XL

Герф-Хусейн

Храм Герф-Хусейн находится на западном берегу Нила, часть его высечена в скале, часть построена. Это один из множества храмов, которыми Рамсес II украсил Нубию; часто утверждают, что это всего лишь бледная и неудачная копия большого скального храма Абу-Симбел. К сожалению, точное время основания обоих храмов неизвестно, так что невозможно со всей уверенностью утверждать, является ли Герф-Хусейн копией, прототипом или независимым строением. Но если сравнить планы обоих храмов, становится ясным, что внешний вид храма Герф-Хусейн не соответствует Абу-Симбелу, что же касается внутреннего убранства обоих храмов, то они схожи только осирическими колоннами фараона – основателя обоих храмов (илл. LVI, 2).

Пилон, который когда-то находился при входе в храм Герф-Хусейн, видели многие путешественники начала XIX века и оставили его описания. Теперь он полностью разрушен, вероятно, ежегодные наводнения подрыли его фундамент. Вместе с ним исчезла аллея сфинксов и четыре статуи, стоявшие у пилона, которые видны на плане Франца Гау.

На передний двор (А) поднимаются по лестнице, отчасти он вырублен в скале, которая образует стену примерно в половину его длины с каждой из сторон, остальная часть стены сложена из каменных блоков. Первоначально со всех четырех сторон двор окаймляла колоннада, имевшая каменное перекрытие; колонны на восточной ее стороне были папирусовидного типа, с западной стояли оси-рические статуи Рамсеса, позади каждой из которых находились четырехугольные столбы (илл. LVI, 1).

В западном конце переднего двора, в скале, находится узкая дверь (В), причем скала обработана в форме пилона. Узкая дверь ведет в высеченный в скале зал (С), украшенный шестью огромными статуями Рамсеса в виде Осириса, по три с каждой стороны, они отмечают ось, идущую до святая святых. Площадь зала составляет сорок квадратных футов, высота колонн – двадцать восемь футов. С каждой стороны зала находятся по четыре ниши, расположенные таким образом, что их видно в промежутках между колоннами. В каждой нише стоят три статуи, вырезанные из прочного камня, статуи царя находятся между статуями двух божеств, так, как если бы он сам был богом. Расположение ниш и колонн таково, что, в какую бы сторону ни повернулся верующий, он увидел бы божественного царя. Божественная сущность фараона еще более выражена в рельефной сцене на восточной стороне зала, где Рамсес в роли фараона совершает приношение самому себе в роли бога.

Напротив входа находится еще одна узкая дверь, через которую можно попасть в малый зал (D) с двумя квадратными колоннами; это вестибюль, из которого открывается святая святых. Стены вестибюля покрыты рельефами, изображающими Рамсеса, который приносит дары богам Нубии и Египта, причем он сам входит в число этих богов. На севере и юге от вестибюля находятся длинные, узкие помещения, предназначенные для священных сосудов, которые использовались во время богослужений или для хранения приношений.

Три двери на западной стороне вестибюля ведут в центральное святилище (Е) – это главная святая святых храма. На рельефах божественные изваяния, как и в Абидосе, выносят в священных ладьях. Высеченная из камня платформа, куда устанавливали божественную ладью, стоит в центре главного святилища. Позади расположена ниша, где в торжественном полумраке в ряд сидят четыре главных божества храма: Хатор, Птах-Татанен, сам Рамсес и Птах. Два малых святилища не украшены.

За исключением четырех лишенных декора камер (F, G, H, I), куда можно попасть непосредственно из вестибюля, весь храм первоначально покрывали расписанные рельефы. Осирические колонны, безусловно, тоже были расписаны, почему весь храм отличался богатством красок. Однако впечатление едва ли могло быть столь же поразительным, как в египетском храме, поскольку нубийские скульпторы не обладали уровнем художественного мастерства, присущим их египетским коллегам. Гигантские фигуры, примыкающие к колоннам в залах, имеют внушительный вид благодаря своему размеру, но не отличаются тем изяществом и красотой исполнения, что фигуры того же фараона в его заупокойном храме – фиванском Рамессеуме. Стиль нубийских мастеров отличался брутальностью, все человеческие фигуры приземисты, толсты и тяжелы, тогда как египетские фигуры, будучи тоньше, нежели их человеческие прототипы, отличаются достоинством и красотой.

Мы не можем сказать определенно, зачем понадобилось экспортировать египетских богов так далеко на юг, ведь в Нубии было достаточно своих, местных божеств. Правда, египтяне, подобно грекам, имели обыкновение давать имена своих богов чужим. Тем не менее появление мемфисского Птаха в Герф-Хусейне и других областях Нубии в компании с Мандулисом или местными воплощениями бога-сокола выглядит странным.

Ничто не говорит о том, осматривал ли когда-нибудь Рамсес II этот храм лично. За строительство и отделку отвечал наместник царя в Эфиопии, и вряд ли он стал бы особо стараться, не имея перспектив показать результаты своей деятельности божественному монарху.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке