XII

Карнак. Праздничный зал

Тутмос III возвел этот храм в честь фиванской триады и в ознаменование своих многочисленных побед. Он стоит на востоке от Большого храма (Н); между ними было открытое место, где когда-то стояло святилище Среднего царства (илл. XVII, 2). Вероятно, святилище разрушилось, и Тутмос, снеся древнюю постройку, соорудил открытый двор и окружающие его молельни, среди которых самой большой стал его Праздничный зал.

В отличие от большинства египетских храмов вход в Праздничный зал находится не на оси храма, а сбоку и под прямым углом к основной части храма. Здание состоит из гипостиля, ориентированного с юга на север, с молельнями и святилищами с северной, восточной и южной сторон; вход находится в юго-западном углу.

По бокам от входа стоят две осирические статуи царя и две шестнадцатигранные колонны, на которые, вероятно, опирался портик, что указывает на то, что вход был устроен здесь намеренно. Гипостильный зал является старейшим залом подобного типа с высоким центральным нефом и более низкими боковыми проходами. Неф состоит из двадцати колонн в два ряда по десять, колонны уникальны по форме: они имеют круглое сечение и не сужаются к цоколю, как папирусовидные колонны, капители колонн имеют форму колокола. Так как формы колонн и капителей имели своими прототипами простые формы, использовавшиеся в древности в бытовом строительстве, их происхождение легко установить. Это каменные копии опор из растительных материалов, применявшихся, например, для поддержания плетеных навесов и других легких сооружений. Поэтому храм представляет собой не более чем огромное каменное жилище, увеличенную копию шатра, в котором сам Тутмос жил во время своих военных походов и который он посчитал подходящим образцом для храма в ознаменование своих побед. По обеим сторонам от цилиндрических колонн стоят ряды массивных четырехгранных колонн, на которые одной стороной опираются плиты кровли низких боковых проходов, а также стена, поднимающаяся до уровня центральных колонн и несущая крышу нефа. В стенах над четырехгранными колоннами проделаны окна (илл. XVIII, 1). Внешняя стена храма, которая поддерживала другую сторону кровельных плит боковых проходов, разрушена, но, когда она была цела, проходы освещались только через окна наверху. Четырехгранные колонны украшены расписанными рельефами, изображавшими царя в присутствии различных божеств, в основном Амона и Мут. Ранние христиане устроили в зале свою церковь, но совсем не обязательно, что разрушение рельефов лежит на их совести; Эхнатон охотно уничтожал изображения фиванских богов, враждебных его религиозным идеям; христиане удовлетворились тем, что зарисовали египетских богов изображениями святых и мучеников.

В северном конце зала находятся три небольшие молельни, в настоящее время разрушенные, посвященные фиванской триаде. Здесь еще можно различить фигуру Мут, а в самой западной части пространства стены изображена группа колоссов с Тутмосом III в качестве третьего члена триады. В северо-восточном углу построены еще несколько молелен, в одной из них был найден список предшественников Тутмоса III, составленный им и известный современным египтологам как «карнакская таблица царей». Теперь она находится в Национальной библиотеке в Париже. Научное значение таблицы огромно, так как, подобно абидосской таблице, она сообщает имена царей во временной последовательности.

Помещения в восточной стороне храма представляют собой груду беспорядочных развалин, в которой то тут, то там встречаются островки прекрасной архитектуры, а также весьма любопытные детали. Маленькая молельня, от которой остались лишь четыре вертикально стоящие колонны, уникальна своим интерьером, и прежде всего папирусовидными колоннами с капителями в виде бутона лотоса. Они стоят в ряд, с сохранившимися архитравами, хотя крыши давно нет, а от стен осталось лишь несколько футов кладки. Вокруг молельни, на разрушенных стенах, все еще можно найти уникальное перечисление растений, птиц и зверей, приобретенных Тутмосом III во время военных походов и дарованных храму. Изображения растений особенно интересны изящностью рисунка, а также точностью в передаче стадий прорастания зерна. Тутмоса можно считать чуть ли не первым создателем зоологических и ботанических садов, а художник, зарисовывавший растения, явно имел склонность к ботанике.

Маленькое сокровище архитектуры – миниатюрный гипостильный зал, с разрушенной внешней стеной. Он отличается прекрасными шестнадцатигранными колоннами с гладкими квадратными абаками, а также сохранившимися архитравами и крышей, что дает нам возможность понять замысел архитектора.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке