VII

Абидос. Храм Рамсеса II

Этот храм пострадал больше, чем любой другой египетский храм, от сознательного разрушения. Мариетт говорит, что старожилы ближайших к храму деревень рассказали ему, как, по их воспоминаниям, Селим-паша, владелец деревень, систематически уничтожал храм, используя известняковые блоки для строительства и сжигая их на известь. Вследствие этого храм, который сто лет назад был практически цел, теперь разрушен и покинут.

Храм был посвящен Осирису, хотя и другие боги имели в нем святилища; однако Осирис был главным богом Абидоса (илл. XI). Входной пилон почти полностью разрушен, на плане видно, что у ворот находились отверстия для установки флагштоков, по два с обеих сторон, как и у других пилонов того периода. Пилон строили из известняка, ворота из гранита; надпись на раме ворот гласит, что рама была сделана из гранита, а двери из бронзы. Внешняя поверхность стен храма богато украшена скульптурой; на севере находились сцены битвы при Кадеше, а также целиком была вырезана поэма Пентаура. К сожалению, большая часть эпической поэмы уничтожена. На южной стороне есть описание храма и сделанных ему даров. Рамсес II всегда гордился своими достижениями в строительстве, и в данном случае у него есть все основания для гордости; он говорит, что здание построено «из прекрасного белого известняка из Айана, косяки из гранита, двери из бронзы, украшенной фигурами из тонкого золота, святая святых из гранита, выложенного алебастром. Житницы полнились зерном, груды его поднимались до небес. Он [царь] посадил множество садов, наполненных всевозможными деревьями со сладкой и благоуханной древесиной и растениями Пунта».

Гранитные двери ведут в квадратный двор (А), по обеим сторонам которого стояли ряды огромных осирических статуй фараона, вырезанных из песчаника; сохранилась только нижняя часть изваяний, так что теперь они не поднимаются выше частично разрушенных стен (илл. X). Остались только нижние части стен; на них вырезаны списки народов, завоеванных Рамсесом в его победных военных походах, и верхняя часть стен, вероятно, также изображала сцены из походов. На изображении большой процессии жрецы и служители храма ведут жертвенных животных и несут дары, а солдаты и пленники сопровождают царскую колесницу. Животные нарисованы с большой одухотворенностью и точностью наблюдения, достойны упоминания тучные волы с загнутыми вверх копытами и бык с одним искусственно закрученным рогом.

В дальнем конце двора три лестницы ведут наверх на обычную площадку; вероятно, она имела кровлю, формировавшую портик первого гипостильного зала (В), так как за осирическими статуями стоит ряд четырехгранных колонн, которые были бы ни к чему, если бы на них не опиралась кровля. Центральный вход, через который можно попасть в гипостиль, посвящен Осирису, и надпись говорит, что он был «из черного гранита, а двойные двери из бронзы с золотыми украшениями». По обеим сторонам от дверей находится по две камеры, в которые можно войти из портика; из них камера N представляла особую важность, поскольку в ней в неустановленный период была вырезана боковая дверь, служащая входом в гипостильный зал. Дверь вырезана с большой осторожностью, так чтобы как можно меньше повредить скульптурную отделку. Именно в этой камере был обнаружен список царей, который в данный момент находится в Британском музее; в нем, как и в списке из соседнего храма Сети I, не упоминаются Эхнатон и Тутанхамон.

В первом гипостильном зале установлены восемь квадратных колонн, и, наверно, он был богато украшен расписанной скульптурой, но теперь от стен осталась лишь нижняя часть, на которой можно прочесть перечень египетских номов, персонифицированных в образе людей с символами соответствующего нома на голове, все они стоят на коленях и совершают приношения цветов и сосудов с водой.

Второй гипостильный зал (С) также имел восемь квадратных колонн, а также камеры по обеим сторонам. Крыша была сделана из песчаника с вырезанными астрономическими символами; многие звезды изображены в персонифицированном виде, и о каждой говорится, что она даровала царю особое благословение; возможно, это изображение гороскопа.

Комната G, видимо, представляла некоторую важность, так как была отдельно посвящена божественной Девятке Абидоса, а ее дверь защищали три члена осирической триады – Осирис, Исида и Хор. Это явно была молельня для поклонения обожествленному царю. Остатки ее стен покрыты рельефами с изображением богов, населяющих потусторонний мир, среди них Аменхотеп I и царица Яхмос-Нефертари XVIII династии, Рамсес I, Сети I и царица Ти XIX династии. Последние три персонажа – это дед, отец и мать Рамсеса II. Лестница с южной стороны двора вела на крышу.

Другие помещения по бокам обоих гипостильных залов посвящены различным богам, но представляют мало интереса, разве что стоит упомянуть изящество скульптуры и яркой росписи (илл. XI). Можно быть уверенным в том, что художники, украшавшие храм Сети, работали и на Рамсеса; если так, то храм должен относиться к началу царствования Рамсеса.

Святая святых (D) была самым великолепным и дорогостоящим помещением в храме; нижняя часть стен выложена из чистого песчаника, верхняя из алебастра, а крыша из розового гранита. Фрагмент крыши сообщает, кому посвящено святилище: «Сын Солнца, Рамсес, возлюбленный Амона, поставил этот памятник своему отцу Осирису и сделал для него Святая Святых из чистого алебастра».

С обеих сторон от святая святых находятся второстепенные святилища (Е, F); их предназначение вызывает некоторое недоумение. На двери в комнату Е значатся имена Исиды и Хора; а само святилище посвящено Тоту. Дверь F также защищают знаки Исиды и Хора, но святилище посвящено Хору Мстителю.

По соображениям чистой красоты, художественных достоинств и высокой стоимости материала этот храм является замечательнейшим из памятников, построенных Рамсесом; но от всей его красоты, великолепия и тонкой работы сейчас не осталось ничего, кроме нескольких стен и каменных осколков с надписями.

В том, что касается чудес, Абидос не отставал от Фив, ибо на стеле, обнаруженной там, правда, не в одном из храмов, увековечено чудо, совершенное Неб-пехти-ра (фараоном Яхмосом I). Сцена изображает божницу на ладье обожествленного фараона, которую несут восемь жрецов, рядом с ними идет пророк Па-ири. Надпись гласит: «В 14 год, в 25-й день месяца паопхи, в царствование Усер-маат-ра (Рамсеса II), в день, когда жрец Псер и жрец Тхай явились, чтобы услышать (пророчество) Неб-пехти-ра. Жрец Псер пришел на поле моего сына. Он услышал притязания осиротевших (буквально «голых») детей. Бог должен был восстановить справедливость. Бог явился, говоря: «Это принадлежит жрецу Псеру, сыну Меса». Затем бог стал очень тяжел в присутствии жрецов царя Неб-пехти-ра, жреца Па-ири, переднего жреца Инзабу, переднего жреца Тха-нефера, заднего жреца Нехта и заднего жреца Тутмоса».

Именно так главным образом и происходили прорицания; божница становилась слишком тяжелой, так что носильщики были не в силах продолжать путь. Этот феномен до сих пор отмечают в Египте, когда мертвый на пути к месту погребения указывает, где он желает быть похороненным.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке