Роковая табакерка

Российский император Павел I всю свою жизнь, даже в бытность наследником престола, боялся, что его могут отравить.

Поскольку он не доверял отечественным поварам, то выписал себе кухарку из Англии. Но как эта, так и другие меры предосторожности ему не помогли…

11 марта 1801 года (в последний день своей жизни) Павел позвал своих сыновей – Александра и Константина.

Он приказал, чтобы их привели к присяге, хотя это было уже сделано при его восхождении на престол. Императору не стали прекословить, и процедура была исполнена.

После этого у Павла явно улучшилось настроение, и он пригласил сыновей отужинать вместе с ним. По окончании ужина он, вставая из-за стола, вдруг сказал: «Чему быть, того не миновать». Император покинул столовую и удалился в свои апартаменты.

Павел I

Заговорщики (вся дворцовая верхушка) начали действовать. Михайловский дворец, в котором находился император, в роковую ночь охраняли войска, верные его старшему сыну Александру. Почему-то Павел сам удалил от своих дверей преданный ему конногвардейский караул во главе с полковником Саблуковым. Группу заговорщиков провел к апартаментам императора полковой адъютант Павла, который также принимал участие в заговоре. Среди изменников были люди, занимавшие высшие посты в государстве: граф Пален, князь Зубов, его брат – граф Зубов, князь Волконский, граф Бенигсен, генерал Уваров.

Сначала они хотели арестовать императора, чтобы потом заставить его отречься от престола в пользу Александра. Перед апартаментами Павла заговорщикам встретился лакей, которого кто-то из офицеров ударил тростью. Лакей громко закричал. Павел услышал в коридоре шум, вскочил с кровати и хотел скрыться в покоях императрицы. Но двери, соединяющие их апартаменты, оказались запертыми. Тогда он спрятался за портьерой.

Заговорщики вошли в спальню императора и, не найдя его в постели, поначалу немного растерялись. Но самый спокойный из них, граф Пален, подошел к кровати, потрогал простыни и сказал: «Гнездо еще теплое, птичка где-то рядом». Тогда офицеры обыскали комнату и нашли Павла.

Он стоял перед ними в ночной рубашке, безоружный и совершенно беззащитный, в то время как в руках заговорщиков были шпаги. Кто-то сказал: «Государь, вы перестали царствовать. Теперь император – Александр. По его приказу мы вас арестуем».

Павел посмотрел на Зубова и сказал: «Что вы делаете, Платон Александрович?» В этот момент в комнату вошел быстрым шагом офицер и что-то шепнул на ухо Платону Зубову, который тут же вышел. Как потом выяснилось, Зубов был нужен внизу, где заговорщики опасались гвардейцев. Вместо Зубова в комнату вошли еще офицеры. Павлу сказали: «Вы арестованы, Ваше Величество!»

«Арестован? Что значит арестован?» – спросил их Павел, который, казалось, находился в каком-то оцепенении. Кто-то из офицеров с ненавистью в голосе закричал: «Еще четыре года назад с тобой следовало покончить!» Император спросил: «А что я такого сделал?» Ему ответил возвратившийся Платон Зубов. Он сказал, что деспотизм Павла стал таким тяжелым и невыносимым для народа, что они все пришли потребовать его отречения от престола.

Дальнейшие события многие составители мемуаров описывают по-разному. По одной из версий, Павел начал спорить с Зубовым. Этот спор длился примерно полчаса и постепенно перерос в ссору. В этот момент те из заговорщиков, кто выпил много шампанского, стали выражать нетерпение, а император говорил все громче и громче и начал сильно размахивать руками.

Граф Николай Зубов, который имел огромный рост и большую силу, будучи сильно пьян, ударил Павла по руке и сказал: «Что ты так кричишь? Замолчи!» Император вспылил и оттолкнул руку Зубова, в которой была зажата массивная золотая табакерка. Тогда Зубов сильно размахнулся и ударил Павла табакеркой в левый висок. Император мешком повалился на пол. Тут же камердинер Зубова вскочил ногами на живот Павла, а офицер Измайловского полка Скарятин схватил висевший на кровати шарф Павла и задушил его.

По другой версии, очевидцы рассказывают, что император пытался освободиться, на что Бенигсен дважды сказал Павлу: «Оставайтесь спокойным, Ваше Величество, речь идет о вашей жизни!» Тем не менее через некоторое время сам Бенигсен снял с кровати шарф и отдал его подполковнику Яшвилю. Тот, помня о том, что однажды во время парада Павел ударил его палкой, накинул на царственную шею шарф и крепко стянул его концы.

Еще одна версия рассказывает о том, что Зубов, будучи сильно пьян, запустил пальцы в табакерку Павла. В ответ на это император ударил Зубова и первым начал ссору. Зубов будто бы выхватил у Павла табакерку и сильным ударом свалил его с ног. Но это маловероятно, если учесть, что Павел только что вскочил с кровати и прятался за портьерой. Откуда бы у него могла взяться табакерка? Также трудно предположить, что человек, стоя за шторой, стараясь не шуметь, чтобы сохранить себе жизнь, стал бы нюхать табак.

Как бы там ни было, но табакерка, несомненно, сыграла в данном происшествии роковую роль.

Один из малоизвестных мемуаристов описал сцену смерти Павла I так: «Удар табакеркой послужил сигналом, по которому князь Яшвиль, Татаринов, Гарданов и Скарятин яростно бросились на него (Павла). Они вырвали из его рук шпагу, при этом Павел отчаянно боролся, потому что был крепок и силен. Наконец его повалили на пол, били, топтали ногами, эфесом шпаги проломили ему голову, а потом задавили шарфом Скарятина».

До самого рассвета лейб-медик Вилие занимался изуродованным трупом Павла, чтобы его утром можно было показать войскам и объявить о естественной смерти. Но, несмотря на все старания медика и наложенный грим, на лице императора можно было увидеть синие и черные пятна. Когда тело лежало в гробу, треугольную шляпу надвинули на лоб так, чтобы скрыть, насколько возможно, левый глаз и проломленный висок.




купить трубу бу http://www.vtorgaz.ru 1220 труба бу

Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке