XXXIX

Дендур

Небольшой храм в Дендуре – один из самых маленьких в Нубии – стоит на западном берегу Нила и ориентирован с востока на запад. Вход в него со стороны реки, необычайно красива выходящая на воду великолепная терраса (А). Короткая мощеная дорога ведет вверх к пилону, от которого сохранились только богато изукрашенные каменные врата (В). Скульптор не оставил пустых мест на каменной кладке, вся поверхность дверей – внутри, снаружи и на притолоках – покрыта узорами. Под карнизом с выкружкой со стороны реки изображен крылатый диск, а под ним полукруглый фриз, на архитраве сцены приношений, теперь сильно поврежденные, внизу на обеих сторонах двери снова сцены приношений с соответствующими надписями. Фасад со стороны берега украшен таким же образом (илл. LVI, 1, 2, LV).

Двор, на который выходит дверь, находится на более высоком уровне, чем терраса. Кирпичная стена, которая когда-то окружала вход с севера и юга, почти исчезла, ее остатки лишь убеждают нас, что стены и исчезнувший пилон, ограждавший восточную часть двора, были из одного материала. Первоначально входы в храм располагались на северной и южной сторонах, поскольку от нижнего участка вверх ведет пандус.

В западном конце двора находится миниатюрный фасад самого храма, образованный двумя колоннами с лиственными капителями (илл. LIV) и ажурными простенками, находящимися между ними и стенами внутреннего двора. Ажурные простенки почти уничтожены, но и на том, что осталось, можно заметить оригинальный гребень в виде змей. Поперек фасада проходил исчезнувший теперь карниз с выкружкой, но он сохранился по бокам здания. Колонны, как и весь фасад, украшены рельефными скульптурами со сценами поклонения различным божествам. Везде в храме в виде жреца, совершающего приношения, предстает властитель того времени – император Август.

Крыша внутреннего двора не повреждена и украшена летящими коршунами и желтыми звездами на синем фоне. Стены также покрыты скульптурой в грубом стиле римской эпохи, в основном на культовые сюжеты.

Самая интересная скульптура изображает большую фигуру лежащего льва с лицом повернутым к зрителю; сам лев желтого цвета, грива зеленого (когда-то черного), рядом с ним высокая подставка с небольшой чашей, также желтого цвета, должного означать золото. Чаша является курильницей, так как в ней находятся два шарика благовоний, от которых поднимается зеленое пламя. Двери в западной и южной стенах входили в первоначальный план, но дверь в северной стене является позднейшим добавлением, так как она безжалостно пробита прямо через рельеф; вероятно, это было сделано, когда храм превратился в христианскую церковь. Западная дверь, ведущая в переднюю комнату и святая святых, украшена крылатым диском наверху и скульптурными композициями по бокам. Здесь снова в виде самостоятельного действующего лица изображен лев. Он сидит на задних лапах, держа в передних цветущий пучок тростника и еще один в задних лапах, за его спиной связка цветов лотоса, он смотрит внутрь, в сторону двери, на другой стороне фигура продублирована.

В передней комнате (D) сохранилась крыша, но совершенно нет орнамента, святая святых также лишена орнамента, за исключением стелы на западной стене. В верхней части этой стелы, занимающей место божественного изваяния в других храмах, над лепниной с выкружкой, змеиный гребень, ниже крылатый диск, а основная часть стелы разделена надвое, сверху обожествленный Па-хор поклоняется Исиде, снизу обожествленный Петиси поклоняется Осирису. Святая святых (Е) частично построена и частично высечена в скале, круто поднимающейся с этого места.

Храм интересен главным образом тем, кому он посвящен. Посвящен он двум братьям – Па-хору и Петиси, сыновьям Капера. Причины их обожествления нам неясны. Оба они утонули, примечательно, что во многих странах мира смерть в воде иногда обожествляет несчастного утопленника. В средневековой христианской Европе обожествление перешло в канонизацию. Что касается Древнего мира, то, скорее всего, причины обожествления состояли в том, что утопленник был либо самим царем, либо человеком, замещавшим его, преданным смерти для того, чтобы вызвать дожди (в Египте разлив), достаточно обильные для того, чтобы как следует напитать водой посевы, что впоследствии обеспечило бы богатый урожай. В храме Дендура этих двоих именуют Хси, «утопленники», или Пшай, «божество-покровитель» (греческий эквивалент – агатодемон). Именуясь утопленниками, они облечены знаками царской власти; названные агатодемонами, они обладают знаками бога Осириса. Из этого следует, что они, как Антиной, являются замещавшими царя утопленниками, призванными обеспечить стране плодородие. В культовом действии они, облаченные в царские венцы, изображают царя, а так как царем является Осирис, даритель плодородия, то эти двое облачены в головной убор бога. Все это объясняет тот факт, что сам император не постыдился опуститься на колени перед этими божественными людьми, принесшими себя в жертву и тем самым даровавшими процветание его стране.

За храмом стоит небольшая, вырубленная в скале молельня (G), возможно гробница двух обожествленных братьев и первое святилище их культа. Входят туда через простую, высеченную в камне прямоугольную дверь; впереди располагался небольшой открытый двор (F), от которого остались только следы. Вероятно, святилище забросили, когда построили храм, хотя, может быть, оно сохранило часть своих первоначальных функций. Храм был независим от молельни, так как его ось не находится на одной линии с осью святилища, но отклоняется на юг. Ось святилища лежит на прямой линии со странной нишей, проделанной в задней стене святая святых в храме, и Блэкмен предполагает, что эту нишу могли использовать для пророчеств от лица обожествленных братьев.

Позднее храм использовался как христианская церковь, освященная в 577 году н. э. Дату можно установить по коптской надписи, которая гласит: «По воле Бога и по велению царя Эрпаноме и Иосифа, экзарха Талмиса, ревностного в Слове Божием, и по нашему принятию креста из рук Теодора, епископа Филэ [Пилака], я, Авраам, смиренный священник, поставил крест в день основания этой церкви, каковой есть 27 день месяца тобе, 7 индикта, в присутствии евнуха Шаи, Папнуте Стефариса, хранителя печати Епифания и гонца Сирмы. Пусть всякий, кто прочтет эти письмена, помолится по милости своей за меня».






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке