НИКИФОР III ВОТАНИАТ

Правил с 7 января 1078 года до 1 апреля 1081 г.


Коронация Никифора состоялась 24 марта 1078 года. Свое правление он начал с того, что расправился с ненавистным главным министром предшественника. Тот умер под пытками, а построенные им зерновые склады были снесены до основания во время народных волнений.

Но на землях Балканского полуострова, совсем рядом с Константинополем, все еще прочно удерживал свои позиции соперник Вотаниата — Никифор Вриенний. Он был разбит полководцем Алексеем Комнином, вторым сыном Иоанна, и привезен в столицу, где его на всякий случай ослепили, а в остальном отнеслись вполне благосклонно (в отличие от многих других, оказавшихся в том же положении). Сыну Вриенния в будущем суждено было сыграть немаловажную роль — в том числе и роль историка.

После смерти первой жены Вердены новый император счел необходимым подкрепить законность своего правления семейными узами с династией Дук. Поначалу он намеревался взять в жены Евдокию, мать императора Михаила, которая уже несколько лет жила монахиней в монастыре. Но его отговорили от этого плана (или сама Евдокия ему отказала), и тогда ему в голову пришла идея жениться на Марии — жене все того же Михаила, тоже монахине. Мария была родом из страны аланов, с пограничья современной Грузии на Кавказе.

И бракосочетание состоялось. Чтобы придать хотя бы видимость приличия этому совершенно неслыханному с точки зрения традиций и церковных канонов союзу, Михаила назначили епископом Эфеса: высшему духовенству не дозволялось оставаться в браке. Однако он всего лишь раз посетил свою епархию и сразу же вернулся в монастырь, где жил очень скромно, не уклоняясь даже от физического труда, и был весьма уважаем окружающими — в том числе и преемником Никифора на троне империи. Здесь стоит вспомнить о том, что примерно на эти годы приходится дата смерти воспитателя императора Михаила — Михаила Пселла, человека большой учености и несомненных заслуг на поприще литературного труда, но в политике — истинного Макиавелли и Талейрана своей эпохи.

Почему Мария согласилась выйти замуж за Никифора? Можно предположить, что причины здесь были куда более глубокими, чем простое желание вернуться к блеску и роскоши двора. Речь шла о судьбе Константина — сына ее и Михаила. Мать хотела обеспечить ему лучшее будущее, а возможно даже и трон, тем более что Никифор был бездетным, так что корона по праву должна была перейти к «багрянородному» мальчику — порфирогенету.

Итак, Константин вместе с матерью снова поселился во дворце, но с ним были связаны еще и иные сложности, также в некотором роде имевшие отношение к супружеству. Дело в том, что отец Константина Михаил в самом конце своего правления обручил сына с Еленой, дочерью герцога Апулии Роберта Гвискара. Его будущая жена прибыла в Константинополь вместе со своей сестрой, но по распоряжению нового правителя была отправлена в монастырь и освобождена лишь после резкого вмешательства самого Роберта, который этого оскорбления никогда не забыл и не простил. В самом ближайшем будущем этой обиде суждено было стать одной из причин события величайшего исторического значения. А сам Константин спустя несколько лет, уже во времена правления преемника Никифора, стал объектом иных матримониально-политических планов. Но они не осуществились — пользовавшийся всеобщей любовью и уважением Константин скоропостижно скончался во цвете лет.

На востоке Малой Азии турки, давно уже фактически владевшие этими землями, сформировали собственное государство, которое назвали «Рум» — то есть Рим. Ведь именно так — римлянами — до сих пор называли себя византийцы, наследники славы великой империи. И именно в Малой Азии, над одними землями которой постоянно висела угроза вражеского нападения, а другие уже были этим врагом захвачены, состоялась новая попытка мятежа: в Никее был провозглашен императором Никифор Мелиссин, муж сестры Алексея Комнина. Но на сей раз Алексей отказался подавлять бунт: у него самого были не менее честолюбивые планы.

Вторая жена Алексея, Ирина, была дочерью Андроника Дуки и внучкой Иоанна Дуки. Заметим, что замуж она вышла, едва ей исполнилось 15 лет — и это вовсе не было исключением, такова была существовавшая с античных времен традиция, которую оправдывали более быстрым созреванием девушек. Когда Иоанна Дуку выпустили из монастыря, его сын Андроник (виновник разгрома при Манцикерте) был уже мертв. Алексей благодаря браку с Ириной был связан с Дуками семейными узами, а сам был членом могущественного семейства Комнинов и всегда мог рассчитывать на поддержку родственников, и в первую очередь старшего брата Исаака — того, который совсем недавно оказал серьезную помощь Никифору Вотаниату. И всем заинтересованным сторонам удалось прийти к соглашению. Присоединился к Алексею и Никифор Мелиссин, которому был обещан титул кесаря.

Алексей подошел к стенам Константинополя во главе армии (а в сущности — банды наемников всяческого рода и племени). Но столицу защищали такие же наемники, в основном германцы, и император решил на всякий случай попросить помощи еще и у турок. Тем временем именно германские наемники открыли армии Алексея одни из городских ворот. И в начале июля город, веками гордо и мужественно отражавший нападения славян, арабов, руссов и никогда не видевший в своих стенах ни одного вражеского завоевателя, пал жертвой страшных грабежей, насилия и разрушений, чинимых чужаками — хотя и выступавшими под византийскими знаменами. Но все ужасы этих дней были всего лишь легким намеком на тот кошмар, который Константинополю предстояло пережить спустя ровно сто двадцать пять лет, когда в 1204 году он был захвачен рыцарями с Запада, шедшими в Святую Землю с самыми благими целями. На их груди на плащах были кресты, но, как в один голос утверждали все свидетели произошедших событий, рядом с ними даже сарацины казались людьми великого милосердия и истинного человеколюбия.


Итак, к власти вернулась династия Комнинов. Ей суждено было стать последней крупной византийской династией — но это происходило, можно сказать, уже в ином мире. При правлении Комнинов резко изменилось соотношение сил в восточной части Средиземноморья. Начиналась эпоха уже упомянутых Крестовых походов, с которыми Византия связывала так много надежд и ожиданий, но которые обернулись для нее горькими разочарованиями, вспышками взаимной ненависти и множеством трагедией для обеих сторон. Быстро росло могущество двух морских сил — Венеции и Генуи. Все сильнее напирали с востока турки, которых время от времени удавалось сдерживать, но постепенно они захватывали все новые и новые территории. Очень многому предстояло измениться и во внутренней структуре страны, пережившей периоды разделов.

Так что последние три с половиной столетия Византии — это совершенно отдельный раздел, четко ограниченный временными рамками: с момента вступления на трон Алексея Комнина до героической гибели императора Константина XII в бою с турками на улицах Константинополя в день 29 мая 1453 года.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке