ГЛАВА XXXI. Устройство полка

Личность генерала Грекова. — Перемена лагерной стоянки. — Посещение казарм Наследником Цесаревичем. — Сближение с гусарами. — Посещение Наследником Цесаревичем лагеря в д. Николаевке — Новые постройки. — Представление полка иностранцам. — Эскадронные праздники.


Георгиевский кавалер с золотым оружием «За храбрость» Митрофан Ильич Греков, приняв 4-хэскадронный полк, решил поставить его на боевую ногу. Хотя несение полицейско-разъездной службы и продолжалось, но эскадрону приходилось быть в наряде один раз в восемь дней. Можно было повести правильные занятия и обучить казаков казачьей службе как следует.

Полковник Греков начал с того, что выранжировал и подобрал эскадроны по мастям. В 1-й эскадрон шли казаки на гнедых конях, во второй на рыжих, в третий на гнедых и в четвертый на вороных.

Новая просторная мастерская и своя полковая кузница заменили прежние мастерские при эскадронах и ковку в частной кузнице Андерсона.

В 1889 году взамен желтой амуниции была дана черная сыромятная и нагрудные патронташи вместо поясных. В декабре 1888 года приказом по кавалерии были сняты с офицерских перевязей арматуры и цепочки и вместо прибивных шпор даны были привязные.

В марте 1891 года наименования частей и чинов в гвардейских полках были даны старые — казачьи. Таким образом, наши эскадроны стали именоваться сотнями, ротмистры — есаулами, штабс-ротмистры — подъесаулами, поручики — сотниками, корнеты — хорунжими, унтер-офицеры — урядниками и ефрейторы — приказными — так, как именовались они в славные годы походов против французов.

Генерал Греков провел всю жизнь свою среди казаков и умел заставить станичников стараться. Рубка, фланкировка, джигитовка, проскачка на препятствия были его любимыми заданиями. И сам он любил езду и лихо ездил.

Сколько раз, бывало, можно видеть на Конной площади под вечер рядом с казаком мощную седую фигуру генерала на буланом Взрыве: генерал проезживал коня.

Учебная команда не раз устраивала мосты через Обводный канал, то на бочках, то переплетный, а летом весь полк пускался вплавь через фабрикантское озеро. Плыли в рубахах и амуниции радом с конем. Часть на плоту на бурдюках поддерживала переправу огнем. Генерал Греков любил походы, поездки, даже охоты. В то время приказано было иметь при кавалерийских полках охоты, и генерал Греков завел борзых и гончих собак. Команда разведчиков всего полка, только что заменивших прежних фланкеров и наездников, постоянно ездила то на охоты, то в дальние поездки. В апреле 1891 года все офицеры полка и 80 разведчиков походом ходили в Финляндию на водопад Иматру. В шесть дней прошли 420 верст туда и обратно, переходы были по 60 и даже по сто с лишним верст. Вернулись все бодрые и здоровые.

Занятия зимою шли утром (конные ученья) и после обеда (пешие и словесные занятия).

Стоянка в Пудости летом была прекрасна, много воды, красивые леса и поля, но тяжело было полку каждый день делать лишних двадцать шесть верст на ученье на военное поле. Когда ученья дивизии или бригады назначались рано утром, полк с ночи шел на военное поле и располагался там биваком. Это очень утомляло и людей, и лошадей. Генерал Греков выхлопотал полку новую лагерную стоянку: в 1890 году штаб полка, 1-й и 2-й эскадроны стали в дер. Николаевке, 3-й эскадрон в дер. Пелгола и 4-й в дер. Никулине, в 1892 году весь полк разместился в дер. Николаевке.

Государь Император и Шеф полка Наследник Цесаревич жаловали наш полк своим вниманием. 4 марта 1887 г. Наследник посетил наши казармы. Он приехал в 9 часов утра и прошел в офицерское собрание, где милостиво беседовал с офицерами. Из собрания Наследник вышел на полковой двор, где смотрел конное учение 4-го эскадрона и маршировку 3-го. С полкового двора Наследник прошел в 1-й эскадрон и осматривал его помещение, затем вышел на двор Л.-Гв. Казачьего полка, и здесь с разрешения Цесаревича была снята с него и офицеров казачьей бригады поручиком Л.-Гв. Атаманского полка Каменновым группа.

В 1882 году Государь отменил майские парады и смотрел войска зимою на Адмиралтейской площади. Так как места было мало, полки показывались Государю в две очереди. Обыкновенно в конце февраля бывал смотр первой очереди и двумя днями позже — второй. В первой очереди была 1-я гвардейская кавалерийская дивизия, во второй — вторая и полки первой, стоящие за городом. Чтобы дать место загородным полкам, наш полк сейчас же после смотра походом шел в Царское Село в гости к лейб-гусарам. И лейб-гусары принимали с полным радушием.

Под вечер, когда по Царскосельскому парку уже загорятся электрические фонари и кинут причудливые тени от заиндевевших ветвей, наш полк подходил к Царскому Селу.

У въезда в парк вызывали песенников и, лихо подбоченясь, запевало заводил какую-нибудь старинную песню.

Навстречу Атаманским эскадронам выходили лейб-гусары и разбирали людей по казармам. Офицеры шли в собрание полка. Гусары и казаки перемешивались, рассказывали про службу. Трубачи и песенники, казаки и гусары, не умолкая, пели и играли в собрании, и шла искренняя, веселая, добрая беседа.

Через два дня возвращались в Петербург.

Путь лейб-гусар из Царского в лагерь лежал через деревню Николаевку. Когда гусары подходили к деревне, атаманцы встречали их полковым маршем. Казаки разбирали лошадей у лейб-гусар, угощали солдат обедом и закуской, а офицеры шли к атаманцам в собрание.

В 1890 году эскадроном Л.-Гв. Гусарского полка командовал Наследник Цесаревич, а Лейб-Гусарским полком временно Великий Князь Павел Александрович. Собрания в Николаевке еще не было, и атаманцы принимали дорогих гостей в убранной зеленью казачьей столовой. Наследник и Великий Князь удостоили посещением завтрак под навесом этой столовой.

В этом же году Наследник Цесаревич пожаловал средства на постройку офицерской лагерной столовой и приемного покоя в лагере на 8 кроватей.

Собрание, приемный покой и хлебопекарня были построены в 1892 году. На освящении присутствовали Наследник Цесаревич, Великий Князь Владимир Александрович с супругою Великой Княгиней Марией Павловной и Детьми.

С тех пор, как Атаманский полк вместо двух сотен стал иметь четыре, офицеры не могли поместиться в старом офицерском флигеле. Не хватало места и офицерским лошадям.

Офицеры должны были квартировать в городе, что было и очень дорого, и неудобно. В 1890 году построена конюшня офицерских лошадей, а в 1891 году — офицерский флигель на 24 квартиры и каменная гауптвахта.

В 1887 году Государь Император по примеру Родителя Своего посетил Дон. Для присутствия на параде и для конвоирования коляски Государя был призван в Новочеркасск со льготы третий дивизион нашего полка и к нему командированы штабс-ротмистры Болдырев и Вершинин и поручики Кочетов, Терентьев, Плацбек-Кокум, Смирнов, Моллер и Карпов.

Генерал Греков любил своих атаманцев и в Петербурге, во дворце и среди своих знакомых генералов, любил рассказывать про казачью удаль и молодечество. Атаманцами интересовались, атаманцев хотели посмотреть. И полк наш представлялся в карауле Персидскому Шаху, джигитовал перед Черногорским Князем, приезжал к нам в гости немецкий генерал и французские офицеры. Они слушали хоры песенников, смотрели езду и джигитовку и удивлялись молодечеству донских казаков.

В командование полком генерала Грекова были поставлены во всех эскадронах образа и заведены эскадронные праздники. В трубаческом взводе — 15 августа Успение Пресвятой Богородицы, в 1-м эскадроне — св. Александра Невского, 30 августа, во втором — 30 августа, св. Александра Невского, в третьем — 6 мая, св. Николая Чудотворца, и в четвертом — Воскресения Христова.

Развернувшийся четырехэскадронный состав, наш полк стал в ряды славной 1-й кавалерийской дивизии. Генерал Греков выдвинул атаманцев вперед, обратил на них особенное внимание, сделал удобной жизнь офицеров, привел полк в стройный и блестящий вид.

В декабре месяце 1893 года он сдал полк генерал-майор Ипполиту Апполонычу Поздееву, а сам получил назначение командовать 1-й Донской казачьей дивизией.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке