ГЛАВА XXIX. Тяжелые дни полицейской службы

Покушение на жизнь Государя Императора. — Привлечение казаков к полицейской службе. — Злодеяние 1 марта 1881 года. — Вызов казаков ко дворцу. — Разъезды. — Участие в погребении Императора Александра П. — Перемена формы. — Участие при короновании Императора Александра III.


После борьбы с врагом внешним — турками, полку нашему немало пришлось поработать и послужить во время тяжелой борьбы с врагом внутренним.

В России, в самом центре ее, в Петербурге, появились мятежники. Тайно собирались они в различных местах и сговаривались, как подорвать величие России, унизить ее в глазах всего света, завести в ней бунты и мятежи. Были среди них люди, думавшие путем убийств возвыситься, были и просто темные, заблудшие люди, не понимавшие всей мерзости и ужаса своих поступков. Их было много. Каждый день полиция открывала новые шайки и все-таки не могла переловить всех. Дерзость их доходила до того, что они на людных улицах нападали на генералов и, убив их, безнаказанно убегали на санях. Пешая полиция ничего не могла сделать в защиту жителей.

Наконец, дерзость их дошла до такой степени, что они посягнули на Священную Особу Государя Императора. 9 апреля 1879 года один из злоумышленников выстрелил в Государя во время утренней Его прогулки. Ужас охватил всю столицу. Государь не был в безопасности среди своих подданных. Столица была объявлена на военном положении. Гвардейские казаки и Учебный эскадрон были призваны охранять порядок и неприкосновенность лиц, приближенных к Государю. Ежедневно два эскадрона уходили на дежурство. Один занимал манеж Берейторской школы (нынешний Л. -Гв. Уральской казачьей сотни), другой стоял в Адмиралтействе. Два казака без пик при револьверах командировались в конвой к временно командующему войсками генерал-адъютанту Гурко. Измены, мятежа и насилия можно было ожидать везде. Для охранения Министра Внутренних Дел назначался такой же конвой, разъезды по городу были усилены. Недалеко от Петербурга, в Новой Ладоге, в это время углубляли большой канал. Там были собраны десятки тысяч рабочих. Для наблюдения порядка среди них туда был командирован от атаманского полка ротмистр фон-Нольде со вторым эскадроном. Один полуэскадрон стоял на траве, другой занимал пикеты и разъезды на местах работы.

В это смутное время наш дивизион совсем не ходил в лагерь. Остававшийся в Петербурге 1-й эскадрон нес ответственную полицейско-разъездную службу. Целыми днями и ночами люди были вне казарм. Лошади разбивали ноги о булыжную мостовую, мокли и мерзли без навесов на полицейских дворах. Только с 1880 года при участках завели конюшни для казачьих лошадей.

Но, несмотря на все меры, принятые к охранению порядка и доставлению безопасности Государю, злоумышленники 5 февраля 1880 года устроили подкоп под здание караула Зимнего Дворца, надеясь разрушить Дворцовую Столовую, где собиралась в это время Царская Семья. Господь не допустил совершиться этому страшному злодеянию. Гауптвахта была разрушена, верный долгу своему караул Л.-Гв. Финляндского полка перебит, но взрыв не разрушил столовой: Бог хранил Царя.

В это лето наш дивизион вышел в лагерь на свои старые стоянки в деревнях Паюла, Таликола, Нурколово и Пелгола, а Лейб-Казачий дивизион и прикомандированные к. Л.-Гв. Сводно-Казачьему полку две сотни Донского № 19 полка заняли полицейские посты и разъезды.

1 марта 1881 года совершилось неслыханное злодеяние. Негодяи подстерегли Государя, когда он возвращался с развода из Михайловского манежа, и на углу Екатерининского канала и Инженерной улицы бросили под Царскую карету разрывной снаряд: Государь был смертельно ранен и по привезении в Зимний Дворец тихо в Бозе почил.

Последними атаманцами, имевшими счастье представляться Государю Императору, были поручик Никулин, унтер-офицер 2-го эскадрона Климачкин и казак того же эскадрона Чурилин, бывшие в этот день на разводе.

Вечером 1-го марта Сводно-Казачий полк был вызван по тревоге к Зимнему дворцу. У дворца стояла громадная толпа народа. Но это были не злоумышленники и мятежники, а подавленные скорбью жители города Петербурга. Они собрались узнать о положении обожаемого Государя и проклятиями осыпать негодяев, посягнувших на жизнь того, кто освободил миллионы русских крепостных крестьян.

Казаки первыми из войск были у дворца и здесь услышали ужасную весть: Государь скончался. Один эскадрон нашего полка, не возвращаясь в казармы, прошел в Михайловский манеж, другой остался в Зимнем дворце. От этих эскадронов были высылаемы конные посты на перекрестки всех больших улиц, посты эти сменялись каждые три часа. Казаки обязаны были не допускать народ собираться толпами, захватывать и представлять всех лиц, которые будут непочтительно отзываться о Священной Особе Государя или поведением своим привлекать внимание, и представлять их в полицию.

Серьезно отнеслись наши товарищи к этому делу. Свято помнили они свою обязанность — быть защитниками Государя и Отечества от врагов внутренних. Они принесли в это смутное время громадную пользу властям и, к чести их надо сказать, не гордились и не выставлялись сделанными арестами. Они выполнили свой долг молча, в сознании своего достоинства.

2 марта 1881 года на Всероссийский Престол вступил Государь Император Александр III Александрович; Высочайшим приказом, в тот же день отданным, Шефом Л.-Гв. Атаманского Государя Наследника Цесаревича полка назначен Наследник Цесаревич Николай Александрович. Государь повелел и Себя считать в списках Атаманского полка.

7 марта Сводный эскадрон, составленный из 1-го и 2-го эскадронов, принимал участие в торжественной и печальной церемонии перевезения тела Государя Александра II в Петропавловский собор.

После этого ужасного события быстрыми и энергичными мерами враг внутренний был подавлен. Сами злодеи ужаснулись своему поступку. Нигде не нашли они сочувствия. Вся Россия горевала и оплакивала своего Государя. Мятежники были частью переловлены, частью бежали за границу, Петербург успокаивался. Но полицейско-разъездная служба все еще продолжалась. Ежедневно целый эскадрон дежурил на случай востребования. И требования были частые. Буяны на фабриках и поджигатели рабочего народа боялись только казаков. У казаков расправа была короткая. Плеть прекращала излишние речи, и хохот толпы показывал, как мало сочувствовал народ злодеям.

По всем участкам еще были казачьи пикеты, а кроме того, нередко требовали их и на окраины города. К рабочим на каналах была выслана полусотня Донского № 19 Казачьего полка.

8 марте 1882 года состоялась перемена формы в нашем полку. Вместо киверов с волосяным султаном даны были папахи кавказского образца; шаровары приказано было носить всегда в сапоги, и двойной лампас, полагавшийся при парадной форме, был отменен.

12 мая того же года были сняты нагрудные нашивки на парадных мундирах, и форма стала совершенно похожая на нынешнюю.

6 мая 1883 года 1-й Атаманский эскадрон под командой ротмистра Чеботарева был командирован в Москву для участия в Священном Короновании Государя Императора Александра III.

15 мая в день коронации в Кремле недалеко от Красного крыльца стоял взвод нашего полка при офицерах ротмистре Грекове и штабс-ротмистре Вершинине.

После коронации эскадрон прошел в лагерь под Красное Село.

29 апреля 1883 года командир полка Свиты Его Величества генерал-майор Мартынов был назначен начальником Штаба Войска Донского.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке