• ПУЛЬХЕРИЯ И АФИНАИДА
  • КОДЕКС
  • АТТИЛА
  • ФЕОДОСИЙ II

    Flavius Theodosius

    10 апреля 401 г. — 28 апреля 450 г.

    Правил с 1 мая 408 г. до смерти

    ПУЛЬХЕРИЯ И АФИНАИДА

    После смерти Аркадия трон перешел к его всего лишь семилетнему сыну, поэтому в течение нескольких лет страной от его имени правили сановники. Среди них на первые роли очень быстро выдвинулся префект претория Анфемий, находившийся на этой должности с 404 по 414 год, то есть целых десять лет. Практически именно в его руках все эти годы была сосредоточена государственная власть Восточной империи.

    Анфемий был выдающимся государственным деятелем, умным и надежным, он пользовался уважением как христиан, так и многочисленных еще в те годы язычников. Он многое сделал для развития Константинополя: построил новые городские стены (так называемые «стены Феодосия»), усовершенствовал систему поставок зерна из Египта. Что же касается внешней политики, здесь его задача облегчалась тем, что натиск врагов на границы Восточной империи в это время был просто несравним с той лавиной, под натиском которой трещала по всем швам оборона Западной империи. А когда правитель гуннов Ульдин все же переправился с войском через Дунай, его сумели вытеснить обратно. Удалось в эти годы установить и на редкость дружеские отношения с соседней Персией.

    В 414 году Анфемий то ли умер, то ли ушел в отставку, но его преемники еще в течение нескольких лет успешно следовали его принципам и во внешней, и во внутренней политике.

    Тем временем при дворе сначала обозначилось, а затем стало постепенно возрастать влияние Пульхерии — сестры малолетнего императора, которая была на восемь лет старше брата. Девушка принимала решения по всем вопросам, касавшимся воспитания брата и стиля жизни при дворе, а порой и по делам государственной важности. Нет никаких сомнений в том, что это была сильная личность. Фанатичная религиозность Пульхерии вызывала огромную симпатию у ее современников — христианских писателей. Вот выдержки из произведения одного из них, церковного историка Созомена:

    «Пульхерия была мудра не по годам и отличалась разумом как бы божественным. Потому прежде всего и свое девство посвятила она Господу, и так же направляла жизнь сестер своих, Аркадии и Марины. А поступила она так, дабы не вводить во дворец никаких иных мужчин и тем уничтожить в зародыше всяческую ревность и интриги. И для увековечения собственного обета безбрачия и правления брата она воздвигла в Константинополе великолепный алтарь чудесной работы, сделанный из золота и драгоценных каменьев, и на передней его стороне велела сделать соответствующую надпись.

    Взяв в свои руки бразды правления, Пульхерия правила прекрасно и достойно. Принимала справедливые решения, быстро воплощала их в жизнь и все записывала. Она умела красиво и складно говорить и писать как по-гречески, так и на латыни. А всю славу за свои достижения приписывала брату и только ему одному.

    Она старалась, чтобы брат получал надлежащее его возрасту образование и осваивал необходимые правителю умения. Искусству верховой езды, владению оружием, литературе и наукам его обучали лучшие мастера своего дела. Сестра лично следила за тем, чтобы во время публичных выступлений мальчик демонстрировал царственное величие как своим поведением, так и осанкой. Она учила его, как надо носить одежды, как сидеть, как двигаться, как сдерживать смешливость, как выглядеть то ласковым, то грозным, в зависимости от места и ситуации, а также обучала, как следует милостиво выслушивать просителей.

    Но превыше всего Пульхерия заботилась о благочестии брата. Она приучала его регулярно молиться и часто посещать церкви, щедро одаривать их и украшать драгоценностями, учила уважать священнослужителей и всех честных людей, пенить тех, кто занимается философией в соответствии с правилами и принципами христианства».

    Исповедуемые Пульхерией цели и методы воспитания были, в ее собственном понимании, наиблагороднейшими из всех возможных, но нам, когда мы читаем этот и подобные ему отчеты о такой опеке, трудно удержаться от тихого сочувственного вздоха: бедный маленький император, беззащитная жертва набожности и деспотизма собственной сестры…

    Старания девушки увенчались полнейшим успехом. Феодосий в течение всей своей жизни отличался примерным благочестием. Это подтверждается множеством источников, и, пожалуй, самый красноречивый рассказ оставил нам современник императора, церковный историк Сократ Схоластик. Из его высказываний можно составить длинный список добродетелей молодого императора:

    «Хотя и рожденный в пурпуре, Феодосий лишен каких-либо следов высокомерия. У каждого, кто с ним разговаривает, создается впечатление, что он прекрасно ориентируется в самых разных делах и областях. Он стойко переносит невзгоды, холод и жару. Как можно точнее старается придерживаться христианских заповедей, часто постится, особенно по средам и по пятницам. Поэтому дворец порой бывает больше похож на монастырь, особенно на рассвете, когда император и его сестры, едва поднявшись с постели, тут же приступают к пению псалмов. Сам Феодосий, властитель империи, способен на память прочесть целые страницы Святого Писания и, зная его наизусть, ведет богословские споры с епископами, как давно возведенный в сан священнослужитель, а в своей библиотеке он собирает списки священных книг и труды их комментаторов».

    Далее Сократ восхищается тем, как император терпелив, как он доступен, как умеет сдерживать свои эмоции, не мстя даже тем, кто его обидел. Он милует преступников, заслуженно и справедливо приговоренных к смерти, в последнюю минуту отменяя исполнение приговора. Присутствуя на играх в цирке, он без колебаний противостоит толпе, жаждущей, чтобы гладиатор в одиночку сражался с кровожадным зверем. Он с огромным уважением относится к священнослужителям, в особенности к тем, кто известен своим благочестием. После смерти одного из епископов он надел на себя его плащ, сильно поношенный и испачканный, веря в то, что благодаря этому на него снизойдет хоть какая-то частичка заслуг покойного праведника. А когда случилось так, что страшная буря разразилась как раз во время гонок на колесницах, присутствовавший на стадионе император приказал прервать соревнования, призвал толпы зрителей вознести молитву и сам первый запел псалом во весь голос, а они за ним повторяли, и черные тучи мгновенно развеялись.

    Так пишет Сократ. А как оценить фигуру императора Феодосия II с перспективы минувших веков? Несомненно, это был человек симпатичный — мягкий, доброжелательный по отношению ко всем окружающим. В эпоху прочного мира и расцвета государства эти черты могли бы придать ему блеска, сделать хорошим и популярным правителем. Но в те времена, в которые пришлось жить Феодосию, эти мягкость, милосердие, подверженность чужому влиянию были крайне опасны. К счастью для Восточной империи, основной удар в борьбе с захватчиками в эти годы пришлось принять на себя не ей. Очень уж сомнительно, что успешно отразить грозного противника смог бы этот император, пугавшийся даже при повышении голоса его собственной сестрой и целыми днями с благоговением копировавший красиво иллюстрированные книги, за что он и получил прозвище Каллиграфа.

    Наконец наступил момент, когда пора было подумать о выборе супруги для взрослеющего молодого человека. И эту обязанность также возложила на себя Пульхерия.

    Еще столетия спустя в странах византийской культуры пересказывали историю о том, каким образом была найдена подходящая невеста для молодого императора. Рассказ этот, конечно же, постепенно приукрашивался и обрастал всяческими выдуманными подробностями, но все же основная его канва вполне исторична и достоверна.

    Случилось так, что в Константинополь приехала девушка-гречанка поразительной красоты, да к тому же еще и хорошо образованная, что в те времена было весьма необычным. Звали ее Афинаидой, а ее отец Леонтий (в некоторых изложениях его называют Гераклитом), коренной афинянин, в течение многих лет был в родном городе профессором университета — преподавал софистику. После его смерти Афинаида и двое ее братьев не смогли договориться о справедливом разделе унаследованного имущества. Афинаиде пришлось покинуть отцовский дом в Афинах, и вместе с теткой (сестрой матери) она отправилась в столицу, где жила другая ее тетка — сестра отца. Та близко к сердцу приняла возникшую у племянницы проблему и активно занялась ее решением. Втроем женщины отправились на аудиенцию к благочестивой госпоже Пульхерии и изложили ей свое дело, причем Афинаида восхитила всех красноречием, которым она владела в совершенстве — сказались полученные от отца уроки.

    В одной из византийских хроник продолжение этого рассказа изложено следующим образом: Пульхерия, увидев девушку столь дивной красоты, да еще и незаурядного ума, сначала предусмотрительно поинтересовалась, сохранила ли она свою девственность, и получила ответ, что отец тщательно оберегал дочь от соблазнов, зато часто вел с ней философские споры и таким образом дал прекрасное образование. Тогда Пульхерия поспешила к своему брату и сказала так:

    — Я нашла девушку, молодую и невинную, красиво одетую, прекрасно сложенную, с безукоризненным носиком и белой как снег кожей. У нее большие глаза, густые белокурые волосы, грациозная поступь и море обаяния. Родом она гречанка, хорошо образованна, и к тому же девица.

    Феодосий послал за своим лучшим другом и доверенным лицом Павлином, а сестру попросил, чтобы та под каким-нибудь предлогом привела Афинаиду в свои покои, где оба они смогут рассмотреть девушку, укрывшись за занавесью. И как только он ее увидел, то сразу же и влюбился.

    Однако существовало одно препятствие. И дело было вовсе не в том, что девушка была дочерью скромного профессора — все упиралось в религию. Леонтий, как и многие интеллектуалы того времени, был язычником, почитателем старых богов, и воспитал дочь в своей вере. Об этом свидетельствовало и имя, которое дал ей отец, выразив в нем одновременно и привязанность к родному городу, и поклонение богине Афине, покровительнице искусств и всяческого мастерства.

    Поэтому, чтобы выйти за Феодосия, Афинаида сначала должна была отказаться от религии отца и предать его богов, и она сделала это, приняв крещение от епископа Константинопольского и сменив при этом языческое имя Афинаида на христианское Евдокия. Свадьба состоялась 7 июня 421 года. По случаю бракосочетания были устроены театральные представления и игры в цирке. Можно себе представить, какой фурор произвела во всей Восточной империи головокружительная карьера дочери обычного профессора — из бедного дома да на царский трон! Прямо как в сказке…

    Рассказывали, что, став женой императора, Афинаида-Евдокия обошлась со своими братьями более чем великодушно. Она приказала призвать обоих к себе во дворец (они пытались бежать, прекрасно понимая, что были к сестре несправедливы) и, осыпав дорогими подарками, сказала им:

    — Если бы вы со мной не поступили так дурно, я бы никогда не отправилась в Константинополь, а значит, никогда бы не стала императрицей. Так что именно вам я обязана свершением того, что было предсказано моим гороскопом и о чем думал отец, так мало оставив мне в наследство. Это моя счастливая судьба, а не ваша злая воля заставила вас поступить со мной так жестоко.

    Один из братьев Афинаиды-Евдокии, Гесий, стал префектом претория в Иллирии, а второй, Валерий, служил на высоких должностях в казначействе, а впоследствии получил консульство и стал распорядителем дворцовых должностей.

    В 422 году императрица родила девочку, которую в честь матери Феодосия назвали Евдоксией. К сожалению, имена Евдоксия и Евдокия слишком похожи, поэтому писатели и летописцы их часто путали, и даже у современников нередко встречались ошибки, когда дочери приписывали черты характера и повороты судьбы матери и наоборот.

    Императрица, как бы в награду за рождение ребенка, получила титул августы. Затем она родила еще двоих детей, сына и дочь, которые, однако, вскоре умерли. Таким образом, единственной надеждой семьи на будущее осталась Евдоксия. Мать поклялась, что как только увидит ее замужней дамой, тут же совершит паломничество в Иерусалим.

    Так получилось, что Евдокия стала ревностной христианкой, однако она не отказалась от некоторых любимых занятий, вкус к которым привил ей отец. К примеру, она не только любила поэзию, но и сама занималась стихосложением. Уже в 422 году она написала поэму по случаю победы над персами (как раз в это время на армянской границе дело дошло до конфликта с ними, но его, к счастью, удалось быстро уладить).

    Влиянию Афинаиды — женщины, воспитанной в атмосфере афинского университета, — некоторые приписывают и открытие университета в Константинополе. Распоряжение об этом было подписано Феодосием II в феврале 425 года. В университете три ритора и десять грамматиков должны были преподавать латинскую литературу, а пять риторов и десять грамматиков — греческую литературу. Обратите особое внимание на двуязычие — и это в столице империи, которая официально продолжала именовать себя Римской! Предусматривалось также приглашение профессора философии и двух профессоров права.

    В марте все того же 425 года отдельным распоряжением императора профессорам, безупречно проработавшим двадцать лет, гарантировалось присвоение титула комита первого ранга — но без вознаграждения, причитавшегося его обладателям. Иначе говоря, с одной стороны — уважение к ученым, с другой — полнейшее равнодушие к их материальному положению. Шли столетия, но в этом плане ничего не менялось — подобная ситуация снова и снова повторяется в самых разных странах.

    Открытие константинопольского университета — важнейшее событие в истории не только Византии, но и всей европейской культуры, ведь именно благодаря этому университету, который всегда оставался светским учебным заведением, были спасены и сохранены сокровища античной литературы и науки.

    Позднее, когда Евдокия уже жила в Палестине, она развернула там бурную литературную деятельность, в том числе стихами излагала Библию и жития святых. Из множества написанных ею трудов до нас дошла лишь небольшая часть, но и по ней вполне можно сделать вывод, что писательский талант императрицы был посредственным, зато ее литературная плодовитость достойна восхищения. Ее многочисленные ошибки в области классического стихосложения явно свидетельствуют об упадке искусства поэзии и изменениях, происходивших в самом греческом языке.

    Об Афинаиде-Евдокии за прошедшие века было написано множество произведений, она стала любимой героиней интеллектуалов самых разных эпох — видимо, потому что в ней слились воедино черты двух сосуществовавших в то время миров — античности и христианства. Хотя в действительности ее «античность» заключалась лишь в знакомстве с принципами риторики того времени и в беглом употреблении рифм. В зрелые годы Евдокия по духу была исключительно христианкой. Она была намного более образованна, чем обычная женщина своей эпохи, но обладала весьма средними способностями и небезупречным характером, что особенно ярко проявилось в более поздние годы ее жизни.

    КОДЕКС

    В начале V века, когда Западной империей правил Гонорий, а Восточной — Феодосий II, на равнине, где теперь расположена Венгрия, сформировался центр огромной империи гуннов, под властью которой находились многие народы Центральной Европы. Около 430 года между Константинополем и правителем гуннов Руасом был заключен договор, по которому Византия обязывалась ежегодно выплачивать ему немалую сумму золотом. И между двумя державами не возникало никаких конфликтов, хотя время от времени и случались споры по поводу выдачи тех, кто осмелился бежать из-под власти гуннов.

    После 435 года Руас, по всей вероятности, умер, и власть перешла к сыновьям его брата, Бледу и Аттиле. Феодосий II возобновил мирный договор и с ними, но на значительно менее выгодных для себя условиях. С этих пор он обязан был возвращать не только беглых гуннов, но и тех римлян, которым удалось сбежать из гуннского плена, кроме того, он больше не мог принимать к себе на службу гуннских подданных. К тому же Феодосию пришлось пойти на уступки, удвоив размер ежегодных выплат и предоставив гуннам определенные торговые привилегии. Все это ярко свидетельствует о том, какой страшной силой стали к тому времени кочевники, совсем недавно, казалось бы, прибывшие из Азии, и как важно было для империи ничем не вызывать их недовольства.

    Итак, Константинополю удалось сохранить относительное спокойствие на своих северных границах, а тем временем на братскую Западную империю обрушивался удар за ударом. Самым страшным из них оказалось переселение в 429 году вандалов в Африку, где они одну за другой захватывали римские провинции, жившие до того в богатстве и спокойствии. В этой ситуации двор в Равенне вынужден был сохранять как можно более дружественные отношения с Константинополем, поскольку лишь оттуда могла прийти помощь. И тогда при дворе решили, что наилучшим образом укрепить политический союз между двумя империями помогут семейные связи.

    Переговоры шли долго. На них подробно рассматривались все детали союза, который был так важен для обоих государств — где, когда, как и на каких условиях будет заключен брак молодого Валентиниана III и единственной дочери Феодосия II, Евдоксии. Наконец равеннский двор великодушно сложил свои амбиции на алтарь объединения, и Валентиниан отправился в Константинополь.

    Торжественный въезд Валентиниана в столицу на берегах Босфора состоялся 21 октября 437 года, а уже 29 числа того же месяца этот восемнадцатилетний юноша женился на Евдоксии, которой в тот момент было всего пятнадцать (в те времена для девушки это был обычный брачный возраст).

    В память об этом событии была выпущена специальная монета. На одной ее стороне изображен бюст Феодосия И, а на другой — три фигуры: стоящий в центре Феодосий соединяет руку дочери с рукой Валентиниана. Надпись на монете гласит: Feliciter nuptiis — «Счастья новобрачным».

    Нам неизвестно, что давалось в приданое за юной невестой, однако мы знаем, чем заплатил за свой брак жених: в пользу Восточной империи он уступил значительную часть балканских провинций, включая город Сирмий на Саве и Далмацию. В Риме виновницей этих уступок считали Галлу Плацидию — там утверждали, что цена, заплаченная за сближение с Константинополем, была слишком уж высока.

    Но можно на все это взглянуть иначе, а именно так наверняка смотрела и Галла. Евдоксия была единственным оставшимся в живых ребенком Феодосия II, и все отцовское наследство в свое время должно было перейти к ней и ее мужу, а затем и к их будущему потомству. Империя в этом случае объединилась бы снова, так что не имело никакого значения, где проходила временная граница между двумя государствами.

    Как раз во время пребывания Валентиниана в Константинополе (наверняка это было сделано специально, пользуясь случаем) важным государственным актом было торжественно подтверждено единство империи, и этот акт впоследствии имел огромное значение не только для самой империи, но косвенным образом и для всей Западной Европы.

    В следующем году, по возвращении в Рим, префект претория Запада так представил сенаторам сущность этого акта и процесс его оглашения:

    «Благословенная милость наших императоров расцветает столь пышно, что ныне она украшает цветами мира народы, которые в случае войны защищает. В прошлом году я со всей преданностью стал свидетелем брачного союза, самого благословенного из всех возможных. А когда брак был благополучно заключен, святейший император и господин наш Феодосий пожелал осчастливить мир, которым владеет, и такой милостью: повелел он собрать воедино все законы, чтобы весь мир им подчинялся. И книги эти он соизволил облагодетельствовать именем своим, а вечный император и господин наш Валентиниан одобрил это, продемонстрировав преданность коллеги и сыновнюю привязанность. Призвав затем меня и благородного мужа, исполнявшего должность префекта Востока, своей божественной рукой он вручил нам по одному экземпляру этого кодекса, чтобы мы распространяли этот труд по всему миру».

    «Кодекс Феодосия» представляет собой труд воистину внушительный. Работа над ним продолжалась девять лет, и проделала эту работу комиссия, составленная из почти двух десятков лучших юристов и государственных деятелей высочайшего ранга. Они собрали из архивов и просмотрели все законы, изданные всеми законно правившими императорами начиная с Константина Великого (с 313 года) до современного им периода — то есть за сто двадцать лет.

    Из этих законов были сделаны выдержки — все, что казалось менее существенным, отбрасывалось. Затем весь собранный материал был поделен на 16 книг, а каждая из книг — на так называемые «титулы» по тематическому принципу. Так, к примеру, первая книга посвящена компетенции государственных учреждений, вторая — судам, третья — купле-продаже, четвертая — имуществу, и так далее. Внутри каждого «титула» все включенные в него законы представлены в хронологическом порядке, и поэтому для сегодняшнего историка этот труд — просто бесценное сокровище, поскольку он позволяет проследить, как развивалась внутренняя ситуация в государстве.

    Необходимость упорядочения законов была в высшей степени актуальна, поскольку уже давно суды и административные органы просто тонули под завалами бумаг — законов, распоряжений и рескриптов, которые в огромном количестве плодила императорская канцелярия и беспрерывно рассылала в нижестоящие инстанции. Хуже того, при переписывании законодательных актов часто случались ошибки, а порой и сами чиновники самовольно что-то дописывали или просто фальсифицировали присланные им тексты. В условиях тогдашней жизни выяснить, что же в действительности было написано в оригинале, было крайне сложно, а практически — почти невозможно. Ведь для этого надо было ехать в столицу, оплачивать работу архивариусов и переписчиков, нотариально заверять переписанные копии. Некоторые правоведы и раньше уже пытались хоть как-то справиться с этой проблемой, самостоятельно составляя сборники законов, но подобные частные кодексы, хотя они высоко ценились и ими успешно пользовались, не могли иметь необходимой юридической силы.

    «Кодекс Феодосия» был опубликован и торжественно представлен в Константинополе в феврале 438 года. В Риме Кодекс был принят и утвержден сенатом в ноябре того же года, с тем что в силу он вступил лишь с 1 января 439 года. В Восточной империи он являлся основой судопроизводства на протяжении почти девяноста лет, то есть до вступления в силу нового Кодекса, созданного Юстинианом, который был более полным и тщательно разработанным сводом законов. На Западе жизнь Кодекса Феодосия оказалась значительно более долгой — именно он послужил фундаментом для создания законодательства германских государств, выросших на развалинах империи в Галлии, Испании, Италии. Так статьи Кодекса вошли в последующие своды законов, продолжая жить столетия спустя после его создания.

    Таким образом, имя Феодосия, одного из наименее значительных императоров, оказалось навеки связанным с монументальным юридическим трудом, имеющим непреходящее значение, в том числе и для историков — без него нам мало что было бы известно о различных областях жизни общества в IV и V веках и о самом функционировании административной машины империи.

    Однако прозаические проблемы, связанные с введением в жизнь свода законов, вряд ли особенно интересовали супругу Феодосия, красивую и ученую Евдокию. Ее мысли в то время были заняты прежде всего осуществлением ее давних планов и, в полном соответствии с данным ей некогда обетом, сразу же после окончания торжеств, связанных со свадьбой дочери, Евдокия в самом начале 438 года покинула Константинополь, чтобы совершить паломничество в Святую Землю.

    По дороге она сделала остановку в сирийской Антиохии, где с искусством профессионального ритора произнесла блестящую речь перед жителями этого огромного в то время города, процитировав в ней строки из поэмы Гомера: «Горжусь, что я вашего рода и что во мне ваша кровь!» Конечно же, она имела в виду принадлежность свою и слушателей к античной эллинской культуре. Восхищенные антиохийцы постановили установить в ее честь две статуи, в том числе одну позолоченную.

    Прибыв в Иерусалим, императрица щедро одарила местные церкви и, по примеру иных паломников, приняла преподнесенные ей реликвии: мощи первого мученика св. Стефана, а также цепи, в которые якобы был закован апостол Петр. Надо сказать, что всяческие реликвии размножались в то время просто невероятно, став для некоторых лиц (а порой и для целых городов!) прекрасным источником прямых и опосредованных доходов.

    Уже в 439 году императрица возвратилась в Константинополь, но три или четыре года спустя снова выехала в Иерусалим. В этот раз она поселилась в этом городе навсегда и не покидала его до самой своей смерти в 460 году.

    Однако этот второй выезд и постоянное пребывание в Святой Земле имели в какой-то мере принудительный характер. Евдокии, по всей видимости, было приказано покинуть столицу. И причиной этого почетного изгнания стали поистине византийские дворцовые интриги и борьба за влияние на императора.

    Главную роль в этих дворцовых конфликтах сыграл евнух Хрисафий. Он сначала вместе с Евдокией поучаствовал в устранении со двора сестры императора Пульхерии, затем расправился с самым могущественным союзником императрицы префектом Киром, и наконец, когда Евдокия осталась в одиночестве, без друзей и сторонников, сослал ее в Палестину.

    Вышеупомянутый Кир был одной из интереснейших личностей своего времени. В 439–441 годах он одновременно был префектом претория и префектом Константинополя, то есть совмещал две важнейшие с политической точки зрения должности в администрации Восточной империи. По происхождению он был греком, по вероисповеданию — язычником, приверженцем старых богов, а по призванию — поэтом. Некоторые его небольшие произведения дошли до наших дней, поскольку оказались включены в византийскую поэтическую антологию.

    Свою любовь к родному языку Кир, в частности, выразил и в том, что вопреки непререкаемым до тех пор правилам римской администрации свои распоряжения писал не на латыни, а на греческом — языке, на котором в то время говорила большая часть жителей Востока. Стоит здесь напомнить, что не только Кодекс Феодосия, но и значительно более поздний Кодекс Юстиниана были написаны на латыни. Так что Кира смело можно считать пионером применения греческого языка в византийской юриспруденции.

    Префект пользовался огромной популярностью среди жителей столицы еще и по той причине, что он по-настоящему заботился о городе: ремонтировал здания, улучшал освещение. На играх в городском цирке зрители в его честь восклицали: «Константин построил город, Кир его обновит!»

    Но как раз слишком явная любовь народа Кира и погубила, вызвав зависть, подозрения и опасения. Его лишили должностей, конфисковали имущество, а потом сослали в маленький фригийский городок, где он должен был занять кафедру епископа — ведь формально он числился христианином.

    Фанатично настроенные жители этого городка уже успели к тому времени убить четырех епископов подряд, обвинив кого в ереси, кого в схизме. Поэтому, видимо, при дворе предполагали, что то же самое случится и с Киром, известным своими симпатиями к старой религии. Тем временем, по всей вероятности, его спасло как раз полное равнодушие к богословским спорам, а также — краткость проповедей. В одной из них, кажется, в первой, он просто обратился к верующим с призывом почтить таинство веры молчанием. Так что конфликтов с паствой у него не возникало…

    После смерти Феодосия II Кир оставил епископскую кафедру и вернулся в Константинополь, где его впоследствии реабилитировали и даже вернули конфискованное имущество.

    Одновременно с Киром Константинополь покинул еще один высокий сановник — Павлин, друг детства императора и его многолетний спутник. Говорили, что именно Павлин разглядывал из-за занавеси красавицу Афинаиду, когда Пульхерия впервые привела ее в свои покои. По карьерной лестнице Павлин поднимался с головокружительной скоростью, и наконец стал распорядителем дворцовых должностей — magister officiorum. Вскоре после 440 года он был сослан в Каппадокию, на восточную окраину империи, а потом там же и казнен. Видимо, между ним и императрицей завязался роман, который в конце концов был раскрыт, что и привело к трагическим последствиям — к изгнанию Евдокии и к ссылке и гибели Павлина.

    В Иерусалиме у Евдокии был свой двор и она распоряжалась значительными средствами. Она посвятила себя благим делам: строила и осыпала дарами храмы, в том числе базилику Св. Стефана, где она после смерти и упокоилась. Здесь же, в Иерусалиме, она с энтузиазмом взялась за переложение Библии рифмованным стихом.

    В конце концов Феодосий отправил одного из своих офицеров с заданием следить за тем, чем занимается его жена. По не известным нам причинам этот офицер приказал умертвить двух близких Евдокии священнослужителей, за что она, в свою очередь, отомстила, добившись его смерти. Вся эта драма разыгрывалась при не до конца выясненных обстоятельствах, однако в результате Евдокия лишилась права иметь собственный двор, и это стало для нее тяжелым ударом.

    В течение многих лет императрица ревностно поддерживала учение монофизитов, утверждавших, что Христос имеет лишь одну сущность — божественную, и отказалась от этой ереси лишь после паломничества к месту отшельничества Симеона Столпника в окрестностях Антиохии. Он в течение многих лет жил на маленькой платформе на вершине собственноручно возведенного столпа, изнуряя свою плоть палящими лучами солнца, потоками дождя, порывами ветра, вознося молитвы и выслушивая просьбы паломников, толпами собиравшихся внизу.

    Дочь ритора-язычника, славившаяся когда-то умом и красотой Афинаида, честолюбивая и могущественная византийская императрица, погруженная в благочестии изгнанница — у стоп одного из самых странных в мире аскетов. Ну чем не истинный символ эпохи?

    АТТИЛА

    В 441 году правители гуннов Аттила и Бледа разорвали мирный договор с Константинополем, возложив ответственность за разрыв на императора Восточной империи. Они утверждали, что он нерегулярно платит дань и укрывает у себя перебежчиков. Вожди кочевников опустошили несколько балканских провинций, взяли Сирмий на Саве и Филиппополь (ныне Пловдив) и дошли почти до берегов Босфора.

    Феодосию пришлось отозвать обратно флот, который он отправил на запад, на помощь воюющим с вандалами в Африке римлянам. Он заключил мир с царем персов, чтобы собрать как можно больше войск для защиты своей столицы. Однако в битве с гуннами на землях современного полуострова Галлиполи его армия потерпела поражение.

    Поэтому в 443 году заключать с захватчиками мирный договор пришлось на очень тяжелых условиях. Размер ежегодной дани был утроен и составил 2500 фунтов золота, а кроме этого надо было сразу уплатить огромную контрибуцию в 6000 фунтов золота на покрытие военных расходов (и это при том, что войну начали гунны!). Император обязался выдать всех перебежчиков, в том числе и тех римлян, которым удалось сбежать от гуннов из плена — или же выкупить их, уплатив по 12 золотых монет за каждую голову.

    Основным источником, из которого мы черпаем сведения о судьбах Восточной империи в последние годы правления Феодосия II и его преемников до 472 года, является «История», написанная неким Приском, сохранившаяся, к сожалению, не целиком, а крупными фрагментами. О самом авторе известно лишь то, что он был современником тех событий, которые описывал. Родом он был из Фракии, с территории современной Болгарии. Он явно имел тесные контакты с императорским двором и наверняка служил на какой-то не слишком высокой должности. Приску приходилось много путешествовать, в основном в качестве посла. Ему знакомы были Рим, Александрия, Дамаск, а как-то раз он побывал даже в резиденции Аттилы. Описывая события, он опирался в основном на собственные наблюдения (а глаз у него явно был быстрый и цепкий), а кроме того — на рассказы достойных доверия свидетелей и на документы. Так что рассказывает он добросовестно и по существу, сохраняя максимум объективности даже по отношению к врагам империи.

    Вот что он пишет о дальнейших последствиях мирного договора с гуннами, заключенного на столь тяжелых условиях:

    «Император заставил всех нести дань и деньги для гуннов. Не принимались во внимание никакие временные освобождения от земельного налога, пожалованные как императорской милостью, так и на основании судебного решения. Пришлось и сенаторам платить немало золота в качестве платы за свои титулы. Именно высота положения заставила многих кардинально поменять образ жизни, поскольку сборщики крайне скрупулезно требовали заплатить все, что с каждого причитается. Дошло до того, что люди, бывшие некогда богатыми, публично продавали украшения своих жен и домашнюю утварь. Многие кончали самоубийством, уморив себя голодом до смерти или повесившись. Казна очень быстро опустела. Золото и перебежчиков передали гуннам, но многих пришлось убить, поскольку они ни под каким видом не соглашались на выдачу».

    Тем временем в 445 году Аттила предательски убил своего брата Бледу и стал единоличным властелином всей империи гуннов и подвластных ей народов, заселявших огромные территории от Центральной Европы до Волги — самым могущественным человеком современного ему мира. Аттиле не смели противоречить ни подданные, ни союзники, среди которых преобладали германцы.

    Иордан, живший в VI веке автор написанной на латыни «Истории готов», оставил нам описание внешности Аттилы. Конечно, сам он его не видел, но писал, опираясь на произведение Кассиодора, который, в свою очередь, руководствовался достоверными рассказами современников.

    «Этот мужчина был рожден для того, чтобы потрясать народы. По какому-то странному велению судьбы он всех наполнял ужасом, и это было результатом тех страшных вещей, которые о нем рассказывали. Гордо ступая, поводил он взглядом то в одну сторону, то в другую, так что беспредельность его высокомерия проявлялась даже в движениях тела. Воевать он любил, но сам руку свою сдерживал. То был человек крепкого разума, доступный для просителей, всегда дружелюбный к тем, кому смог довериться. Он был невелик ростом, с широкой грудью, большой головой, маленькими глазами, редкой бородкой, припорошенными сединой волосами, приплюснутым носом и ужасной кожей».

    Из других заметок и источников мы также кое-что узнаем об образе жизни Аттилы. Одевался он скромно и очень опрятно, ел мясо без приправ, которое подавали ему на деревянных блюдах, избегал роскоши — в отличие от своих приближенных, которым он ни в чем не препятствовал. Жен у него было огромное множество, но он брал себе все новых и новых, а детей — столько, что из них можно было составить отдельное племя. К вопросам религии он был равнодушен, хотя иногда и прибегал к услугам волхвов.

    Новые военные действия против Восточной империи Аттила начал уже в 447 году. Императорские войска терпели поражения в кровавых битвах, а орды гуннов и их союзников разливались вширь по балканским провинциям, почти вплотную подбираясь к стенам Константинополя. Десятки больших и малых городов пали жертвой захватчиков.

    Римлянам пришлось возобновить старания для заключения нового мирного договора. Переговоры по поручению императора вел Анатолий — главнокомандующий обоими родами войск. И хотя новый договор не увеличивал размера ежегодной дани и не накладывал на империю дополнительных контрибуций, он ставил римлян в очень жесткие и унизительные условия. Со всех придунайских территорий примерно от окрестностей сегодняшнего Белграда до города Нове (Свиштов в современной Болгарии) Византия должна была эвакуировать все свое население — так, чтобы на расстоянии пяти дневных переходов от реки в глубь империи не оставалось ни одной живой души. Естественным пограничным пунктом и одновременно пунктом торгового обмена был сделан город Naissus — нынешний Ниш на Мораве.

    В начале VI века в Константинополе некий Марцеллин переписывал хронику времен Феодосия I. Просмотр того, что он счел достойным увековечения из событий сороковых годов минувшего столетия, весьма примечателен, а его краткие, немногословные заметки, пожалуй, лучше всего передают атмосферу царившего в те дни ужаса. К тому же они ярко свидетельствуют о том, что тогда занимало жителей столицы.

    «Год 441. Предводитель гуннов, ведя за собой многотысячные орды, вторгся в Иллирию, разрушив Naissus (Ниш), Сингидун (нынешний Белград) и множество других больших и малых городов.

    Год 442. Пылающая звезда, называемая кометой, в течение долгого времени появлялась на небосводе. Братья Бледа и Аттила вместе с другими вождями разных народов разорили Иллирию и Фракию.

    Год 443. Снегопады были столь обильны, что снег растаял лишь по истечении шести месяцев. Тысячи людей и животных погибли от суровых морозов. Император Феодосий возвратился в Константинополь из похода в Азию. Были отданы в использование земли, называемые Ахилловыми.

    Год 444. Император устроил игры в честь девятого пятилетия своего правления. Некоторые города и деревни Вифинии подверглись уничтожению, подмытые непрерывными дождями и разливами рек.

    Год 445. Правитель Бледа был предательски убит своим братом Аттилой. В столичном цирке дело дошло до беспорядков, так что многие поубивали друг друга. Множество людей и животных погибло в городе от болезней.

    Год 446. Великий голод пришел в Константинополь, а следом за ним и болезни.

    Год 447. Во многих местах случились сильные землетрясения. В столице обвалилась большая часть стены вместе с 57 недавно построенными башнями. Рухнули вниз также и огромные камни здания, только что возведенного поблизости от Таврского форума, а также статуи, но при этом никто не пострадал. Однако разрушено оказалось множество городов. Голод и вонь зараженного воздуха стали причиной смерти многих тысяч людей и животных.

    Правитель Аттила пошел на наших большой войной, и была она страшнее предшествовавших. Уничтожила она почти всю Европу, и очень много городов было разрушено и захвачено. В том же году были восстановлены стены столицы, обвалившиеся при землетрясении — восстановил их префект претория Константин. Аттила со своими ордами дошел до самых Фермопил».

    Так пишет в своей хронике Марцеллин. После заключения мира Аттила часто отправлял в Константинополь посольства, чтобы требовать выдачи перебежчиков — как было установлено в договоре. Император всех прибывавших в столицу послов осыпал дарами и уверял, что в его границах уже не осталось никого, кто сбежал из-под власти гуннов. Приск комментирует это так:

    «Аттила презрительно использовал римлян, проявлявших щедрость из опасения, как бы варвары не нарушили договор. Он продолжал под всяческими надуманными предлогами посылать в Константинополь тех людей из своего окружения, которым хотел оказать особую свою милость. Римляне же были послушны всем его требованиям, принимая его волю, как приказ господина. Они любой ценой старались отвести от себя угрозу войны с гуннами, поскольку у них в то время и других врагов хватало. Армии персов уже давно были готовы к нападению, со стороны моря то и дело беспокоили вандалы, продолжали совершать разбойничьи набеги исавры, сарацины нарушали восточные границы, а эфиопы угрожали портам в Египте».

    В 449 году в качестве новых послов приехали Эдекон и Орест. Первый из них был германцем, вождем племени скиров — он принадлежал к числу самых доверенных людей Аттилы. Именно его сын Одоакр спустя четверть века низложил с трона последнего императора Западной империи Ромула Августула.

    Второй, Орест, был римлянином, родившимся в землях на Саве, а когда эти земли оказались под властью гуннов, он стал секретарем Аттилы. И он также спустя двадцать с лишним лет сыграл важную роль в истории Запада, посадив на римском троне маленького мальчика, своего сына — им как раз и был Ромул Августул. Сам Орест впоследствии пал от руки Одоакра.

    Иными словами, в качестве членов того самого посольства гуннов на берега Босфора, в столицу Восточной империи, прибыли тогда германец и римлянин, сыновьям которых суждено было стать главными героями последней сцены исторической драмы под названием «падение Западной Римской империи».

    Но это посольство было очень важно не только в свете символики грядущих событий. Во время пребывания послов в Константинополе всемогущему в ту пору при дворе евнуху Хрисафию пришел в голову хитрый план: он решил попытаться подкупить Эдекона, чтобы тот убил Аттилу. Этот план он изложил ему во время приема, на котором кроме них двоих присутствовал лишь переводчик Вигила.

    План этот можно оценивать и осуждать как преступное намерение, но в то же время — как утверждают некоторые — он был крайне наивен, поскольку гибель одного человека не могла оказать существенного влияния на развитие событий. Но можно также принять и другой вариант: Хрисафий подошел к делу со всей серьезностью и предусмотрительностью. Возможно, что он прекрасно понимал сущность и структуру государства гуннов и отдавал себе отчет в том, что смерть властелина может стать самым быстрым и результативным избавлением от опасности, уже многие годы угрожавшей империи. Личность Аттилы была важнейшим связующим звеном, объединявшим в единое целое слепок разноязыких орд, и в момент его внезапной гибели все здание должно было тут же рухнуть. Что, собственно говоря, и случилось несколько лет спустя. Хрисафий хотел лишь ускорить ход событий.

    Эдекон сделал вид, что согласился на предложение. План держали в строжайшем секрете — кроме трех вышеперечисленных лиц, о нем знал лишь император и один из его самых доверенных сановников. Однако о готовившемся покушении ничего не сообщили послу римлян, отправленному к Аттиле вместе с возвращавшимися за Дунай Эдеконом и Одоакром.

    Этим послом был Максимин — высокопоставленный сановник (хотя и не столь высокопоставленный, как рассчитывал Аттила, поскольку консулом он никогда не был). Властелин гуннов хотел видеть посланником императора сановника наивысшего ранга и даже утверждал, что для встречи с ним он был готов лично отправиться в Сердику (современную Софию).

    В письме к Аттиле император заявлял: «Беглецов мы Тебе давно уже вернули, сейчас посылаю еще семнадцать, и больше у нас никого нет». Посол должен был также на словах пояснить, что у римлян нет такого обычая, чтобы переговоры вели сановники в ранге консула, а что касается возможного прибытия Аттилы в Сердику, то это просто нереально, поскольку город лежит в руинах.

    Максимина в этом посольстве сопровождал историк Приск. В своем труде он оставил отчет о путешествии и о пребывании при дворе Аттилы. Этот прекрасный источник дает нам возможность познакомиться с взаимоотношениями, обычаями и менталитетом гуннов, с окружением Аттилы и с ним самим. Вот, например, сцена первой аудиенции:

    «Аттила восседал на деревянном троне. Мы остановились на некотором расстоянии, а Максимин вышел вперед и приветствовал правителя. Он вручил ему письма и сказал:

    — Император наш желает здоровья и удачи тебе и всем твоим близким!

    На что Аттила ответил:

    — Пусть встретит римлян то, чего они нам желают!

    Затем он тут же повернулся к Вигиле и закричал:

    — Ты, бесстыдная скотина, зачем снова пришел сюда? Ведь тебе прекрасно известно, о каких условиях мы договорились с Анатолием! Тогда было сказано, что римские послы не появятся у нас до тех пор, пока не выдадут нам всех перебежчиков!»

    Эта вспышка гнева, хотя и осталась для послов непонятной, была совершенно обоснованна, поскольку Эдекон уже успел раскрыть Аттиле план Хрисафия и ту роль, которую должен был сыграть в нем Вигила, провозя золото для подкупа личной стражи предводителя гуннов.

    Посольство возвратилось ни с чем, Вигила впоследствии был пойман людьми Аттилы, а посланцы Аттилы презрительно обвинили Феодосия в том, что он поступает, как подлый слуга, который исподтишка метит в господина, ниспосланного ему самой судьбой.

    Осенью 449 или весной 450 года император отправил ко двору Аттилы двух сановников наивысшего ранга — бывших консулов Анатолия и Нома, выполнив то, чего Аттила давно уже домогался. И гунн оказал послам весьма великодушный прием, почти забыв уже о заговоре — вернул римлянам без всякого выкупа большое количество пленников, а самих послов осыпал щедрыми дарами.

    Но сделал это Аттила вовсе не из уважения к рангу Анатолия и Нома, как могло бы на первый взгляд показаться. Основной причиной его великодушия стало то, что он уже был нацелен на новые завоевания, куда более привлекательные, чем разграбление и без того опустошенных балканских провинций. Аттила смотрел на Запад.

    Хотя и временное устранение той опасности, которую представляли собой гунны, было последним относительным успехом времен правления Феодосия II. 26 июля во время прогулки по окрестностям Константинополя он упал с лошади. Полученный при падении перелом позвоночника оказался смертельным. Через два дня император скончался. Он прожил почти 50 лет, и 42 из них провел на троне. Это было одно из самых долгих и самых неудачных царствований за всю историю и Рима, и Византии.






    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке