ГЛАВА XI. Мирные годы

Служба в Новочеркасске. — Песенники полка. — Служба урядников. — Производство в офицеры. — Ученья. — Похороны атамана Платова. — Атаманцы усмиряют крестьян. — Похороны Императора Александра I. — Участие в войсковых кругах.


С 1802 года Атаманский полк имел десять сотен. В Новочеркасске были расквартированы две или одна сотня, люди остальных сотен жили по станицам и собирались только на время учений. Сотнями командовали подполковники и есаулы, в помощь им были сотники и хорунжие. Ближайшими помощниками офицеров были и пятидесятники. Казаки имели все вооружение и снаряжение, даже ружья и пистолеты, а равно и мундиры собственные.

20 ноября 1815 года для большего единообразия и в облегчение офицеров войска Донского штаб- и обер-офицерам вместо прежнего шитья повелено иметь серебряные петлицы: по одной с каждой стороны воротника и по две на обшлагах, по образцу петлиц кавалерийского полка, причем в нашем полку 11 октября 1816 года велено иметь две серебряные петлицы, как то существует и теперь.

На ученья полк собирался весною на Красный Яр. Зимою же небольшая часть полка чередовалась в караулах при атаманском доме и при знаменах.

Во время мирной жизни в Новочеркасске больше всего отличались наши песенники. Голоса были на редкость. Особенно отличались казаки Александровской станицы. В полку трубачей не было. Да и в Новочеркасске не было ни одного порядочного хора музыки, а потому наши песенники во всех торжественных случаях пили за атаманским столом и по праздникам, одетые в синие кафтаны, распевали на публичных гуляньях и в городском саду. Они же ходили Христа славить к знатным особам на Рождество, пили на свадьбах, именинах и при других торжествах. При пении употребляли в те времена бубны, литавры, тарелки и полумесяцы.

Тяжело было служить лишь урядникам. Учебных команд тогда не было, и в звании урядника казаки жаловались за воинские подвиги, за храбрость или за особое отличие по службе. Урядников в войске было мало. В нашем полку на сотню приходилось по четыре, пяти урядников. Между тем на ординарцы к атаману, в почетные часовые, а также на все торжества под знамена требовались урядники. Поэтому они служили без перемены, не имея возможности иногда по десяти лет и более бывать дома.

Но зато галуны урядника открывали доступ и к офицерскому званию без всякого экзамена. Все наши урядники еще в Париже за отличие в Отечественную войну были произведены в хорунжие.

Офицерский чин в те времена давал не одно только преимущество по службе, но и увеличенный земельный надел. Офицер из казака — мелкого землевладельца — становился помещиком. По мере повышения в чинах и количество земли увеличивалось, кроме того, жаловались и русские крепостные крестьяне.

На учении команд не было. Указывали, что нужно сделать, и говорили «вперед», «марш». Повернуть полк было очень трудно. В преследовании гнали по несколько дней. Писаного устава в те времена для казаков не существовало. Приучали лошадей прыгать через рвы и барьеры, кололи пикой нарочно сделанные чучела, рубили их и джигитовали.

10 января 1818 года полк наш в полном составе хоронил своего любимого атамана графа Матвея Ивановича Платова. Не одна слеза выпала на гроб того, кто сделал имя донского казака страшным всей Европе, кто любил и лелеял атаманцев.

При новом атамане Адриане Карповиче Денисове 20 ноября 1819 года в Атаманском полку белые перьяные султаны, бывшие на шапках, заменены продолговатыми волосяными султанчиками, существовавшими в то время в полках легкой кавалерии, у офицеров серебряными, у казаков белыми.

В том же году вместо генерала Грекова командиром полка назначен герой войны 1812 и 1813 годов, бывший атаманец и георгиевский кавалер — полковник Кирсанов.

После войны 1812 года многие донские генералы получили вместе с земельными участками и крестьян на вывод. Эти крестьяне долго не могли примириться с положением своим в новой земле, волновались и оказывали неповиновение своим помещикам, буянили, жгли имения и косили хлеб на корню.

В 1820 году весной взбунтовались сначала крестьяне князей Орловых. Их пошли усмирять казачьи полки, собранные для отправки на Кавказ. Во время их отсутствия в селении Голодаевке, в Миусском округе, у господ Мартыновых возмутились их крепостные.

Большая часть нашего полка в это время уже была в сборе для весеннего ученья. По приказанию атамана Денисова эти сотни под командой полковника Кирсанова отправились в Голодаевку, где крестьяне в числе нескольких тысяч человек расположились лагерем.

Казакам приказано было окружить лагерь, и если бы кто из крестьян осмелился оказать неповиновение своим помещикам, то таких крестьян было приказано брать под караул.

К нашему полку на подходе присоединился генерал-адъютант Чернышев, приведший с собою полки, посланные к князьям Орловым, один эскадрон Л.-Гв. Казачьего полка, роту артиллерии и пехотный регулярный полк. При приближении этой массы войск крестьяне смирились и разошлись по деревням.

Атаманцы вернулись в Новочеркасск. Во время усмирения пришлось делать большие переходы и большей частью рысью, лошади были сильно утомлены, а потому обычного весеннего ученья не делали: часть полка была оставлена для караула, остальные отпущены по станицам.

В 1821 году на место Адриана Карповича Денисова назначен войсковым атаманом Алексей Васильевич Иловайский. Он любил роскошь в жизни; устраивал спектакли и балы. А когда он выезжал из своего дома, его сопровождал конный взвод Атаманского полка.

Наряд вследствие этого был усилен.

При нем приказано было казакам иметь перевязи вместо шелковых кожаные по образцу Л.-Гв. Казачьего полка.

Служба Атаманского полка в минувшие войны, образцовое поведение казаков далеко выдвинули полк из среды других казачьих полков. На атаманцев смотрели почти как на гвардию. От них требовали чистого и однообразного обмундирования, а во всех почетных командировках с этого времени они участвуют наряду с Л.-Гв. Казачьим полком.

Так, когда 19 ноября 1825 года скончался в городе Таганроге Александр Благословенный, пораженные горем и ужасом отчаянные атаманцы в полном составе были вызваны в Таганрог. Там у тела Того, перед глазами которого всего шесть лет тому назад сражались казаки на полях Арсиса и Фер-Шампенуаза, стояли на часах офицеры нашего полка, а атаманцы сменяли лейб-казачий караул у Таганрогского собора и у дворца Императрицы.

На всех войсковых кругах атаманцы занимали видное место; 9 мая 1826 года, в день принятия пожалованной войску сабли Императора Александра I, полк в полном составе был на площади перед собором.

Это был последний раз, когда жители Новочеркасска видели все сотни полка на кругу.

В следующем году полк выступил в поход на войну с Турцией, а с войны перешел сначала на Днестр, потом в Польшу, а потом и в Петербург. Наступали новые времена для Атаманского полка.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке