Послесловие

Моя книга закончена, уважаемый читатель. Однако перед тем, как нам с тобой окончательно расстаться, я предлагаю из непростой виртуальности несбывшегося 1942 года вернуться в непростую реальность наших дней.

На историю XX века наложили решающий отпечаток два события — одно состоявшееся, а другое — несостоявшееся.

Первое — это наша, русская, Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года. Только русские, да и то благодаря наличию у них такого выдающегося вождя, как Ленин, смогли понять: кто — умом, кто — душой, а кто — дубленой простонародной шкурой, что капитализм, затеяв Первую мировую войну, полностью исчерпал себя как сила созидания и прогресса. Что он теперь, вволю испив крови народов из золотого кубка военных прибылей, все более будет превращаться в кровожадного зверя, всё более алкающего этих прибылей, а значит, и всё более алкающего крови.

Сбросив власть Золотого Интернационала, Россия к 1941 году добилась огромных успехов! И шла к ещё большим успехам. Скажем, та картина энергетического строительства, которую перед Герингом и германскими промышленниками нарисовал в моей книге сталинский заместитель председателя Совета Народных Комиссаров СССР Иван Тевосян (реально он стал заместителем Председателя Совета Министров СССР в хрущевские 50-е годы), дословно взята мной из брошюры «Великие стройки сталинской эпохи», изданной Госполитиздатом в 1950 году. Через пять лет после реальной Великой войны.

Если бы этой войны не было, на политиздатовской брошюре стояла бы, скорее всего, выходная дата «1945». А может быть, и более ранняя!

Второе ключевое событие XX века, увы, не состоялось… Я имею в виду ту виртуальную Брестскую встречу Сталина и Гитлера, которая кратко описана в прологе моей книги. Виртуальное допущение такого события — не авантюра, а вполне научно состоятельный акт в рамках строго научного альтернативного исторического анализа. Я напомню, что впервые тема личной встречи Сталина и Гитлера возникла во время бесед Сталина и Риббентропа, приехавшего в сентябре 1939 года в Москву заключать Договор о дружбе и границе после разгрома Польши. Говорил о ее желательности и Гитлер — Молотову, через год, в Берлине. Воможный визит Сталина в Берлин фигурировал в дипломатической переписке рейха весной 1940 года. Не мог не думать о встрече с фюрером и Сталин.

Так что это могло быть!

И если бы это произошло, то войны между русскими и немцами — той войны, которая кровь из носа (русского и немецкого) нужна была Золотым Космополитам всего мира, не было бы!

Ну, скорее всего, не было бы…

А без такой войны не могло быть и речи о будущем Pax Americana, о мире, управляемом из штаб-квартиры Мирового Зла — Соединённых этим Злом Штатов Америки. Если бы не было того черного 1941 года, когда наши отцы и деды начали свой смертный бой за Родину, то не было бы и чёрного, губительного и бесславного для Родины года 1991-го, после которого Россию без всякого боя повели и ведут на заклание.

Какими могли бы стать Россия и планета, если бы строители новой России не погибали, защищая её в 1941 году под Минском, Киевом, Одессой, Севастополем, Харьковом, Смоленском, Тулой и Москвой, а продолжали строить ее? Строить в 41-м, в 42-м, в 43-м годах…

Как сложилась бы судьба России, если бы в ее не военную, а по-прежнему мирную жизнь сороковых годов полностью живым вошло поколение двух Героев Советского Союза — Зои Космодемьянской и Олега Кошевого, удостоенных этого звания посмертно?

И как сложилась бы судьба Германии, если бы в 1941 году ее сыны не пошли, закатав рукава кителей, по горящим Белоруссии и Украине, а ударили бы по англосаксам в жаркой Африке, дойдя до не менее жаркого Ближнего Востока?

Ясно, что это был бы непростой мир, где народам пришлось бы серьезно поработать, обретая взаимопонимание. Ведь до этого вся сила и власть Золота были направлены на то, чтобы разъединять народы и внушать им недоверие и неуважение друг к другу. И такой подход вырабатывался веками.

Но если бы в одной случайной компании однажды собрались бы молодые, здоровые, полные жизни и энергии белокурые арийцы и голубоглазые русаки, кареглазые украинцы и белозубые американцы, певучие итальянцы и экспрессивные французы, сдержанные англичане и лёгкие телом японцы и китайцы, изысканные индусы и утонченные арабы, то они ведь смеялись бы, подмигивали бы друг другу, пили бы веселое вино и с аппетитом насыщались бы щедрыми дарами нашей матери-Земли.

«Вот было б здорово в компании такой!» — верно было сказано когда-то в одной хорошей песне! Ведь людям свойственно жить, а не умирать… А нормальным, трудолюбивым, жизнелюбивым и жизнерадостным людям это свойственно тем более. Им хочется строить, а не разрушать! Дарить жизнь, а не отнимать ее.

Лишь выродкам рода человеческого — тем, кто за своё право на жирный, жадный кусок готов лгать и разрушать, это не свойственно.

Вот они-то и устраивают миру войны.

* * *

СТАЛИН и Гитлер, русские и немцы, выступив совместно, могли этим выродкам крепко дать по рукам. Но вышло иначе — не по воле народов, а по воле космополитической элиты и ее агентов влияния. И миллионы белокурых немцев — национал-социалистов — полегли на полях России, Европы и Германии. А миллионы русых и черноволосых строителей советского социализма ушли в ту же землю, не успев сделать то, к чему были предназначены.

Что в итоге?

Германия сегодня духовно кастрирована, а Россия расчленяется и уничтожается. Зато чванно раздувается от спеси и самоупоения Золотой Миллиард. Вот против какого будущего выступили в моёй книге совместно националистический Третий рейх и социалистический Советский Союз.

И объективные условия к тому были. К 1941 году Россия стала из «нэповской» социалистической, и власть Капитала в ней была низложена полностью, хотя, как показало будущее, и не окончательно. В Германии же ведущей силой становился государственный капитализм. В Италии — тоже. Португалия, как и Италия, строилась на сходных корпоративных принципах, а в Японии позиции государства в экономике были традиционно сильны еще со времен «революции Мэйдзи».

Это и была та материальная база возможного мира без войн, когда сильные государства и народы через все неурядицы дискуссий и острых разногласий приходят к честному разделу мира между ними. К такому разделу, который в перспективе ведёт к объединению народов в единую планетарную семью.

Но поскольку честный раздел исключал из будущего мира нынешние разожравшиеся Штаты и «развитой» Запад, силы Золотого Зла стравили русских и немцев во второй раз.

Последствия этого мы расхлебываём всем миром.

И ещё будем расхлёбывать.

И ещё вопрос — расхлебаём ли?

Хотя…

Ведь лучше жить стоя, чем вымирать на коленях.

Не так ли?

* * *

РУССКИЕ Пе-8 и германские «Юнкерсы» не пролетели в едином строю ни над Британией, ни над «золотым» островом Манхэттэн. И «переиграть» прошлое можно лишь на страницах книги — что я, автор, и сделал.

Однако у нас есть будущее. Оно пока неясно, однако оно — будет! Это — его неотъемлемое свойство, и поэтому мы, так или иначе, увидим его. Тем не менее наш анализ прошлого не будет полным без ответа на вопрос: «А каким могло бы быть дальнейшее виртуальное развитие мира после описанного в этой книге виртуального лета 1942 года?»

Что ж, уважаемый мой читатель!

Возможно, я расскажу тебе и об этом.

(20 января 2006 года, 22 января 2009 года,) (г. Кремлев (Арзамас-16))






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке