Красные ВВС под Сталинградом и после

Обзор

Чтобы воздушная блокада была эффективной, вся площадь Сталинградского котла была разделена на пять секторов. 16-я и 8-я воздушные армии, а также 102-я дивизия ПВО послали свои истребители во все сектора. Тем самым советское главнокомандование создало мощную систему, которая обеспечила максимальное использование огневой мощи красных ВВС.

В кольце диаметром 28 км был создан плотный заслон из батарей ПВО. И прежде всего, вдоль трассы немецких пролетов.

В этих секторах действовали следующие авиачасти:

Сектор 3 (со штабом 16-й воздушной армии):

220-я и 283-я ИАД,

223-я и 285-я БАД,

271-я НБАД,

228-я и 291-я ШАД.

Сектор 4:

261-я ИАД,

272-я НБАД,

270-я БАД,

206, 214 и 268-я ШАД,

287-я САД.

Сектор 5 (со штабом 8-й воздушной армии):

201-я и 235-я ИАД,

206, 268 и 272-я БАД.

Сектор 2: часть 283-й ИАД,

227-я ШАД,

271-я НБАД.

Сектор 1:

220-я ИАД, часть 283-й ИАД.

Основные станции радиоконтроля находились в 1-м и 5-м секторах. Русские самолеты По-2 вылетали в ночные рейды на немецкие аэродромы и на Сталинград. Они взлетали с полевых аэродромов, находившихся всего в 65–90 км от Сталинграда. Истребители базировались еще ближе к городу.

Советские бомбардировщики совершали налеты на свои цели целыми полками, то есть до 30–40 самолетов за один боевой вылет.

У немцев не хватало истребителей, чтобы сорвать опустошительные налеты на аэродромы, где располагались транспортные части Ju-52. Одна-единственная истребительная эскадра могла бы обеспечить безопасность пролета над районом и коридор к окруженным войскам.

После неудавшегося налета 622-й ШАД в конце декабря на Сальск командование красных ВВС приказало выполнить в начале января 1943 г. новый авианалет. Удар по Сальску на малой высоте должно было нанести небольшое число тяжеловооруженных Ил-2.

Он состоялся 2 января 1943 г. Налетом, в котором участвовало 7 Ил-2, руководил капитан И. П. Бахтин. Их сопровождали эскадрильи Як-1, летевшие на высоте верхушек деревьев. Они незамеченными прошли посты аэродромных средств ПВО и обстреляли аэродром и все, что там находилось. Когда самолеты ушли, то, по советским данным, на стоянках было уничтожено 72 немецких самолета. Впрочем, эта цифра была завышена на порядок.

Капитан Бахтин и три других летчика, участвовавшие в этом боевом вылете, получили звание Героев Советского Союза. Были также совершены налеты на пункты Болшава, Рокосошка и Гумрак.

Полковник И. Д. Подгорный командовал группой из 18 истребителей 235-й ИАД. Она атаковала 16 Ju-52 на пути к Питомнику. Во время первой атаки эти истребители, по сообщениям русских, сбили 9 Ju-52, еще 5 подожгли, а оставшийся совершил вынужденную посадку. Еще 7 Ju-52 были сбиты на обратном пути из котла. Но эти сенсационные сообщения не соответствовали действительности. Тем не менее в конце битвы красные ВВС предоставили именно такие сведения о числе побед в воздухе.

Воздушное пространство Сталинграда патрулировали «свободные охотники», которые нападали на транспортные самолеты и истребители. Эта группа была оснащена новыми машинами Як-9 и Ла-5. В ней служили лучшие летчики, которые пришли туда добровольно. Они совершали успешные атаки в составе «двоек» или «троек».

9 января в перекрестьях прицелов советских бомбардировщиков и штурмовиков находился Сальск. На земле было опять-таки «уничтожено более 70 немецких самолетов».

Красные ВВС усилили блокаду воздушного коридора и постоянно атаковали те аэродромы, которые находились на пути к пунктам Питомник, Болшава, Рокосошка, Карповка и Гумрак. По ночам над коридорами летали По-2.

В январе 1943 г. боевая активность 16-й воздушной армии достигла своей наивысшей точки. Ее действия были направлены главным образом на поддержку 65-й армии русских.

10 января русские перешли в наступление. К 12 января они проложили себе дорогу в город. С падением Питомника немцы лишились последнего действующего аэродрома. В последние недели января в их руках оставались еще аэродромы Гумрак и Сталинградский, вспомогательные аэродромы без светотехнического оборудования и других условий для активных действий.

Для советских ВВС Сталинград стал испытательным полигоном для реформ Новикова. Была создана 4-я воздушная армия со своими бомбардировочными дивизиями и дивизионами ПВО. После битвы за Сталинград действия советского главнокомандования ВВС получили высокую оценку. Девять авиационных дивизий были удостоены почетного звания «гвардейская». «Золотой Звездой» Героя Советского Союза были награждены 17 летчиков. Еще 1000 летчиков получили высокие награды за участие в воздушных сражениях над Сталинградом.

В официальных отчетах русских говорилось о 1200 сбитых немецких самолетах, из которых 80 % составляли транспортные самолеты.

Во время битвы за Сталинград общее число боевых вылетов достигло 35 920. Наград удостоились командующий 17-й воздушной армией генерал С. А. Красовский, командующий 16-й воздушной армией генерал Руденко, командующий 8-й воздушной армией генерал Краюхин, командующий 2-й воздушной армией генерал Смирнов и командующий корпусом бомбардировщиков генерал А. Е. Голованов. Эти люди по окончании Второй мировой войны получили высокие командные посты в советских ВВС.

Советские ВВС над Кубанью

После окончания яростных сражений под Сталинградом активность боевых действий на всех участках фронта снизилась. Но уже в феврале 1943 г. русские ВВС стали готовиться к тому, чтобы без колебаний перехватить у немцев инициативу в воздухе. Это стало возможным благодаря победе под Сталинградом.

В небе над Кубанью, областью, которая находилась в тени битв за Сталинград и Курск, советские ВВС достигли еще больших успехов.

О боевых действиях на Кубани рассказывает генерал Вершинин: «Это была активная и длительная битва. В те дни в воздухе находилось более сотни самолетов и происходило до 100 воздушных боев. В станице Абинской, где располагался мой КП, каждые десять минут можно было видеть падающий с неба сбитый самолет»[84].

Он руководил тогда действиями двух воздушных армий — 4-й генерала Н. Ф. Науменко и 5-й генерала С. К. Горюнова. В составе этих армий находились известные полки. Например, в 4-й воздушной армии — 16-й гв. ИАП, которым командовал полковник А. И. Покрышкин. Только над Кубанью он одержал двадцать воздушных побед.

Против этих соединений 4-й воздушный флот выставил эскадры «Удет», «Мёльдерс» и JG54 «Грюнхерц».

В этом сражении немцы использовали улучшенные версии Bf-109G-2/G-4.

На этом участке Северо-Кавказского фронта советские ВВС сконцентрировали 600 боеспособных самолетов. Это число почти ежедневно возрастало, а люфтваффе было нечего противопоставить всей этой мощи.

В течение первых недель апреля из резерва Ставки на Кубань были срочно направлены новые авиаполки. 20 апреля в распоряжение генерала Вершинина поступило 800 самолетов, а именно 270 истребителей, 170 штурмовиков, 165 дневных бомбардировщиков и 195 ночных бомбардировщиков. Упомянутым воздушным армиям Ставкой были приданы по меньшей мере три авиакорпуса.

В их составе были: 2-й БАК, 3-й ИАК, 282-я ИАД, а также 50-я и 52-я БАД. Все эти соединения были на 65 % оснащены новыми типами самолетов.

В конце апреля было создано усиленное соединение из более чем 1000 самолетов. В конечном счете их число достигло 1500.

Во время затишья проводились учебные занятия. Следует отметить, что командование советских ВВС усиленно копировало тактику ненавистного врага, который в 1943 г. все еще оставался жестким и решительным противником.

С поступлением на фронт новых образцов самолетов технологическое отставание русских уменьшилось, но в отношении тактики воздушного боя и, прежде всего, истребителей еще предстояло преодолеть множество барьеров, чтобы достичь равенства.

После захвата укреплений на Кубани Советы построили несколько новых аэродромов. Эти работы часто прерывались из-за дождливой весенней погоды.

Аэродромные батальоны обслуживания должны были совершить невозможное, чтобы удовлетворить требования 4-й и 5-й воздушных армий, поскольку люфтваффе на Кубани были развернуты так, что строительным батальонам не хватало места для сооружения новых аэродромов.

Противостоящий русским 4-й воздушный флот, по оценкам противника, насчитывал 1000 самолетов и «представлял 50 % немецких люфтваффе на Востоке. На 10 марта в составе 4-го воздушного флота на Кубани было 24 бомбардировочные и истребительные авиагруппы и 17 эскадрилий воздушной разведки»[85].

Следует отметить, что эти цифры не соответствуют истине.

О том, что было на самом деле, речь пойдет позднее.

После Сталинграда почти все части люфтваффе были задействованы в качестве воздушного транспорта. То же самое произошло и после захвата предмостных укреплений на Кубани. Помимо этого, приходилось эвакуировать раненых и доставлять на фронт горючее и другие необходимые грузы. И это делалось в таких масштабах, что на удовлетворение требований армейских частей часто не хватало сил. Воздушная война над Кубанью убедительно показала, как изменились задачи люфтваффе.

Рассмотрим теперь, как воевал над Кубанью 8-й авиакорпус.


Примечания:



8

Stuka (Sturzkampfflugzeug) «Штука» — название типа пикирующего бомбардировщика, ставшее впоследствии именем нарицательным.



84

Вершинин К. А. Боевые действия над Кубанью.



85

Килмаркс Р. История советских ВВС.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке