XLVIII

Абахуда

Скальный храм Абахуда (Джебель-Адда) был заложен Хоремхебом и посвящен Амону-Ра и Тоту Эшмуна. Хоремхеб называет это место Амон-хери-иб – «Амон, чье сердце довольно»; можно предположить, что радость бога заключена в том, что храм построен именно здесь.

Храм вырублен в скале, поднимающейся прямо из воды. Сооружение состоит из зала (А) с четырьмя колоннами с лотосовидными капителями (илл. LXIV, 1, 2); из зала открываются боковые камеры (В, С) на север и юг; а на оси входа находится короткая лестница, ведущая в святая святых (D). В полу святая святых люк, открывающийся в крипту, предназначение которой неясно.

Рельефы в храме изображают Хоремхеба в окружении богов. Они интересны своим главным героем, поскольку этот фараон не был царской крови, а пришел к власти благодаря своему военному гению. Лучше всего сохранились рельефы над дверями в боковые комнаты, на них крылатый диск, под которым значится титулатура фараона. На северной стене царь приносит дары четырем божествам с соколиными головами, которые зовутся соответственно Хор Маам, Хор Бухен, Хор Бак и Хор Маха. Это египтизированные имена местных богов. В другой сцене Хоремхеб стоит между Хором и Сетом, это один из редких для Нубии случав, когда вместо Сета не изображен Тот. Здесь Сет именуется «Великим богом Нубти, господином южной земли»; это действительно так, ведь Сет был в первую очередь властитель юга и противопоставлялся Хору, который господствовал на севере. Поэтому сцена символизирует север и юг, которые объединились, чтобы почтить фараона. В Египте редко встречаются имя и портреты Сета, поскольку антисети-ты так же неуклонно уничтожали их, как атонопоклонники уничтожали имя и портреты Амона; в Нубии изображение Сета не сбивали, но заменяли его Тотом, хотя неясно, почему именно им, а не каким-нибудь другим богом.

На рельефе в святая святых фараон стоит перед священной ладьей, где, как говорят надписи, находились изваяния Амона-Ра и Тота.

Самая любопытная особенность храма состоит в том, что в христианские времена его использовали как церковь и скрыли древние фигуры под ликами святых. Эти изображения остались почти невредимыми благодаря тому, что, по словам Вейгалла, «теперь, когда археология поставлена на научную основу, стали реже попадаться археологи, уничтожающие в своих поисках памятников древности творения более поздних периодов». Лики до сих пор сохранили яркость цвета; на одном изображен Христос, одетый в темно-красный хитон, левая рука поднята в благословляющем жесте: нужно отметить, что он благословляет двуперстием и его большой палец прижимает безымянный и мизинец. На фресках изображены ангелы, один из них с длинными желтыми крыльями; однако самыми драматичными сценами являются сцены со всадниками. Возможно, что это изображения Map Гиргиса (наш святой Георгий), который в египетском христианском искусстве занял место языческого бога Хора. Один из всадников одет в длинную мантию и венец с драгоценными камнями, длинным копьем он поражает дракона. Это, возможно, либо святой Георгий, либо архангел Михаил. Оба этих святых почитаются во многих близлежащих церквах и во все времена пользовались большой популярностью, ведь победителю дракона симпатизируют все. Абу Салих рассказывает, что тело святого Георгия, хоть и обезглавленное, еще можно было увидеть в оазисе Бахрия в его времена. «На празднике в честь его мученичества, – рассказывает Абу Салих, – тело выносят из святилища, накрывают новым покрывалом и несут крестным ходом вокруг всего города со свечами, крестами и песнопениями. Потом его уносят обратно в церковь. Говорят, что члены не отделены от тела, что оно найдено целым и не изменившимся». Из этого рассказа очевидно, что праздник святого Георгия проходил подобающим христианам образом, что нельзя сказать о празднике святого Михаила, во время которого сотнями забивали овец.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке