Путь конкистадора

Франсиско Писарро родился в 1478 году. Годом его смерти считается 1541. Жизнь его была наполнена приключениями. За 63 года он смог принять участие в завоевании Перу, а также захвате и уничтожении страны инков, которая носила загадочное название Тауантинсуйу. Кроме того, Писарро считается основателем семи городов, в число которых входит и Лима.

Благодаря памятникам письменности стало известно, что Франсиско Писарро родился в небольшом городе Трухильо, что в провинции Эстремадура. Франсиско был незаконнорожденным ребенком. Родителями его были дон Гонсало Писарро, которого в округе звали Высокий, и Франсиска Гонсалес, дочь местного крестьянина. Знатный титул был пожалован дону Гонсало незадолго до рождения внебрачного сына. До того это был обычный солдат, каких много тогда состояло на службе в королевской армии.

Необходимо сказать, что родившийся мальчик был не нужен ни матери, ни тем более отцу. А потому он воспитывался на улице, играя с местными мальчишками в какие-либо игры. Изредка маленький Писарро занимался тем, что пас свиней или овец. Вероятнее всего, те картины природы, которые он видел в детстве и ранней юности, и заставили Франсиско мечтать о беззаботной жизни, авантюрах и веселых приключениях.

Историки полагают, что Франсиско Писарро покинул свой родной городок в возрасте 19 лет. Он сразу же устроился на службу в испанскую армию, которая воспитала в юноше настоящий, волевой и целеустремленный характер.

В 1502 году Франсиско Писарро был уже не желторотым новобранцем, а достаточно опытным солдатом. Таким его и отправили в Южную Америку. Испанская армия тогда предприняла военное наступление на остров Эспальола (сегодня он носит название Гаити), где уничтожала поселения индейцев.

Спустя некоторое время Франсиско Писарро оказался в отряде знаменитого тогда Алонсо де Охеде. Именно он пользовался у испанских солдат особенной популярностью, поскольку одним из первых разработал тактику и стратегию нападения на села аборигенов. Во всех военных испанских отрядах ходили легенды о том, как солдаты де Охеде побеждают коренных жителей Южной Америки, оставляя после своего ухода горы растерзанных трупов.

В 1513 году Франсиско Писарро познакомился с Васко Нуньесом де Бальбоа и вместе с ним предпринял попытку пересечь Панамский канал. С того времени Тихий океан стали считать испанскими владениями. Позже пересечение Писарро и де Бальбоа Панамского канала вошло в историю под названием «первого отважного похода в погоне за Большим призом». «Большой приз» – именно так испанцы окрестили Южную Америку, завоевать которую они стремились, вероятно, со дня сотворения мира.

Основание известного сейчас каждому жителю земли города Панамы произошло, как уверяют историки, в 1519 году. Одним из первых там поселился Франсиско Писарро. К тому времени это был уже сорокалетний мужчина, который пользовался у сограждан большим уважением и владел несметным, как полагали многие, богатством. Тогда он был владельцем большого поместья, и на его обширных плантациях работали индейцы-рабы. Спустя некоторое время Франсиско Писарро был назначен губернатором Панамы.

Однако кровь буквально бурлила и закипала в жилах Писарро, который, казалось, с самого рождения жаждал невероятных приключений. Необходимо заметить, что в начале XVI столетия уже более 200 000 испанцев смогли пересечь Атлантический океан и поселиться в Южной Америке.

Среди тех, кто оказался на соседнем континенте, было немало представителей испанского дворянства, ищущих в чужой земле славу и богатство. Но не только они покидали в то время родную Испанию. Среди эмигрантов были и люди других сословий, а именно: купцы, жаждавшие поймать удачу за хвост в другой стране, ремесленники, которые на родине оказались не у дел, а также многочисленные монахи, решившие посвятить остаток своей жизни одиночеству и скитаниям по чужой земле.

Среди таких искателей новой жизни и приключений оказался и Франсиско Писарро, губернатор Панамы. Что повлияло на его решение оставить спокойную жизнь в достатке и пуститься в дальнее и весьма небезопасное плавание, до сих пор остается загадкой для многих историков. Вероятнее всего, причиной тому служил его беспокойный и неугомонный характер. Подтверждением этому являются и рассуждения биографов Писарро, которые не раз говорили о его увлечении азартными играми, как то игра в кости, кегли и пелоту (бакская национальная игра в мяч).

Но, несмотря на свой авантюрный характер, Писарро все же нельзя назвать неосмотрительным и легкомысленным человеком. Только две страсти могли заставить его забыть об осторожности. Это военные походы и путешествия, которые неизменно приносили ему славу.

Итак, в 1524 году Франсиско Писарро начал подготовку к долгому плаванию по Атлантике в поисках Южной Америки. Прежде всего необходимо было купить судно. Однако имеющихся у Писарро денег не хватило бы даже на то, чтобы выкупить паруса с мачтами. Тогда он решил обратиться за помощью к своим давним друзьям, Диего де Альмагро и священно-служителю Эрнандо де Луке. Рано утром 14 ноября 1524 года корабль двинулся в путь по морским просторам в направлении Южно–Американского континента.

Это была первая исследовательская экспедиция, которую организовал и возглавил знаменитый Франсиско Писарро. Однако мечте мореплавателя тогда не суждено было исполниться. Попасть в Южную Америку Писарро смог только спустя четыре года, в 1528 году. После того как корабль пересек линию экватора, Писарро велел капитану вести его к берегу. Так команда путешественников оказалась на неизведанном континенте.

Спустя некоторое время Писарро удалось побывать в Перу и Эквадоре.

Франсиско Писарро

В одном из перуанских поселений навстречу европейским путешественникам вышла женщина-вождь. На ней были надеты нарядные одежды, а руки и ноги украшали массивные изделия из золота и серебра. Европейцы поняли, что новая земля необычайно богата и может подарить им свои богатства. По возвращении в Панаму Писарро решил немедленно отправиться в Испанию, представиться королю и рассказать о существовании «райской земли», которую люди назвали Южной Америкой.

Тогда нельзя было предпринимать самостоятельные путешествия или военные походы без соответствующего разрешения на то монарха. Именно поэтому Писарро так спешил предстать перед королем Испании.

В Толедо Франсиско Писарро прибыл только в конце 1528 года. Хороший рассказчик, каким был знаменитый путешественник, не мог не произвести на 28-летнего испанского монарха хорошее впечатление.

В тот же день королю Испании Карлосу был представлен и другой, не менее знаменитый, чем Писарро, человек. Это был Эрнан Кортес, который вместе со своим войском совсем недавно смог завладеть поселениями ацтеков. В знак уважения он преподнес монарху поистине королевский подарок – всевозможные украшения, изготовленные ацтеками из золота, серебра и драгоценных камней.

Судя по сохранившимся источникам, Писарро находился в близком родстве с Эрнаном Кортесом. Он-то, видимо, и подал путешественнику идею о том, каким образом можно завоевать сердце испанского владыки. На следующий день Писарро явился ко двору с щедрыми дарами. В нескольких сундуках лежали драгоценности, привезенные Писарро из разгромленных его солдатами поселений инков.

Не нужно говорить о том, что король Испании остался доволен подарком. В ответ он наделил Писарро титулом губернатора и дал благословение на дальнейшие путешествия. Таким образом, Франсиско Писарро стал первым среди конкистадоров, кто получил от испанского короля столь щедрую награду за свои труды.

От берегов Испании корабль Франсиско Писарро отплыл в начале 1530 года. А в начале 1531 года он отправился в новое путешествие к землям Южной Америки. Экспедиция состояла из трех больших судов, которые везли на своих бортах 180 солдат, 27 лошадей, оружие, боеприпасы, провизию и необходимую в таком долгом путешествии одежду.

Писарро хорошо понимал, что отряд численностью 180 сол­дат никогда не сможет покорить огромную страну инков, пути к которой день и ночь охраняются местными жителями. Однако организатор экспедиции ни на минуту не отчаялся, словно предчувствуя успех предприятия.

Капитан Руис направил караван кораблей вдоль побережья Южной Америки. Спустя некоторое время они оказались недалеко от Тумбеса. Однако пристать к берегу судам помешал разыгравшийся на море шторм. Казалось, сама природа взбунтовалась против путешественников-первооткрывателей. Высокие волны и сильный порывистый ветер буквально обрушивались на людей, словно пытаясь сбросить их в море.

Для того чтобы спасти суда, капитан Руис решил отвести их в бухту Святого Матвея. До Тумбеса оставалось пройти всего лишь 350 км, но непогода помешала отважным морякам продолжить свой путь. Путешественники смирились с тем, что некоторое время им придется бездействовать. Однако не таков был Франсиско Писарро. Он сошел с корабля и пешком устремился вдоль Южно-Американского побережья в направлении к Тумбесу. И только спустя сутки вслед за ним двинулись и суда.

За тринадцать дней путешествия солдаты и моряки были страшно измождены. Но Писарро, казалось, ничто уже не могло остановить на пути к цели завоевания страны инков. Он приказал солдатам сойти на берег, после чего путешественники отправились к небольшому городку. Надежда стать обладателями несметных богатств придала новые силы каждому шагавшему по направлению к Тумбесу.

Наконец солдаты подошли к стенам городка. Им ничего не стоило ворваться и захватить его. Тогда солдаты, возглавляемые Писарро, смогли награбить золота и серебра общей стоимостью 20 000 песо. По большей части это были женские и мужские украшения. Однако среди них находились и уникальные изумруды, истинная стоимость которых была известна далеко не многим участникам экспедиции.

Несмотря на столь богатую добычу, Писарро решил продолжить экспедицию. Он возвратился на корабли, на которых оставил то, что уже удалось награбить.

Таким образом он хотел привлечь внимание остававшихся на судах солдат и увлечь их за собой. Действительно, многие из тех, кто приплыл к берегам Южной Америки, с радостью согласились участвовать в следующей кампании, предпринятой Франсиско Писарро.

Вскоре экспедиция двинулась в глубь материка. Однако на этот раз удача, казалось, отвернулась от завоевателей. Всюду, где бы они ни появлялись, их ждала гнетущая тишина и запустение.

Местные жители, узнав о зверствах пришельцев, поспешили покинуть свои жилища и уйти как можно дальше от прибрежных районов. Конкистадоры не смогли найти там даже крупинки золота или маленького обломка рубина.

Тем не менее отчаявшиеся путешественники двигались все дальше, надеясь отыскать главный город инков и вынести оттуда все богатства. Однако путь конкистадоров не был усыпан розами. Палящее солнце и холодные ливни – вот чем встретила древняя земля пришельцев. Сраженные неудачей и лишениями, один за другим падали солдаты Писарро. Однако большинство из них, вероятно самые выносливые, смогли все же дойти до залива Пуаякиль. Необходимо заметить, что со дня их отплытия прошло ровно 15 месяцев.

Тогда Франсиско Писарро решил поселиться вместе со своим ставшим к тому времени немногочисленным отрядом на острове Пуна. В те годы жители Пуны и Тумбеса враждовали. Именно этим обстоятельством и воспользовался Писарро для достижения своих корыстных целей.

На самом деле, остров Пану представлял собой отличное место для укрытия солдат. Он был почти сплошь покрыт густым лесом, который в случае необходимости можно было использовать в качестве надежной защиты от неприятеля.

Именно в таком месте и был разбит по приказанию Писарро первый лагерь путешественников. Спустя некоторое время туда прибыл корабль, на борту которого находились солдаты. Кроме того, на одном из судов на остров Пуна прибыл сам королевский казначей, а также несколько чиновников, служивших при дворе короля Испании Карлоса. На втором корабле прибыли 30 солдат, посланных испанским монархом для подкрепления войска Писарро. Прибывшим отрядом командовал капитан Беналькасар.

На следующий день после прибытия корабля с подкреплением на остров, где расположился Писарро со своим отрядом, приплыли индейцы. Коварный авантюрист хорошо знал о том, что местные жители считали индейцев своими злейшими врагами. Тем не менее Писарро велел гостям зайти к нему в палатку.

По пути индейцы о чем-то тихо переговаривались между собой. Переводчик догнал шедшего впереди Писарро и рассказал о том, что индейцам известно о том, что жители Пуны готовят нападение на лагерь эмигрантов. Однако хозяин острова и виду не подал, что ему стало известно о планах пунийцев.

Едва только индейцы приблизились к лагерю, Писарро велел своим солдатам схватить их и выдать на растерзание жителям Пуны. Таким образом он надеялся умилостивить вождя народа, жившего на Пуне. Однако, как показали дальнейшие события, вооруженного столкновения предотвратить не удалось.

Спустя некоторое время после того, как Писарро выдал пунийцам индейцев, жители острова взбунтовались против присутствия на их земле иноземцев. Десятки воинов с громким криком двинулись в сторону лагеря. Испуганные путешественники предпочли спешно скрыться в лесу. Тем не менее несколько солдат Писарро оказались убитыми и ранеными. Среди раненых был также и брат организатора похода, Эрнандо.

Путешественники вынуждены были отступать все дальше и дальше в лес. Наконец они пришли к берегу, где стояли корабли. Только там Писарро и его поредевшее войско смогли найти убежище, поджидая подкрепление.

Спустя некоторое время на горизонте показались два корабля, на борту которых находились 100 волонтеров и лошади. Суда вел опытный морской капитан Эрнандо де Сото. Тогда Франсиско Писарро вновь поверил в свои силы, поверил в то, что он сможет пробраться в глубь материка и захватить непокорное племя инков.

Почувствовав численное превосходство противника, жители Тумбеса поспешили покинуть захваченный ими к тому времени остров Пуна, уступая тем самым дорогу Писарро и его воинам. После этого отряд, возглавляемый отважным путешественником, двинулся вперед, к Тумбесу. Туда же устремились и корабли, стоявшие у берегов материка, в заливе.

И вот настал тот долгожданный для Писарро день, когда он вместе со своим войском вошел в Тумбес. В то время этот город часто называли городом, где жили и властвовали Девы, дочери Короля-Солнца. Легенды часто рассказывали о том, что в садах Тумбеса цвели сказочные растения, зрели золотые и серебряные плоды, а стены храмов будто бы были сделаны из чистого золота.

Однако испанских путешественников ждало разочарование. Оказалось, что никаких серебряных плодов и золотых фруктов никогда не было в Тумбесе. Более того, солдат встретили руины города. Дело в том, что четырьмя годами ранее все население Тумбеса вымерло от считавшейся в то время самой страшной болезни, оспы.

Полагают, что именно от оспы умер и вождь инков, верховный Уайна Капаки. Современные историки считают, что произошло это еще в 1530 году.

Таким образом, надеявшиеся обнаружить цветущий город испанские солдаты смогли найти на его месте лишь разрушенные стены строений. Более или менее сохранились крепость, храм и десяток домов города, который когда-то считали самым красивым и богатым. При виде подобного зрелища людьми, шедшими несколько дней по болотам, лесам, пробиравшимися сквозь густые заросли ризофоры, овладело глубокое отчаяние.

Однако предприимчивый Франсиско Писарро совсем недолго предавался унынию. Да, действительно, он не смог разбогатеть. Но судьба дала ему шанс завоевать территорию древнего государства и стать повелителем земли, на которой когда-то жили инки. Единственным препятствием на пути к достижению такой цели стали жители острова Пуны, пытавшиеся завладеть разрушенным городом.

Как удалось выяснить Писарро, остатки опустевшего города были окончательно разрушены пуанийцами. Король-Солнце (Инка Уаскар) же постоянно думал о том, как бы одержать победу над своим братом Атауальпой, а потому ему была абсолютно безразлична судьба Тумбеса.

К тому времени, когда Писарро оказался на материке, вражда между двумя верховными владыками завершилась окончательной победой Атауальпы. А Уаскар оказался в плену у собственного родного брата. Однако жители ряда районов не были довольны правлением Атауальпы. А потому с течением времени в большом племени инков произошел раскол, чем не замедлил воспользоваться Писарро.

Талантливый стратег, Писарро приказал нескольким десяткам солдат оставаться в Тумбесе, а сам с небольшим отрядом отправился в глубь материка, надеясь расположить к себе местных жителей. Писарро категорически запретил своим воинам грабить туземцев.

Кроме того, в составе отряда находились и монахи, которые, проповедуя идеи христианства, с радостью обращали местных жителей в свою веру. Таким образом, покорение народов Южной Америки приобрело вид божественного предназначения, основой которой являлась идея служения Богу. Такими чувствами руководствовался не только сам Писарро, но и его воины. Желание наживы в них, конечно же, не угасло. Религиозная подоплека происходившего лишь завуалировала низменные инстинкты людей, пришедших завоевывать чужие земли и народы.

Нужно сказать, что предприятие, организатором которого стал Франсиско Писарро, имело успех. Жители большинства поселений, в которых побывали испанские воины, почти сразу же согласились принять христианство и признать своим верховным вождем Писарро. Однако на пути конкистадоров встречались и такие вожди племен, которые никак не хотели мириться с испанским вторжением. Таких, по обыкновению, Писарро не жалел. Их тут же на глазах сотен одноплеменников живьем сжигали на костре.

Таким образом, спустя несколько месяцев большинство племен было покорено испанскими солдатами. Тогда, для того чтобы укрепить войско, Писарро решил набрать волонтеров из числа местных жителей. В результате отряд конкистадора увеличился почти втрое.

В начале лета 1531 года Франсиско Писарро основал на берегу реки Чира небольшой городок. Он находился на расстоянии 80 миль к югу от печально известного Тумбеса. Поселение, заложенное Писарро, ничем не отличалось от испанских городов. Главное место в нем отводилось церкви, арсеналу и зданию суда.

Первоначально в новом городе, который был назван Сан-Мегелем, существовало городское правление. Однако с течением времени Писарро не смог не воспользоваться теми полномочиями, которыми наделил его испанский король Карлос.

Воспользовавшись властью, данной ему королем Испании, Писарро приказал выдать каждому испанцу по земельному наделу. Местные жители, привыкшие находиться под чьим-либо началом, не противились тому, чтобы их нанимали на работу на земельных наделах.

Спустя некоторое время прибывшие в Южную Америку испанцы отобрали у индейцев все золото и серебро, после чего переплавили их в тяжелые слитки. Однако Писарро распорядился отобрать у солдат эти слитки. Он нагрузил ими корабли и отправил их в Панаму, отдав золото и серебро на погашение долгов за экспедицию.

Несомненно, найденное золото вселило в поселенцев оптимизм и желание дальше покорять южноамериканские земли. Однако Писарро не мог повести воинов в новый поход, размышляя над тем, стоит ли ему ждать прибытия из Панамы подкрепления или отправляться в путь со своим войском. Но судьба сама распорядилась дальнейшими событиями.

Долгое время после захвата части земель Южной Америки солдаты находились в ожидании начала следующей военной кампании. Однако Писарро, казалось, вовсе не желал двигаться дальше. С течением времени недовольство испанских конкистадоров росло все больше. А потому осторожный Писарро решил все же продолжить путь в глубь континента для того, чтобы найти и покорить гордого Атауальпу.

Кроме того, на решение Писарро предпринять новый военный поход повлияло, видимо, и то обстоятельство, что Атауальпа в то время по неизвестным причинам спешно покинул столицу государства инков, Куско, и остановился в Кахамарке. Необходимо заметить, что Куско располагалась на расстоянии 1300 миль от Сан-Мегеля.

Для того чтобы попасть из города испанцев в столицу инков требовалось по меньшей мере несколько недель и максимум запасов провизии и воды. Кахамарка же находилась от Сан-Мегеля в 350 милях. Такое расстояние отряд Писарро смог бы преодолеть менее чем за 12 дней.

Таким образом, решение выступить было принято. Войско, возглавляемое Франсиско Писарро, вышло из города 24 сентября 1532 года. Испанский отряд был представлен 177 солдатами. Среди них было 110 пехотинцев (20 вооруженных арбалетами) и 67 всадников.

Численность отряда Писарро не шла ни в какое сравнение с армией инков. К тому времени, когда испанские солдаты вышли из стен города, Атауальпа лечился на вулканических источниках, находившихся в Кахамарке. Одновременно он объезжал близлежащие земли, надеясь подчинить себе местные племена. При этом верховного вождя всюду сопровождала армия, численность которой составляла не менее 40 000– 50 000 человек.

Франсиско Писарро знал о том, что Атауальпа имеет многочисленное войско. Тем не менее он повел своих солдат к тому месту, где в то время находился вождь инков. Испанские солдаты перешли реку Чиру, после чего остановились на ночлег в одном из встретившихся им на берегу индейских поселений, которое имело загадочное название Поэчос. На следующий день рано поутру они двинулись в направлении на юг, в сторону реки Пьюра. Затем испанцы повернули на восток и пошли вдоль берегов Пьюры.

Необходимо сказать, что поход выдался не из легких. Многие солдаты на середине пути начали роптать и жаловаться на лишения, которые им пришлось терпеть из-за сумасбродного характера их полководца. Наконец, на исходе четвертого дня похода Писарро остановил отряд для того, чтобы за ночь приготовиться к нападению на армию Атауальпы.

Вечером того же дня Франсиско Писарро обратился к своим солдатам с речью. Он говорил о том, что каждый, кто потерял присутствие духа, может, не боясь наказания, возвратиться в Сан-Мегель. Но те, кто останется, должны будут биться с противником, не щадя сил и жизни. В награду за победу Писарро обещал воинам наделить их земельными участками, а также дать «в вечное пользование» несколько десятков плененных индейцев.

После пламенной речи Писарро только лишь девять из его солдат пожелали вернуться в Сан-Мегель. Остальные же поклялись своему командиру в верности и стали готовиться к нападению на армию инков. Спустя некоторое время они уже были на дороге, которая вела из Тумбеса.

В октябре 1532 года Франсиско Писарро получил сообщение о том, что Атауальпа вместе со своей армией идет по дороге, пролегавшей между Кито и Куско через долины Анд. Тогда полководец принял решение атаковать войско вождя инков. Узнав о численности армии Атауальпы, многие солдаты Писарро дрогнули. Однако командир поддержал своих воинов пламенной речью, сказав о том, что щедрая награда ждет каждого в случае победы. А сохранившиеся с той поры памятники письменности зафиксировали такие слова Писарро: «Нет различия между большим и малым, между пешим и конным… В тот день все должны быть рыцарями!»

Действительно, многим тогда было невдомек, каким образом небольшой отряд Писарро сможет победить многотысячную армию Атауальпы. Единственная надежда полководца на победу была связана с внезапным нападением на индейцев.

В то время, пока в лагере испанцев шли приготовления к сражению, после торжественного парада армия инков отправилась в путь по направлению к Куско, где должна была состояться коронация Атауальпы. Это было великолепное зрелище. Тысячи воинов, головы которых были украшены красивыми, сверкавшими на солнце золотыми и серебряными диадемами, шли по дороге. Для того чтобы поддержать воинственный дух, все они пели обрядовые песни. Армия Писарро медленно шествовала вслед за ними.

Только поздно вечером того же дня армия Атауальпы пришла на главную площадь Кахамарки. Воины поставили в самом центре площади носилки, в которых сидел верховный вождь. По традиции его голову украшала тяжелая корона, сделанная из золота и серебра и покрытая многочисленными драгоценными камнями. Остальные воины все заполняли главную площадь города.

В это время Писарро и отдал приказ о нападении. Артиллерист поджег факел и поднес его к фитилю пушки. После выстрела пешие и конные воины Писарро устремились к площади Кахамарки. Нападение было столь неожиданным для индейцев, что они долго не могли поверить в происходящее.

Таким образом преимущество оказалось на стороне испанцев. Очень скоро площадь была буквально запружена лежавшими тут и там трупами воинов Атауальпы. Индейцы запаниковали и спустя некоторое время бросились врассыпную, пытаясь найти убежище в лесах, окружавших поселение.

Сам Писарро принял самое активное участие в том сражении. Он сразу же после нападения устремился к стоявшим посреди городской площади носилкам, на которых сидел Атауальпа. Писарро попытался было стащить вождя вниз, на землю.

Однако схватить вождя оказалось не так-то просто. Даже несмотря на то, что у индейцев были отрублены руки, они продолжали держать своего владыку, подпирая носилки плечами. Однако уже через минуту подоспевшие испанцы повалили их на землю. В результате носилки упали, нападавшие смогли пленить гордого Атауальпу.

Но сражение не завершилось пленением верховного вождя инков. В долине долго еще после этого раздавались победные возгласы испанцев и стоны раненых инков. Спустя всего лишь два часа в окрестностях Кахамарки лежали бездыханными примерно 6000 индейцев. Позднее историки подсчитали, что каждому конквистадору удалось убить по меньшей мере 15 человек.

В отчете, адресованном королю Испании Карлосу, Писарро подробно рассказывал о том, как его небольшому отряду удалось одержать победу над армией Атауальпы, которая насчитывала несколько десятков тысяч человек. Писарро писал: «Люди совершили невероятное: захватили малыми силами могущественного владыку…»

Необходимо признать у Писарро талант настоящего полководца, который, благодаря своему красноречию, мог вселять в своих солдат решительность и стремление к победе. Мало кто из испанцев понимал тогда, что происходит. Каждый думал о том, чтобы выжить в той кровавой резне. Позднее один из солдат скажет о том, что победа была одержана не ими, конкистадорами, а волею Всевышнего.

Как бы то ни было, желанная победа над инками была достигнута. Писарро, наконец, получил то, к чему он стремился всю свою жизнь: славу, богатство и власть на огромной территории и над бесчисленным количеством людей. После пленения Атауальпы власть над инками полностью принадлежала Писарро.

Уже на протяжении долгого времени ученые ведут споры о том, почему исчезла с лица земли цивилизация инков. Одной из причин случившегося историки считают непонимание вождями той ситуации, которая сложилась в Южной Америке во второй трети XVI столетия. Дело в том, что пленение Атауальпы можно считать началом большого пути – массового вторжения на континент европейцев и североамериканцев, стремящихся к богатству и власти.

Находясь в заточении, Атауальпа долго думал над тем, как выбраться на свободу. Зная о жажде денег своих надзирателей, он предложил им «продать» ему свободу за все богатства инков. Писарро и его приближенные решили принять от верховного вождя выкуп золотом. Это золото должно было заполнить огромный ящик высотой в 10,5 испанской стопы, что примерно было равно 2,94 м. Кроме того, за свободу Атауальпы было обещано дать вдвое больше серебра. При этом выкуп, по условию, должен был быть перенесен в Кахамарку не менее чем через два месяца. Спустя сутки во все концы земли инков устремились караваны лам, которые возвратились обратно ровно через 60 дней, груженные слитками золота и серебра, а также драгоценными камнями. Но, несмотря на столь обильную добычу, испанцы не захотели отпускать Атауальпу. Он оставался в лагере конкистадоров еще долгих восемь месяцев.

Однако, даже находясь в плену, Атауальпа оставался единственным вождем, которому беспрекословно подчинялись инки. В одном из посланий к ним вождь писал о том, чтобы никто из инков не смел чинить препятствия конквистадорам и, кроме того, они должны были выполнять то, что прикажет им глава испанского войска Писарро.

К середине 1533 года выкуп за верховного вождя инков был полностью собран. Комнаты дома Писарро оказались буквально заваленными уникальными произведениями ювелирного искусства. Однако для алчных испанцев это был лишь драгоценный металл. Поэтому едва украшения появились у Писарро, он тут же велел переплавить их в слитки.

Пятую часть выкупа решено было перевезти в Испанию в дар королю. Остальное же досталось армии Писарро. Пожалуй, нет необходимости говорить о том, что значительная доля всех богатств инков оказалась у Писарро и лишь малая часть была отдана приближенным и солдатам. Несмотря на то что конкистадоры были довольны выкупом, Атауальпа все же был казнен.

Нужно отдать дань справедливости и сказать о том, что казнь верховного вождя инков была встречена неодобрением со стороны испанских властей, находившихся как в Испании, так и в Панаме. Сам король Карлос отправил Писарро послание, в котором пожурил первооткрывателя за самовольный поступок. Он сказал о том, что вождь был монархом, власть которому дал Бог, а потому простой смертный (каким был Писарро) не имел права лишать жизни человека, посланного на землю Всевышним и наделенным Божественной силой.

Как бы то ни выглядело со стороны официальной власти, но Атауальпа был казнен. Однако и после его смерти инки все еще пытались вернуть своему народу свободу. Так, например, конкистадорам пришлось отбиваться от отряда инков, повстречавшегося им на пути во время 800-мильного перехода по Великой дороге, ведшей из Кахамарки в Куско.

Тогда солдатам во главе с Писарро пришлось дать четыре сражения. Инки показали себя отважными и храбрыми воинами. Однако преимущество было все же на стороне иноземцев. Дело в том, что, как уже было сказано выше, помимо пехотинцев, в отряде были и всадники. До той поры индейцы никогда не видели лошадей. А потому для них главной целью было убить преследовавшее их животное, нежели уничтожить врага, сидевшего в седле. Конкистадоры пользовались своим преимуществом, оставляя за собой десятки трупов. Говорили, что на каждого испанского солдата тогда приходилось по несколько сотен инков.

Таким образом, 15 ноября 1533 года отряд Писарро вошел в главный город инков, Куско. Для того чтобы укрепить власть, он решил сделать своим наместником инка Манко, который был сыном одного из вождей Уайна Капаки. В самом начале 1534 года провели коронацию Манко и оставили его властвовать в Куско. Сажая его на трон, Писарро надеялся на то, что тот станет своеобразной марионеткой в его руках, которой будет легко управлять и диктовать свои условия.

Прошло несколько лет. К тому времени Писарро достиг пятидесятилетнего возраста и стал, по существу, единоличным владельцем огромной территории, которую ранее занимали поселения инков. Кроме того, в то время он обладал несметными сокровищами, награбленными у местных жителей. Все украшения были переплавлены в слитки и разделены между участниками походов (в числе которых был, конечно же, и Писарро).

Но одними деньгами власть над людьми купить невозможно. Для этого требуется еще определенный склад характера, ум и хитрость. Такой нрав и имел Писарро. Для того чтобы удержать разбогатевших испанцев на новой земле, он наградил каждого из них 1000 индейцев, которые должны были беспрекословно подчиняться своему господину.

Но дальновидный политик Писарро на том не остановился. Для того чтобы предотвратить бунты со стороны местных жителей, он повелел священнослужителю, находившемуся тогда в Куско, стать защитником прав местных жителей, а также обнародовать указ о том, что каждый из конкистадоров, кто посмеет чем-либо обидеть инка, немедленно понесет суровое наказание. Действительно, в то время казалось, что Писарро предусмотрел все. Однако жизнь намного сложнее, чем ее понимание человеком. Несмотря на принятые меры, гарантировавшие свободу инкам и одновременное обладание испанцами властью, после прихода в Южную Америку испанцев численность индейцев стала резко сокращаться. Кроме того, остановилось и развитие земледельческого хозяйства инков, что также способствовало постепенной гибели народа и той культуры, которую он представлял.

Однако проблемы местного населения мало трогали сердце Писарро. Все его мысли были заняты только одним – жаждой наживы. Но нужно признать, что им немало было сделано и для испанских солдат. Так, именно для них по приказанию Писарро были выстроены семь городов (все они сохранились до нашего времени).

Писарро основал также и столицу молодого государства. Главный город решено было возводить у самого берега моря. Таким образом, город стал не только столицей новой страны, но и важным морским портом, который с течением времени преобразовался в главный пункт, связывавший Южную Америку с Центральной, а также с Европой (в первое столетие главным образом с Испанией).

Столица Испанской Америки была основана в 1535 году. А появилась она на берегу реки Римак под названием Сьюдад-де-лос-Рейес, что в переводе на русский язык означает «город королей». Позднее это название было утрачено, но появилось новое, известное и сейчас – Лима (произошло от искаженного наименования реки Римак).

В преклонном возрасте Писарро занимался тем, что основывал новые поселения, обустраивал дороги и улицы в уже существовавших городах. Кроме того, он делал довольно щедрые подарки (в виде домов и земельных наделов) испанским конкистадорам.

Не нужно говорить, что основной рабочей силой в новом государстве являлись индейцы. Именно местные жители возводили дома и ремонтировали дороги. Индейцы построили также и дом для самого Писарро. Это был большой особняк, возведенный в испанском стиле и имевший патио (так назывался у испанцев внутренний двор, который, как правило, засаживали апельсиновыми и оливковыми деревьями и цветами).

Казалось, благословенные времена наступили тогда в Южной Америке. Но Писарро недолго пришлось наслаждаться спокойной и тихой жизнью. Спустя некоторое время после появления первых испанских городов братья Писарро чем-то оскорбили короля инков Манко. Взбешенный вождь тут же выехал из своей резиденции и отправился в заброшенное индейское поселение, чтобы там встретиться с другими, подчиненными ему вождями.

Совет вождей состоялся в апреле 1536 года. Тогда инки поклялись пойти походом на испанских завоевателей с тем, чтобы освободить индейский народ от чужеземного ига. Спустя всего месяц у стен Куско показался многочисленный отряд воинов-инков, возглавляемый самим Манко. В то время в Куско стоял небольшой отряд испанских конкистадоров под командованием младших братьев Писарро.

В течение долгих восьми месяцев армии Писарро не удавалось подавить восстание инков. В Куско им было отправлено четыре отряда самых опытных солдат. Однако ни один из них так и не достиг Куско, будучи разгромленными еще в горах, на подступах к городу. Тогда 500 испанских солдат остались навечно лежать в Андах.

Предчувствуя поражение, Писарро решил спешно вызвать из Панамы подкрепление. Вскоре вновь прибывшие испанские конкистадоры уже стояли у стен Куско. А спустя сутки город был освобожден от повстанцев. Отважному вождю инков Манко удалось бежать из захваченного испанцами Куско. Он отправился в джунгли, к тому месту, где находился древний город Мачу-Пикчу. Там и поселились те из местных жителей, которые не хотели жить под испанским игом. Манко правил своей маленькой страной до самой своей смерти в течение 35 лет.

Однако, казалось, фортуна навсегда отвернулась от когда-то удачливого Писарро. Едва только было подавлено восстание инков, как возникли трудности с одним из приближенных, Диего де Альмагро. Он занимался тем, что принимал активное участие в военных походах Писарро, снабжая экспедиции провизией и оружием. Однако, обладая завистливым характером, он был недоволен тем, что король даровал ему только лишь титул губернатора Перу. Спустя некоторое время он предъявил Писарро обвинение в самовольном присвоении всех мыслимых и немыслимых титулов и званий.

Для того чтобы предотвратить скандал, Писарро решил наделить Диего де Альмагро землями, находившимися на юге от Перу. Альмагро тотчас же поехал туда. Каково же было его изумление, когда по прибытии туда он не нашел ничего, с помощью чего он смог бы увеличить свое состояние. В то время он еще не знал, что эти земли богаты месторождениями серебра.

Но вернемся к описываемым событиям. Диего де Альмагро никак не хотел уступать Франсиско Писарро главный город инков, Куско. В результате спор между двумя синьорами разросся до вооруженных столкновений между их верноподданными. Испанец шел тогда с оружием на испанца. Письменные источники свидетельствуют о том, что испанцы дрались друг с другом еще более ожесточеннее, чем в свое время они бились с инками.

Междоусобная бойня длилась в течение двух лет. В 1538 году она окончилась победой отряда, которым командовал младший брат Писарро, Эрнандо. Тогда было убито не менее 120 человек, служивших в войске Диего де Альмагро. Сам же предводитель бунтовщиков после поражения был немедленно казнен как изменник, предавший идеалы испанского народа и испанского короля.

Однако казнь Диего де Альмагро не прошла бесследно для самого победителя, Эрнандо Писарро. Стоило только ему приехать в Испанию, как он оказался заключенным в тюремную камеру за то, что посмел самовольно учинить акт мести.

Эрнан Кортес

В то время, пока Эрнандо сидел в тюрьме, его старший брат, Франсиско, занимался благоустройством своей резиденции, располагавшейся в Лиме. Он сажал цветы в своем дворике, гулял по улицам и часто бывал в гостях у своих боевых друзей.

Одеваться в дорогие наряды владыка Испанской Америки не любил. Каждый день его видели на улицах города, одетого в старинный черный костюм, украшенный красным рыцарским крестом. Обувь его была также проста – он носил башмаки, сшитые из дешевой оленьей кожи. Единственно дорогим нарядом Писарро была длиннополая шуба, которую он получил в подарок от своего брата Эрнана Кортеса.

Помимо обустройства собственного дома и прогулок по улицам города, Писарро любил играть со своими детьми. За всю жизнь он так и не нашел женщину своей мечты. Однако всех сыновей и дочерей он сделал наследниками тех несметных богатств, которые ему удалось заполучить в результате многочисленных военных походов. Единственным условием для получения наследства был запрет на изменение фамилии.

Казнь Диего де Альмагро пришлась не по душе всем живущим в Южной Америке. Те, кто верил ему и шел по его приказу в бой, после его гибели остались в полной нищете. Их недовольство постепенно выросло в заговор против того, кто унес жизнь их благодетеля.

С того времени Писарро стал регулярно получать сведения о том, что он в каждую минуту рискует быть убитым кучкой заговорщиков. Однако владелец огромного состояния как будто бы не верил в то, что он может быть убит. Он по-прежнему гулял по улицам без сопровождения солдат, играл с детьми и выращивал цветочки, словом, наслаждался жизнью.

Трагедия случилась в воскресенье 26 июля 1541 года. В то время Писарро встречал в своем доме гостей. Слуги успели поднести к столу только первое блюдо, когда в зал с криками ворвались 20 человек, вооруженных мушкетами, кинжалами, мечами и даже копьями.

Гости Писарро в страхе разбежались по углам. Сам же хозяин, защищавшийся кинжалом, попытался скрыться от нападавших в спальне. Однако силы были неравны. Вскоре Писарро пал замертво после удара, нанесенного одним из бунтовщиков.

После смерти великого первопроходца место в его резиденции, где он был убит, покрыли серо-белым мрамором. Кроме того, в память о нем вскоре после гибели на площади Армас в Лиме был возведен собор.

В 1977 году на месте собора шли ремонтные работы, во время которых и были обнаружены несколько гробов. В одном из них строители нашли высушенный временем череп и кинжал, рукоятка которого была украшена надписью: «Это голова маркиза дона Франсиско Писарро, который открыл и завоевал Перуанскую империю, отдав ее под власть короля Кастилии».






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке