ГЛАВА XVII. «За Варшаву 25 и 26 августа 1831»

Штурм города Варшавы. — Атаманцы первыми входят в Варшаву, выкинувшую белые флаги. — Отличие на шапки. — Командирование двух сотен в Петербург. — Переименование сотен в эскадроны.


Город Варшава, столица Царства Польского, лежит на берегу широкой и глубокой реки Вислы. Для обороны ее от наших войск поляки окружили ее целым рядом высоких валов. Впереди валов находились глубокие рвы. А перед рвами были выкопаны круглые ямы в полроста человека, а в ямы вбиты заостренные колья, так называемые «волчьи ямы».

На всех улицах были поставлены рогатки, а за ними нагромождены телеги, ящики и доски. Все дома были обращены в маленькие крепости.

Впереди города Варшавы лежит деревня Воля с каменной церковью и высокой колокольней. И эта деревня была сильно укреплена деревянным забором из бревен с заостренными концами и земляными валами.

24 августа 1831 года наши войска подошли к Варшаве, и на 25-е августа был назначен штурм. Солдатам было приказано одеть мундиры, чтобы лучше отличаться от польских полков, форма одежды которых походила на нашу.

Наш полк должен был овладеть правым флангом и продвинуться до Вислы.

В 4 часа утра загремела с обеих сторон канонада. Атаманцы овладели деревней Виллановой, оттеснив польскую кавалерию, продвинулись до Чернякова и заняли берег р. Вислы.

Между тем пехота упорно дралась на валах и к закату солнца овладела передовыми окопами Воли.

На рассвете 26-го августа в наш лагерь явились переговорщики. Они, говоря об уступках, выпросили время на размышление до 1 часу дня, сдать город обещая без лишнего кровопролития. Но они обманули. В половине второго дня был дан сигнал к атаке. Это был страшный день. Пушечная и ружейная пальба не прекращались ни на минуту. Вся местность была затянута белесоватой пеленой. Деревня Циста и ветряные мельницы кругом Варшавы пылали. С громом музыки, с распущенными знаменами шли наши пехотные полки на валы предместья Воли. Одни падали, другие шли на их место и по трупам взбирались на укрепления. Часть окопов была в наших руках.

Стемнело. Но перестрелка не прекращалась.

В 10 часов ночи еще там и там слышны были выстрелы. Всю ночь войска провели не ложась, под ружьем. В нашем полку, переведенном в резерв и стоявшем вместе с 1-й кирасирской, 3-й уланской дивизиями и казаками Его Величества за центром, лошадей не расседлывали.

От зарева пожаров было светло. Кругом слышны были стоны раненых. Священники, обходя валы, напутствовали умирающих. Ночью над Варшавой взвился белый флаг. Явившиеся переговорщики сказали, что они уходят в Плоцк. В 6 часов утра наш полк получил приказание осмотреть Варшаву. Подтянули подпруги, перекрестились, сели.

— С Богом! — сказал Кузнецов, и полк посотенно направился к обвалившимся укреплениям Воли.

За нашим полком пошли лейб-казаки и остальная гвардейская кавалерия.

Тихо было на валах. Кругом лежали трупы храбрых защитников Воли. Полк, перебравшись через вал, въехал в улицы. Там и там раздались из окон выстрелы. То стреляли фанатики мятежники, не желавшие покинуть Варшаву. Казаки врывались в дома и забирали их. Проехав Волю, наш полк въехал в Прагу, а затем и самую Варшаву.

Вот у баррикады на улице кучка поляков встречает залпом казаков. Урядники Минаев, Кожанов, Карцев, Матекин, Харланов и Ерофеев с казаками опрокидывают их и забирают в плен, там часть казаков взбирается в дом, откуда ранили казака. А сзади уже слышны торжественные марши наших войск.

Мятежникам нельзя было доверять. Жутко было входить поэтому первыми в опустелую, но коварную Варшаву. И храбрость наших казаков была оценена графом Паскевичем. Наш полк получил немало наград.

«За блистательную храбрость и мужество 25 и 26 августа при штурме передовых варшавских укреплений, городового вала и г. Варшавы» полковник, Кузнецов, командир Атаманского полка, произведен в генерал-майоры.

Урядники, ехавшие впереди, и казаки Арефьев, Басов, Гнилорыбов, Сахаров и Фарапонов получили георгиевские кресты, а 6 декабря 1831 года вышел приказ, которым офицерам и казакам Атаманского полка пожалованы на шапки знаки отличия с надписью «За Варшаву 25 и 26 августа 1831 г.».

15-го января 1832 года всем офицерам пожалованы особые знаки отличия за Варшаву и 678 казакам, бывшим при штурме, — медали.

29-го августа Атаманский полк перешел на другую сторону р. Вислы и погнал мятежников к немецкой земле.

Польские войска удалились в крепость Модлин, и нашему полку приказано было наблюдать за их действиями в этой крепости. 3 сентября Атаманские сотни раскинули аванпосты по обеим сторонам Вислы и по реке Нареву.

24 сентября мятежники потянулись за немецкую границу; атаманцы проводили их до самых пограничных столбов.

Усмирение было окончено, войска расходились в места своего квартирования.

18 октября сотни нашего полка пошли через Себеж в Новочеркасск.

23 декабря 1831 года состоялось Высочайшее повеление в С.-Петербурге иметь 2 эскадрона Л.-Гв. Казачьего Его Величества полка и две сотни Атаманского полка. Содержание офицерам Атаманских сотен выдавать по окладам молодой гвардии. Сотни именовать эскадронами, и строиться им по примеру Л.-Гв. Казачьего Его Величества полка.

Для Атаманского полка наступало новое время — время петербургской службы.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке