Загадочное убийство царского протеже

Любимый фаворит русского царя Николая II Григорий Распутин впервые появился в одном из петербургских великосветских салонов в 1905 году. К тому времени это был тридцатилетний мужчина, неряшливо одетый в видавшую виды рубаху и давно жаждавшие побывать в руках прачки штаны. Он носил длинные волосы, которые, казалось, требовали помывки со дня появления Распутина на свет.

Тем не менее подобный внешний вид вовсе не отпугнул любительниц флирта, представительниц высшего света российской столицы. Нужно сказать, что и мужчины не видели ничего зазорного в том, что их гостиные посещает человек, чье происхождение связано с крестьянством. Напротив, с течением времени популярность Распутина и благоволение к нему императорской четы возросло настолько, что считалось большой честью видеть в своем доме святого старца.

Григорий Распутин

Принимая в своих салонах Распутина, петербуржцы искренне верили в святость гостя. Многие рассказывали о нем, восхищаясь его умением располагать к себе людей. Особенно поражал хозяев многочисленных домов, где бывал царский любимец, взгляд его карих глаз. Когда Распутин смотрел на собеседника, казалось, он проникает в самую его душу.

Некоторые даже поговаривали о том, что святой старец владеет навыками гипнотического воздействия. Вполне возможно, что именно гипноз и помог Распутину оказаться у власти.

Однажды Григорий Распутин повстречал на одном из светских приемов у Михаила Родзянко Столыпина. Впоследствии Столыпин так описал свою первую встречу с царским протеже: «[Распутин] бегал по мне своими белесоватыми глазами и произносил какие-то загадочные и бессвязные изречения из Священного Писания, как-то необычно разводил руками, и я чувствовал, что во мне пробуждается непреодолимое отвращение к этой гадине, сидящей напротив меня. Но я понимал, что в этом человеке большая сила гипноза и что он производил довольно сильное, правда отталкивающее, впечатление. Я собрал свою волю в кулак».

Но откуда же взялся фаворит Николая II, Григорий Распутин? Каково его происхождение и подробности биографии? До сих пор на эти вопросы ученые не могут дать точных ответов. Принято считать, что Григорий Распутин (Новых) родился в 1872 году в небольшом селе Покровском, что расположено на берегу западносибирской реки Туры. Местные жители часто рассказывали приезжим о таинственных способностях сына кучера Новых.

Дело в том, что однажды Григорию удалось, руководствуясь интуицией, найти конокрада. Им оказался односельчанин. С той поры жители села Покровского и стали считать Григория святым.

Как-то раз Григорий Новых, к тому времени больше известный под прозвищем Распутин, полученным за свое непристойное поведение (юноша любил сладко кушать, пить доброе вино в неимоверных количествах и заигрывать с молодыми девушками), перевозил странствовавшего монаха в Верхотурьинский монастырь. Жизнь монахов и еретиков-сектантов необычайно поразила Распутина. В конце концов он решил остаться в монастыре.

Григорий Распутин возвратился в родное село Покровское только спустя четыре года. Тогда ему исполнилось 20 лет. А еще через несколько месяцев после возвращения он женился на дочери крестьянина, которая была старше его на четыре года.

От брака с Прасковьей у Григория было четверо детей: два сына и две дочери. Старший сын четы Новых погиб еще в детские годы. Второй сын был «не от мира сего». Единственной надеждой и радостью Григория оставались две дочки, Мария и Варвара. Впоследствии они переехали на постоянное жительство в столицу, где и получили превосходное образование.

Но вернемся к годам жизни Распутина в Покровском. Спустя некоторое время Григорий стал всерьез задумываться над тем, как обеспечить семью пищей и необходимой одеждой. Тогда он занялся земледелием. В один из дней Распутину привиделся святой и с того дня Григория словно подменили. Он перестал пить горькую, сквернословить и совращать молодых девиц. А кто-то из односельчан распространил слух о том, что Распутин стал человеком Бога, то есть Божьим посланником.

Тогда-то и заподозрил местный священнослужитель неладное и решил проверить, насколько чист душой Григорий Распутин. Однако такого поворота дела тот явно не ожидал. В тот же вечер он собрал в котомку немного еды и нужную одежду и пустился в долгое странствие по земле.

Одним из пунктов остановки в том путешествии стал Санкт-Петербург.

Тогда Распутин прожил в столице сравнительно недолго, всего лишь пять месяцев. Однако за то короткое время своего пребывания в главном российском городе он заставил местных жителей говорить о себе.

В то время Григорию Распутину удалось прослыть раскаявшимся грешником, который к тому же обладает чудесной силой целителя и провидца. Через некоторое время «святой» смог обратить на себя внимание Иоанна Кронштадского, который к тому времени приобрел необычайную популярность у христиан. По непонятным причинам Распутин вскоре покинул Санкт-Петербург.

Григорий объявился в столице Русского государства только спустя два года. Тогда же, в 1905 году, он познакомился и близко сошелся с архимандритом Феофаном, который в то время, несмотря на возраст, состоял в должности инспектора Санкт-Петербургской духовной академии. В свою очередь Феофан познакомил Распутина с епископом Гермогеном.

Спустя еще некоторое время Распутин стал вхож в гостиные двух сестер, черногорок-княжен Милицы и Анастасии. Нужно сказать, что обе они состояли замужем за двоюродными братьями царя Николая II. В то время они любили слушать рассказы о мистиках, магах и предсказателях. А потому появление Григория Распутина, несомненно, произвело на них самое глубокое впечатление. Вскоре сестры решили познакомить «святого» с императорской четой.

И вот знаменательный день настал. Григорий Распутин впервые появился в Царском Селе 1 ноября 1905 года. Впоследствии Николай II написал о своей встрече со знаменитым старцем: «Мы познакомились с божьим человеком Григорием из Тобольской губернии… Григорий приехал в 6 часов 45 минут. Он видел детей и беседовал с нами до 7 часов 45 минут… Милица и Стана обедали с нами. Они говорили о Распутине целый вечер». Из этих слов следует только одно – царь остался доволен своим новым знакомым.

С того дня Григорий стал часто бывать в гостиной царя и царицы. Нередко, садясь около детей, он рассказывал им русские сказки, «преданья старины глубокой». Нужно заметить, что Распутин был мастером слова и слыл превосходным рассказчиком. А потому, говорили, в то время, когда он рассказывал истории, в царском доме наступала тишина и все, затаив дыхание, слушали «святого».

Никто из современников даже и не заметил того момента, когда Григорий Распутин перестал быть для царской четы обыкновенным гостем, каковых много бывало в их приемной. Спустя некоторое время он стал для них близким другом и советником, без участия которого нередко не решались даже общественные и внешнеполитические дела. В то время император писал: «[Распутин] просто добрый, религиозный, прямодушный русский человек. Когда тревоги или сомнения одолевают меня, я люблю поговорить с ним и неизменно чувствую себя потом спокойно». Еще более императорская чета полюбила Распутина после того, как он исцелил их сына, долгое время страдавшего гемофилией.

Григорий Распутин

Вскоре Григорий Распутин познал свою силу и умение покорять людей во всей полноте. В светские собрания он приходил, неизменно одетый в простую крестьянскую одежду, часто рваную и давно не стиранную. В общении с мужчинами и женщинами он позволял себе всяческие непристойности и даже грубые выражения. Призыв: «Подойди ко мне, моя кобылка!», произнесенный Распутиным, многие светские дамы воспринимали как самое вежливое и обходительное обращение.

Нужно сказать, что долгое время Григорий Распутин был своеобразной игрушкой, которой забавлялись петербургские матроны и их супруги.

Однако очень скоро, незаметно для них самих, они сами (не исключая и императорскую чету) превратились для него в послушных марионеток, которыми можно было легко управлять.

По-видимому, Распутин так увлекся своей игрой, что даже порой не замечал тех граней, за которые переходить нельзя. Спустя некоторое время в Санкт-Петербурге стало появляться все больше людей, которые распознали истинный характер царского протеже.

Так, например, в то время навсегда закрылись перед Распутиным двери особняков обеих черногорских княжон. Они же попытались раскрыть глаза на правду и царице. Однако Александра никак не хотела слушать «злобные толки и пересуды, касавшиеся истинного христианина Григория». Милице и Анастасии оставалось только замолчать и покинуть резиденцию императора.

Впервые официальное обвинение Распутина в святотатстве выдвинула Русская церковь. Бывший когда-то духовником, а в те годы занимавший должность епископа Феофан обратился к императрице с просьбой выслушать его наедине. Александра терпеливо выслушала Феофана, который рассказал ей о том, что несколько девушек приходили к нему с жалобами на непристойное поведение Распутина. Однако царица, казалось, вовсе не хотела верить «таким наговорам».

Она тут же велела пригласить Григория. Но на вопросы, приставал ли он к вышеозначенным девушкам, «святой», естественно, отвечал отрицательно. Таким образом, Распутин был отпущен восвояси без должного наказания за свои поступки. Наказать решено было (не без подсказки «святого Григория», разумеется) самого Феофана, который к тому времени уже изрядно поднадоел Распутину своими нравоучениями. В скором времени Феофана по просьбе императора перевели с должности епископа в один из крымских приходов.

Другим непримиримым врагом Григория Распутина стал монах Илиодор. Долгое время они были близкими друзьями. Однако после того как Григорий и Илиодор вместе посетили один из царицынских женских монастырей, где Распутин хватал в охапку молодых монахинь, проходивших мимо, и крепко целовал их, мнение последнего в отношении святости тобольского старца изменилось.

Окончательный разрыв между друзьями произошел после того, как Илиодор узнал о том, что Распутин хотел изнасиловать молодую монахиню. Вскоре Илиодор и епископ Гермоген Саратовский призвали к себе Распутина для того, чтобы тот дал объяснения по поводу случившегося. Распутин, желая выгородить себя, представил им свою версию грязной истории. Затем он якобы раскаялся. С тем монахи и отпустили Распутина восвояси.

Прошло некоторое время. Илиодор и Гермоген и думать забыли о том, что случилось недавно в одном из монастырей. Как вдруг однажды император вызвал их к себе. Спустя несколько дней Гермоген по указу царя Николая II был отправлен в далекий сибирский монастырь. А Илиодора просили уединиться в какой-либо обители.

Императрица Александра Федоровна

Однако Илиодор никак не хотел мириться с существовавшим положением вещей. Путешествуя по России, он рассказывал о том, что учиняет Распутин, находясь в привилегированном положении при императорском дворе. Видя в поведении Илиодора личное оскорбление, царь Николай II повелел поймать монаха и заключить его под стражу в монастыре.

Нужно сказать, что Распутин недолго смог открыто пользоваться властью, данной ему императорской четой в награду за исцеление сына.

Уже начиная с 1911 года имя Распутина нередко стало появляться на страницах газет. Причем такие упоминания чаще всего связывались с отрицательным воздействием старца Григория на царя и царицу.

Еще через некоторое время вопрос Распутина приобрел и внутриполитическое значение. Впоследствии Коковцов, занявший кресло премьер-министра после Столыпина, писал: «Сколь бы это ни казалось странным, но вопрос Распутина стал центральным вопросом непосредственного будущего; он не был снят в течение всей моей службы в качестве председателя совета министров».

Убрать Распутина русскому правительству удалось несколько позже, когда на должность премьер-министра был назначен Александр Трепов. Именно он, прежде чем занять министерское кресло, выдвинул императору требование выслать тобольского старца из Санкт-Петербурга. Другим требованием Трепова стало удаление из Думы Протопопова, к которому был благорасположен Распутин.

Вполне возможно, что история Российского государства пошла бы по иному пути, если бы царь Николай II все же выполнил требования Трепова и отлучил от двора «святого». Но в дело вмешалась императрица Александра, которая, видимо, питала к своему протеже самые нежные чувства.

Как бы то ни было, но царь внезапно изменил свое решение снять с должности Протопопова и выслать из города Распутина. Когда же Александр Трепов написал прошение об отставке, Николай II гневно прокричал: «Александр Федорович! Я приказываю Вам исполнять Ваши обязанности с коллегами, которые, я думаю, Вам подходят». На том аудиенция завершилась.

Петр Аркадьевич Столыпин

Но полный сил и энергии Трепов не захотел мириться с существованием при дворе двух мошенников: Протопопова и Распутина. Следующим шагом премьер-министра стала попытка дать царскому фавориту взятку. За смещение Протопопова и отстранение от государственных дел Трепов пообещал Распутину предоставить внушительных размеров дом в Петербурге, оплату ежедневных расходов, охранников и в придачу 100 000 рублей наличными. Кроме того, Трепов обещал Распутину не вмешиваться в его духовные дела в обмен на то, что тот не будет вмешиваться в дела государственные.

Однако тобольский старец, взвесив все за и против, ответил Трепову категорическим отказом.

Депутаты Государственной думы, наблюдая за тем, что власть в стране, по существу, держит обыкновенный сельский мужик, сумевший с помощью авантюр войти в доверие к императорской особе, не могли долго терпеть это. Уже в 1916 году все образованные петербуржцы говорили о том, что Распутина необходимо убрать, иначе у России не будет будущего.

В то время одним из наиболее состоятельных людей в Российском государстве считался 29-летний князь Феликс Юсупов. Он был владельцем не только огромного денежного капитала, но и четырех дворцов, находившихся в столице, трех – в Москве, а также общей сложностью 37 имений, расположенных в разных уголках России.

Юсупов впервые познакомился с Григорием Распутиным в одном из петербургских салонов. Позднее их можно было встретить в ночных заведениях весьма сомнительного характера.

Из дружеских бесед князь и узнал о том, что, по словам рассказчика, Распутин не раз обращался к императрице с просьбой заставить Николая II отречься от престола, а на трон возвести малолетнего царевича Алексея. В этом случае императрица Александра могла стать регентшей. А поскольку она находилась под влиянием Распутина, то управлять страной тогда стал бы именно он. Во время таких встреч и разговоров патриот Юсупов стал все чаще раздумывать над тем, каким образом убрать от власти Григория Распутина.

Масла в огонь ненависти к царскому протеже подлила речь депутата Владимира Пуришкевича. 2 декабря 1916 года он выступил перед Государственной думой, обличая власть Николая II и присутствие у двора Распутина.

Впоследствии Пуришкевич писал: «Я обратился к правительству с требованием открыть государю истину на положение вещей и без ужимок лукавых царедворцев предупредить монарха о грозящей России опасности со стороны темных сил, коими кишит русский тыл, – сил, готовых использовать и переложить на царя ответственность за малейшую ошибку, неудачу и промах его правительства в делах внутреннего управления в эти бесконечно тяжелые годы бранных испытаний, ниспосланных России Всевышним…»

Речь Пуришкевича вызвала бурный отклик у современников. На следующее утро депутат принимал в своем доме князя Юсупова. Тот заявил о том, что желает «убить эту гадину», но ему требуются помощники, которые умеют хранить тайны.

Пуришкевич тут же согласился принять участие в предприятии Юсупова. Позднее к ним присоединились также офицер русской армии Сухотин, военный врач Лазаверт, а также великий князь Дмитрий Павлович.

Для того чтобы осуществить задуманное, необходимо было прежде всего расположить к себе Распутина и заманить его в один из петербургских дворцов Юсупова. Впоследствии князь вспоминал: «Моя близость с Распутиным, так необходимая для нашего плана, росла с каждым днем». А потому Григорий не очень удивился, когда Юсупов в один из дней просил его прибыть в его дом на Мойке.

Во многом на решение Распутина принять приглашение Юсупова повлияло то обстоятельство, что князь пообещал познакомить его со своей супругой Ириной, славившейся умом и необычайной красотой. Позднее Юсупов писал: «Распутину давно хотелось познакомиться с моей женой. И думая, что она в Петербурге, а родители мои в Крыму он сказал, что с удовольствием приедет. Жены моей в Петербурге еще не было – она находилась в Крыму, с моими родителями, но мне казалось, что Распутин охотнее согласится ко мне приехать, если он этого знать не будет».

Нужно сказать, что приманка сработала. В тот вечер Распутин тщательно приготовился к встрече с самой красивой женщиной Петербурга. Он надел свою лучшую рубаху, по белому полотну которой были в беспорядке разбросаны голубые васильки, черные широкие штаны из бархата и начищенные сапоги.

Едва Распутин переступил порог дворца Юсупова, как услышал звуки граммофонной музыки, доносившейся откуда-то сверху. Вышедший приветствовать «важную особу» князь объяснил, что хозяйка занята своими гостями, а потому не может пока спуститься к ним.

Якобы в ожидании появления хозяйки Юсупов предложил Распутину воздушные пирожные. Гость сначала отказался отведать угощение. Однако уже спустя некоторое время уплетал отравленные цианистым калием бисквиты за обе щеки.

Юсупов, пребывая в каком-то оцепенении, ждал начала действия яда. Однако Распутин, казалось, и не собирался умирать. Яд на него не действовал. Тогда в зал внесли бутылку мадеры (также отравленной!). Наполнив большой бокал, Распутин залпом опустошил его. И опять это не произвело никакого действия на гостя. Удивленный Юсупов в страхе подумал, уж не дьявол ли сидит перед ним?

Феликс Юсупов с женой Ириной

Спустя некоторое время захмелевший Распутин попросил хозяина спеть для него под гитару песню. Князь взял музыкальный инструмент в руки и запел. Встревоженные сообщники, заподозрив неладное, решили узнать, почему же не подействовал яд. Они уже хотели было спуститься вниз, как внезапно дверь в комнату растворилась и на пороге появился сам Юсупов. Он-то и рассказал присутствовавшим о том, что происходило в тот момент в соседнем зале. Взяв из ящика письменного стола пистолет, Юсупов вышел из комнаты и пошел в зал к своему гостю. Князь предложил Распутину отправиться к цыганам, после чего решил показать ему дорогое распятие, украшавшее соседнюю стену. Увидев драгоценную вещь, Распутин тем не менее не пришел от нее в восторг, сказав, что ему больше нравится шкаф.

Однако Юсупов вновь привлек внимание гостя к распятию, а затем стремительно выхватил пистолет и выстрелил тобольскому старцу в спину. Обернувшись, Распутин с ненавистью посмотрел на своего убийцу, а затем грохнулся навзничь, запачкав кровью белоснежную медвежью шкуру, лежавшую на полу.

После того как заговорщики услышали выстрел, они быстро вбежали в комнату, где происходили события. В ту же минуту они увидели Распутина, лежавшего посреди зала с простреленной спиной. Доктор Лазаверт, пощупав пульс убитого, констатировал его смерть.

Однако заявление врача оказалось преждевременным. Едва только заговорщики отвернулись от трупа, как Распутин дернулся и открыл левый глаз. Позднее Юсупов вспоминал: «Оба глаза Распутина, какие-то зеленые, змеиные, с выражением дьявольской злобы, впились в меня». Затем оживший Григорий поднялся на ноги и внезапно набросился на стоявшего поодаль князя.

В другое мгновение Распутин оказался уже во дворе. Пуришкевич в это время находился в одной из комнат дворца. Случайно выглянув в окно, он увидел медленно бежавшего, переваливавшегося из стороны в сторону Распутина. Тогда заговорщики выскочили на улицу.

Пуришкевичу удалось нагнать беглеца. Позднее он писал: «Первое мгновение я не мог поверить своим глазам, но громкий крик его в ночной тишине на бегу: „Феликс, Феликс, все скажу царице!“ – убедил меня, что это Григорий Распутин, что он может уйти благодаря своей феноменальной живучести… Я бросился за ним вдогонку и выстрелил…» Пуля вновь попала в спину тобольского старца.

Однако только четвертый выстрел помог повалить Распутина на землю.

Пуришкевич позднее так описал этот момент: «Он лежал с далеко вытянутыми вперед руками, скребя снег и как будто желая ползти вперед на брюхе; но передвигаться он уже не мог и только лязгал и скрежетал зубами». Тогда Юсупов, схватив тяжелую гирю, стал яростно наносить ею удары, целясь прямо в висок ненавистного фаворита. Но и тогда тот все еще был жив. Он «хрипел.., у него закатился зрачок правого, открытого глаза», но все еще цеплялся за жизнь.

После этого заговорщики обернули тело полумертвого Распутина в сорванную с окна занавеску и отвезли к реке, где труп и был утоплен. Тело Распутина полиции удалось выловить из Невы только тремя днями позднее. Врач, прибывший к месту происшествия, констатировал смерть в результате утопления.

Распутин был похоронен царской четой в императорском парке. Скорбящая и безутешная, как если бы хоронили ее собственного сына, царица Александра с плачем положила в гроб икону и послание, в котором говорилось: «Мой дорогой мученик, дай мне твое благословение, чтобы оно следовало со мной всегда на печальном и мрачном пути, по которому мне еще предстоит последовать. И помни нас с высоты своих святых молитв. Александра».

С того дня прошло некоторое время. Над могилой царского фаворита вскоре появилась небольшая часовенка, которая символизировала святость погребенного. Рядом с ней выросла тонкая березка, на которой какой-то «доброжелатель» начертал: «Здесь зарыта собака!»

Сейчас в том месте давно уже нет ни часовенки, ни тем более могилы. В середине XX века там появилась станция петербургского метро.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке