IV

Спеос Артемидос

Примерно в трех милях на юг от знаменитых гробниц в Бени-Хасане находится Спеос Артемидос, приютившийся в вади – овраге, образованном высохшим руслом реки. Едва ли его можно назвать храмом в обычном смысле слова, так как он немногим более чем пещера, служившая, по-видимому, в качестве придорожной молельни рабочим с каменоломен, расположенных выше по ущелью.

Окружающий пейзаж необычайно красив. Ущелье поднимается к сердцу скал, дно его плоское и покрыто твердым белым песком, а справа и слева отвесно возвышаются стены узкой долины. Это место отлично годится на роль убежища хищного зверя, и по всей вероятности, в пещере находилось логово дикой африканской кошки, одной из самых свирепых представительниц семейства кошачьих. Поэтому, когда пещера превратилась в святилище, ее посвятили Пахет – «разрывающей». Видимо, вся окружающая местность кишела дикими зверями, так как ном, в который входит ущелье, получил название в честь зайца, соседний с юга ном посвящен сернобыку, а за ним находился ном шакала. Названия свидетельствуют о том, что это была местность, богатая дичью и хищниками, которые на нее охотились.

Кошачьи божества представляют собой особую группу, в основном это божества женского пола. Наибольший страх внушала львица Сехмет, и потому ей поклонялись с особым рвением; ее храм находился в Мемфисе, где верховный жрец сливался с божеством, надевая леопардовую шкуру. Сехмет была богиней яростной мести, кошмаром злодеев; ее имя означает «могучая», часто это слово имеет дополнительное значение небесной или магической силы. Бастет была кошкой; греки отождествляли ее с Артемидой, хотя неясно, по какой причине, ибо Артемида происходила от медведицы, а не от кошки. Поклонение богине Бастет было оргиастическим и включало экстатические пляски; кроме того, это была богиня-девственница, не имевшая супруга. Пахет, скорее всего, была ближе к Бастет, чем к Сехмет, ибо греки называли ее святилище Спеос Артемид ос, «пещерой Артемиды». В Египте не нужно долго искать причину поклонения кошкам, ведь даже в наше время кошек там больше ценят за их ловкость в охоте на змей, чем на крыс и мышей. Современный египетский кот расправляется со змеей, прыгая ей на спину и хватая за шею сразу за головой, после чего, крепко впившись зубами, он делает рывок и ломает или сворачивает змее шею.

В Книге Мертвых часто встречаются аллюзии на кошек. В главе об отвержении змей говорится, что змей нанес все самые страшные оскорбления богу солнца, в том числе съел мертвого кота. Но интереснее всего, потому что содержит больше всего дразнящих намеков, 125-я глава: «Я чист устами, я чист руками. Я тот, кому говорят «Приди с миром!» те, кто видят его, ибо я слышал этот разговор осла и кошки в доме Того-У-Кого-Открыт-Рот». Очевидно, это намек на какую-то известную историю, теперь давно позабытую. 17-я глава, вероятно, самая древняя часть компиляции, она состоит из нескольких утверждений с комментариями, добавленными в разные периоды; и именно в этой главе есть одна из нескольких ссылок на кошачье божество мужского пола. «Я этот Большой Кот, рядом с которым было разделано дерево Ишед в Гелиополе в эту ночь битвы и отражения мятежников в этот день, когда враги Владыки Вселенной [Осириса] были уничтожены. Что это? Что до «этого Большого Кота», это сам Ра». Другой кошачий бог зовется «Свирепоглазым» и изображается в виде льва. В Новом царстве фараон уподоблен ему; так сказано об Аменхотепе II: «Он был как свирепоглазый лев, сразивший Ливан», и о Сети I: «Его величество шел на них, как свирепоглазый лев, умерщвляя их в их долинах, ниспровергая в крови».

Неизвестно, когда пещера впервые стала священной. Царица Хатшепсут XVIII династии утверждает, что восстановила ее, также встречаются имена Тутмоса III и Сети I. Вход сделан в виде храмового фасада, колонны высечены в самой скале, верхняя часть скалы отшлифована и вытесана в виде архитрава (илл. VIII). Первоначально было восемь колонн, теперь от них осталось только три, и на них значатся имена Тутмоса III и Сети I. Внутреннее устройство состоит из вестибюля и святилища, связанных друг с другом коротким коридором. При фараоне Сети вестибюль был украшен рельефными сценами, в которых почитается богиня Пахет. Святилище не имеет украшений, но в задней стене есть ниша, где когда-то стояла статуя богини.

Надпись над входом говорит о заслугах Хатшепсут в реставрации священных мест, разрушенных гиксосами. Манефон рассказывает, что гиксосы всю страну оставили в развалинах: «Когда наши правители попали к ним в руки, они сожгли наши города и разрушили храмы богов». Именно последствия этого повсеместного и безудержного разрушения взялись восстанавливать цари XVIII династии. Из надписи Хатшепсут, хоть она и сильно повреждена, ясно следует, что она восстановила и украсила многие храмы и святилища в этой местности, а о самом Спеосе она говорит: «Великая Пахет, проходящая по долинам средь восточной земли, чьи дороги разрушены бурей. Я поставила ее храм, как тот, что принадлежит Божественной Девятке. Двери сделаны из дерева акации, украшенного бронзой; стол приношений украшен серебром, там золото, сундуки со льном и все необходимые сосуды».






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке