Жизнь и смерть великого авантюриста

Прославленного авантюриста Кончино Кончини, известного под именем маршала д’Анкра (в свое время он приобрел в одной из французских провинций за 8 млн. экю Анкрский маркизат), поминали недобрым словом не только при жизни, но и после смерти.

Современники отзывались о нем как о человеке «тщеславном и хвастливом, гибком и смелом, хитром и честолюбивом, богатом и в то же время жадном». А в лексиконе французов ему нашлось даже точное определение – «куайон», что в переводе означает «ничтожество».

Кончино Кончини, знаменитый флорентийский авантюрист, на протяжении ряда лет был фаворитом королевы Марии Медичи, супруги Генриха IV и матери Людовика XIII. После смерти короля он фактически управлял всей Францией.

Кончини оказался у власти совершенно случайно, так сказать, волею судьбы. В родной Италии он был всего лишь простым нотариусом. Знакомство с Леонорой Дози, молочной сестрой Марии Медичи, известной больше как Элеонора Галиган, резко изменило жизнь Кончино.

Став мужем Леоноры, молодой человек получил доступ к королевскому двору. Так началось его победное шествие к вершинам власти, обернувшееся бедствием для всего французского народа и кровавой трагедией для самого Кончини.

Дело в том, что представительница славного флорентийского рода Медичи, игравшего значительную роль в жизни средневековой Италии, вышла замуж за французского короля Генриха IV. Она привезла во владения мужа всю свою свиту, значительную роль в которой играли Леонора и ее муж Кончино.

Молодая королева была сильно привязана к своей молочной сестре и исполняла любые ее прихоти. Леонора же в свою очередь старалась во всем угодить горячо любимому мужу.

Таким образом, Кончини имел возможность оказывать влияние на королеву, а через нее – на короля и дела всего государства. Большая часть замыслов авантюриста осуществлялась с удивительной легкостью.

К 1610 году, времени смерти Генриха IV, Кончини был заметной фигурой во Франции: он занимал ряд высоких постов в государстве, обладал многомиллионным состоянием и владел большим количеством имений и городских домов.

Уже после смерти короля Кончини получил звание первого камергера, а также пост губернатора Амьена и должность маршала Франции, хотя к военному делу не имел никакого отношения. Эти посты сулили ему большие доходы.

Однако жадность авантюриста не знала границ. Более того, он с каждым днем становился все наглее и заносчивее, что проявлялось не только по отношению к слугам и представителям низшего сословия. Многие придворные аристократы, недовольные существующим положением, называли поведение Кончино вызывающим. Но королева словно не замечала ропота придворных, она по-прежнему благоволила к талантливому авантюристу. Объяснялось это просто и весьма примитивно: Кончино стал любовником вдовствующей королевы. Обретя огромную власть, он позабыл о своей законной жене, которая позже признавалась, что на протяжении нескольких месяцев супруг не ночевал дома, более того, он даже не приближался к ее кровати.

Но зачем Кончино была нужна «бедная» жена, если королева Мария задаривала его драгоценностями и снабжала огромными денежными суммами? Эти деньги, естественно, брались из государственной казны, которую так тщательно пополнял покойный Генрих IV.

Королева и ее любовник вызывали недовольство не только у придворных. В народе Марию Медичи называли не иначе как проституткой…

Мария Медичи

Благодаря содействию королевы Кончино вскоре стал супер­интендантом королевского дома, а также главой городов Руа, Перон и Мондидье.

В связи с этим у него появилось большое количество обязанностей, о которых он, казалось, даже и не подозревал.

Честолюбивый, тщеславный, хитрый и жадный, Кончино заботился только о себе. Деньги были его единственной страстью. Однако средств, получаемых от королевы, Кончино вскоре перестало хватать, и он запустил руку в государственную казну.

Стремясь отыскать новые статьи дохода, он вынуждал королеву все время повышать налоги. Естественно, грабительская политика, проводимая Кончини, способствовала нарастанию недовольства народных масс.

Несколько раз авантюрист появлялся в покоях королевы в синяках и ссадинах, несколько раз его избивали до полусмерти. Так дворяне с помощью специально нанимаемых людей пытались расправиться с неугодным им человеком, указать ему место и хотя бы частично «восстановить справедливость».

Кончино Кончини не любил, пожалуй, никто, если не считать королевы и Леоноры Дози, его законной супруги. Будучи объектом всеобщей ненависти и очень уж дорожа своей жизнью, любовник Марии Медичи во всем проявлял чрезмерную осторожность: он никогда не выходил из дома без охраны, имел человека для пробы пищи и т. д.

Кончини ни от кого не скрывал, что он любовник французской королевы. Наоборот, он старался подчеркнуть существующую между ними связь и даже построил от своего дома до королевского дворца мостик, позволявший ему беспрепятственно проникать в покои Марии Медичи.

Слуги и приближенные королевы рассказывали, что Кончини, застигнутый в спальне Марии, всегда принимался завязывать шнурки и делать вид, будто совсем недавно покинул шикарное королевское ложе.

Мария же во всем потакала своему любовнику: она не отрицала наличия между ними любовной связи, более того, казалось, что королева одобряет поступки Кончино. Она по-прежнему дарила ему дорогие подарки и баловала изысканными ласками.

Такое положение не могло устраивать юного наследника престола Людовика XIII. По его приказу самозванец был убит, королева-мать взята под охрану в ее же апартаментах в Лувре, а трон освобожден для молодого короля.

Людовик подозревал Кончини и его жену в том, что они участвовали в заговоре против его отца Генриха IV. Кроме того, юноша хотел отомстить ненавистным фаворитам за то невнимание и пренебрежение, с которым они относились к нему в детстве. Маршал д’Анкр мешал молодому королю, вскоре Кончини был вынесен смертный приговор.

Слухи об ожидаемой казни вскоре дошли до ушей «лучшего друга» семьи Кончини-Галиган, молодого епископа Ришелье (того самого, который позже стал кардиналом). Продолжая уверять любовника королевы в своей преданности, лукавый епископ начал сотрудничать с окружением Людовика XIII.

Стоит отметить, что могущественный Кончино Кончини, уверенный в своей безнаказанности, тем не менее имел серьезные опасения за свою жизнь. Как уже говорилось ранее, он всюду появлялся с охраной, вернее, со свитой, набранной из представителей бедных дворянских семей. За большие деньги эти люди соглашались охранять «важную персону», Кончино называл их своими «продажными олухами».

Однако изредка авантюрист выходил из дома без сопровождения, например когда отправлялся к любовнице по знаменитому мостику. Именно здесь его и подкараулили убийцы, подосланные Людовиком XIII.

В апреле 1617 года молодой король принял окончательное решение убрать со своей дороги ненавистного самозванца. Вскоре капитан королевской гвардии барон де Витри получил приказ арестовать маршала д’Анкра.

Желая точно знать, чего хочет король, капитан задал Людовику вопрос: «Государь, как я должен поступить, если Кончини станет защищаться?» На что один из приближенных короля ответил: «Его Величество ожидает, что самозванца убьют».

Вечером 23 апреля 1617 года Ришелье получил письмо, в котором говорилось, что маршал д’Анкр будет убит 24 апреля 1617 года на мосту, соединявшем его покои с королевскими. Однако епископ, считавшийся «другом» маршала, засунул полученное послание под подушку и заснул спокойным сном. Он даже не потрудился предупредить Кончини о готовящемся против него заговоре.

В тот день, 24 апреля 1617 года, все происходило примерно так. Кончино направлялся во дворец, но неожиданно дорогу ему преградил капитан королевских гвардейцев Николя де Витри. Крепко схватив авантюриста за руку, барон объявил ему волю молодого короля.

Кончини очень удивила дерзость капитана, осмелившегося арестовать его, первого человека в государстве. Он попытался вынуть из ножен шпагу, но увы… Солдаты королевской гвардии произвели по самозванцу выстрелы, три из которых оказались для него смертельными.

Кончини умер, даже не успев осознать, что сын его коронованной любовницы, законный наследник престола Людовик XIII сумел взять власть в свои руки.

Похоронили убитого в заранее приготовленной могиле, после чего постарались уничтожить следы его пребывания на французской земле. По распоряжению Людовика XIII в первую очередь изрубили в щепки деревянный мостик, соединявший дом Кончини и королевский дворец. Тем временем до королевы дошел слух о государственном перевороте и убийстве ее любовника. Некоторое время она пребывала в шоке от случившегося, и лишь постепенно до нее дошел смысл этой трагедии. Только тогда Мария Медичи сумела в полной мере осознать горечь утраты.

Но история на этом не закончилась. Тело ненавистного Кончини ожидала печальная участь. Жители Парижа и прочих городов Франции с радостью встретили известие о смерти ненасытного корыстолюбца. Но они жаждали мести. То, что они сделали с останками Кончино Кончини, заслуживает особого рассказа.

Неизвестно от кого, но парижане вскоре узнали, где похоронен любовник королевы. По свидетельству очевидцев, огромная толпа горожан направилась к могиле Кончини и устроила на месте погребения дикие оргии.

Люди плевали на могилу, топтали ее ногами, приплясывали над останками ненавистного врага. Затем все дружно принялись копать землю, кто руками, кто палками…

Вскоре труп Кончини вытащили из могильной ямы. Священники, находившиеся неподалеку, хотели было вмешаться, но разъяренная толпа набросилась на них с кулаками и бранными словами.

Тело бывшего маршала Франции, и без того сильно изуродованное убийцами, стало объектом жестоких издевательств обезумевших парижан. В ход пошли ноги, кулаки, увесистые дубинки, каждый хотел поучаствовать в этой дикой оргии. Люди плевали в лицо убитому, царапали его ногтями…

То, что происходило дальше, напоминало в большей степени всеобщее безумие. Опьяненные яростью парижане устроили непристойные пляски вокруг изуродованного тела, отовсюду слышались непотребные слова только что сочиненных песен. На труп вновь сыпались палочные удары, мертвого Кончино беспрестанно пинали ногами, однако самое страшное было еще впереди…

Неожиданно для всех какой-то мужчина подбежал к телу ненавистного врага, вытащил из-за пояса нож и отрезал Кончини нос. Положив в карман окровавленный кусок, человек во всеуслышание заявил, что это его трофей.

Поступок незнакомца послужил сигналом к действию. Толпа набросилась на изуродованное тело убитого, каждый хотел получить что-нибудь на память от королевского любовника, правившего страной на протяжении нескольких лет.

Озверевшие люди (если их только можно назвать людьми) унесли с собой все, что только смогли отрезать от тела покойника: пальцы на руках и ногах, уши, губы, гениталии, просто кусочки тела, в том числе вырезки из ягодиц и куски кожи с мясом…

После этого изуродованный труп протащили по всем парижским улицам. Он представлял собой окровавленное месиво, в котором трудно было различить останки человека.

Вид крови, видимо, действовал на горожан возбуждающе. Очевидцы свидетельствовали, что один из «сопровождавших» мужчин на глазах у беснующейся толпы опустил свою руку внутрь изуродованного тела, вынул ее окровавленную и, смакуя, облизал. Следом за ним другой изувер вырезал сердце, испек его на горящих углях и съел, полив соусом.

Наконец жалкие останки Кончино Кончини, бывшего маршала д’Анкра, любовника королевы, принесли на Новый мост. К тому времени тело уже представляло собой скелет, покрытый разодранными в клочья, окровавленными и грязными кусками мяса. На глазах у всех собравшихся это кровавое месиво торжественно сожгли. Над телом даже не была прочитана молитва…

Кончино Кончини

Такой цинизм и дикое варварство поражают воображение. Казалось бы, люди, вступившие в цивилизованный мир, не должны так себя вести, но, когда дело заходит о мести, о гуманизме забывают. Видимо, это как раз такой случай.

Королева, узнав о суровой казни своего любовника, пришла в неописуемый ужас. Когда у нее спросили, как сообщить о гибели Кончини его законной супруге, королева не сумела посоветовать ничего дельного.

Мария Медичи опасалась за свою собственную жизнь, она не желала повторить «торжественного шествия» Кон­чини. Народное возмущение не затронуло королеву лишь по той причине, что она была правящей особой, и расправа над ней могла стать причиной многочисленных арестов. Надругательство же над королевским фаворитом прошло для народа безнаказанно.

Впрочем, Людовик тоже опасался за жизнь Марии Медичи. Несмотря ни на что, он оставался ее сыном. Мария была изолирована от внешнего мира в своих покоях, ее отдалили не только от государственных дел, но и от участия в дворцовых празднествах и церемониалах. Все попытки королевы-матери добиться свидания с сыном оказывались безрезультатными. На все ее письменные и устные просьбы о встрече Людовик отвечал однообразно: «Я очень занят».

Желая хоть как-то оправдать себя в глазах сына и спасти собственную репутацию, Мария неоднократно повторяла, что, если бы Людовик посвятил ее в свои планы, касающиеся Кончини, она сама бы привела любовника к коронованному юноше. Но, разумеется, подобные признания уже ничем не могли помочь свергнутой королеве-матери.

Судьба Элеоноры Галиган, законной супруги Кончини, оказалась не менее печальной, чем судьба ее мужа. Безо всякого предупреждения женщина была арестована. Людовик мечтал отомстить не только Кончино, но и Элеоноре, помогавшей мужу в осуществлении его коварных планов.

Примечательно, что обвинение было предъявлено бывшей фаворитке лишь через несколько дней после ареста. Поскольку ее свадебный контракт предусматривал раздельное владение имуществом, судьям пришлось изрядно потрудиться, чтобы отобрать в государственную казну особняки и имения Галиган.

Элеонору обвинили в участии в заговоре, приведшем к убийству отца Людовика XIII Генриха IV, но основное внимание было акцентировано на колдовстве.

Женщина, болевшая какой-то загадочной болезнью, пыталась излечиться при помощи различных магических средств, кроме того, она умела предсказывать будущее по внутренностям животных. Это и послужило основанием для предъявления обвинения.

В некоторых письменных источниках, дошедших до наших дней, говорится, что на эшафоте Элеонору Галиган спросили, каким колдовским путем она сумела подчинить себе королеву. На что осужденная ответила: «Превосходством, которое существо, сильное духом, имеет над другими».






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке