Действия люфтваффе в центральном секторе Восточного фронта

Общая обстановка

Самая холодная за многие годы зима в России помешала немецким воздушным операциям на всем Восточном фронте. Аэродромный и наземный персонал в зоне ответственности группы армий «Центр» был постоянно занят уборкой снега и очисткой аэродромов. Взлетные и рулежные полосы, и прежде всего стоянки, приходилось очищать от заносов и неровностей. Необходимо было также сооружать загородки из прочного материала, чтобы воспрепятствовать нагромождению настоящих снежных гор вокруг них.

Моторы, которые ночью не были прогреты из-за исключительно сильного мороза, утром завести уже было невозможно. Чтобы решить эту проблему, использовали обогревательные печи и любые подручные средства.

Самолеты, предназначенные для вылетов по тревоге, впихивали носами в «тревожные боксы». Это были прогретые навесы, под которыми машины стояли в тепле, что позволяло обеспечить скорейший взлет по тревоге.

Моторы с водяным охлаждением, как теперь признано всеми, были совершенно непригодны для русской зимы. Воздушное охлаждение лучше подходило к требованиям этой зимы.

С аэродромов Витебска, Градины, Дугина и Ржева боевые действия вели эскадры 8-го авиакорпуса. Они были направлены против набирающих силу партизанских отрядов, для которых по ночам русские самолеты доставляли грузы и обученных бойцов. Отрезанные от своих войск, советские боевые группы присоединялись к этим партизанским отрядам, чтобы вместе громить и разрушать сеть снабжения вермахта за линией фронта. Партизаны подрывали мосты, перерезали линии связи, подвергали ударам колонны и стоянки транспорта. Жизненно важные магистрали Медынь — Юхнов — Рославль и Гжатск — Вязьма — Орша находились под постоянной угрозой нападения партизан.

Советская 214-я воздушно-десантная бригада, состоявшая из четырех пехотных батальонов, одного артиллерийского дивизиона и необходимых групп обслуживания, была высажена русскими южнее и юго-западнее Вязьмы. Она принадлежала к 4-му воздушно-десантному корпусу, в состав которого входили также 7-я и 9-я воздушно-десантные бригады. Последняя находилась в районе Юхнова и вела боевые действия за линией фронта.

Против них были направлены некоторые атаки подразделений «Штук» из 8-го авиакорпуса, чей командный пункт находился в Смоленске.

Помимо этого, части 8-го авиакорпуса провели также ряд важных стратегических операций. В январе они совершили три боевых вылета на Москву, хотя и ограниченными силами и соответственно с ограниченным результатом. В феврале были атакованы авиационные предприятия в Воронеже и автомобильный завод в Горьком, который выпускал танки.

2 марта немецкие самолеты бомбили авиационный завод в Воронеже, а 6 марта бомбардировке вновь подверглась Москва. Двумя днями позже два (!) немецких самолета атаковали авиамоторный завод в Рыбинске. Дважды в марте бомбили нефтеочистные сооружения в Калинине.

Еще один налет на Москву состоялся 6 апреля. На этот раз в перекрестье бомбовых прицелов попал авиационный завод в пригороде столицы. В мае целями стали автозавод и авиационный завод в Горьком.

Во время ночных боевых вылетов 16 июня были атакованы и частично уничтожены аэродромы и железнодорожные сооружения противника в Московской области.

Таков был скудный диапазон «стратегических» операций люфтваффе, которые до октября были задействованы в центральном секторе Восточного фронта в операциях по поддержке армейских частей, поскольку им, прежде всего, не хватало противотанковых подразделений и тяжелой артиллерии. В этом и заключалась важнейшая задача люфтваффе. В связи с этим они оказались в полной зависимости от армейских операций. Это опять-таки нарушило далеко идущие планы ведения самостоятельной стратегической воздушной войны, и немногие намеченные действия не смогли ввести противника в заблуждение относительно роли люфтваффе в России.

Кроме этого, цели и частота налетов люфтваффе зависели и от боевых действий противника. Приходилось отражать все больше его атак, чтобы хотя бы остановить его[71].

По этим причинам руководство воздушными операциями в этом регионе постоянно зависело от развития местной тактической обстановки. Уже в феврале 1942 г. начальник штаба 5-го авиакорпуса и часть его штаб-квартиры перебрались с запада в Смоленск, чтобы подготовиться к передаче командования. 8-му авиакорпусу пришлось перебазироваться на южный фланг, чтобы принять участие в штурме мощнейшей русской крепости Севастополь.

Если в зоне группы армий «Центр» продолжались бои, а также удары и контрудары без крупных территориальных захватов, а люфтваффе в этом регионе выполняли оборонительные задачи, то на участке действий группы армий «Юг» обстановка складывалась совершенно по-другому.

Однако остановимся пока на действиях группы армий «Центр». Здесь на базе 5-го авиакорпуса, который к тому времени принял на себя руководство, было сформировано Luftwaffenkommando Ost, которому были подчинены все авиационные части. Основное внимание оно уделяло разрушению железнодорожной линии в районе Калинин — Бологое — Торопец, по которой русские осуществляли снабжение фронта. Главным образом тех армий, которые противостояли левому флангу немецкой 9-й армии, а также частям, угрожавшим тыловым районам 9-й армии.

К Пасхе 1942 г. левый фланг группы армий «Центр» вновь оказался под угрозой русского наступления.

1-й воздушный флот группы армий «Север» с середины апреля до начала мая не мог совершать боевые вылеты из-за крайне неблагоприятной метеорологической обстановки, не позволявшей доставлять грузы по воздуху. Поэтому эти операции проводились подразделениями грузовых планеров из Luftwaffenkommando Ost, которое предоставляло свои Ju-88 для прикрытия этих важных маршрутов снабжения и для налетов на артиллерийские позиции русских и опорные пункты ПВО, находившиеся на путях доставки грузов.

Эти Ju-88 и обеспечивали безопасный полет грузовых планеров к месту назначения.

В конце мая и в течение июня все авиационные части Luftwaffenkommando Ost старались ликвидировать опасные прорывы частей гвардейского кавалерийского корпуса генерала Белова в тылы немецкой 4-й армии. Для уничтожения этих прорывов вылеты совершались с аэродрома Смоленск-Норд силами ночных эскадрилий.

В конце июля давление русских на Ржев усилилось. Они хотели сровнять здесь выступ линии фронта, поскольку отсюда исходила опасность для Москвы. Когда русские войска вплотную подобрались к Ржеву, авиационные части вступили в бой с наземными войсками, чтобы защитить тамошний аэродром. Части пикирующих бомбардировщиков 1-й авиадивизии с короткими перерывами вылетали для ликвидации этой угрозы. Им удалось обезопасить аэродром, уже тогда находившийся под огнем артиллерии противника, и разгромить артиллерийские позиции, скопления танков и колонны снабжения русских.

Пилоты JG51 «Мёльдерс» во главе с заслуженным оберст-лейтенантом Нордманом очищали небо над немецкой 9-й армией от русских самолетов и решительно предотвращали их налеты на наземные войска. Здесь достойно показали себя многие пилоты.

В одном особенно успешном налете 27 машин из Luftwaffenkommando Ost полностью уничтожили хранилище и склад запчастей к востоку от Ржева.

Немецкие бомбардировщики вновь и вновь атаковали советские пути снабжения и почти перерезали их.

Особенно сильным атакам подверглись железнодорожные линии и складские центры в районе Калинин — Бологое — Торопец. Советские аэродромы в прифронтовой полосе, о которых доложила разведка как о действующих, неоднократно подвергались налетам бомбардировщиков и пикирующих бомбардировщиков.

В ноябре Luftwaffenkommando Ost, прежде всего, занималось уничтожением баз снабжения русских. Систематически бомбились места дислокации и КП советских войск. Когда во второй половине ноября воздушные операции из-за плохой погоды были остановлены, началось русское наступление из Торопца, которое на юге было направлено на пункт Белый; а на севере — на Великие Луки (как это выглядело с точки зрения группы армий «Север», мы уже видели, когда описывали оборону Великих Лук). Когда военные действия на участке группы армий «Центр» несколько затихли, обстановка на южном фланге активно развивалась.


Примечания:



7

JG (Jagdgeschwader) — истребительная эскадра люфтваффе (по штату примерно соответствовала дивизии в ВВС Красной армии). Имела цифровое обозначение, а некоторые эскадры дополнительно получали почетное наименование. Группы, входящие в состав эскадры, обозначались римскими цифрами, например II./JG77. Эскадрильи обозначались арабскими цифрами, причем они имели сквозную нумерацию внутри эскадры, независимо от номера группы, в которую они входили, например 1./JG77, 8./JG77 и т. д. Эта система обозначения действовала во всех люфтваффе.



71

Плохер Г. Указ. соч.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке