XVII

Карнак. Храм Мут в Ашере

Храм богини Муг находится в одном из кварталов города Фивы, называвшемся Ашер (N). Мут изначально была местным божеством Фив, а в своей человеческой форме, возможно, олицетворяла Венец Верхнего Египта. В своей животной форме она предстает в образе коршуна, который как иероглифический знак означает «мать». В любые эпохи символ матери-птицы, укрывающей крыльями птенцов, пользовался симпатией у всех народов, и коршун, будучи самой крупной птицей в Египте, с самым большим размахом крыльев, стал в этой стране символом матери и материнской защиты. Среди знаков власти египетской царицы находился головной убор в виде коршуна, и с древнейших исторических времен коршун с распростертыми крыльями изображается над головой царя.

В эпоху XVIII династии, когда значение бога Амона возросло и его жрецы решили сделать его главным божеством столицы и всей египетской империи, они не смогли устранить или хотя бы поглотить Мут, но им удалось сделать ее женой Амона, с которым она первоначально не была связана. Позднее жрецам удалось подчинить ее Амону и свести до положения второго члена фиванской триады. Это касается государственной религии; в крестьянской религии луна, Фиванский Пик, и кобра по-прежнему удерживали положение изначальных богов. Поскольку и луна, и кобра были богинями, а луна богиней в основном фиванской, возможно, что их культ в конечном счете мог слиться с культом Мут.

До нас дошло несколько фрагментов древнего святилища; храм в его нынешнем виде принадлежит XVIII династии, тому же периоду, что и Большой храм Амона, с территорией которого его связывает аллея сфинксов. Скорее всего, их установили, когда бог могущественных жрецов начал затмевать собою Мут, так как у сфинксов баранья голова, что указывает на их принадлежность культу Амона.

За исключением Эхнатона, все фараоны XVIII династии страстно поклонялись богине Мут и украшали ее храм. Эхнатон, напротив, преследовал Мут в числе других фиванских богов так же злобно, как и Амона. Однако, по прошествии лишь нескольких лет после смерти царя-еретика, свою статую в храме возвел Тутанхамон, кстати, в свое время также исповедовавший религию своего предшественника. Поздние династии также единодушно выказывали свою набожность, восстанавливая или расширяя храм. После первого разграбления Фив самым активным участником восстановления священного храма был великий сановник Менту-эм-хат, в доказательство своих богоугодных усилий установивший свою статую во внутреннем дворе. Ашшурбанипал разграбил и совершенно разорил Фивы, после чего город окончательно утратил свое былое значение. Именно поэтому поздние династии перенесли столицу в Мемфис. Правда, Фивы продолжали сохранять немалую долю древнего великолепия, почему Птолемеи восстановили и перестроили некоторые разрушенные храмы; а так как эти греческие правители желали быть более египтянами, чем сами египтяне, храм Мут стал одним из главных объектов их благочестивых стараний.

У главного входа стоят две статуи Аменхотепа III, построившего большую часть сооружения. Пилон относится к периоду Птолемеев, ибо Птолемеи в Фивах восстанавливали отделку и строили пилоны, а не законченные храмы. От пилона прямо по оси храма до святилища идет путь, по которому двигались процессии. Во внешнем и внутреннем дворах путь отмечен двойным рядом колонн, на которые, должно быть, опиралась крыша. Вдоль стен установлен ряд изваяний Сехмет, львиноголовой богини. Мы можем лишь предполагать наличие связи между Мут и Сехмет, но, так как культы обеих богинь мало изучены, говорить об этой связи подробно невозможно. Точно известно, что Сехмет присутствовала здесь не как супруга мемфисского бога Птаха, но как совершенно независимая богиня. Возможно, она является персонифицированным Фиванским Пиком, ибо в гимне говорится: «Пик – это лев». Статуи Сехмет явно изготовлены по обету и посвящены разным фараонам, в частности Аменхотепу III и Шешонку I.

По обеим сторонам внутреннего двора стояла крытая колоннада, опирающаяся на квадратные колонны с хаторическими капителями. В промежутках между колоннами стояли статуи Сехмет, также ряд изваяний богини заполнял проход между колоннами и стеной.

Начиная с этого места здание сильно разрушено, впрочем, того, что осталось, вполне достаточно, чтобы понять общий план. В гипостильном зале некогда находилось восемь колонн, с обеих сторон к залу пристроены помещения с колоннами, а также есть выход в проход или галерею внутреннего двора, находящуюся несколько выше, чем остальные помещения. Этот проход в юго-восточном углу загораживала небольшая молельня Тахарки, последнего эфиопского царя XXV династии. В тройное святилище можно попасть через проход и вестибюль с помещениями по обеим сторонам. В вестибюле находятся остатки четырех больших изваяний в виде бабуинов с собачьей головой, которые, будучи свитой восхода, повернуты лицом на восток.

Храмовую территорию ограждала высокая кирпичная стена, окружавшая широкое пространство до стены храма, образуя внутреннюю галерею; здесь также стояло множество статуй Сехмет. Во времена Птолемеев ограду храма прерывало крошечное святилище, состоящее из двух маленьких комнат и ниши для статуи божества. От святилища к озеру вела лестница, так что, когда вода поднималась, до него можно было добраться на лодке.

Священный водоем имеет любопытную форму. Он окружает святилище в виде подковы, как бы охватывая его с двух сторон. Это уникальный случай, поскольку священные водоемы других храмов имеют прямоугольную форму. «Возможно, это не случайно, – отмечает Вейгалл, – что озеро имеет форму одного из иероглифов, связанных с женским началом». Озеро питается инфильтрированной водой от Нила, уровень воды в нем поднимается во время разлива реки и спадает вместе с ним. Как живописно выразился погонщик ослов, нанятый мисс Маргарет Бенсон: «Когда Нил ложится, озеро ложится вместе с ним».

Храм Рамсеса III

Этот маленький храм стоит на западном берегу озера в пределах храмовой ограды (О) и ориентирован с севера на юг. Вход находится на севере. Строение состоит из внешнего двора, небольшого гипостильного зала с боковыми камерами и вестибюля, который ведет в три святилища. Внутрь попадают через пилон, перед которым находятся две колоссальные статуи фараона, теперь сильно поврежденные. Внешний двор довольно велик по сравнению с остальным храмом, по всей его длине с севера на юг протянулся двойной ряд сфинксов. В южном конце на возвышении стояли четыре колонны, туда проходили по пандусу, который начинается примерно с трети длины двора. Гипостильный зал украшен четырьмя колоннами, установленными в ряд с востока на запад. Любопытно, что боковые камеры на плане расположены несимметрично, также неодинакова их форма и размер.

О том, что храм посвящен фиванской триаде, свидетельствуют скульптурные рельефы в осевом святилище, изображающие Амона, и сохранившиеся фрагменты надписи, с упоминанием Хонсу. Должно быть, стены всего храма были покрыты рельефами в ознаменование победных кампаний Рамсеса III против сирийцев и ливийцев, но очень немногие из них дошли до наших дней.

Храм чрезвычайно обветшал и находится в жалком состоянии, это произошло по естественным причинам в результате скупости Рамсеса III, который повторно использовал камни старых построек. Когда только что высеченный камень попадает из каменоломни на воздух, силикаты во взвешенном состоянии образуют тонкую пленку на поверхности глыбы, создавая практически непроницаемую «оболочку». Но если такой блок разрезать повторно и подвергнуть воздействию влаги – а влага в избытке присутствует в любой местности, где происходят наводнения, – он просто разламывается на части из-за кристаллизации соли, содержащейся в почве. Желание Рамсеса III пустить пыль в глаза показным благочестием и великолепием и при этом дешево отделаться не способствовало долговечности его построек.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке