночь на 1.2 противник предпринял три атаки численностью до роты и достиг временного успеха. Контрударом положение было вновь восстановлено. Не обращая внимания на высокие потери, понесенные от артиллерийского огня и авиации, противник продолжил атаки днем и ночью, пока, наконец, не прекратил их в ночь с 3 на 4 февраля. После своего усиления 7.2.42 противник прорвал вторую оборонительную (отсечную) линию и смог взять Васильки. Теперь противник пытается накапливать живую силу, подвести танки и продолжить с этого рубежа вклинение на север и юг, а особенно на запад.

2. Поведение противника.

Прорыв у Васильков в своем временном развитии и применяемой тактики характерен для русского наступления против оборудованной обороны. При этом следует особо отметить: а) наступление русских начинается активными действиями разведывательных и штурмовых групп; б) характерной является концентрация артиллерии, особенно там, где противник слаб; в) неиспользование авиации против наших объектов; г) постоянное повторение однообразных атак днем и ночью, несмотря на сильные потери, при этом другие участки фронта оголяются.

3. Мероприятия против прорыва русских: а) отсечение прорвавшегося противника недостаточно, его необходимо немедленно уничтожить контрударом; б) для этого следует постоянно держать наготове группу для контрудара за линией фронта; своевременно подтянуть предназначенные для этого силы с других спокойных участков фронта; для всего этого, как показывает ход боев, требуется время; в) объединить огонь возможно большего количества артиллерии; стоит своевременно занять исходное положение к наступлению для уничтожения и одновременно перекрытия места прорыва русских.

В трофейном приказе одной русской армии приведены особенности боевых действий: «Главное новое состоит в том, что бои, в сущности, ведутся вне дорог. На холоде, среди снежных заносов, широко использовать обходы, охваты, а также окружение противника с целью его уничтожения и захвата его вооружения».

Были сформулированы следующие требования: упорядочить ведение боя, определить направление главного удара; внезапность и стремительность наступления; атака должна вестись не фронтально, а главным образом против флангов противника, и в первую очередь против флангов противника, против занятых противником господствующих участков местности; тесное взаимодействие пехоты и артиллерии; обеспечение разведкой и связью — основа успеха.

Много раз наблюдалось, что противник в своем расположении разворачивает работы по сооружению снежных коридоров, которые не просматриваются наземным наблюдением. Поэтому следует использовать наблюдение с деревьев и с занимаемых постоянно высот.

4. Показания пленных.

Из показаний пленных о настроениях населения при продвижении русских по вновь занятым ими районам следует, что население, которое пострадало от реквизиций, произведенных немецкими солдатами, высказывается о них отрицательно. При этом оно вполне понимает необходимость войсковых реквизиций. Однако оно и само без скота жить не может.

Следует заметить, что при «диких» реквизициях отдельные солдаты население не щадят, русские могли бы даже с похвалой высказываться по поводу обращения с населением немецких войск».

К этому времени немцы сперва блокировали в районе шоссе Москва — Минск, а затем отбили от Вязьмы 11-й кавкорпус и принялись за беловцев, ефремовцев и десантников. Таким образом, произошло следующее: кавалеристы Калининского фронта атаковали подступы к городу на несколько дней раньше. После того как они отошли под ударами контратакующих немцев, свои попытки взять Вязьму начали 33-я армия и кавкорпус генерала Белова. Вот почему Жуков гнал Ефремова и Белова в район сосредоточения, ставя такие невыполнимые задачи — марш по 50–60 километров в сутки. Жуков видел свое. Ефремов и Белов — свое. А солдаты в окопах под Дашковкой и Васильками — свое.

Под Вязьму, кроме уже упомянутой 5-й танковой, немцы перебросили 11-ю танковую. Тут же находились части 203, 246, 98, 225, 23-й пехотных дивизий и 20-й танковой дивизии, а также полк СС и штрафной офицерский батальон. Немцы использовали инженерные и фортификационные сооружения, построенные нашими оборонявшими частями летом — осенью 1941 года. В сохранившихся дотах установили пулеметы.

4 февраля 33-я армия и 1-й гвардейский кавкорпус провели совместную операцию. В ночь на 4 февраля части 113-й стрелковой дивизии скрытно, без артподготовки, под покровом ночи подошли вплотную к немецким позициям возле опорного пункта деревни Песочня. В это же время левее пошли в атаку кавалеристы. Немцы открыли огонь. Атаки следовали одна за другой. Но ни одна из них успехом не увенчалась. Генерал П.А. Белов впоследствии писал в своей книге «За нами Москва»: «Ожесточенный бой длился несколько суток и стоил нам больших жертв, каждая наша атака встречалась сильным артиллерийским и минометным огнем. На поле боя то и дело появлялись фашистские танки. Немецкая авиация с утра до вечера бомбила и обстреливала нас».

Таким образом, нашим частям не удалось пробить немецкую оборону и ворваться в Вязьму.

Историки и военные, размышляя об итогах Ржевско-Вяземской операции 1942 года, в один голос твердят следующее: если бы даже Ефремову и Белову удалось взять Вязьму, удержать ее было бы еще труднее. Правда, в штабе Западного фронта в это время рассчитывали на то, что, если Ефремову, Белову, Казанкину и Соколову удастся взять Вязьму, немецкий фронт под Юхновом и Ржевом распадется сам собой. Как бы не так. Немецкий фронт даже под Берлином не распался, его пришлось прорывать и уничтожать боем.

Но судьбе было угодно провести 33-ю армию по пути самых тяжких страданий и потерь.


Примечания:



1

Теперь этот квартал стал частью города Тарусы. Здесь расположены проспект Пушкина и улица Шмидта. И Порт-Артуром его называют разве что только в исторических путеводителях.



10

Городовиков Ока Иванович (1879–1960) — генерал-полковник (1940). Герой Советского Союза. В армии с 1918 г. В Гражданскую войну командовал кавалерийской дивизией в 1-й конной армии, а также 2-й конной армией. Окончил Высшие академические курсы, Военную академию им. М.В. Фрунзе. Во время войны руководил формированием кавалерийских частей. Летом 1941 г. и во время Сталинградской битвы находился на фронтах как представитель Ставки ВГК по использованию кавалерии. Награжден тремя орденами Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени.



103

Руофф Рихард (1883–1967) — участник Первой мировой войны. Награжден Железным крестом 1-го и 2-го класса, Рыцарским крестом 1-го класса, Рыцарским крестом вюртембергского ордена Военных заслуг. За летнюю компанию 1941 г. получил Рыцарский крест Железного креста. В должность командующего 4-й танковой армией вступил 8 января 1942 г.



104

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой. М., 1964.



105

Камбург Давид Ефимович — капитан госбезопасности, начальник особого отдела 33-й армии. Родился 3 июня 1903 г. в Витебске. Член ВКП(б). Пропал без вести во время выхода из окружения Западной группировки 33-й армии. По некоторым версиям, погиб в последнем бою рядом с командармом.



106

Разведданные отдела 1ц 5-й танковой дивизии очень точны. Но есть некоторые промахи. К примеру, 43-я армия в прорыв не вошла. Вообще, тенденция немецких разведсводок — некоторое сгущение красок, небольшая переоценка сил противника. Видимо, это следствие недооценки наших сил в октябре-декабре 1941 г., следствием которого было поражение на ближних подступах к Москве.



107

222-я действовала в районе Износок в составе Восточной группировки 33-й армии. В этом районе наступала, а затем держала оборону 338-я стрелковая дивизия и части 329-й стрелковой дивизии. Возможно, немцы были введены в заблуждение тем, что к ним в плен попали бойцы, ранее воевавшие в составе 222-й стрелковой дивизии. Во время обороны под Наро-Фоминском, а затем в период наступления некоторые роты, батальоны и даже целые полки продолжительное время находились в оперативном подчинении соседних дивизий.



108

Немцы конечно же боялись объединения всех действующих под Вязьмой советских группировок в одну, сильную, под единым командованием, которая могла бы выполнять согласованные операции. Этого желали и генерал Белов, и генерал Ефремов. Но об этом молчали в штабе Западного фронта. И немцы начали бить наши группировки по одной.



109

А утром, после этого кровопролитного боя, когда ефремовцы напролом, перешагивая через трупы своих товарищей, лезли к Вязьме, Жуков докладывал Сталину: «33-я армия, продолжая наступление, в 10.00 31.01.1942 передовыми частями Западной группировки армии овладела Дашковкой (7–8 км юго-восточней Вязьмы), развивая наступление на северо-запад».






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке