ГЛАВА XXIV. Служба казаков в Петербурге

Посылка дивизионов в Нижний Новгород на ярмарку. — Изучение казаками уставов — Казарменные и лагерные занятия. — Перемены формы.


Жизнь в Атаманском полку со времени перехода одного дивизиона в С.-Петербург текла полная трудов и блестящей представительной службы во дворце и на парадах. Дивизионы атаманцев, лейб-казаков и уральцев составляли гвардейский Сводно-Казачий полк. Число рядов во взводах полагалось по 20-ти.

На службу в гвардию выбирались лучшие люди из станиц, высокого роста, красивые, видные. Отслужив три года в армии и шесть лет в льготных дивизионах, они, уже отрастивши себе форменные бакенбарды, все под одно лицо приходили в Петербург. Шли целым дивизионом по железной дороге вместе с офицерами.

С 1868 г. очередной дивизион собирался на ученье не в июле, а в июне и занимался 10 дней на участке подле станицы Урюпинской. Отсюда его везли по железной дороге в Нижний Новгород на ярмарку, где он до закрытия торга нес полицейско-разъездную службу, а затем дивизион переезжал в Петербург и сменял отслуживших три года казаков.

Неочередной дивизион отбывал службу при слободе Тарасовке, хуторе Ольховый Рог и слободе Покровской (Свиная), куда собирались ежегодно, в мае, на один месяц. Потом распускались по станицам. Но в станицах нужно было жить, соблюдая форму и холя строевого коня. Льготным дивизионам часто приходилось собираться в Новочеркасск для встречи Высочайших особ, а также в случае походов, кроме того, от льготных дивизионов был по-прежнему наряд караула в Таганрогский дворец.

За шесть лет майских сборов атаманский казак научался носить правильно одежду, отдавать честь да кое-как рубить и фланкировать. А по приходе в Петербург нужно было сейчас же почти показаться Государю и на смотру, и на разводах. Смотры бывали два-три раза в год. Зимний парад в шинелях, майский весенний парад в парадной форме на Марсовом поле и Красносельский парад в походной форме после маневров. Нередко Государь или Наследник смотрели отдельный полк и бригады. Атаманцы старались показаться Государю и Шефу везде молодцами. И хотя учений тогда бывало мало, даже очень мало, они умели и равняться, и аллюр, и направление держать, и Атаманский полк был везде хорош. Давалось это нашим станичникам потому, что всякий из них только и думал, как бы хорошенько равняться и лучше сидеть, все были внимательны. 5-го июня 1870 года Его Высочество Главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского военного округа, Наследник Цесаревич Александр Александрович (Александр III — Царь-Миротворец), осмотрев на военном поле в Красном селе Сводно-Казачий полк, остался весьма доволен лихостью казаков, быстротою, точностью и чистым выполнением построений и сказал казакам после смотра:

— Вернувшись на Дон, вы передадите вашим товарищам, что регулярная кавалерия не опасный для вас соперник, что устав, как вы видите, не так труден, как кажется, и основательное изучение его ведет только к порядку — залогу победы.

Кроме смотров, каждое воскресение в Михайловском манеже назначались в присутствии Государя разводы.

На разводах находились все офицеры гвардии и от каждого полка ординарцы. На ординарческой езде смотрели посадку офицеров, унтер-офицеров и казаков, уменье на скаку стрелять из ружья и пистолета и брать барьеры. И Боже сохрани было ударить лошадь шашкой или плетью; для посыла коня на барьер полагались всем казакам шпоры. Каждая ошибка ординарцев ставилась им в большую вину.

А учиться казакам было некогда. Каждую ночь выезжал почти полный эскадрон в полицейский разъезд. Казаки объезжали по двое все отдаленные участки Петербурга. Ходил разъезд и на Московское шоссе к Средней Рогатке, и в Лесной, и в Полюстрово, и в Екатерингоф, и на Острова. Иным приходилось за ночь сделать более 30 верст, по всякой погоде, во время вьюги, морозов, осенних ветров и дождей.

Когда не было разъездов, производились занятия. Для конных учений ездили на Семеновский плац, на котором тогда не было ни одной постройки, пешие производили на дворе и в казармах. Самое важное место среди пеших учений до 1874 г. составляли выправка, шашечные приемы и маршировка. На маршировке шаг был тихий, в три темпа, ногу нужно было поднимать высоко от земли и носок тянуть книзу. Во всяком приеме требовалась чистота. С ружьем занимались мало. Вместо теперешней стрельбы дробинками тогда занимались тушением свеч. На стержень, под курок, клался пистон, и ружье наводили на горящую свечу, при хорошей наводке пистон должен был погасить свечу. В 1864 году вместо шестилинейных пистонных ружей были выданы 4-хлинейные винтовки образца Бердана № 2.

С принятием берданок стали больше заниматься прикладкой, прицеливанием и стрельбой. Для старых ружей казаки сами лили себе пули особыми формочками — пулелейками.

Порох привозился в полк в бочонках и выдавался казакам по фунтам.

Немало заботы было атаманцам и с формой и лошадьми. Форма требовала большой чистки и аккуратной пригонки. Белые лосинные ремни мазались ежедневно особым составом, все металлические части ярко начищались. Перемены в форме были частые.

30 апреля 1864 года даны были на офицерские шинели отложные воротники вместо стоячих. При этом разрешено было обшивать их каракулем. 2 января 1867 года кепи было у казаков отменено и вместо него дана фуражка, такая же, как мы носим теперь. В том же году, 10 июля, повелено на парадных мундирах офицеров нашить на груди 8 рядов серебряных шнуров с серебряными костыльками. У казаков нашить такие же шнуры, но белые с оловянными литыми костыльками. Чешуйчатые эполеты заменены плетеными, белыми с бахромою кругом и светло-синею строчкой по краю корешка. 30 сентября вместо плечевой портупеи дана была поясная, причем казакам — из красной юфты. Серебряный пистолетный шнур заменен общекавалерийским, пестрым.

Для большего отличия унтер-офицеров от рядовых казаков 8 июля 1870 года приказано было обшивать фуражки их по кругу трехцветным белым, желтым и черным шнуром.

В лагерь Сводно-Казачий полк выходил в начале июня и с семидесятых годов размещался по квартирам, в деревнях Паюла, Таликола, Нурколово и Пелгола. В лагере три раза в неделю казаки занимались стрельбою, два раза аванпостною службою и один раз полковым конным учением.

Уход за лошадьми требовался большой. Гривы подравнивали полукругом, хвосты лошадям подрезали по одной форме.

Командовавший полком во время усмирения польского мятежа генерал-майор Жиров в Польше не был, потому что там был не весь полк, а оставался на Дону при льготных дивизионах. 1-го января 1866 года он был произведен в генерал-лейтенанты, а командовать нашим полком назначен полковник Родионов Виктор Алексеевич.

В его командование наш полк принял участие в парадных торжествах по случаю свадьбы своего Шефа Государя Наследника Цесаревича.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке