Загрузка...



  • Старая граница От Острова до Пскова
  • Сольцы: первое окружение
  • Лужский рубеж
  • Лужский рубеж под ударом
  • Гамбит Ватутина Наступление под Старой Руссой
  • Враг у ворот Ленинграда
  • Часть вторая

    Чужие среди своих

    На защите Ленинграда

    Старая граница

    От Острова до Пскова

    Старая граница была для Красной армии в 1941 г. своего рода магическим рубежом. И рядовые бойцы, и командиры питали надежды удержать его и, наконец, остановить казавшееся уже бесконечным отступление. Опять же, считалось, что уж свою-то освоенную и обжитую территорию будут оборонять лучше, чем вновь приобретенные на западе земли с откровенно недружелюбным к новой власти населением.

    Оборону на старой границе на Северо-Западном направлении обеспечивали Кингисеппский и Псковско-Островский УРы. По состоянию на 1941 г. Псковско-Островский УР разделялся на три узла обороны: Псковский, Островский и Локновский. Строительство Псковского узла обороны началось в 1930 г., когда на средства, отпущенные Псковским окружным исполкомом, силами саперной роты 56-й стрелковой дивизии было построено 3 железобетонных огневых точки. В течение трех лет, т. е. с 1930 по 1932 г., было построено 50 железобетонных ДОТов типа М1, М2, М3 и Б. Из этого количества 48 боевых ДОТов и два командных пункта. Все ДОТы были оборудованы, установлено вооружение, система охлаждения, фильтро-вентиляционные установки, были обеспечены связью и сигнализацией. Со смещением границы на запад в 1940 г. ДОТы были законсервированы.

    Кроме ДОТов, в Псковском узле обороны в 1936–1937 гг. было установлено 24 БОТ[204] из старых танков «Рено» и ЧТЗ-34, в которых предполагалось установить 37-мм пушки, но даже на 1.07.41 они не были установлены.

    Серьезным недостатком Псковского УРа было то, что оборона в нем строилась на системе только пулеметного огня. Все ДОТы были оборудованы как пулеметные точки. Соответственно, в них было установлено 105 станковых пулеметов и 5 ручных. Только в 1938 г. в районе Чернецово и Ветошки было построено и законсервировано без установки вооружения два железобетонных артиллерийских полукапонира. Ничего не было сделано и для инженерного обеспечения противотанковой обороны. Только в первые дни войны силами местного населения приступили к отрывке противотанковых рвов, окопов и ходов сообщения.

    Островский и Локновский узлы обороны создавались почти одновременно в 1939 г., и после постройки сооружений последние были законсервированы без всякого внутреннего оборудования и вооружения — и только уже в самом начале войны их расконсервировали и частично приспособили для обороны.

    В Островском узле было построено 55 железобетонных ДОТов, артиллерийских полукапониров и капониров, в Локновском узле — 48. Так же как и в Псковском узле, инженерного оборудования для противотанковой обороны, а также окопов и траншей для полевого заполнения не было создано, и отрывка их началась только с началом войны. Таким образом, готовность Псковско-Островского УРа к обороне была достаточно условной. Самым же главным недостатком этого участка линии Сталина являлось сугубо пулеметное вооружение ДОТов фронтального огня. Такие сооружения могли не только пасть под атакой пехоты с бронетехникой, но и оказаться жертвой дальнобойных орудий типа германской 88-мм зенитки.


    Замаскированный под сельский дом ДОТ в районе Острова


    Укрепления на старой границе должны были стать опорой обороны 41-го стрелкового корпуса. Ввиду упреждения Красной армии в мобилизации и развертывании на пути немецких танковых групп раз за разом оказывались новые соединения. Одним из таковых стал 41-й стрелковый корпус, переброшенный на Северо-Западный фронт из Московского военного округа. Его дивизии прибывали в эшелонах по железной дороге. Проблема была в том, что они занимали оборону на всем пространстве от Псковского озера до Острова, перекрывая сразу несколько направлений. Главный удар немцев мог последовать только с любого из них. Первыми прибыли 111-я и 118-я стрелковые дивизии. Первая была выгружена уже 3 июля, вторая находилась в процессе выгрузки, успели занять оборону только два полка из трех. На 3 июля только одним полком прибыла 235-я стрелковая дивизия.

    Любая оборона, тем более на широком фронте, нуждается в подвижных резервах. Для советской обороны на старой границе под Псковом таким резервом стал 1-й мехкорпус генерал-майора танковых войск М. Л. Чернявского. Мехкорпус относился к числу подвижных соединений Красной армии, которые можно назвать «условно комплектными». Это механизированные корпуса из не имевших статуса «особых» округов, но сформированных еще в 1940 г. и формально хорошо укомплектованных боевой и вспомогательной техникой. Они, как правило, уже успевали без помех отмобилизоваться, и многие организационные проблемы «внезапного нападения» к моменту вступления в бой уже преодолевались. В Белоруссии таковыми были 5-й и 7-й мехкорпуса, сражавшиеся под Лепелем, на Украине — 2-й мехкорпус под Уманью. На Северо-Западном направлении в начале июля 1941 г. в бой пошел 1-й механизированный корпус.

    Общей проблемой этих мехкорпусов было устаревание танкового парка — в первую очередь получали новую технику «особые» округа. Соответственно, до войны личный состав 1-го механизированного корпуса танки КВ и Т-34 видели в лучшем случае на курсах усовершенствования комсостава. Несмотря на свой почти «придворный» статус в округе «колыбели революции» (где на ЛКЗ производились танки КВ) и хорошую укомплектованность вспомогательной техникой, его танковый парк составляли машины старых типов. Впрочем, по довоенным меркам, средние танки Т-28 выделяли корпус генерала Чернявского среди других подвижных соединений Красной армии. Бригад, вооруженных этими семиметровыми трехбашенными гигантами, в РККА было немного. Более того, корпус в 1940 г. формировался на базе 20-й тяжелой, 1-й и 13-й легких танковых бригад, участвовавших в советско-финской войне. 163-я стрелковая дивизия, ставшая моторизованной, также получила боевой опыт Финской войны, пусть даже и отрицательный — она воевала пол Суомоссалми. То есть по крайней мере командиры соединения имели боевой опыт. Однако синтеза боевого опыта и новой техники в случае с 1-м мехкорпусом не произошло. Более того, по планам отгрузки Т-34 и КВ на 1941 г. мехкорпусу вообще не полагалось ни одного танка этих типов. Из новой техники предполагалось отправить в него в 1941 г. только… плавающие Т-40. Война заставила радикально изменить эти планы. Его история в какой-то степени похожа на историю придворного 7-го мехкорпуса из Московского военного округа. Тот тоже при выдвижении на фронт получил новые танки прямо с эшелонов, не имея ни опыта, ни технических средств их эксплуатации.


    Подбитый в районе селения Гавры экранированный КВ-1


    Однако обо всем по порядку. 1-й мехкорпус был сформирован в 1940 г. в составе 1-й и 3-й танковых дивизий, 163-й моторизованной дивизии и корпусных частей (5-го мотоциклетного полка и других). Еще до начала войны, 17 июня 1941 г., из корпуса была изъята 1-я танковая дивизия. Она погрузилась на станции Березка (в районе Пскова) и убыла под Кандалакшу. По иронии судьбы, корпус до войны дислоцировался в районе Пскова, именно там, где ему впоследствии пришлось воевать. 22 июня корпус был поднят по боевой тревоге и отправился в направлении от фронта в тыл — 24 июня он сосредоточился в районе Красногвардейска. Довольно быстро довоенные планы полетели ко всем чертям, и 1-й мехкорпус пришлось возвращать примерно в тот же район, где он дислоцировался до войны. Уже 30 июня распоряжением штаба Северного фронта он переподчиняется командующему Северо-Западным фронтом и директивой штаба СЗФ от 30 июня получает задачу сосредоточиться в районе Подлужье, Боровичи, Порхов. Тем самым он выдвигался на подступы к Ауте и Новгороду.

    1 июля раздергивание 1-го мехкорпуса продолжилось — из его состава была изъята 163-я моторизованная дивизия. Она передавалась в распоряжение командующего 27-й армией. 4 июля по приказу начальника штаба Северо-Западного фронта из состава 3-й танковой дивизии был изъят мотострелковый полк с мотоциклетной ротой 5-го мотоциклетного полка.

    Читатель, интересующийся историей боев 1941 г., наверняка уже неоднократно замечал, что командование просто обожало изымать из танковых дивизий мехкорпусов мотострелковые полки. Тем самым и без того небогатые пехотой дивизии превращались просто в толпу танков с развитой системой их обслуживания. Наблюдался этот синдром у самых разных военачальников, в том числе вполне успешных по итогам всей войны. Сходные проблемы порождают сходные решения, и такой серьезный козырь, как мотострелковый полк, вызывал искушение использовать его для прикрытия открытых флангов, подвижной обороны и других подобного рода задач. За счет своей подвижности мотострелки были намного эффективнее и устойчивее обычной пехоты. Куда же был направлен 3-й мотострелковый полк? Его направили оседлать на широком фронте шоссе из Риги в Псков. Обстановка вовсе не исключала прорыва немцев на Псков с рижского направления, а разведка числила в составе «рижской» группировки противника танковую дивизию. Мотострелковый полк мог заранее вскрыть такой бросок противника с запада и хотя бы на какое-то время его сдержать до развертывания и сосредоточения основных сил. Эти соображения заставили командование изъять мотострелков из 3-й танковой дивизии. Вполне возможно, что после завершения развертывания 41-го стрелкового корпуса мотострелки вернулись бы в 1-й мехкорпус. Однако события развивались быстрее, чем можно было бы себе представить. Поэтому в решающий момент в качестве резерва у 41-го стрелкового корпуса остались два танковых полка и ряд боевых и вспомогательных частей 1-го мехкорпуса.


    Подбитые в районе Острова танки КВ-1 с экранами


    Помимо плохих новостей для командования 1-го мехкорпуса нашлись и хорошие. 2 июля на его доукомплектование прибыл эшелон из Ленинграда в составе 10 танков КВ (3 КВ-2 и 7 КВ-1). Это были одни из последних выпущенных на Кировском заводе танков КВ-2. До этого с ЛКС отправились эшелоны с КВ-1 и КВ-2 для 5-го и 7-го мехкорпусов под Оршу на Западный фронт, а сразу после этого начались вливания новой техники в 1-й мехкорпус. Прибывшие десять КВ планировали передать 6-му танковому полку 3-й танковой дивизии. Однако эти машины были изъяты и переданы 25-му танковому полку 163-й моторизованной дивизии, в срочном порядке выдвигаемой к Резекне.

    Вторая попытка оснастить 1-й мехкорпус новой техникой оказалась более успешной. Утром 3 июля прибыло еще 10 штук танков КВ (снова 3 КВ-2 и 7 КВ-1). Эти машины были переданы 5-му танковому полку. Танки обеспечены двумя боекомплектами боеприпасов и прибыли вместе с экипажами. Впрочем, как показали дальнейшие события, прибывшие экипажи были сразу же усилены своими кадрами.

    В итоге, согласно оперсводке от 21.00 3 июля 1941 г., 3-я танковая дивизия насчитывала[205]:

    а) в 5-м танковом полку — 10 КВ, 23 Т-28, 22 Т-26 (огнеметных), 10 Т-26 (пушечных), 11 БА-10, 5 БА-20;

    б) в 6-м танковом полку — 6 Т-28, 93 БТ-7, 22 Т-26 (огнеметных), 8 Т-26 (пушечных), 17 БА-10;

    в) в 3-м разведбате — 18 БТ-7, 12 БА-10, 5 БА-20;

    г) в 3-м батальоне связи — 6 БТ-7, 2 БА-10, 5 БА-20.

    Итого 194 танка и 57 бронемашин. Почти две сотни танков были, конечно, серьезной силой, но только при их использовании во взаимодействии с другими родами войск. Тем более в условиях, когда подавляющее большинство боевой техники 3-й танковой дивизии были легкой целью для немецких противотанковых пушек.

    Тем временем немецкое командование решило несколько облегчить судьбу 41-го стрелкового корпуса. По приказу фон Лееба 4-я танковая группа была разделена на два ударных кулака, наступающих в разных направлениях. Соответственно XXXXI корпус должен был наступать на Остров. LVI корпус в составе 8-й танковой дивизии, 3-й моторизованной дивизии, дивизии СС «Мертвая голова» и 290-й пехотной дивизии получил приказ двигаться на Себеж и Опочку, чтобы в соответствии с приказом служить «восточной опорой решающего наступления восточнее озера Ильмень». Гёпнер возражал против такого разделения, но безуспешно. Тем самым из числа потенциальных врагов советских войск в районе Пскова и Острова на время исключался корпус Манштейна.

    Сам Манштейн также был не в восторге от решения фон Лееба. Позднее в мемуарах он писал:

    «Командование думало, что корпус после прорыва „линии Сталина“ сможет обойти с востока сильную группировку вражеских танков, предполагаемую в районе Пскова: прекрасная мысль, если бы вражеская группировка действительно была там и можно было бы надеяться, что 56 тк быстро проведет обходный маневр.

    По нашему же мнению, первое предположение не соответствовало действительности, а второй замысел был неосуществим, так как корпус в указанном ему направлении должен был преодолеть широкую болотистую местность впереди „линии Сталина“. Наши предложения — продолжать наступление обоими корпусами на Остров — остались безрезультатными. К сожалению, наши опасения насчет болотистой местности оправдались. 8 тд нашла, правда, гать, ведущую через болота. Но она была забита машинами советской мотодивизии, которые здесь так и остались. Потребовались дни, чтобы расчистить дорогу и восстановить разрушенные мосты. Когда, наконец, танковая дивизия смогла выйти из болот, она натолкнулась на сильное сопротивление, которое удалось сломить только после сравнительно упорных боев.

    3 мотодивизия в своей полосе нашла только узкую дорогу, по которой она со своими машинами не смогла пройти»[206].

    Упомянутая Манштейном советская «мотодивизия» — это, очевидно, 163-я моторизованная дивизия. В сложившихся условиях ее выброска вперед была не слишком хорошей мыслью. Фактически дивизия вводилась в контакт с группировкой противника, уходящей в сторону от Острова, на Опочку и Себеж. Как отмечалось в ЖБД фронта 2 июля, «163 сд, ввиду неоднократной бомбардировки с воздуха, в районе Резекне опоздала и прибыла к 20.00»[207]. Эшелоны с боевыми машинами 25-го танкового полка утром 2 июля начали погрузку и передвижение в направлении Резекне. Из-за несвоевременной подачи подвижного состава погрузка и выдвижение запоздали. К месту назначения эшелоны начали прибывать только утром 3 июля, успели добраться до места назначения примерно полтора батальона. Остальные до места назначения уже не добрались, поскольку навстречу эшелонам 163-й моторизованной дивизии вышли танки 4-й танковой группы.

    На тот момент лидером наступления войск группы армий «Север» оставался XXXXI моторизованный корпус. С плацдармов на Западной Двине он уверенно продвигался вперед по лесисто-болотистой местности. Поначалу его основным противником были рассеявшиеся по лесам мелкие отряды из разбитых частей Красной армии. В ЖБД корпуса 3 июля 1941 г. отмечалось: «Разрозненные части противника все время атакуют с востока колонны снабжения и отдельные машины. Положение в тылу корпуса облегчается лишь постольку, поскольку население создает отряды самозащиты против разрозненных частей»[208]. Эти слова немецкого документа об «отрядах самозащиты» отнюдь не фигура речи. Помощник командующего Северо-Западным фронтом по тылу сообщал: «Доношу, что уволенные военнослужащие из латвийских частей в порядке чистки 24 ск объединяются в бандгруппы, уходят в лес и ведут вооруженную борьбу с мелкими группами частей Красной армии и с отрядами советско-партийного актива»[209].

    Такое содействие было немцам, безусловно, очень кстати. На тот момент пехотные дивизии, которые могли бы установить полный контроль над ситуацией на захваченной местности и исключить нападения на колонны снабжения, были еще далеко позади. В ЖБД ГА «Север» замысел немецкого командования был сформулирован следующим образом: «Группа армий продолжает двигаться через бывшую балтийско-русскую границу в районе северо-восточнее Опочки. 16-я и 18-я армии переправляются через Зап. Двину. 4.7 авангардами, 5.7 — главными силами, с тем чтобы следовать за танковой группой»[210]. То есть переправа основной массы пехоты через Зап. Двину, которую 4-я танковая группа давно преодолела, была запланирована только на 5 июля. Фактически танковая группа Гёпнера в тот момент наступала компактной массой, готовой в любой момент отражать атаки с любых направлений, в том числе с тыла.


    Подбитый под Островом 5 июля 1941 г. танк КВ-2 капитана И. И. Русанова


    Движение этаким «вагенбургом» в готовности отражать атаки с любого направления достаточно хорошо прослеживается в документах XXXXI моторизованного корпуса. Сплошного фронта в полосе действий корпуса не было. Он прорывался в обход Резекне с севера на Остров. При этом после выхода на шоссе Резекне — Остров 6-я танковая дивизия оседлала его и заняла оборону, не позволяя советским частям отходить на Остров. В свою очередь, 1-я танковая дивизия вне шоссе, по проселочным дорогам, пробивалась к Острову и переправам через р. Великая, Вечером 3 июля был захвачен плацдарм у Тишинки, ниже Острова по течению р. Великой.

    Вечером 3 июля разворачивается необычное сражение у деревни Федосино с тремя советскими эшелонами, двигавшимися с юга, т. е. от Резекне. Поезда были загружены танками. Надо отдать должное мужеству бойцов и командиров тех частей, которые двигались в этих эшелонах, подчеркнем — в свой тыл. Попав под обстрел немецкой артиллерии, они не запаниковали, не разбежались, а приняли бой. Часть танков удается спешно разгрузить с платформ и с их помощью атаковать возникших из ниоткуда немцев. По немецким данным, в атаке участвовали тяжелые танки. Скорее всего, это были эшелоны 25-го танкового полка 163-й моторизованной дивизии. До 80 % его танкистов имели боевой опыт Финской войны и служили в армии уже по 3–4 года. По итогам боевой подготовки полк стоял на первом месте в Ленинградском военном округе. Боевой опыт позволил подразделениям полка если не переломить ситуацию в свою пользу, то по крайней мере избежать полного разгрома. Под прикрытием танковой атаки пехоте из эшелонов удалось собраться и организованно отойти.

    «Эшелонный» бой у Федосино стал не единственным боем рассеянного на всем пространстве до Резекне советского 25-го танкового полка. В то время как 1-я танковая дивизия пробивалась к Острову, соседняя 6-я танковая дивизия удерживала шоссе на Резекне и одновременно пробивалась через укрепления на старой советской границе. Немцы не ставили все на одну карту и наступали по нескольким направлениям. Пока дивизия Кирхнера пробивалась к Острову, дивизия Ландграфа двигалась параллельным маршрутом к рубежу р. Великая.

    Под Гаури (Гавры, Жавры) рано утром 4 июля самолет-разведчик сбрасывает передовым частям группы Рауса вымпел с сообщением о подходе с севера 10 танков. Немцы сразу же заняли оборону и подготовили к бою 88-мм зенитки. В ЖБД 4-го моторизованного полка 6-й танковой дивизии указывалось: «В первом уничтоженном танке было взято в плен четыре человека, которые сказали, что их только что выгрузили с прибывшего с севера поезда с приказом найти и уничтожить нас»[211]. Боевые машины 25-го танкового полка вступали в бой с эшелонов, по частям и не могли принципиально повлиять на обстановку. Однако эти локальные контрудары раз за разом сдерживали продвижение противника.

    После этого последовал прорыв через линию ДОТов. К моменту выхода немцев к укреплениям они были заняты, но на широком фронте. Чисто пулеметное вооружение ДОТов сделало их уязвимыми для широко использовавшихся немцами для борьбы с различными целями 88-мм зениток. В ЖБД 4-го мотополка 6-й танковой дивизии отмечалось: «Артиллерия провела подготовку, которая принесла хорошие результаты. 8,8-см зенитка подбила один тяжелый танк и вела огонь по обнаруженным ДОТам. С самого начала обстрел был очень точным, добились даже нескольких попаданий в амбразуры»[212].


    Подбитые под Островом танки 3-й танковой дивизии: Т-26 и экранированный КВ


    Если 6-я танковая дивизия медленно пробивалась через укрепленный район, то 1-я танковая дивизия во второй половине дня 4 июля подошла к Острову. На острие удара действует бронегруппа из танков и БТРов. Именно БТРы прорываются к шоссейному мосту через р. Великую и обеспечивают его захват. Одновременно быстрой атакой захватывается железнодорожный мост. Город вовсе не упал в руки немцев как спелый плод. В ЖБД 1-й танковой дивизии отмечается: «Оборону Острова противник осуществляет с помощью танков и большого количества противотанковых орудий. Ведутся упорные уличные бои, в которых участвует вооруженное гражданское население. Населенный пункт зачищается медленно и планомерно»[213].

    Успех с захватом Острова и мостов в нем сразу же поставил 1-ю танковую дивизию в сложное положение. На войне мало было захватить важный плацдарм, нужно было еще его удержать. Уже первые часы 5 июля стали для немецких войск на плацдарме у Острова серьезным испытанием.

    После этого прибыли оспаривать владение немцами Островом «сталинские соколы». В ЖБД XXXXI корпуса указывалось: «Бои на плацдарме Остров становятся более ожесточенными. Вражеская авиация, которая энергично и успешно вмешивается в наземные бои, в настоящее время однозначно господствует в воздухе»[214].

    Действительно, за утро 5 июля отсутствуют даже заявки на сбитые советские самолеты в районе Острова. При этом нельзя сказать, что Me-109 базировались где-то далеко в тылу. Все три группы JG 54 на тот момент базировались на аэродромах в районе Двинска (Даугавпилса). Скорее всего, причиной отсутствия «воздушного зонтика» были проблемы взаимодействия с наземными войсками. Вырвавшиеся вперед моторизованные части были вынуждены отражать воздушные атаки в основном зенитным огнем.

    Однако опора на зенитки одновременно обеспечивала немецкие войска мощными 88-мм пушками, успешно применявшимися для поражения наземных целей. Еще ранним утром на плацдарм прибыли части 3-го зенитного полка Люфтваффе. 1-я танковая дивизия была во всеоружии для сражения с танками любых типов, включая танки КВ. Немцы тогда еще не знали, что им предстоит столкнуться с модернизированными путем экранирования танками этого типа. Вопрос об экранировке танков КВ-1 и КВ-2 был поставлен еще до войны, в марте 1941 г. В итоге танки КВ-1 было решено экранировать бронеплитами толщиной 25 мм, закрепляемыми на корпусе и башне специальными болтами. Это увеличивало массу машины почти на три тонны. Первые три экранированных КВ-1 собрали на Кировском заводе к 16 июня 1941 г. Под Островом состоялся дебют новых машин.


    Подбитый в районе Острова танк КВ-1


    Приказ на контрудар из штаба Северо-Западного фронта последовал в 19.40 предыдущего дня, т. е. 4 июля. Задача формулировалась как «уничтожить пытающуюся прорваться в г. Остров группировку противника». Судя по «пытающейся», распоряжение готовилось, когда бой за Остров еще не завершился. Генерал Чернявский в 8.20 5 июля приказывает 3-й танковой дивизии атаковать Остров с двух направлений двумя танковыми полками. В это время немцы уже достаточно прочно закрепились в городе. Пока идет подготовка к атаке, проходит еще несколько часов. Только в 15.25 5 июля, ревя моторами, бэтэшки и КВ начинают движение.

    Тем временем, получив от авиаразведки и высланных вперед разведгрупп данные о сосредоточении советских войск для контратаки, немцы решают нанести превентивный удар. Почему им не сиделось в Острове — не вполне понятно. Боевая группа Крюгера в 14.20 (берлинского времени) сама выходит из Острова и почти сразу же по обе стороны дороги на Псков сталкивается с атакующими советскими танками. По капризу судьбы, советские и немецкие части переходят в наступление практически одновременно.

    Дальнейшее описывается в ЖБД 1-й танковой дивизии следующим образом: «Противник поддерживает танковую атаку мощным артиллерийским огнем из всех калибров. Тяжелые русские танки уничтожают легкие противотанковые орудия и транспорт II батальона [113-го мотострелкового полка]; в нескольких местах линия продавлена»[215]. Одна из самых известных фотографий экранированного танка КВ, который давит немецкую автомашину, относится именно к этому эпизоду. Прибывшие еще рано утром зенитки, по имеющимся данным, остались охранять мосты.

    От полного разгрома неосмотрительно высунувшихся из Острова в чистое поле немецких мотострелков спасает только шквальный огонь полевой артиллерии. По атакующим советским танкам бьют с открытых позиций батарея 10-см пушек из приданного XXXXI корпусу 611-го дивизиона и батарея 150-мм гаубиц штатного артполка дивизии Кирхнера. 10-см пушки К-18 были способны подбить любой советский танк времен Второй мировой войны, и экранированные КВ-1 здесь не были исключением.

    Поле боя превратилось в сущий ад, на шоссе и около него были перемешаны подбитые и еще боеспособные танки. Картину происходившего рисует акт, которым была оформлена потеря КВ-2 № 4754 командира батальона капитана И. И. Русанова. Танк был подбит, получил повреждение тяг трансмиссии, была перебита гусеница. В акте сообщается: «Движение танка было невозможно, так как подбитые и горевшие танки забили проезжую часть моста, отход был невозможен ввиду подбитого управления танка и свалившейся гусеницы, и танку не было возможности развернуться»[216]. Экипаж покинул машину. Судьба же немолодого комбата капитана Ивана Ивановича Русанова, 1902 г. рождения, осталась неизвестной. Он остался в танке для вывода его из строя и, скорее всего, погиб.


    Танк БТ на улице Пскова


    Через полтора часа после начала встречного боя на поле сражения появляются немецкие танки, которые тоже вносят опустошение в ряды атакующих. Для легких танков 1-го мехкорпуса столкновение с Pz.III и Pz.IV новейших серий было почти смертельным. Тем не менее танковые атаки на Остров, поддержанные огнем артиллерии, не ослабевают. В ЖБД 1-й танковой дивизии констатируется: «На фронте 2-го батальона 113-го сп возникает кризис». По впечатлениям немцев, точку в советском контрударе поставили залпы «небельверферов» 52-го полка, направленные на советские позиции и скопления танков. В отчете штаба 1-го мехкорпуса указывается, что 3-я танковая дивизия «под ударом пикирующих бомбардировщиков, применивших зажигательные бомбы и горючую смесь, мощной артиллерии и минометов» начала отход. 5-й танковый полк отходил на Порхов, 6-й танковый полк — на Псков. По предварительным оценкам, потери соединения в матчасти к концу боя достигали 50 %. Как указывается в отчете корпуса, «по неточным данным», в 5-м танковом полку остался 1 танк Т-28 и 14 БТ, в 6-м танковом полку — 2 КВ и 26 БТ-7[217]. Были потеряны все три КВ-2 и пять КВ-1 из десяти полученных накануне. По немецким заявкам, советские потери под Островом по состоянию на 19.30 5 июля составили 75 танков, «среди которых тяжелейшие». Эта заявка говорит о том, что советские данные несколько завышены.

    В отчете начальника химической службы 1-го мехкорпуса подполковника Сапцова организация наступления была подвергнута жесткой критике: «Огнеметный батальон 5 ТП при атаке г. Остров, быв. к-ром 5 ТП был использован преступно. Одну роту огнеметных танков выслал в первый эшелон с задачей уничтожения ПТО пр-ка. Эта рота в течение 30–40 минут была полностью уничтожена в упор артогнем немцев, т. к. огнеметные танки маневрируя подходили на огнеметный выстрел к ПТО»[218].

    Небезынтересно будет отследить судьбу человека, который отдал этот преступный и противоречащий имевшимся тогда представлениям о тактике борьбы с ПТО приказ. Напомню, что с ПТО противника по предвоенным разработкам должны были бороться тяжелые танки. Как можно судить по вышепроцитированным немецким документам, танки КВ действительно успешно утюжили легкую противотанковую артиллерию боевой группы Крюгера. В представлении погибшего капитана Русанова к ордену Красного Знамени указывается, что его батальон уничтожил 12 противотанковых пушек.


    «Огнеметный батальон… был использован преступно». Подбитый под Островом огнеметный Т-26


    Однако разбирательства действий командира 5-го танкового полка по итогам боев за Остров не состоялось. 36-летний подполковник Пасынчук Григорий Николаевич вскоре после описываемых событий попал в плен к немцам. Причем факт пленения комполка был отражен даже в ЖБД (Ia KTB) группы армий «Север». Показания, которые Пасынчук дал на допросе в плену, производят тягостное впечатление. Он сразу же высказал мнение о своем начальстве, а также выложил немцам структуру своего соединения. Пасынчук показал, что «3-я тд относится к 1-му тк, командир которого Чернявский является евреем. Командует он очень плохо. 3-я тд состоит из 5-го и 6-го тп, 3-го мсп, разведбатальона и двух артполков, один из которых имеет № 6. Об остальных частях дивизии он ничего не знает». Также этот «новатор» в использовании танковых войск высоко оценил германскую противотанковую артиллерию. В записи его показаний отмечается: «На вопрос о воздействии немецкого оружия он ответил, что немецких танков не боятся, а артиллерия (очевидно, имеются в виду 5,5-см противотанковые орудия и 8,8-см зенитки) производит опустошительное воздействие»[219]. Относительно потерь и численности полка Пасынчук дал немцам противоречивые показания, возможно, он сам не знал толком состояние дел.

    Для советской стороны подполковник Пасынчук числился пропавшим без вести с 7 июля 1941 г. Приказом Главного управления кадров в январе 1942 г. он был официально исключен из списков как без вести пропавший 7 июля 1941 г. Однако Г. Н. Пасынчук в сентябре 1942 г. оказывается репатриирован, арестовывается, и Особым совещанием при НКВД СССР в мае 1943 г. экс-подполковник был осужден на пять лет исправительно-трудовых лагерей. Об обстоятельствах репатриации и причинах достаточно мягкого, по меркам военного времени, приговора можно только гадать. Отбыв наказание, Пасынчук в сентябре 1947 г. освобождается из лагеря, приезжает на три дня домой в Ленинград к семье, сразу же уезжает в Москву хлопотать о своей судьбе, а в декабре 1947 г. скоропостижно умирает. В истории боев под Островом он останется отрицательным персонажем, не проявившим ни профессионализма, ни смекалки, ни даже простого человеческого мужества перед лицом врага в плену. К слову сказать, предшественником подполковника Г. Н. Пасынчука на посту командующего 5-м танковым полком был полковник А. Г. Родин, переведенный в формируемый 10-й механизированный корпус. Формирование новых механизированных корпусов неизбежно вызывало размывание кадров и иногда приводило к продвижению в мирное время малокомпетентных людей на ответственные должности.

    Несмотря на все недостатки организации боя, яростная атака крупных масс танков произвела на немцев сильное впечатление. В ЖБД XXXXI корпуса указывалось: «Противник атакует Остров танками, тяжелой артиллерией и превосходящими силами авиации с такой мощью, что приходится вновь повторять уже многократно направленный запрос на воздушную поддержку с указанием на то, что в нынешних условиях удерживать Остров длительное время может не получиться. Потери как противника, так и наши высоки. Мощная артиллерийская подготовка противника свидетельствует о готовящейся атаке на плацдарм. Около полудня действия наших истребителей несколько уменьшают воздействие мощных бомбовых ударов противника, однако последние продолжаются во второй половине дня со значительными интервалами. Они направлены на шоссе, ведущее на юг»[220].

    Действительно, 5 июля после полудня в небе над Островом действовала только одна группа истребителей — III группа JG54. За день ее пилоты отчитались о 12 сбитых советских бомбардировщиках. Скорее всего, атаки на шоссе южнее Острова были направлены на изоляцию немецкого плацдарма. «Второе дыхание» атакам с воздуха на немецкие части в районе Острова дало активное участие в налетах авиации Северного фронта. 2-я и 41-я авиадивизии были с вечера 4 июля перенацелены с Финского фронта на удары по механизированным колоннам, двигавшимся в направлении Острова и в районе самого Острова.

    В ЖБД 1-й танковой дивизии мы также находим сравнительно высокую оценку советского контрудара под Островом: «В течение дня происходил планомерный, подготовленный контрудар противника при поддержке бомбардировщиков и штурмовиков, после долгой, очень мощной артиллерийской подготовки и при массированной поддержке танков. Несмотря на временные вклинения, линию фронта на плацдарме удавалось удерживать в течение всего дня»[221]. Потери 1-й танковой дивизии за 5 июля составили 58 человек убитыми, 132 ранеными и 6 пропавшими без вести[222]. Соединение потеряло 16 офицеров, в том числе 10 — в 113-м полку, выскочившем из Острова в самый неподходящий момент.

    Однако почему же тогда контрудар 1-го мехкорпуса оказался в целом неуспешным? Во-первых, авиаудары не были согласованы по времени с атаками танков. Во-вторых, собственной мотопехоты 3-я танковая дивизия была лишена, т. е. под рукой не имелось минимально обученной совместным действиям с танками пехоты. Вообще, пехоты на тот момент в районе Острова было просто мало. От 41-го стрелкового корпуса в бою участвовало, согласно отчету 1-го мехкорпуса, около полутора батальонов. Основная масса частей 118-й и 111-й стрелковых дивизий на тот момент была разбросана на линии обороны фронтом на запад, лишь одним из участков которой был город Остров. Итогом стал общий неуспех контрудара и оставшееся за противником поле боя, что не позволяло эвакуировать танки.

    Может возникнуть закономерный вопрос: а стоило ли размазывать 118-ю и 111-ю стрелковые дивизии на широком фронте вдоль старой границы? Отказ от выстраивания сплошного фронта тоже мог дорого стоить. В действительности 36-я моторизованная дивизия XXXXI корпуса наступала с запада на Псков и Остров. В реальности она пробивалась через боевые порядки 111-й стрелковой дивизии. Если бы ее собрали в кулак под Островом, последовал бы удар через пустоту во фланг и тыл советской группировке на подступах к Острову.

    Сражение под Островом не завершилось яростной, но неудачной танковой атакой. Не следует думать, что потрепанные части 1-го мехкорпуса откатывались в беспорядке, полностью потеряв боеспособность. После отражения удара 1-го мехкорпуса немцы сразу же возобновили наступление, преследуя по пятам отходящие советские части. Уже в сумерках захватывается переправа через р. Великая у деревни Горбово, на фланге 1-й танковой дивизии. В ответ следует немедленная контратака с танками, и немецкое наступление останавливается.

    Своеобразие положения немецких и советских войск под Островом заключалось в том, что XXXXI танковый корпус атаковал позиции 41-го стрелкового корпуса, если можно так выразиться, под острым углом. Если обычно танковый удар следует перпендикулярно фронту обороны, то под Островом положение противников принципиально отличалось от этой традиции. Советские войска занимали оборону по старой границе и УРам фронтом преимущественно на запад и фрагментарно на юго-запад. Немецкие танковые дивизии подходили с юга и юго-запада. Во-первых, это привело к тому, что 41-й корпус оказался под угрозой быстрого окружения. Немцам достаточно было прорваться к Пскову, чтобы одним ударом отрезать 111-ю и 118-ю дивизии южнее Псковского озера. Во-вторых, часть сил 41-го стрелкового корпуса сразу же оказалась на фланге немецкой танковой группировки. Поэтому, по итогам дня 5 июля, немцы не спешили развивать наступление с плацдарма в Острове дальше на Псков. 6 июля было потрачено на расширение плацдарма и подтягивание на него 6-й танковой дивизии, а также на сковывание ударом с фронта советских войск на линии обороны Остров — Псков. Последняя задача была поручена 36-й моторизованной дивизии.

    Несмотря на тяжелые бои в течение дня, наступление 36-й моторизованной дивизии на позиции 111-й стрелковой дивизии не достигло существенных успехов. В ЖБД XXXXI корпуса по итогам этих боев без всякого энтузиазма указывалось: «Согласно решению командования корпуса, дивизия должна удерживать достигнутую линию, однако в отношении продолжения наступления не ставить подразделениям непосильных задач, которые в силу нынешнего положения противника приведут только к ненужным потерям. Командование корпуса считает, что противник перед 36-й пд в любом случае сражается за уже потерянные рубежи и после завтрашнего наступления на Псков отойдет сам»[223].

    Одновременно 6 июля стало днем жесточайшего сражения в воздухе. В небе над немецким плацдармом на реке Великой в районе Острова развернулись жаркие воздушные баталии. По-прежнему Остров прикрывала III группа 54-й эскадры (JG54). За день ее летчики отчитались о 18 сбитых советских бомбардировщиках, в полтора раза превысив результат предыдущего дня. Им на помощь были подтянуты I и II группы 54-й эскадры (JG54). Пилоты этих двух групп отчитались о 19 и 10 сбитых советских бомбардировщиках соответственно. Еще одним участником воздушного сражения стала II группа 53-й истребительной эскадры (JG53), 5 июля переброшенная на аэродром Альт-Шванебург в Литве. Ее заявка составила 9 самолетов-бомбардировщиков. Общая заявка, таким образом, составила 56 сбитых советских самолетов. Потери авиации Северного фронта составили 25 самолетов, не вернувшихся с боевого задания, и 3 севших на вынужденную.

    Все три группы JG54 по-прежнему летали с аэродромов в районе Двинска, соответственно обеспечить плотное прикрытие плацдарма было технически возможно уже 5 июля. Тем не менее это сделано не было, и утром 5 июля советские ВВС действовали безнаказанно — уровень организации у немцев все же несколько преувеличивается. Тем не менее на следующий день, 6 июля, атаки на Остров стали для экипажей СВ просто самоубийственными. Указанные четыре группы насчитывали в сумме около 100 истребителей Me-109, устрашающая плотность с любой точки зрения.

    Тем временем набирало обороты сражение на правом фланге немецкой ударной группировки. Если до войны 1-й мехкорпус не получил ни одного нового танка, то в начале июля в него начали строчить с Кировского завода танками КВ как из пулемета. Фактически все принятые военпредом танки КВ до 10 июля 1941 г. шли прямиком в адрес корпуса Чернявского. Только 11 июля впервые в ведомостях появляется другой пункт назначения — Вязьма, а затем Ржев (скорее всего, в 101-ю танковую дивизию Западного фронта). Это, впрочем, неудивительно ввиду того, что речь шла о боях на дальних подступах к Ленинграду, где эти тяжелые танки производились. Всего с конца июня в адрес 1-го мехкорпуса отправили 37 танков КВ-1 и КВ-2. Из них по крайней мере 20 танков КВ дошли до 3-й танковой дивизии (3 КВ-2 и 1 КВ-1 до боя за Остров и 10 КВ-1 после него). Начиная с 5 июля они направлялись в Порхов, т. е. действовали в частях 1-го мехкорпуса, находящихся на фланге немецкого наступления.


    Разбитый в районе Порхова немецкий разведывательный бронеавтомобиль. На заднем плане — подбитый танк Т-28


    За счет прибытия тяжелых танков в 3-ю танковую дивизию и постепенного накопления стрелковых частей, выгружавшихся с эшелонов, советскому командованию удалось создать серьезную угрозу флангу XXXXI танкового корпуса, б-я танковая дивизия оказалась втянута в бои за деревню Золотухино на фланге корпуса, переходившую из рук в руки. Именно в ходе этих боев был взят в плен вышеупомянутый подполковник Пасынчук. Из-за открытого фланга и упорной обороны советских частей на подступах к Острову начавшееся наступление 1-й танковой дивизии развивалось 7 июля достаточно низкими темпами. Молниеносного броска на Псков не получилось. Угроза флангу также заставила Рейнгардта вытребовать себе для защиты фланга 3-ю моторизованную дивизию из застрявшего в лесах LVI корпуса Манштейна.

    По итогам дня 7 июля командование XXXXI корпуса сделало следующую оценку действий советских войск: «Оценка противника — упорно сражающиеся при поддержке артиллерии и танков арьергарды пытаются держать дефиле между Псковом и озером Пейпус открытым для отходящих с запада частей»1. Такая стратегия была для советского командования вполне логичной: нужно было вывести 111-ю и 118-ю стрелковые дивизии из потенциального окружения.

    Ввиду упорного сопротивления советских войск, седлавших шоссе Остров — Псков, командование направило боевую группу Вестховена из 1-й танковой дивизии на захват переправы через р. Череху у Будника, к востоку от Лопатино. Считалось, что Лопатино и мост на шоссе будут упорно обороняться и их захват будет стоить больших жертв. Однако и на подступах к Буднику немцам пришлось преодолевать сопротивление советских частей в полевых укреплениях. В девятом часу утра переправа у Будника была захвачена, образован плацдарм. Тем временем шоссейный мост у Лопатино был взорван.

    Все эти маневры потребовали затрат времени, и в итоге на Псков вышли не 1-я и 6-я танковые дивизии от Острова, а 36-я моторизованная дивизия по другому берегу реки Великой. Она фактически оттесняла главные силы советского 41-го стрелкового корпуса на Псков и по мере их отхода смогла выйти к городу. Во второй половине дня 8 июля 36-я моторизованная дивизия захватила западную часть Пскова. Однако, несмотря на использование группы диверсантов 800-го полка «Бранденбург», взрыв мостов через р. Великую немцам предотвратить не удалось. Был образован лишь плацдарм слабыми силами после переправы на восточный берег р. Великой на надувных лодках.

    В ЖБД 1-й танковой дивизии по итогам дня 8 июля отмечается: «Противнику несомненно удалось, хотя и с большими потерями, прикрыть отход основной массы своих войск». Потерян был также рубеж старой границы. Теперь советские войска могли опираться только на вновь построенные оборонительные позиции.

    Сольцы: первое окружение

    После завершения боев под Псковом на свет появился приказ группы армий «Север» № 1660/41, в котором, среди прочего, говорилось:

    «4-я ТГр развертывается между озером Ильмень и Псковом для наступления на Ленинград:

    а) она окружает Ленинград между Ладожским озером и Кронштадтской бухтой;

    б) до подхода 16-й А она должна самостоятельно защищать свои тылы восточнее озера Ильмень;

    в) заняв переправы через Нарву, она должна не позволить противнику отойти из Эстонии»[224].

    На тот момент еще не было известно, насколько быстро удастся взломать советскую оборону на старой границе. Поэтому германское командование не спешило класть все яйца в одну корзину и сосредотачивать усилия на одном направлении. В LVI корпусе Манштейна в течение 9 июля еще строились мосты через реку Великую для развития наступления 8-й танковой дивизии с плацдарма у Пушкинских гор, юго-восточнее Острова. Мост, способный выдерживать танки, был готов уже к 23.00 (берлинского времени) того же дня. На следующее утро было запланировано «вскрытие» плацдарма. Однако на рассвете 10 июля, когда все было готово для броска на восток, наступление неожиданно отменили. Последовал новый приказ: «8-я тд прекращает движение на восток и немедленно начинает движение, имея впереди танки, через Остров по дороге на Порхов до Саланино». Свежепостроенный мост пришлось бросить, точнее, оставить шагающей где-то далеко позади пехоте 16-й армии.

    Манштейн позднее вспоминал: «К 9 июля окончательно выяснилось, что попытка командования танковой группы обойти силами 56 тк с востока силы противника, сосредоточенные, как полагали, в Пскове, не может дать успеха. Этому препятствовали болотистая местность и сильное сопротивление противника. Не оставалось ничего другого, кроме как прекратить проведение этого маневра и все же перебросить штаб корпуса вместе с 8 тд на север в направлении на Остров, куда уже была направлена ранее 3 мотопехотная дивизия»[225].

    Манштейн здесь несколько лукавит. Дело было не в неудачном обходном маневре, а в отсутствии необходимости вообще осуществлять этот маневр. В ЖБД XXXXI корпуса еще 6 июля указывалось:

    «Командование ТГр отдает приказ следующего содержания: LVI АК в ходе своего наступления на северо-восток застрял в непроходимой для моторизованных соединений болотной местности. В связи с этим планируется перебросить 3-ю пд через Остров и затем повернуть ее на восток. Ввиду больших сложностей, с которыми связано нынешнее снабжение плацдарма Остров и предстоящее снабжение в ходе наступления на Псков, немедленное исполнение этого приказа представляется как минимум серьезно осложняющим продолжение боев корпуса. В любом случае такое мероприятие в пользу значительно отставшего LVI АК серьезно затруднит использование выдающихся успехов XXXXI АК»[226].

    Теперь LVI корпус должен был развивать успех своего соседа, XXXXI моторизованного корпуса, который уже прорвался в район Пскова. Дивизии корпуса Рейнгардта продвигались через Псков на Лугу и далее на Ленинград. Задачей Манштейна стало наступление на Ленинград по дороге через Опочку и Новгород с целью возможно скорее перерезать в районе Чудово железнодорожную дорогу Москва — Ленинград. Нельзя сказать, что Манштейн был в восторге от новых планов танковой группы и группы армий. Позднее он вспоминал: «Как бы ни была важна эта задача, такая группировка сил означала новый большой разрыв между обоими танковыми корпусами. В этом крылась опасность, что и та и другая группировка не будет обладать необходимой ударной силой. Усугублялась эта опасность тем, что сильно заболоченная и в значительной части покрытая лесом местность, отделявшая нас от Ленинграда, была не очень-то благоприятна для действий танковых корпусов»[227].


    Командир 8-й танковой дивизии генерал Бранденбергер


    Несмотря на все сомнения, приказ есть приказ. 8-я танковая дивизия начала выдвижение на новое направление через Остров. Далее она должна была свернуть на Новгородское шоссе. 3-я моторизованная дивизия 10 июля в ожесточенном бою взяла Порхов и была направлена дальше по второстепенной дороге на север. Дивизия СС «Тотенкопф» на тот момент была изъята из состава LVI корпуса и выведена в резерв танковой группы.

    Первые неприятности начались уже под Островом. После неудачных контрударов советская 3-я танковая дивизия не исчезла бесследно. Она была отброшена на восток и оказалась на пути наступающих на восток и северо-восток частей корпуса Манштейна. Так 8-я танковая дивизия впервые всерьез столкнулась с новыми советскими танками. В истории соединения отмечалось: «Уже вскоре после начала наступление столкнулось с сильным противником. Головные танки были внезапно атакованы 20 русскими машинами, против которых наши 3,7-см пушки были бессильны. Лишь когда 7-я батарея 23-го зенитного полка с 8,8-см орудиями была спешно переброшена вперед, удалось подбить три 52-тонных КВ-2»[228]. Советские источники потерь танков КВ в эти дни не подтверждают. По крайней мере, 3-я танковая дивизия их не теряла. Возможно, речь идет о танках Т-28.

    12 июля 8-я танковая дивизия начала наступление на Шимск. Соединение двигалось вдоль Новгородского шоссе, разделившись на оторванные друг от друга боевые группы. Манштейн признавал: «Как бы то ни было, командование корпуса продолжало считать, что безопасность корпуса по-прежнему следует обеспечивать быстротой его маневра»[229].

    Сдерживала наступление немцев, отходя от рубежа к рубежу вдоль Новгородского шоссе, 3-я танковая дивизия 1-го мехкорпуса, точнее ее остатки. В составе дивизии оставался только 6-й танковый полк (27 танков), 5-й танковый полк действовал отдельно. Советская авиаразведка оценила противника как «до моторизованной дивизии и около 100 танков» в движении от Острова до Боровичей. Оценка с позиций сегодняшнего дня достаточно реалистичная.

    Очередной бой танкисты дали на рубеже реки Ситня, к западу от Сольцов. Начиналось все «за упокой»: перед лицом охвата флангов командир 3-й танковой дивизии полковник К. Ю. Андреев решил отойти дальше на восток, за реку Ситня. После того как переправилась примерно половина подразделений дивизии, заряды моста самопроизвольно сдетонировали. Командир дивизии Андреев остался перед взорванной переправой. Он вместе с не успевшими переправиться частями стал отходить на юг в поисках брода. Взрыв моста не только разделил отходящую колонну разбитого соединения.


    Подбитый под Сольцами (у Ситни) экранированный КВ-1


    Он разделил время на «до» и «после». Переправившийся отряд возглавил начштаба 3-й танковой дивизии полковник М. Л. Кагарманов. Скорее всего, именно он решил прекратить отход и сражаться. Решению дать немцам бой благоприятствовал сбор некоторого количества пехоты для прикрытия танков. К полуночи 12 июля у одноименной деревни Ситня штабом 1-го мехкорпуса было собрано около 2 тыс. человек, 20 танков разных типов и 20 орудий. Отряд включал не только части 3-й танковой дивизии, но и полк 202-й моторизованной дивизии (200 чел.), части 37-го полка НКВД (200 чел.) и россыпь разномастных отходящих подразделений (500 чел.). В 2.00 13 июля отряд контратаковал немцев и выбил их из Ситни. Утром немцы сильным артиллерийским ударом сбили разрозненные части с рубежа реки и заставили отойти дальше на восток. Наличие в подвижных соединениях сильной гаубичной артиллерии всегда было козырем Панцерваффе. В истории 8-й танковой дивизии этот бой описан следующим образом:

    «Сопротивление противника у Боровичей удалось сломить, и боевая группа Фронхефера, уничтожив 8 русских танков, вышла к Житне, где был сформирован плацдарм. Когда сюда ночью подошло около 20 вражеских танков, развернулись тяжелые бои, в ходе которых наши потери составили 4 танка. Тяжелым было положение и на следующий день, когда авангард 10-го танкового полка, за которым следовали 8-й мотоциклетный батальон и посаженный на грузовики II батальон 28-го сп, наткнулся у Райцев на еще один танковый заслон. 11 советских машин, в том числе два 52-тонных танка, были уничтожены. Это были танки 21-й советской тбр»[230].

    Противник («21-я тбр») был идентифицирован немцами неверно, но на этот раз потеря двух танков КВ в точности подтверждается советскими данными. По документам проходят танки КВ-1 № 4810 и № 4815 (июньского выпуска ЛКЗ), потерянные под деревней Ситня. Обе машины получили повреждения артиллерийским огнем противника и были обездвижены. Один танк был сожжен экипажем, второй сгорел от попадания крупнокалиберного снаряда.

    Ранним утром 14 июля авангарды 8-й танковой дивизии подошли к Сольцам. К этому моменту отряд полковника М. Л. Кагарманова разделился надвое. Часть 202-й дивизии и 5-й мотоциклетный полк по приказу члена Военного совета Северо-Западного фронта Штыкова отошли на южный берег р. Шелонь — считалось необходимым прикрыть направление на Старую Руссу. Вновь оставшийся без пехоты отряд Кагарманова Сольцы не удержал. В 13.00 14 июля части 8-й танковой дивизии были уже в 6 км восточнее Сольцов.

    Однако немцы продвигались вперед крайне осторожно ввиду возможных контратак танков КВ. В ЖБД 8-й танковой дивизии почти что одна за другой следуют записи нижеследующего содержания. Манштейн широким жестом передал передовому соединению все 88-мм зенитки: «Из-за появления тяжелейших танков противника командир корпуса во время своего визита на КП дивизии приказывает немедленно передать последней все имеющиеся в распоряжении командования корпуса 8,8 см орудия».


    Немецкий разведывательный самолет Hs-126В


    Ввиду полнейшей беспомощности танков дивизии генерал-майора Брандебергера перед КВ, «ахт-комма-ахты» становятся залогом дальнейшего продвижения вперед, ЖБД гласит:

    «Против врага, находящегося в лесу западнее Скирины, направлены стрелки, прочесывающие лес севернее главной дороги. Перед 10-м танковым полком 2 тяжелых танка русских. Запрошенные 8,8-см орудия прибыли».

    Дорога от Сольцов на Новгород вьется через густые леса по берегу реки Шелонь. Ощетинившись зенитками, немецкие мотострелки наступают на Новгород. Запись от 17.00 в ЖБД сообщает, как это происходило:

    «Дивизия перешла в наступление у Скирины. Зенитные орудия подтянуты и занимают позиции по обе стороны дороги. Два артдивизиона также заняли позиции. Стрелки продвигаются севернее дороги. Наступление проводится силами пехоты».

    К слову сказать, советские самолеты атаковали вытянувшуюся вдоль шоссе ленту из танков, тягачей и грузовиков. К вечеру 14 июля немцы были в 3 км от реки Мшаги.

    В 14.35 14 июля в ЖБД 8-й танковой дивизии появляется запись: «Воздушная разведка сообщает, что двигавшийся с севера противник приблизился и окапывается. Хорошо замаскированные танки уже на позициях, с севера подходят еще танки, населенные пункты заняты большим количеством вражеских войск, передвижения в лесах, видны лошади и люди»[231]. Это сообщение не вызвало паники. Подход свежих сил противника не заставил немецкое командование перейти к обороне. Напротив, ближайшей задачей дивизии стал захват моста через Мшагу в неповрежденном состоянии. Это было тем более самонадеянно перед лицом большой растянутости флангов. Открытый правый фланг по состоянию на 14 июля был длиной 70 км, левый — 40 км. Конечно, немцы могли рассчитывать разгромить сосредотачивающиеся части до того, как они перейдут к активным действиям. Однако советское командование уже в течение нескольких дней вынашивало план контрудара по вклинившемуся в построение Северо-Западного фронта противнику.

    Уже 12 июля в ЖБД Северо-Западного фронта появляется запись: «Командование СЗФ решает силами 1 МК (3, 21 тд, 202 мд) разгромить выдвигающегося противника на Сольцы. Такое решение не могло быть осуществлено, ибо противник имел решительное превосходство, а наши части отходили в Новгородском направлении. Противник преследовал по пятам и не давал произвести перегруппировку войск»2. Однако ситуация изменилась с прибытием в состав Северо-Западного фронта соединения. В тот же день, 12 июля, в районе к северо-западу от Шимска сосредоточилась 70-я стрелковая дивизия. Однако еще одно свежее соединение — 237-я стрелковая дивизия — еще задерживалось. На 13 июля из ее состава сосредоточилось около 40 % частей. Остальные части еще не прибыли ввиду разрушений на железной дороге.

    Тем не менее 13 июля командование фронта поставило задачу: «В течение 14.7 восстановить положение в районе Сольцы, разгромив прорвавшиеся части противника»[232].

    Главным козырем для готовящегося контрнаступления были вновь прибывшие в распоряжение командования Северо-Западного фронта соединения: 70-я и 237-я стрелковые дивизии. Та и другая до войны содержались в сокращенном штате (5900 человек). В первой половине июня в связи с проведением учебных сборов их численный состав был усилен. С началом боевых действий получили резервистов по мобилизации. 70-я стрелковая дивизия (по крайней мере, ее офицерский состав) успела получить боевой опыт в ходе советско-финской войны, 237-я стрелковая дивизия формировалась с весны 1941 г. в Петрозаводске и никакого боевого опыта не имела. Более того, она была достаточно «сырым» соединением.

    Согласно донесению о боевом и численном составе 11-й армии по состоянию на 10 июля 1941 г., численность личного состава 70-й стрелковой дивизии составляла 14 963 человека[233]. По всем показателям ощущалось, что дивизия эта довоенного формирования. Далее у нас будет возможность оценить, какие дивизии пошли в бой с раскручиванием маховика «перманентной мобилизации». 70-я стрелковая дивизия насчитывала 444 ручных и 167 станковых пулеметов, 658 ППД. Она имела полный комплект артиллерии, 45-мм противотанковых пушек насчитывалось строго по штату — 54 штуки. Перед лицом немецких танков это было существенно. 237-я стрелковая дивизия была укомплектована несколько хуже, на ту же дату она насчитывала 11 952 человека[234]. Укомплектованность стрелковым оружием была на том же уровне: 408 ручных и 174 станковых пулемета, 1388 ППД. К слову сказать, после углубленного изучения реального состояния соединений Красной армии 1941 г. жалобы на недостаток пистолетов-пулеметов выглядят просто смехотворными. В дивизиях, начавших формирование еще до войны, их достаточно часто оказывалось больше, чем в немецких пехотных и танковых дивизиях. К проблемам 1941 г. наличие или отсутствие пистолетов-пулеметов имело весьма отдаленное отношение. 45-мм противотанковых пушек в 237-й стрелковой дивизии было даже больше штатного количества — 60 штук.

    Также к операции привлекались соединения 11-й армии, уже находившиеся на фронте. Они находились в удручающем состоянии. 202-я моторизованная дивизия, по донесению от 15 июля, насчитывала всего 1103 человека[235], но сохранила часть артиллерии, у нее даже оставались 3 гаубицы калибром 152 мм и 7 гаубиц калибром 122 мм. 183-я стрелковая дивизия на ту же дату насчитывала только 3496 человек. Из артиллерии у нее остались 11 «трехдюймовок», все гаубицы были уже потеряны. Таким образом, с самого начала было понятно, кто будет играть первую скрипку в готовящемся контрударе. 70-й стрелковой дивизии были приданы остатки 3-й танковой дивизии, в которых на 15 июля насчитывалось 22 исправные машины — 2 КВ, 4 Т-28 и 16 БТ-7. По другим данным, на 15 июля 3-я танковая дивизия насчитывала 3564 человека и 13 танков[236]. Согласно отчету штаба 1-го мехкорпуса, для поддержки наступления 70-й стрелковой дивизии было выделено 16 танков БТ-7, 4 танка Т-28, 2 танка КВ и 8 орудий[237]. Неизвестное количество техники еще оставалось в отряде командира 3-й танковой дивизии полковника Андреева (он тоже участвовал в контрударе).


    Совещание между командиром корпуса Э. фон Манштейном и командиром 8-й танковой дивизии генералом Бранденбергером


    Переход в контрнаступление произошел только в 18.00–19.00 14 июля. 70-я стрелковая дивизия успешно продвигается вперед и к полуночи оказывается в 4–6 км к северу от Сольцов. Продвинувшиеся на Шимск части 8-й танковой дивизии оказываются под угрозой окружения. В ночь на 15 июля никаких контрмер немецким командованием еще не принимается. Однако даже надеяться на помощь соседа пока не приходится. 237-я стрелковая дивизия вместе с частями 24-й танковой дивизии сковывает 3-ю моторизованную дивизию ударом с востока. Дивизия СС «Мертвая голова» где-то далеко позади, и рассчитывать на ее быстрое подтягивание к главным силам LVI корпуса не приходится.

    Через несколько часов в наступление перешла южная «клешня» подготовленных Ватутиным «канн». К 4.00 утра 15 июля полтора полка из состава 183-й стрелковой дивизии переправились на северный берег р. Шелонь. Этот маневр позволил атаковать тыловые колонны 8-й танковой дивизии. В ночь на 15 июля они попали под удар советских танков из числа оставшихся в строю машин 5-го танкового полка 3-й танковой дивизии. В их числе атаковали 10 огнеметных машин. Произошедшее далее живописует отчет начальника химической службы 1-го мехкорпуса подполковника Сапцова:

    «Огнеметные танки действовали на огнеметание, уничтожая машины противника с боеприпасами и горючим. В этом бою противник был обращен в паническое бегство, оставив на поле боя 240 машин с боеприпасами и горючим. Из взятых трофеев, которые удалось вывести, была взята машина с секретными документами 52-го химического минометного полка»[238].

    Согласно ЖБД 8-й танковой дивизии, колонны снабжения были атакованы вскоре после полуночи в ночь на 15 июля. Картину нетрудно себе представить. Ночная атака советских танков, сверкающие трассеры пулеметных очередей. Внезапно прохладная летняя ночь озаряется ослепительными струями горящей огнесмеси. На немецких тыловиков это должно было произвести неизгладимое впечатление. Особенно с учетом того, что они осознавали опасность смертоносного груза в кузовах и цистернах своих автомашин: горючего и боеприпасов.

    В истории 8-й танковой дивизии этот эпизод отражен следующим образом: «…обоз дивизии оказался под угрозой уничтожения в районе Опаки, в 3 км восточнее Боровичей, будучи внезапно атакован советским подразделением с танками и артиллерией. Солдаты, бросив транспорт, отошли в Заклинье»[239].

    Всего, по немецкой оценке, по горячим следам событий потери в результате атак на тыловые колонны составили 60 грузовиков. Интересно отметить, что грузовика с документами хватились только к вечеру 15 июля. В ЖБД 8-й танковой дивизии появляется осторожная запись: «3-я рота снабжения сообщает, что грузовик с документами попал в руки русских или сгорел»[240].


    Захваченные под Сольцами немецкие 37-мм противотанковые пушки ПАК-35/36


    Среди прочих захваченных советскими частями документов была обнаружена инструкция по использованию химических снарядов и мин, а также дополнения к ней, разосланные войскам еще 11 июня 1941 г. и содержащие указания по технике и тактике применения отравляющих веществ. Это дало повод обвинить немцев в намерениях нарушить существующие конвенции, запрещающие использование химического оружия. Захваченные наставления по применению отравляющих веществ уже 23 июля были опубликованы в газете «Правда». Публикация произвела большой пропагандистский эффект. Манштейн позднее жаловался: «Было вполне понятно, что московское радио с радостью протрубило на весь мир о захвате этого секретного наставления. Теперь Главное командование требовало от нас объяснений, „как оказалось возможным“, что совершенно секретный документ попал в руки противника. Противник захватил наставление, конечно, не у передовых частей, а в обозе, когда он занял наши коммуникации»[241].

    Однако документы по химическим минометам, судя по всему, были лишь вершиной айсберга. Есть все основания утверждать, что под Сольцами была захвачена немецкая документация по использованию танковых войск. Об их захвате не было никакого смысла сообщать в центральных газетах. Эти документы стали для советских штабистов «ключиком» к тайнам использования немцами подвижных соединений.

    С утра 15 июля 70-я стрелковая дивизия возобновляет наступление и в 10.00 врывается в Сольцы. Тем самым оказывается перехвачена дорога, по которой осуществляется снабжение наступающих на Шимск частей 8-й танковой дивизии. В истории соединения указывается: «Противнику уже утром удалось прорваться на главную дорогу дивизии на 15-километровом участке с помощью танков, артиллерии и пехоты и раздробить дивизию. Разделенные боевые группы сражались каждая по отдельности»[242].

    Журнал боевых действий 8-й танковой дивизии, несмотря на многословность, написан довольно размыто. Столь же размыто освещает эпизод под Сольцами история соединения. Однако поскольку записи в ЖБД все же велись по мере развития боевых действий, можно сделать следующий вывод. Еще в ночь на 15 июля дивизия генерала Бранденбергера собиралась пробиваться на восток. Прорыв к Сольцам заставил ее стремительно отходить уже в первой половине дня 15 июля. Это привело к тому, что прорыв через сами Сольцы состоялся в тот же день и главные силы дивизии оказались к западу от города также уже днем 15 июля.

    Собственно, в окружении к востоку от Сольцов оказывается так называемая боевая группа Боденхаузена. Точный состав ее в документах не просматривается. Основной задачей 8-й танковой дивизии становится оборона южного фланга во избежание образования «котла», отделенного от главных сил 4-й танковой группы десятками километров. С этой целью к западу от Сольцов занимают оборону две боевые группы — Кризолли и Шеллера. Соответственно боевая группа полковника Шеллера (8-й мотострелковый полк, 1-й и 3-й батальоны 10-го танкового полка, 2-й дивизион 61-го артполка, 1-й дивизион 80-го артполка, 59-й разведбатальон, 2-й дивизион 52-го полка реактивных минометов, а также боевая группа Шмидта в составе 43-го батальона истребителей танков, 59-го саперного батальона, 92-го легкого зенитного дивизиона и тыловых частей) заняла позиции от Любитово на Шелони до железнодорожного моста Клин. Боевая группа подполковника Кризолли (2-й батальон 10-го танкового полка, 28-й мотострелковый полк, 2-й и 3-й дивизионы 80-го артполка, части 43-го батальона истребителей танков и 59-го саперного батальона, 2-й дивизион 23-го зенитного полка) заняла оборонительную линию по Шелони между Рельбицами и Любитово к востоку от Сольцов. Ее коммуникации тоже были нарушены ударами с юга через Шелонь.

    В связи с тем, что 8-я танковая дивизия стала первым соединением Вермахта, попавшим в окружение, будет небезынтересно сравнить ее действия с действиями оказывавшихся в «котлах» частей Красной армии. К каждой немецкой танковой дивизии была прикреплена эскадрилья отряда ближней разведки. В случае с 8-й танковой дивизией это была 3.(H)/41, вооруженная самолетами Hs126B-1, известными по прозвищу «костыль». Самолеты-разведчики «Хеншель» не только позволяли эффективно освещать обстановку на фронте, но и корректировать ответный артогонь, повышая результативность артиллерии соединения.

    Поэтому можно смело сказать, что танки 38(t) немецкой дивизии не являлись ее надеждой и опорой. Помимо них, в дивизии было вполне достаточно других средств борьбы. ЖБД соединения буквально рассыпается в похвалах «костылям»:

    «Проведенная сегодня [15 июля. — А. И.] эскадрильей разведка имела огромное значение для дивизии в ее затруднительном положении. Она позволила нарисовать целостную картину противника как на правом, так и на левом фланге, а также перед фронтом дивизии. Точные и ясные результаты разведки, сообщенные по радио и дополненные участком карты с указанием позиций противника, сброшенным с самолета, позволили распознать на правом фланге сильную угрозу (донесение об отдельных группах противника в общей сложности до 100 единиц техники, в том числе танки и артиллерия), а также выявить на левом фланге у Михалкино непосредственную серьезную угрозу для находившейся там боевой группы, осуществлявшей оборону фронтом на север. Эта своевременная информация о непосредственной угрозе обоим флангам позволила дивизии принять контрмеры»[243].

    Анализ полученных от разведки данных привел к неутешительным выводам. Дальнейшее наступление и даже удержание достигнутых рубежей грозило катастрофой. Командованием было принято решение отвести подразделения 8-й танковой дивизии, находившиеся между Сольцами и рубежом реки Мшаги, западнее железнодорожной линии Дно — Уторгош. Следует отметить, что никакого плотного внутреннего фронта окружения не существовало. Советским войскам не удалось прочно перехватить основные коммуникации противника и занять оборону фронтом на восток. Они лишь контролировали дорогу из Сольцов на запад артиллерийским огнем.

    Простреливаемая артиллерийским огнем дорога, разумеется, тоже была для немецкого командования серьезной проблемой. Для прорыва нужен был надежный коридор, через который на запад могли отойти не только танки и БТРы, но и многочисленные автомашины соединения. Даже отход на Новгородском шоссе под покровом темноты мог превратиться в ад и расстрел автомашин и другой техники. Однако во второй половине дня 15 июля советские батареи, державшие под прицелом шоссе, были уничтожены или подавлены при помощи корректируемого с Hs126B-1 артиллерийского огня. В ЖБД 8-й танковой дивизии признается: «Противник так расположил батареи, что они могли контролировать место прорыва. 3 из них находились так близко и с таким хорошим обзором, что отход отрезанной передовой боевой группы без больших потерь был под вопросом»[244].

    В ночь на 16 июля начинается прорыв 8-й танковой дивизии из окружения через Сольцы на запад. Основная масса автомашин прорывается без помех, однако на рассвете они подвергаются ударам с воздуха. Арьергарды соединения при прохождении через Сольцы попадают под артиллерийский обстрел и несут потери. К 10.00 16 июля дивизия полностью сосредотачивается к западу от железной дороги Дно — Сольцы — Уторгош и переходит к обороне.

    Кризис, возникший под Сольцами, непосредственно повлиял на действия 4-й танковой группы в целом. В ЖБД XXXXI корпуса 17 июля отмечается: «В рамках общего кризиса, вызванного вражескими прорывами в полосе LVI АК, наступление 269-й пд остановлено на достигнутых рубежах. Поскольку 3-й пд, по всей видимости, не удалось удержать рубеж Николаево — Уторгош, необходимо считаться с нарастающей угрозой единственной коммуникации корпуса, дороге Псков — Новоселье, и флангу 269-й пд»[245]. То есть немецкому командованию пришлось отказаться от планов наступления на Лугу пехотой.

    В июле 1941 г. ограниченность успеха под Сольцами достаточно четко осознавалась советским командованием. В отчете штаба 1-го мехкорпуса отмечалось: «В результате медленных действий наших частей, действовавших севернее р. Шелонь, противнику, полуокруженному в районе Сольцы, частично удалось уйти от полного окружения»[246].

    Также надо сказать, что Военный совет Северо-Западного фронта в полной мере осознавал, на чем базируется достигнутый успех. В докладе на имя К. Е. Ворошилова от 19 июля 1941 г. прямо указывалось: «На Новгород-Порховском направлении, благодаря своевременному прибытию двух свежих дивизий (237 и 70) и наличию некоторого количества танков в 3 и 21 танковых дивизиях, в районе Сольцы нам удалось не только сломить наступательный порыв противника, но и заставить его отказаться от дальнейшего наступления в направлении Сольцы — Новгород»[247].

    Действительно, наступление в направлении на Новгород было отложено немецким командованием до подхода пехотных соединений. Собственно, сами Сольцы были взяты ударом с юга через Шелонь 11-й пехотной дивизией 20 июля 1941 г. Попытка 21-й пд внезапно переправиться через Шелонь в районе Шимска провалилась. Началась подготовка к планомерному наступлению на Новгород с привлечением сил, переданных из группы армий «Центр». Но рассказ об этом — впереди.

    Лужский рубеж

    Судьба любого города в ходе военных действий решалась уже на дальних подступах к нему. Сам по себе переход к уличным боям в той или иной степени означал провал защитников и кризис обороны. Для судьбы Берлина определяющими были бои на так называемом «Одерском фронте» — система обороны группы армий «Висла» на подступах к советским плацдармам, на Зееловских высотах, на рубеже рек Одер и Нейсе. Для Сталинграда таковыми стали бои в излучине Дона и позиционное сражение в районе Котлубани. Для Москвы — бои на Ржевско-Вяземском рубеже и Можайской линии обороны.


    Командующий Северным фронтом генерал-лейтенант М. М. Попов


    При благоприятном для защитников исходе боев на дальних подступах к городу даже выход противника к конечным остановкам городских трамваев имел уже больше психологическое, нежели военное значение. Определяющими для судьбы Ленинграда в 1941 г. стали бои на Лужском рубеже.

    Не дожидаясь результатов боев на старой границе, советское Верховное командование озаботилось строительством нового оборонительного рубежа на дальних подступах к Ленинграду и заполнением его войсками. Уже 4 июля 1941 г. Г. К. Жуков направил Военному совету Северного фронта директиву Ставки ВГК, в которой было сказано следующее:

    «В связи с явной угрозой прорыва противника в районе Остров, Псков немедленно занять рубеж обороны на фронте Нарва, Луга, Старая Русса, Боровичи»[248].

    Для противотанковой обороны разрешалось снимать орудия с ПВО округа, в том числе с Выборга и других объектов. Жуков ясно отдавал себе отчет, что войск под Псковом и Островом недостаточно для сдерживания противника на сколь-нибудь длительный промежуток времени.

    На следующий день, 5 июля, Жуков поставил задачу Ленинградскому округу на строительство оборонительных рубежей с акцентом на направления Гдов — Ленинград, Луга — Ленинград и Шимск — Ленинград. Собственно, по этим направлениям в дальнейшем действительно развивалось немецкое наступление. Окончание строительства было намечено на 15 июля. В директиве прямо указывалось, что «рубеж должен состоять из предполья и дивизионных полос».

    Однако не следует думать, что до получения указаний из Москвы Маркиан Попов и его штаб сидели сложа руки. Документы говорят о том, что вышеуказанные директивы Ставки ВГК фактически закрепляли уже принятые ранее решения. Так, еще 3 июля 1941 г. штабом Ленинградского военного округа были отданы приказы о формировании пулеметно-артиллерийских батальонов для Красногвардейской и Лужской укрепленных позиций. Именно в этом контексте впервые прозвучали слова о новой линии обороны, позднее ставшей известной как Лужский рубеж.

    Директивами из Москвы войска Северного фронта получили задачу прочно прикрывать юго-западные подступы к Ленинграду и не допустить прорыва противника с этого направления. Ранее Северный фронт отвечал за оборону города с севера, со стороны Финляндии. Граница с Северо-Западным фронтом была определена по линии Псков — Новгород. Также за Северо-Западным фронтом была оставлена оборона Эстонии. Это было несколько нелогично, т. к. штаб Северо-Западного фронта должен был управлять 8-й армией, не имея с ней локтевой связи. Однако данная несообразность была вскоре устранена. С 14 июля 8-я армия в Эстонии была передана в состав Северного фронта.

    6 июля назначенные для обороны нового рубежа войска были объединены под управлением Лужской оперативной группы (ЛОГ), которую возглавил заместитель командующего войсками Северного фронта генерал-лейтенант К. П. Пядышев. В нее вошли 191, 177 и 70-я стрелковые дивизии, училище и отдельная горнострелковая бригада. Позднее предполагалось прибытие трех дивизий народного ополчения. Перед основной позицией была намечена полоса предполья, оборона и оборудование которой были поручены специально созданным отрядам заграждения. Интересно отметить, что задачи отряды заграждения получили от штаба Северного фронта еще ночью 4 июля. Приказы были написаны словно под копирку и предписывали «подготовить к массовому разрушению все дороги, мосты, как на железных, так и грунтовых дорогах»[249]. Также предполагалось минирование мостов, устройство заграждений на дорогах (минирование, завалы, противотанковые рвы). Разница была лишь в наряде сил для формирования отрядов разных соединений. Устройство полосы предполья предполагалось завершить уже к 8 июля. Отрядам заграждения предписывалось: «В случае наступления превосходных сил противника, обороняя рубежи заграждений, отходить»[250]. Их задачей было выиграть время на занятие и подготовку основными силами соответствующей дивизии.

    Следует подчеркнуть, что на момент подписания приказа на формирование ЛОГ не все формально подчиненные группе войска уже имелись в распоряжении генерала Пядышева. С Карельского перешейка снимались и перебрасывались на Лугу 70-я стрелковая дивизия и 10-й мехкорпус (без 198-й мотодивизии).

    Одним из первых распоряжений генерала Пядышева стал вывод потрепанных соединений Северо-Западного фронта, действующих перед Лужским рубежом, в тыл на переформирование. Вечером 10 июля он приказывает:

    «Чтобы обеспечить свободу маневра, восстановить боеспособность и управление в частях, которые вели бой с противником в районе г. Пскова и сев. — вост. Пскова — 183, 118 и 111 сд форсированным маршем выводятся за рубеж главной оборонительной позиции»[251].

    Решение это трудно и критиковать, и однозначно поддержать. С одной стороны, из боя выводились соединения, еще сохранявшие некий ненулевой боевой потенциал. Учитывая, что им на смену на Лужском рубеже сосредотачивались ополченцы и училища, решение Пядышева выглядит излишне радикальным. С другой стороны, потерпевшие поражение в боях под Псковом дивизии переживали упадок боевого духа и могли быть окончательно рассеяны противником. Три дивизии гуськом, одна за одной, выводились за Лужский рубеж через Струги Красные и Плюссу.

    Близость к Ленинграду и Балтийскому флоту сразу наложила свой отпечаток на характер вооружения и оснащения Лужской оперативной группы. Основная часть морских железнодорожных артустановок, участвовавших в Великой Отечественной войне, была сосредоточена на Ленинградском направлении. В первые недели войны основной задачей командования Балтийского флота было спасение железнодорожных батарей от их захвата противником. Теперь пришел их час. В состав войск ЛОГ были включены 11-я батарея 356-мм артустановок ТМ-I-14 (командир — капитан М. И. Мазанов), а также 12-я и 18-я батареи транспортеров ТМ-I-180 со 180-мм орудиями. 18-я батарея капитана В. П. Лисецкого была успешно выведена из Лиепаи. Теперь она заняла позиции на правом фланге Лужского рубежа. 12-я батарея была эвакуирована из Эстонии, и 9 июля ее выдвинули в район Новгорода.

    Вскоре последовали организационные мероприятия, коснувшиеся всей системы управления войсками на дальних подступах к Ленинграду. 10 июля 1941 г. Государственный Комитет Обороны для более оперативного руководства фронтами образовал Главнокомандования Северо-Западного, Западного и Юго-Западного направлений. Главнокомандующим вооруженными силами Северо-Западного направления был назначен Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов, членом Военного совета — секретарь ЦК ВКП(б), Ленинградских обкома и горкома партии А. А. Жданов, начальником штаба — генерал М. В. Захаров. Главнокомандованию Северо-Западного направления были подчинены войска Северного и Северо-Западного фронтов и силы Балтийского и Северного флотов. Климента Ефремовича Ворошилова, конечно, принято считать одиозной фигурой. Однако нельзя не заметить, что М. В. Захаров был одним из самых опытных и толковых советских штабистов Великой Отечественной.


    «Штыком коли!» Боевая подготовка ленинградского ополчения


    Над Ленинградом на тот момент нависла, без всякого преувеличения, смертельная угроза. В своем дневнике Гальдер описывал совещание в Ставке Гитлера 8 июля 1941 г., на котором тот высказался без обиняков: «Непоколебимо решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы». Это предполагалось сделать силами авиации.

    Цена поражения в боях на Лужском рубеже для советских войск была бы непомерно высока. Однако нормальному развертыванию советских войск на оборонительных позициях под Лугой помешало стремительное развитие событий на фронте, быстрый прорыв 4-й танковой группы через укрепления на старой границе. Уже 12 июля немецкие части вышли на р. Плюсса.

    Плотность построения советских войск к тому моменту была крайне низкой и далеко отставала от уставных норм. На Лужском рубеже к моменту выхода к нему противника на фронте общей протяженностью в 280 км оборонялись всего три стрелковых дивизии, одна горно-стрелковая бригада и два военных училища. Соответственно 191-я стрелковая дивизия занимала оборону по восточному берегу р. Нарва на чудовищном фронте 70 км. Ленинградское пехотное училище им. Кирова (2000 чел.) занимало фронт 18 км, Ленинградское стрелково-пулеметное училище (1900 чел.) — 25 км, 177-я стрелковая дивизия — 28 км, 1-я ДНО (10 358 чел.[252]) — 20 км, 1-я горно-стрелковая бригада (5800 чел.) — 32 км. Более того, между соединениями имелись достаточно протяженные неприкрытые участки.

    Первым противником немецких механизированных соединений стали отряды, выдвинутые в предполье. Отбросив дезорганизованные остатки 90-й стрелковой дивизии Северо-Западного фронта на дальних подступах к Луге, немцы 12 июля вступили в боевое соприкосновение с частями прикрытия Северного фронта. Их встретили подразделения 483-го полка 177-й стрелковой дивизии, оборонявшие передний край полосы предполья. Как и следовало ожидать, под атакой танков и мотопехоты немецкой элитной дивизии впервые оказавшийся на фронте 483-й полк отошел.

    Реакция на вторжение противника в предполье последовала незамедлительно. Уже 13 июля М. Попов поставил задачу находившемуся в резерве севернее Луги 10-му механизированному корпусу контратаковать и оттеснить противника на южный берег р. Плюсса и выбить его из самой Плюссы. Фактически это было прощупывание вторгнувшегося в предполье противника. Командир мехкорпуса генерал-майор Лазарев создал маневренную группу в составе двух батальонов мотопехоты, батальона танков (32 БТ), 4-орудийной батареи 122-мм гаубиц и нескольких более мелких частей. Командиром маневренной группы был назначен полковник А. Г. Родин. Кавалькада танков, грузовиков и тягачей отправилась навстречу неизвестности.


    Командир группы 24-й танковой дивизии А. Г. Родин (послевоенный снимок)


    Сегодня мы знаем, что группа Родина выдвигалась прямиком в пасть тигра, навстречу частям моторизованного корпуса Рейнгардта, перемоловшим до этого куда более сильные части и соединения. Поздним вечером 13 июля группа сосредоточилась в районе деревни Бор. Здесь Родин попытался организовать взаимодействие со стрелковыми частями.

    В 7.00 14 июля группа полковника Родина перешла в наступление. Она наступала двумя отрядами, один атаковал вдоль шоссе Луга — Псков, второй — севернее шоссе. Родин не зря вечером предыдущего дня договаривался с командирами стрелковых частей. Пехота 483-го полка наступала еще севернее, ближе к железной дороге, в направлении на Плюссу. Тем самым Родин избежал распыления сил своей группы между двумя направлениями — вдоль шоссе и на город Плюссу.

    Противником советских частей в этом бою была боевая группа Вестховена из состава 1-й танковой дивизии. Немцы отмечали, что их атаковали при мощной артиллерийской поддержке. Однако силы были неравны. Три десятка БТ не могли сделать того, что не удавалось КВ. Первый отряд группы Родина успеха не имел, он был встречен огнем противотанковых пушек и минометов из стоявшей на шоссе деревни Милютино. Напротив, второй отряд нанес удар по колонне противника в составе 15 танков, 160 крытых грузовиков и 50 мотоциклов. Колонна была частично уничтожена, а частично отошла на Плюссу и Милютино. Этот эпизод подтверждается противником, в ЖБД 1-й танковой дивизии отмечалось: «Наступающие колонны севернее моста в Плюссе неожиданно обстреляны вражескими танками». Тем не менее выполнить поставленную задачу группе Родина не удалось. Как отмечалось в советских документах, «дальнейшее продвижение контрударной группы было остановлено организованным огнем и противодействием танков, которые противник подтянул, стремясь парализовать действия наших частей». Здесь красные командиры не лукавили. Немцы действительно целиком ввели в бой танковый полк 1-й танковой дивизии.

    В ходе боя группа Родина потеряла 15 танков и 2 бронемашины, примерно половину своего состава. Если бы сражение продолжилось, то, скорее всего, она была бы разгромлена, подобно тому, как были разгромлены части 1-го мехкорпуса под Псковом и Островом. Однако на тот момент немцы вовсе не были настроены драться на подступах к Ауте. Они уже спешили совсем в другую сторону. Боевая группа Крюгера той же 1-й танковой дивизии уже была довольно далеко. В ЖБД XXXXI корпуса с досадой отмечалось: «1-я тд просит поскорее высвободить боевую группу Вестховена, чтобы отправить ее вслед за группой Крюгера». Группу Вестховена по мере подхода с марша сменяла пехота 269-й пехотной дивизии. Отряд Родина был для немцев не препятствием, которое нужно было сокрушить на пути к очередной цели наступления, а помехой для перегруппировки. Собственно, атакованная советскими танкистами группа танков и грузовиков двигалась параллельно линии соприкосновения войск сторон. Видимо, охранением маршевой колонны немцы в этот раз пренебрегли.


    Танки 35(t) на марше. Важным достоинством этих машин была высокая механическая надежность


    Иногда утверждается, что именно решительные действия советских частей под Лугой заставили германское командование развернуть XXXXI корпус на другое направление. Эту версию озвучивает, например, известный советский историк начального периода войны В. А. Анфилов: «Наши отходившие 24-я танковая и 177-я стрелковая дивизии, поддержанные активными действиями авиации, южнее Луги оказали упорное сопротивление 41-му моторизованному корпусу, который рвался к Ленинграду. В результате этого генерал Гёпнер решил отказаться от прямого прорыва на Лугу и повернул главные силы корпуса на северо-запад, чтобы, как доносил он командующему группой армий „Север“, быстрее и неожиданнее прорвать оборону советских войск и нанести удар на Ленинград»[253].

    Анализ обстановки по немецким документам заставляет отказаться от этого предположения. Анфилов ссылается без цитирования на некое решение Гёпнера, возможно, это просто оборот речи. Однако на данный момент достаточно фактов для вывода о том, что поворот начался еще до встречи с группой Родина. К моменту начала наступления группы Родина решение о повороте уже было принято к исполнению и от результатов атаки бэтэшек не зависело. Еще ранним утром 14 июля боевая группа Рауса находилась у Заручья, далеко к северу от шоссе Псков — Луга. В том же направлении уже двигалась боевая группа Крюгера из 1-й танковой дивизии. Задолго до атаки группы Родина маршрут движения немецких частей был просчитан до Ляды и севернее. Более того, немецким командованием был продуман вопрос с заменой подвижных частей на подступах к Луге пехотой. Для этого была вновь, как под Островом, предпринята перевозка 269-й пехотной дивизии автотранспортом.

    В истории 269-й дивизии отмечались трудности с перевозкой: «Транспортировка дивизии не заладилась. Часть транспортных средств, поставляемых танковой дивизией и танковой группой, прибыла с большим опозданием. Кроме того, транспорта было недостаточно». Тем не менее пехотные части оказались под рукой для смены 1-й танковой дивизии. То есть решение об этом было принято заранее, до того как танки группы Родина появились на горизонте.

    Что же заставило немцев отступить от своих привычек и свернуть с шоссе Псков — Луга? Главным союзником Красной армии в боях на Луге были условия местности. Подполковник И. С. Павлов, начальник штаба 177-й стрелковой дивизии, позднее вспоминал: «Кто бывал под Лугой, тот знает, что местность там сильно пересеченная, лесистая и болотистая. Высотки перемежаются с низинами, небольшими озерами, речками и ручейками. Тактически грамотное использование ее в сочетании с огнем открывало большие возможности для создания прочной обороны»[254].

    Трудности с преодолением советской обороны в труднодоступной местности не сразу были осознаны германским командованием. Более того, вскоре возникли серьезные разногласия относительно того, как избежать досадных задержек в наступлении из-за условий местности. На том же совещании 8 июля, на котором Гитлер пообещал сровнять Ленинград с землей, он сформулировал свое видение дальнейшего наступления группы армий «Север». Гальдер пометил в дневнике, что фюрером была «подчеркнута необходимость отрезать Ленинград с востока и юго-востока сильным правым крылом танковой группы Гёпнера». Сам начальник штаба Сухопутных войск был согласен с фюрером, далее он написал: «Эта идея является правильной».

    Однако если из высших сфер Гёпнеру адресовались «правильные идеи» об акценте на правом крыле, снизу он получал прямо противоположные предложения. В своем докладе Гёпнеру генерал Рейнгардт еще 12 июля прямо указывал: «Противник сражается упорно и имеет на своей стороне все преимущества местности». В целом картина, которую нарисовал командир XXXXI корпуса в своем докладе командующему танковой группой, была преисполнена уныния:

    «Даже если корпусу благодаря самоотверженности солдат доселе удавалось за один день преодолевать большие пространства и при этом громить крупные силы противника, то теперь этого вряд ли можно ожидать. Обусловленная местностью невозможность добиваться быстрых и решительных успехов за счет концентрации превосходящих сил, в первую очередь танков и артиллерии, приводит к трудному и долгому прогрызанию возникающей снова и снова обороны противника. Авангарды вынуждены в одиночку вести борьбу на главной дороге и но обе стороны от нее, в то время как крупные силы дивизий бездействуют в тылу на немногочисленных дорогах, потому что плохие дороги и болота не позволяют им осуществить развертывание. В этих условиях воздействие ударов вражеской авиации увеличивается, поскольку скопившиеся в ограниченном пространстве массы транспорта представляют собой заманчивые цели. Из всех этих сложностей я должен сделать вывод, что наступление корпуса весьма замедлится, и войска, которые ранее благодаря полноценному использованию своего вооружения продвигались на 50 км и более в день, вынуждены будут прилагать те же усилия, чтобы продвинуться не более чем на 10 км — при том, что преодолеваемые препятствия будут постепенно истощать их силы»[255].

    Если уж обсуждать вопрос о том, чьи действия заставили немцев принять решение о смене направления наступления, то в качестве первого кандидата будут выступать остатки отброшенных от Пскова соединений, а не подразделения Лужской оперативной группы. На момент написания доклада Рейнгардта (12 июля) в бой успели вступить только части прикрытия Лужского рубежа. В качестве выхода из тупика Рейнгардт деликатно предлагал: «Не мне оценивать, должен ли корпус в этих условиях быть переброшен туда, где лучшие условия местности позволят ему продвигаться быстрее — я подразумеваю в первую очередь путь через Эстонию и дефиле у Нарвы на Ленинград. Однако я должен, по меньшей мере, просить о том, чтобы корпусу было разрешено развернуться влево между шоссе Псков — Ленинград и озером Пейпус. Это позволит отойти от большой дороги, которая ведет по плохой местности и привлекает врага в район, который, судя по карте, готовит меньше сложностей»[256].

    На практике это означало акцент не на правом, а на левом крыле 4-й танковой группы. Соображения относительно сложных условий местности были достаточно очевидными для командования группы армий «Север». Несколько позднее начальник штаба группы армий докладывал, что «было с самого начала ясно, что после прорыва русских оборонительных линий на [старой. — А. И.] границе решающий удар (вдоль дороги Псков, Луга, Ленинград) будет наноситься в не особенно благоприятной для танков местности»[257]. Поэтому Гёпнер пошел навстречу своему подчиненному, и танковые соединения XXXXI моторизованного корпуса были развернуты на север. Тем самым направление наступления корпуса Рейнгардта переносилось с линии Луга — Ленинград на линию Гдов — Ленинград. Никакого организованного сопротивления на маршруте движения XXXXI корпуса не было. После разворота на север он оказался в 80-километровом разрыве между 118-й и 90-й стрелковыми дивизиями. Они отходили в разных направлениях: первая на север на Гдов, вторая — на северо-восток к Луге. План Пядышева по организованному выводу 118-й дивизии за Лужский рубеж был сорван. Дорогу ее частям преградили вражеские моторизованные колонны. Теперь к Луге можно было выйти кружным путем через Гдов и Кингисепп.

    Помешать маневрированию противника перед новым рубежом обороны могла авиация. Она сразу же активно взялась за дело. Самолеты 41-й авиадивизии бомбили продвигающиеся к низовьям реки Луги немецкие моторизованные колонны с высоты 400–1500 м под прикрытием истребителей. Сбрасывались ФАБ-100, ФАБ-50, зажигательные и ротативно-рассеивающиеся бомбы.

    С богатым перечнем номенклатуры сброшенных на головы немцев авиабомб любопытно сравнить воспоминания Э. Рауса. Он описывает столкновение со «сталинскими соколами» при подходе к Поречью в следующих выражениях: «Внезапно раздался крик: „Вражеские самолеты!“ Но самолеты нас не атаковали, и марш продолжался. Затем самолеты прилетели еще раз, помигали нам лампами и сбросили записку. „Опознайте себя, или мы вас обстреляем“, — прочитал мой переводчик. Записка была написана открытым текстом. Я отдал приказ продолжать движение и не обращать внимания на разбрасываемые бумажки»[258]. Как мы видим, в действительности экипажи бомбардировщиков СБ обходились без подобных церемоний и ссыпали на головы врага все то, чем их снабдила промышленность.

    Однако авиация в одиночку даже в условиях относительной свободы действий не могла остановить продвижение немецких подвижных соединений к низовьям Луги. 14 июля 1941 г. боевая группа Рауса из 6-й танковой дивизии вышла к р. Луга в районе Поречье. Предназначенная для обороны на этом участке 2-я ДНО еще находилась в стадии перевозки по железной дороге, и ее первые эшелоны только разгружались на станции Веймари. Началось одно из самых драматичных сражений за плацдармы в истории 1941 г.


    Захваченный немцами мост в Поречье


    Мост через Лугу у деревни Поречье обороняло подразделение 2-й дивизии НКВД численностью около полусотни бойцов. Старший лейтенант Н. Богданов, начальник строительного участка оборонительного рубежа под Кингисеппом, вспоминал, что с самолета им был сброшен вымпел, предупреждавший о приближении немецких танков со стороны Гдова. Штаб строительного участка лейтенанта Богданова располагался в деревне Ивановское, дальше по шоссе от Поречья. На строительстве оборонительного рубежа было занято около 10 тыс. ленинградцев. Для захвата моста немцами было задействовано подразделение «Бранденбург», об этом упоминает историограф группы армий «Север» В. Хаупт. Описание событий Богдановым подтверждает именно эту версию:

    «Навстречу мне бежал боец-пограничник. Срывающимся от волнения голосом он рассказал о происшедшем. Их взвод нес охрану моста через Лугу. Они видели, как к часовому подъехала наша грузовая машина ЗИС. Остановилась. Часовой что-то спрашивал. Из кузова выскочило несколько солдат в красноармейской форме. Кто-то выстрелом убил часового. Своротив шлагбаум, машина двинулась вперед. Потом появились мотоциклисты. Бойцы взвода охраны выскочили из казармы. Залегли кто где, в суматохе даже не успели занять окопы и забыли в казарме ручной пулемет. Стреляли из винтовок. Подошла еще машина с вражескими автоматчиками. Ну, наши и побежали…»[259].

    Лейтенант сразу же послал связного с приказом для невооруженных строителей отходить лесами на станцию Веймари. Богданов датирует эти события 13 июля, однако это очевидная ошибка — плацдарм у Поречья был захвачен днем позже, 14 июля. Пользуясь отсутствием противодействия, немцы расширили плацдарм до деревень Ивановское и Юрки. Главной угрозой для захвативших плацдарм на Луге немецких частей поначалу была авиация. Благодаря энергичным атакам советских летчиков ситуация оценивалась немецким командованием как критическая. В ЖБД XXXXI корпуса 14 июля 1941 г. указывалось:

    «Угрожающее положение, в котором находятся слабые силы 6-й тд на плацдарме из-за постоянных бомбежек противника, заставляет командира корпуса позвонить командующему ТГр. Он подчеркивает, что, если до конца дня господство противника в воздухе не прекратится, корпус не сможет гарантировать удержание плацдарма. Командование ТГр должно позаботиться о том, чтобы Люфтваффе продвигалось вперед и временно довольствовалось полевыми аэродромами. Базы наших истребителей сейчас слишком далеко в тылу для того, чтобы они могли эффективно поддержать действия наземных войск. Потери дивизий в людях и технике от бомбежек растут и частично снижают эффект внезапности»[260].

    Ситуация в целом была достаточно типичной. Буквально за две недели до описываемых событий на Украине прорвавшаяся вперед к Острогу 11-я танковая дивизия XXXXVIII корпуса Кемпфа серьезно пострадала от ударов с воздуха. Советские передовые отряды на подходе к Одеру и на одерских плацдармах в январе и первых числах февраля 1945 г. тоже подвергались массированным атакам авиации противника. ВВС просто не успевали развертывать аэродромы для эффективного прикрытия вырвавшихся вперед частей. Это был звездный час для ударной авиации. Несмотря на потери, понесенные в первые дни войны от ударов по аэродромам, советские ВВС еще сохранили боеспособность и стремились в максимальной степени повлиять на обстановку на земле.

    Невзирая на обоснованные жалобы со стороны командования XXXXI моторизованного корпуса, нельзя сказать, что 1-й воздушный флот в эти дни вообще бездействовал. Немецкие истребители, конечно, не могли эффективно прикрыть передовые части танковых соединений. Главные силы эскадры JG54 базировались в тот момент в районе Острова. Ответом Люфтваффе на всевозрастающую активность «сталинских соколов» стали удары по аэродромам бомбардировщиками. Однако их эффективность была уже гораздо ниже, чем в первые дни войны. В оперсводке штаба ВВС Северного фронта за 13 июля указывалось, что в результате ударов по аэродромам «есть убитые и раненые, матчасть самолетов из-под удара пр-ка своевременно выводилась»[261]. Тем не менее утром следующего дня, в 5.15—6.30 14 июля, большая группа из 15 Ю-88 атаковала аэродром Сиверская и сожгла на земле 2 СБ и 2 Пе-2.


    Подбитые в районе Поречья танки ЛКБТКУКС: Т-34 и экранированный КВ


    Передовой отряд 1-й танковой дивизии двигался к низовьям Луги 14 июля практически по пятам 6-й танковой дивизии — другой дороги просто не нашлось. Продираясь по плохим дорогам, отряд вышел к низовьям Луги, также «подвергаясь сильным ударам противника с воздуха». Для движения по разбитой дороге приходится настилать сотни метров гатей и засыпать воронки авиабомб. Немцев подгоняло вперед сообщение воздушной разведки о том, что мост через Лугу у Сабска находится в неповрежденном состоянии. Однако под Сабском оборону успело занять пехотное училище им. С. М. Кирова. Когда около 20.00 (берлинского времени) немецкий отряд подходит к мосту, тот взлетает на воздух прямо на глазах опешивших мотострелков. Капитан В. Сергеев, командир роты училища, вспоминал:

    «Я не знаю, сколько Раввин заложил взрывчатки, видно, с „запасом“. Грохот раздался неимоверный, даже у меня заложило уши. В воздух, как спички, подняло доски, бревна, разные обломки. Мост исчез в дыму и пыли. От падающих обломков бурлила, поднималась фонтанами вода.

    Потом все стихло. Успокоилась Луга. Моста как и не было. Остались торчать несколько свай, вниз по течению плыли обломки.

    Некоторое время немцы молчали. Молчали и мы. А потом началось такое, что и передать трудно. Артиллерия, минометы, пулеметы, автоматы — все, что стреляло, било по нашему переднему краю»[262].

    Немцам приходится переходить Лугу вброд под огнем. Как записано в ЖБД 1-й танковой дивизии, «после тяжелого боя, оттеснив хорошо окопавшегося противника», отряд захватывает небольшой плацдарм в районе Бол. Сабска. Этот плацдарм был выше по течению Луги, чем плацдарм Рауса у Поречья. Советские данные отрицают захват плацдарма под Сабском с первого раза, считается, что первую атаку курсанты отбили.

    Если бы в этот момент почерневшие от дорожной пыли солдаты и офицеры 1-й танковой дивизии подняли головы, они бы смогли разглядеть в небе истребители с крестами на крыльях. Реакцией на процитированную выше жалобу германских командиров в вышестоящие инстанции стала высылка в район действий передовых частей корпуса Рейнгардта истребителей из JG54 вечером 14 июля. Это сразу обошлось 41-й авиадивизии в 3 СБ сбитыми и 1 СБ, не вернувшимся с боевого задания в районе Сабска. На эти три самолета могут претендовать пилоты 4, 8 и 9-го отрядов JG54. Советские истребители заявили о двух сбитых Me-109, но пока данные противника эту заявку не подтверждают. Также атаке истребителей подвергся разведчик Пе-2 отдельной разведгруппы в районе Гдова. Однако эта вспышка активности Люфтваффе на большом удалении от своих аэродромов принципиально изменить обстановку не могла.

    15 июля к ударам по занятым немцами плацдармам в районе Ивановского и Сабска подключилась авиация Балтийского флота. Истребители ВВС КБФ вылетали на задание с подвешенными эрэсами. Над плацдармами и на подступах к ним разверзлись небеса. Бомбардировщики СБ 41-й авиадивизии бомбили и поливали огнем турельных пулеметов наконец-то остановившиеся немецкие части. В ЖБД 1-й танковой дивизии появляются апокалипсические нотки: «После того как в течение ночи и в ранние утренние часы боевая группа [Крюгера] подверглась нескольким бомбежкам противника, в течение первой половины дня положение в воздухе становится почти невыносимым. Противник бомбит каждую отдельную машину, отыскивает позиции артиллерийских и зенитных орудий, разрушает воронками дорогу»[263]. Слова, которые мы привыкли слышать применительно к советским частям, не правда ли? Уже ранним утром, в 5.00, 15 июля командир дивизии генерал-лейтенант Фридрих Кирхнер получает ранение осколком авиабомбы. Командование дивизией принимает 49-летний генерал-майор Вальтер Крюгер. Как и многие немецкие танковые командиры, он был из кавалеристов. Вторую мировую войну Крюгер, впрочем, встретил командиром пехотного полка. Однако уже в феврале 1940 г. он становится командиром 1-й стрелковой бригады, проходит вместе с Кирхнером Французскую кампанию и в апреле 1941 г. получает звание генерал-майора.

    Вопреки утверждениям в мемуарах Рауса об эффективном огне зениток, ни 41-я авиадивизия, ни ВВС КБФ потерь 15 июля не имели. Согласно немецким документам, назначенный для ПВО плацдармов зенитный дивизион из-за пробок просто не прибыл.

    С первых часов после захвата немцами плацдарма у Сабска за него развернулись жестокие бои. По немецким данным, уже утром 15 июля курсанты атаковали их при поддержке тяжелых танков. Во второй половине дня немцы атакуют и расширяют плацдарм. В ЖБД 1-й танковой дивизии отмечается: «Враг сражается исключительно упорно, его уничтожают с помощью огнеметов и в рукопашном бою». К вечеру к плацдарму под Сабском подтягивается мотоциклетный батальон дивизии, мотоциклы преодолевают дорожные условия лучше машин. Оборона плацдарма усиливается.

    По итогам дня немецкое командование оценивало обстановку в воздухе как достаточно серьезную. В ЖБД XXXXI корпуса указывалось: «В телефонном разговоре начальник штаба корпуса требует у начальника штаба ТГр в качестве предпосылки дальнейшего наступления корпуса организацию достаточной воздушной поддержки»[264]. Танкистам было предложено подобно Мюнхаузену вытаскивать себя самостоятельно за косицу из болота — захватить для Люфтваффе аэродром в Гдове. Для захвата города и аэродрома была выделена 36-я моторизованная дивизия. Она вышла к Гдову утром 16 июля. Дробление сил корпуса Рейнгардта приобрело законченный вид. Теперь его соединения были разбросаны на фронте почти в 150 км. Кроме того, все три дивизии XXXXI корпуса снабжались по одной плохой дороге, местами шириной всего в одну полосу. Разреженное построение советских войск на Лужском рубеже в какой-то мере было компенсировано разреженными боевыми порядками их противника.


    Т-34 ЛКБТКУКС, подбитый частями 6-й танковой дивизии


    Серьезную поддержку войскам на Лужском рубеже оказывает авиация. Несмотря на плохие погодные условия, 41-я авиадивизия под прикрытием истребителей 39-й авиадивизии бомбила район Сабска и Осьмино. Только ФАБ-100 было сброшено 156 штук. Истребители летали на сопровождение СБ с эрэсами и охотились на грузовики на дорогах. В ЖБД немецкой 1-й танковой дивизии указывалось: «Противник господствует в воздухе. У зениток проблемы с боеприпасами. Из-за перегрузки неоднократно происходят разрывы снарядов в канале ствола». Следует отметить, что шквальный огонь зенитных автоматов дал некоторые, хотя и достаточно скромные, результаты: 41-я авиадивизия потеряла 16 июля 2 СБ, 39-я авиадивизия — 1 И-16, сбитый огнем с земли.

    Ввиду активности советских ВВС немецкие части на плацдармах оказались даже без обычной палочки-выручалочки Панцерваффе — «тетушек-Ю» с горючим и боеприпасами. В ЖБД XXXXI корпуса 16 июля отмечалось: «Из-за плохих дорог и сохраняющейся угрозы коммуникациям снабжение плацдармов затруднено. Снабжение по воздуху из-за плохой погоды возможно лишь в ограниченных масштабах, поскольку можно использовать только Ю-88, применение транспортных самолетов невозможно по причине активности вражеских истребителей»[265]. Это означало, что предметы снабжения сбрасывались с бомбардировщиков в парашютных контейнерах. Для освобождения путей снабжения принимались самые радикальные меры. Весь транспорт, который мешал движению, был попросту сброшен с дороги в болото. В ЖБД XXXXI корпуса прямо указывается: «Наши личные и материальные потери от вражеской артиллерии и авиации растут темпами, внушающими беспокойство».

    Все это заставляло немцев торопиться с захватом Гдо ва. Помимо моторизованных частей, в боях за город принимает участие передовой отряд 58-й пехотной дивизии (усиленный разведбат). Однако уже вечером 16 июля стало понятно, что эти усилия напрасны. Пришли известия, что под Сольцами попали в окружение части LVI корпуса Манштейна. Основные силы I авиакорпуса 1-го воздушного флота были задействованы именно там, в том числе для снабжения окруженной группировки. Менять уже принятые решения было поздно. Продолжая выполнять поставленную задачу, уже в сумерках части 36-й мотопехотной дивизии с боем берут совершенно бесполезный аэродром Гдов. Как аэродром Люфтваффе, он не был востребован 1-м воздушным флотом. Для создания «воздушного зонтика» над боевыми порядками 4-й танковой группы на аэродром Зарудье к юго-востоку от города Ляды на Плюссе 17 июля были перебазированы I и II группы эскадры JG54 (около 40 самолетов Bf 109F-2). Это позволяло Люфтваффе, по крайней мере, пытаться усидеть на двух стульях и прикрывать и низовья Луги, и район Сольцов. Тем не менее истребительное прикрытие налетов на плацдармы стало жизненно необходимым как для бомбардировщиков ВВС КБФ, так и для 41-й авиадивизии.


    Еще один подбитый Т-34 полка ЛКБТКУКС


    Бессмысленное, но беспощадное сражение за Гдов тем временем продолжалось. 118-я стрелковая дивизия и так имела приказ на отход, а аэродром в связи с изменением обстановки уже был не нужен. К вечеру 16 июля немецкие части создали угрозу перехвата железной дороги и грунтовых путей, идущих из Гдова на север. Это заставило штаб М. Попова санкционировать отход 118-й стрелковой дивизии. Он начался в 20.00, но к тому моменту кольцо окружения было почти замкнуто. Два стрелковых и оба артиллерийских полка дивизии были вынуждены пробиваться из «котла» с боем. К 17 июля их остатки численностью около 2 тыс. человек вышли к своим. Прибывший на поле боя пехотный полк из 58-й пехотной дивизии фактически прибывает к шапочному разбору и в сражении уже практически не участвует. В ЖБД ГА «Север» захват Гдова отмечался как заметный успех: «На участке 18-й армии 17 июля были уничтожены или взяты в плен крупные силы 118-й стрелковой дивизии в районе Гдова. В плен попали начальник опер. отдела и начальник развед. отдела этой дивизии»[266].

    Остальные части 118-й дивизии и ее штаб были вывезены в Нарву по Чудскому озеру силами Чудской военной флотилии. Она была создана буквально за несколько дней до описываемых событий. В Ленинграде наскребли 427 человек личного состава, два 76-мм орудия с «Авроры», несколько 45-мм пушек. Преодолев за 28 часов 250 км, буквально перед носом спешащих в низовья Луги немецких танков, 13 автомашин прибыли в Гдов и занялись перевооружением учебных кораблей. Ядро Чудской флотилии составили три учебных корабля — «Нарва», «Эмбах» и «Исса» водоизмещением 110–150 тонн. Они были вооружены 76-мм и 45-мм пушками и переклассифицированы в канонерские лодки. Кроме того, в состав флотилии вошли посыльное судно «Уку», 7 озерных и речных пароходов, 13 моторных катеров и несколько барж. 17 и 18 июля свежеиспеченная флотилия участвовала в эвакуации из Гдова окруженных советских частей.

    Несмотря на прорыв и эвакуацию по озеру, 118-я стрелковая дивизия была фактически добита в Гдове после своего неудачного дебюта под Псковом и Островом. По донесению командира соединения генерал-майора Гловацкого, дивизия на 18 июля «являлась небоеспособной». Немцами было заявлено о захвате 2000 пленных и множества трофеев, также указывалось, что «противник потерял более 1000 человек убитыми и часть флотилии Чудского озера». Последнее утверждение, впрочем, является очевидным преувеличением. Чудская флотилия потерь под Гдовом не понесла.

    Вычленить потери под Гдовом из всех потерь соединения не представляется возможным. Позднее, когда были подсчитаны потери 118-й стрелковой дивизии с момента вступления ее в бой и до 25 июля, они составили внушительную цифру 7089 человек, в том числе 74 человека убитыми и 6754 человек пропавшими без вести[267]. Называя вещи своими именами, соединение было разгромлено, размазано тонким слоем по пространству от Острова до Гдова. Теперь ее вывод на доукомплектование был более чем оправданным.

    Развивая наступление от Гдова, немцы вошли в соприкосновение со 191-й стрелковой дивизией Лужской оперативной группы. Все части и соединения ЛОГ постепенно втягивались в сражение. Теперь на пути немецких войск в Ленинград оставались только они. Относительная свобода действий в воздухе позволила советскому командованию 15–16 июля эффективно вести разведку и установить перегруппировку сил противника от Луги к Кингисеппу.

    Типовым решением в такой обстановке был контрудар по захваченному противником плацдарму. Советское командование действовало в полном соответствии с общими канонами. По мере прибытия эшелонов с частями 2-й ДНО было решено атаковать плацдарм в районе Ивановского и Поречья. Командовал 2-й ДНО 39-летний Герой Советского Союза полковник Н. С. Угрюмов, отличившийся в ходе советско-финской войны. Как и многие герои «зимней войны» (Кирпонос, Музыченко), он быстро продвинулся по служебной лестнице. Командующий фронтом М. Попов позднее писал: «Понимаю, как трудно Угрюмову. За год от комбата до командира дивизии выдвинулся»[268].

    Здесь самое время сказать несколько слов о ленинградском ополчении. С 27 июня в городе на добровольной основе началось формирование Ленинградской армии народного ополчения (ЛАНО). 30 июня был создан штаб армии и началось формирование первых трех дивизий. Соответственно 1-я ДНО[269] считалась сформированной уже 9 июля, а 2-я и 3-я ДНО — с 10 июля 1941 г. Командным составом до батальона ополченческие дивизии комплектовались из запаса, а от батальона и выше обеспечивались за счет ресурсов Ленинградского округа. 1-й стрелковый полк 2-й ДНО состоял в основном из рабочих завода «Электросила»; 2-й — фабрик «Скороход», «Пролетарская победа» № 1 и № 2; 3-й — из добровольцев Ленинского, Куйбышевского и Московского районов. В артиллерийский полк влились работники Ленмясокомбината, а также студенты института и техникума авиаприборостроения.

    По состоянию на вечер 11 июля 2-я ДНО насчитывала 9210 человек. Винтовками дивизия полковника Угрюмова была обеспечена полностью. На 9210 человек имелось 7650 винтовок и еще 1000 карабинов. Однако ощущался недостаток ручных пулеметов, что давало только два ручных пулемета в стрелковом взводе. По состоянию на 12 июля станковых пулеметов было 70 из 166 положенных по штату. Противотанковых орудий не было вовсе. При этом полевая артиллерия имелась, до 152-мм калибра включительно, всего в артполку 2-й ДНО было 35 орудий. Самой главной проблемой ополченцев была подготовка. До 50 % рядовых ополченцев 2-й ДНО (Московского района) никакой подготовки не имели. Должности младшего командного состава замещались рядовыми. Как прямо указывалось в докладе о боевой готовности дивизии, «боевая подготовка, проводившаяся в процессе формирования, за краткостью срока, существенных результатов не дала, подразделения не сумели осуществить боевого сколачивания»[270].

    В заключение в докладе о боевой готовности 2-й ДНО указывалось: «Дивизия в основном готова для решения задач оборонительного боя»[271]. Нельзя не подчеркнуть — «оборонительного». В германской армии существовал такой термин, как «боеспособность» — Kampfwert. Его градация предусматривала значения от I (готовность к любым наступательным задачам) до IV (готовность к ограниченным оборонительным задачам). Так вот в германской терминологии 2-я ДНО имела Kampfwert III (только оборона), не самый высокий, прямо скажем. 13 и 14 июля 2-я ДНО восемью эшелонами, семью по железной дороге с Витебского вокзала и одним эшелоном — автотранспортом отправилась на фронт. Упреждение 2-й ДНО с выходом на назначенные позиции означало настоятельную необходимость использовать ее для наступательных задач.

    Может возникнуть закономерный вопрос: «Почему наступательных?» Здесь позволю себе напомнить слова Меллентина:

    «Глубоко ошибается тот, кто благодушно относится к существующим плацдармам и затягивает их ликвидацию. Русские плацдармы, какими бы маленькими и безвредными они ни казались, могут в короткое время стать мощными и опасными очагами сопротивления, а затем превратиться в неприступные укрепленные районы. Любой русский плацдарм, захваченный вечером ротой, утром уже обязательно удерживается по меньшей мере полком, а за следующую ночь превращается в грозную крепость, хорошо обеспеченную тяжелым оружием и всем необходимым для того, чтобы сделать ее почти неприступной. Никакой, даже ураганный, артиллерийский огонь не вынудит русских оставить созданный за ночь плацдарм. Успех может принести лишь хорошо подготовленное наступление. Этот принцип русских „иметь повсюду плацдармы“ представляет очень серьезную опасность, и его нельзя недооценивать. И опять-таки против него есть лишь одно радикальное средство, которое должно применяться во всех случаях обязательно: если русские создают плацдарм или оборудуют выдвинутую вперед позицию, необходимо атаковать, атаковать немедленно и решительно. Отсутствие решительности всегда сказывается самым пагубным образом. Опоздание на один час может привести к неудаче любой атаки, опоздание на несколько часов обязательно приведет к такой неудаче, опоздание на день может повлечь за собой серьезную катастрофу. Даже если у вас всего один взвод пехоты и один-единственный танк, все равно нужно атаковать! Атаковать, пока русские еще не зарылись в землю, пока их еще можно видеть, пока они не имеют времени для организации своей обороны, пока они не располагают тяжелым оружием. Через несколько часов будет уже слишком поздно. Задержка ведет к поражению, решительные и немедленные действия приносят успех»[272].

    Все сказанное Меллентином о советских плацдармах в той же степени можно отнести к немецким плацдармам: «необходимо атаковать, атаковать немедленно и решительно». Обе стороны в сходных условиях поступали схожим образом. Вечные ценности в военном деле есть, и было бы странно изобретать для Красной армии какую-то особую и самобытную тактику и стратегию.

    Руководство фронта понимало, что свежеиспеченная ополченческая дивизия сама по себе не обладает достаточными ударными возможностями для нанесения серьезного поражения противнику. Полковник Угрюмов вспоминал: «В Веймари приехал командующий поисками фронта. Он распорядился усилить дивизию двумя артиллерийскими дивизионами и ротой танков Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования комсостава и лишь после этого начинать наступление»[273].

    По приказу Ворошилова формировался сводный танковый полк ЛКБТКУКС[274]. Для этого вся материальная часть курсов перебрасывалась на станцию Веймари. Уже 15 июля танковый полк ЛКБТКУКС был подчинен полковнику Угрюмову, и в тот же день последовала атака немецкого плацдарма у Ивановского. Раус описывает эту атаку следующим образом:

    «Русские наступали несколькими волнами по обе стороны дороги и бежали к дамбе по совершенно открытой местности. Наша артиллерия, которая ранее обстреливала районы сосредоточения, теперь обрушила огневой вал на эту желто-коричневую массу. Пулеметы и танковые пушки открыли бешеный огонь, засыпав противника смертоносными снарядами. Атака захлебнулась буквально через несколько минут, и результатом этого бессмысленного поступка была только ужасная бойня. Но даже после этого атаки до вечера повторились еще трижды и каждый раз завершались неудачей»[275].

    Описание, надо сказать, достаточно типичное для немецких мемуаров и исследований пропагандистского характера. Когда в немецких мемуарах внезапно начинаются рассказы про неуязвимые Т-34 и КВ, а также про бурые массы «монголов», нужно сразу насторожиться. Обычно такими рассказами драпируют собственные провалы и неудачи. Данный случай не стал исключением.

    По советским документам, атака плацдарма 15 июля вовсе не выглядит как наступление «людской волной». Более того, танкисты полка ЛКБТКУКС жаловались на пассивность пехоты. Задачей танкистов было «действовать в направлении Юрки — Ивановское, прижать противника к реке, отрезать пути отхода и уничтожить его»[276].

    Полк курсов атаковал вражеский плацдарм двумя группами. На правом фланге Ивановское атаковала рота БТ и рота тяжелых танков, на левом фланге — танки Т-26, 1 Т-34 и рота БТ. Танки ворвались в деревню Юрки, но не были поддержаны пехотой 2-й ДНО, и закрепить этот успех не удалось. Потери танкового полка ЛКБТКУКС за 15 июля составили 2 танка БТ-7, 3 танка Т-26, 1 танк Т-34 и 1 бронеавтомобиль. По всей видимости, это была первая «тридцатьчетверка», подбитая на Северо-Западном направлении, на дальних подступах к Ленинграду.

    Согласно свидетельствам участников боев, в тот момент на участке 2-й ДНО находились и командующий фронтом, и командующий направлением. Согласно воспоминаниям начальника Инженерного управления Ленинградского фронта Б. В. Бычевского, Ворошилов и Попов лично наблюдали за боем: «Когда добрался под Кингисепп, там оказались и командующий фронтом генерал-лейтенант М. М. Попов, и Главком Северо-Западного направления Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов. Они стояли за пригорком, всего в пятистах метрах от окраины села Ивановское, занятого противником.

    Ополченцы развернулись в цепь. Их первая попытка контратакой освободить село окончилась неудачей. Теперь шел огневой бой. Наши снаряды ложились в центре Ивановского, избы горели. Ветер временами доносил оттуда клубы дыма. В бинокль можно было разглядеть, как за изгородями на окраине передвигаются вражеские танки. Вспышки выстрелов выдавали их»[277].

    Бычевский также пересказывает аргументацию Ворошилова за немедленную атаку: «Выбить противника из села надо до ночи, пока еще он не закрепился. Сейчас там, видимо, только разведгруппа. Захватила броды на Луге и пустое село, пока вы дивизию выгружали. А ночью непременно подвалят главные силы»[278]. Здесь Ворошилов, безусловно, ошибался. Плацдарм захватил не разведывательный батальон 6-й танковой дивизии, а полноценная боевая группа с артиллерией.

    Тем не менее Юрки были отбиты у немцев ранним утром 16 июля. Захват деревни стоил полку ЛКБТКУКС потери трех танков. Это был локальный, но безусловный успех. Контратакой наспех собранными силами удалось сузить немецкий плацдарм. Надо сказать, что Раус в мемуарах тактично пишет, что «желто-коричневая масса» наступала «от села Юрки», т. е. деревня уже была захвачена. Тем самым он постарался задрапировать факт потери этого пункта. Результатом атаки, названной Раусом «бессмысленным поступком» и «ужасной бойней», стали захват и удержание важного опорного пункта на подступах к плацдарму и уменьшение его площади.

    На 16 июля танковый полк ЛКБТКУКС насчитывал 10 КВ, 8 Т-34, 25 БТ-7, 24 Т-26, 3 Т-50, 4 Т-38, 1 Т-40 и 7 бронемашин. Также советские войска в низовьях Луги получили поддержку отдельного батальона танков КВ, формировавшегося в Ленинграде по приказу ЛВО с 8 июля 1941 г. Очередные танковые атаки на плацдарм у Поречья начались утром 17 июля. Бой шел весь день.


    Командир 10-го мехкорпуса генерал-майор И. Г. Лазарев


    Однако удар главными силами последовал к вечеру. Артподготовку наступления предварял короткий налет авиации КБФ. Атака на плацдарм началась уже в сумерках, в 22.00 17 июля. Ополченцы были встречены убийственным артиллерийско-минометным и ружейно-пулеметным огнем, понесли большие потери и были вынуждены отойти на исходные позиции. У немцев осталось двойственное впечатление о действиях ополченцев против плацдарма у Поречья. В ЖБД XXXXI корпуса относительно атаки в ночь на 18 июля имеется запись следующего содержания: «Противник пытается силами наспех собранных и действующих нескоординированно групп, неся огромные потери, выдавить нас с плацдарма. Все атаки поддерживаются танками, частично сверхтяжелыми. При этом примечательно, что противник впервые озаботился эвакуацией поврежденных танков, что указывает на большие проблемы с материальной частью. Поскольку по-прежнему отсутствует деятельность Люфтваффе, все атаки противника поддерживаются авиацией»[279].

    Столь же неуспешными были попытки курсантов пехотного училища ликвидировать плацдарм в районе Сабска. Они потеряли 177 человек убитыми и ранеными (десятую часть своей численности), 4 танка КВ, значительную часть противотанковых орудий и станковых пулеметов. Боевые группы двух немецких танковых дивизий в обороне были «крепким орешком».

    Здесь самое время ответить на вопрос о понесенных в результате атак на плацдарм потерях. Действительно ли немцы косили несметные массы ополченцев на подступах к плацдарму? Эрхардом Раусом фактически были выдвинуты в адрес советского командования достаточно серьезные обвинения в совершенно бездумном использовании энтузиазма ленинградского ополчения. Рассказы об «ужасной бойне» к делу не подошьешь, и поэтому обратимся к документам советской стороны. Первое донесение о потерях 2-й ДНО было подписано начальником штаба дивизии Скворцовым и содержало информацию о потерях до 19 июля 1941 г. (см. таблицу).

    Сведения о количестве убитых и раненых по 2-й стрелковой дивизии ЛАНО по состоянию на 19 июля 1941 г.[280]

    Наименование подразделений Убито Ранено Пропало без вести Всего
    1-й стр. полк 70 125 500 695
    2-й стр. полк 20 145 39 204
    3-й стр. полк 24 96 130 250
    2-й арт. полк 9 38 3 50
    Рота связи 2 2
    Итого 123 406 672 1201

    Я позволил себе привести это донесение целиком для того, чтобы показать скрупулезность подсчета потерь 2-й ДНО. В донесении дополнительно указывалось, что значительное количество без вести пропавших по 1-му сп объясняется тем, что «много бойцов в первые дни боев потеряли свои подразделения и в настоящий момент группами возвращаются из тыла в свой полк». 2-я ДНО в этом не была исключением. В одном из текущих донесений ЛОГ прямо указывалось, что «дать сейчас сведения о потерях трудно, люди, считающиеся пропавшими без вести, ежедневно десятками возвращаются в свои части»[281].


    Подбитый Pz.IV 1-й танковой дивизии


    Потери 2-й ДНО были достаточно серьезными, с учетом того, что часть пропавших без вести — это убитые, погибло несколько сотен человек. Однако это ни в коей мере не соответствует описанию Рауса.

    Несмотря на успех с освобождением Юрков и неудачей последующих атак на плацдарм, сражение у Ивановского и Поречья продолжалось. Для сокрушения вражеского плацдарма иногда прибегали к спорным и даже странным решениям. 20 июля один танк КВ-2 получил задачу от генерал-майора Лазарева подойти к деревне Поречье и прямой наводкой разрушить мост. Если бы все послевоенные легенды о неуязвимости танков КВ были правдой, то этот рейд должен был бы завершиться безусловным успехом. Однако «остановить танковую группу» КВ-2 не удалось. Немцы из 6-й танковой дивизии уже имели опыт борьбы с новыми советскими танками. Одинокий КВ-2 был подбит, экипаж погиб. Итогом боев 20 июля для полка ЛКБТКУКС стало 2 подбитых танка КВ, 1 сгоревший БТ и 4 танка Т-26 (из них 1 подбит и 3 сгорело).

    В очередной атаке на Ивановское участвовали только что прибывшие новейшие танки Т-50 в количестве трех единиц. Это был один из первых случаев боевого применения этой необычной машины. Однако преодолеть созданную немцами систему огня не удалось. Ополченцы быстро отстали от танков, несмотря на то что те двигались черепашьим темпом на 1-й передаче. В отчете об использовании Т-50 указывалось: «Получено было объяснение, что противник из леса не дает возможности огнем из автоматов продвигаться вперед, машины Т-50 вторично подошли к лесу и начали прочесывать пулеметным огнем, при продвижении танков вперед пехота опять продолжала оставаться на прежнем месте»[282]. Это не помогло. Пехота шла за танками не более 500 м, после чего залегла и дальше не продвигалась. Вообще было бы странно ожидать от людей хождения в атаку толпой на пулеметы. Не обладая навыками штурмовых действий, ополченцы залегали под шквалом огня немецкой обороны.

    Использование немцами танков в обороне плацдарма у Ивановского советской стороной не отмечалось. Видимо, танкисты 6-й танковой дивизии по опыту Расейняя достаточно трезво оценивали свои возможности в столкновении с КВ. До 21 июля было подбито всего два танка, классифицированных как «заводов Шкода легкий танк с 1 пушкой 37-мм и 2 пулеметами». По этому описанию легко узнать танк 35(t). Обе машины стали трофеем ЛОГ — их вытащили с поля боя и эвакуировали в тыл.


    Командир XXXXI корпуса генерал Рейнгардт и новый командир 1-й танковой дивизии генерал Крюгер


    Всего за период с 15 по 20 июля полк ЛКБТКУКС потерял 15 БТ, 9 Т-26, 6 Т-34, 9 КВ и 1 бронемашину[283]. Было эвакуировано для последующего ремонта 11 машин — немцы не ошибались относительно стремления советской стороны вытаскивать подбитую технику. Соответственно 2-я ДНО до 20 июля потеряла 1164 человека, в том числе 156 человек убитыми и 310 пропавшими без вести[284]. Как мы видим, данные по пропавшим без вести действительно были откорректированы в сторону уменьшения по сравнению с предыдущим донесением. Обстановка стабилизировалась, и люди возвращались в свои части. Ленинградское пехотное училище им. С. М. Кирова под Сабском потеряло до 20 июля 341 человека, в том числе 73 человека убитыми и 48 пропавшими без вести. Учитывая интенсивность боев за плацдармы, потери ополченцев и курсантов следует оценить как умеренные. 1-я танковая дивизия с 14 по 20 июля 1941 г. потеряла 262 человека, в том числе 80 человек убитыми и пропавшими без вести[285]. Потери сравнимые, хотя нужно учитывать, что немецкая дивизия несла потери также от ударов с воздуха, в донесениях эти потери никак не вычленяются.

    Последний аккорд в боях за плацдарм у Ивановского и Поречья прозвучал в ночь на 21 июля. В очередной атаке танковым полком ЛКБТКУКС было потеряно и оставлено на поле боя 3 танка КВ, 4 танка Т-26 и 1 танк БТ-7.

    После этой атаки бои здесь надолго затихли. До 31 июля потери 2-й ДНО с началом боев возросли незначительно и составили 1452 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести.

    Обычно вскоре за захватом немцами плацдармов на какой-либо реке следовало их «вскрытие». Немецкие танки взламывали оборону на периметре плацдарма и вновь наматывали на гусеницы километры дорог. 4-я танковая группа уже демонстрировала это в случае с Двинском, Екабпилсом и Островом. О немедленном «вскрытии» плацдармов XXXXI корпуса не было и речи. Позднее генерал-полковник Рейнгардт писал: «Стало очевидным, что продолжить наступление немедленно не представляется возможным. Для начала предстояло привести в порядок систему дорог, чтобы обеспечить поступление на передовую предметов снабжения и пополнений. Все это заняло бы несколько дней»[286].

    Однако в целом настроение в штабе группы армий «Север» в тот момент было если не благодушное, то скорее оптимистичное. Расхождение двух моторизованных корпусов танковой группы «веером» не считалось проблемой. Командование рассчитывало восстановить локтевую связь корпусов Рейнгардта и Манштейна за счет наступления вдоль шоссе Псков — Ленинград через Лугу 269-й пехотной дивизии. Она должна была уже 16 июля перейти в наступление от Заполья на северо-восток. Согласно докладу начальника штаба ГА «Север» тем самым предполагалось решить две задачи:

    «1) обеспечение связи между XXXXI АК и LVI АК;

    2) очистка непроходимого для танков лесисто-болотистого района по обеим сторонам большой дороги, который может стать источником опасности для внутренних крыльев LVI и XXXXI корпусов»[287].

    Однако наступление немецкой пехоты на Лугу было встречено танковыми контратаками 24-й танковой дивизии. «Сшивания» флангов двух моторизованных корпусов не произошло.

    В итоге «несколько дней», о которых писал Рейнгардт, превратились в недели ожидания. 19 июля Гитлером была подписана Директива № 33, которая фактически означала смену стратегии «Барбароссы». Относительно северного участка советско-германского фронта в ней было сказано:

    «Продвижение в направлении Ленинграда возобновить лишь после того, как 18-я армия войдет в соприкосновение с 4-й танковой группой, а ее восточный фланг будет обеспечен силами 16-й армии»[288].

    Повинуясь этой директиве, фон Лееб приостановил наступление 4-й танковой группы. На плацдармах на Луге XXXXI корпусу предстояло провести почти три недели. Первое соединение 18-й армии — 1-я пехотная дивизия XXXVIII корпуса — вышло к Ивановскому 23 июля и приняло часть сектора обороны 6-й танковой дивизии. Передовые части остальных дивизий XXXVIII корпуса вышли в низовья Луги в районе Кингисеппа 27 июля 1941 г.

    Пауль Карелл в своей книге, ставшей одним из самых известных западных исследований событий на советско-германском фронте, с нескрываемой досадой писал: «Когда Гудериан оказался в аналогичной ситуации на Днепре перед Смоленском, генерал-фельдмаршалы фон Клюге и фон Бок позволили ему действовать так, как он считал нужным. Вероятно, если бы на месте Лееба находились все те же Клюге и Бок, они дали бы Рейнгардту возможность ударить на Ленинград. Но Лееб не был фон Боком. По всей видимости, он обдумывал идею предоставления „зеленого света“ Гёпнеру и пытался добиться от Главного командования отмены приказа „все силы на правый фланг“, но в действительности не сделал первого и не добился второго. Так в течение недель продолжалось роковое перетягивание каната. Это время позволило русским наскрести войска и стянуть их на позиции перед плацдармами, созданными солдатами Рейнгардта на берегу Луги»[289].

    Наступление 2-й и 3-й танковых групп в середине июля 1941 г. действительно является хорошим примером, с которым можно сравнить действия войск группы армий «Север». Тогда Гудериан начал наступление с форсированием Днепра, не дожидаясь подхода пехоты группы армий «Центр». Оно было достаточно успешным, моторизованным корпусам 2-й танковой группы удалось форсировать Днепр, прорваться к Смоленску и Ельне. 2-я танковая группа прорвалась к Ярцево, также не дожидаясь подхода пехотных дивизий. Однако положение 3-й танковой группы принципиально отличалось от положения ее собратьев в группе армий «Центр». Корпуса Гудериана и Гота действовали плечом к плечу компактной массой. Группа Гудериана к тому же была более многочисленной: три моторизованных корпуса. В противоположность выстроенной плечом к плечу 2-й танковой группе войска группы Гёпнера были разбросаны на большом пространстве и не имели локтевой связи друг с другом. В этих условиях наступление в стиле Гудериана, не дожидаясь подхода пехоты, было бы безумием.

    Также нельзя не отметить, что на группу армий «Север» в наибольшей степени влияло воронкообразное расширение Восточного фронта, вынуждавшее разбрасывать войска на огромной территории. При этом разная подвижность войск вынуждала одних ждать, а других — догонять. В ЖБД ГА «Север» уже 15 июля было прямо сказано: «Правый фланг танковой группы начинает наступать только тогда, когда части 18-й армии (I АК) обеспечат прикрытие глубокого фланга танковой группы в районе восточнее Порхова»[290].


    Командующий 4-й танковой группой Гёпнер за работой в своем штабе


    Танкисты при этом, безусловно, рвались в бой. Рейнгардт в своем дневнике писал: «Вновь и вновь наш корпус требовал скорейшего возобновления атаки и про-сил передать нам какие-нибудь дополнительные части, хотя бы из корпуса Манштейна, особенно учитывая тот факт, что они все равно застряли на месте. Но все было напрасно»[291].

    В переговорах, которые состоялись 24 июля между начальником штаба группы армий «Север» генералом Бреннеке и Паулюсом, последним было высказано предложение рокировать корпус Рейнгардта на правый фланг 4-й танковой группы. Это предложение не встретило поддержки у командования группы армий «Север». Запись переговоров гласит:

    «Что касается положения XXXXI корпуса, то ген. Паулюс поставил еще раз вопрос, нет ли возможности эти дивизии вытащить и направить назад на правый фланг танковой группы или сменить их в боях 1-й пд. Генерал Бреннеке возразил, что произвести такую смену желаемым образом, согласно сообщению генерал-полковника Гёпнера, который сегодня в первой половине дня побывал в расположении XXXXI корпуса, невозможно по условиям местности. Кроме того, это было бы и психологически неправильно — войска, с боем захватившие эту территорию, отводить назад. XXXXI корпус желает сам довести эту битву до конца, он в состоянии сделать это собственными силами и хотел бы выступить, желательно, уже завтра. Главнокомандующий [группой армий „Север“. — А. И.] это, однако, запретил, поскольку сперва должны быть подтянуты пехотные силы»[292].

    «Правильная идея» фюрера поддержки у командования группы армий «Север» не получила. На тех же переговорах Бреннеке и Паулюса было сказано следующее: «По вопросу о приказанном главнокомандующим сухопутными силами наступлении в северо-восточном направлении на правом фланге танковой группы, ген. Бреннеке доложил о следующих намерениях командующего танковой группой. Командующий танковой группой считает, после еще одного подробнейшего изучения местности на направлении Новгород — Любань, эту местность непригодной для своих главных сил. Он намерен, по достижении линии Новгород — Любань — Нарва — исходного рубежа для атаки на Ленинград, наносить удар примерно вдоль дороги Луга — Ленинград силами LVI корпуса. На Новгород будут задействованы для начала I АК, а позднее и X АК»[293]. Любопытно отметить, что именно на направлении Новгород — Любань вскоре будет задействован переданный из группы армий «Центр» XXXIX моторизованный корпус.


    Командующий 8-й армией генерал-майор И. М. Любовцев


    Командующий 8-й армией генерал-лейтенант П. С. Пшенников (снимок 1930-х годов)


    Как мы видим, единство мнений относительно планов прорыва на Ленинград у командования группы армий «Север» и Верховного командования отсутствовало. Это приводило к половинчатости принимаемых решений. С одной стороны, под Кингисепп не стягивались главные силы 4-й танковой группы — Верховное командование настаивало на акценте на правом фланге. С другой стороны, командиры снизу не желали отказываться от идеи быстрого броска на Ленинград на кингисеппском направлении.

    Немцы не зря сетовали на потерю времени. В то время, пока немецкие танковые дивизии сидели, вцепившись зубами в клочки земли на Луге, далеко в тылу Лужского рубежа формировались новые дивизии, которые могли уплотнить фронт на периметре плацдармов. Первые контрмеры на дальнюю перспективу были приняты советским командованием еще до захвата группой Рауса плацдарма в Поречье. Помимо формировавшихся по инициативе партийных органов нескольких ополченческих соединений, армейское руководство занялось формированием обычных стрелковых дивизий. По приказам штаба ЛВО от 10 июля формировались две стрелковые дивизии — 272-я и 281-я. Для обоих соединений предусматривался штат № 04/400 и 04/418 (без гаубичного артполка) в численности 13 249 человек. Не были забыты и противотанковые средства. По приказу штаба ЛВО от 8 июля формировалась 14-я артиллерийская противотанковая бригада. Ее вооружение составляли 76-мм пушки. Первый бой бригада приняла уже 21 июля на участке пехотного училища им. Кирова.

    С началом боев на Лужском рубеже уже принятые меры были дополнены несколькими ходами на ближнюю перспективу. В день захвата плацдарма в адрес Ворошилова была направлена Директива Ставки № 00329, в которой Жуков первым делом приказал: «Танковую дивизию из района Кандалакши перебросить под Ленинград немедленно». Если до войны советское командование могло позволить себе роскошь прикрытия Кандалакши самостоятельным мехсоединением, то перед лицом стоявших под Нарвой немецких танков 1-я танковая дивизия стала ценнейшим резервом для войск на Лужском рубеже. Она перевозилась по железной дороге и сосредотачивалась в районе Красногвардейска.

    Вторая рекомендация Жукова касалась тактики. Он приказал: «Всем стрелковым дивизиям, действующим на таллинском, лужском, новгородском и старо-русском направлениях, немедленно придать по 3–5 танков КВ для усиления их устойчивости. При недостатке КВ дать танки Т-34 с последующей заменой на КВ»[294]. Надо сказать, что Северо-Западное направление в какой-то мере было первым, где была предложена эта мера по усилению стрелковых дивизий танками. Буквально на следующий день на свет появилась директива Ставки об использовании опыта войны, адресованная уже всем фронтам, в которой указывалось:

    «Опыт войны показал, что стрелковым дивизиям трудно отражать действия танковых частей противника, не имея хотя бы небольшого количества танков в своем распоряжении. Не может быть сомнения, что наши стрелковые дивизии сражались бы лучше и были более боеспособны, если бы они имели в своем распоряжении хотя бы роту средних или даже малых танков. Ставка считает, что обязательно следовало бы по мере возможности придать нашей стрелковой дивизии по крайней мере роту средних или малых танков и при возможности взвод КВ (три штуки)»[295].

    В сущности, эти соображения несколько опережали время. В 1944–1945 гг. в немецких пехотных дивизиях штатно присутствовали самоходные установки «Штурмгешюц». Задачей САУ было усиление противотанковых возможностей соединений, постепенно их заменяли на упрощенные и более дешевые «Хетцеры». В июле 1942 г. под Сталинградом и в июле 1943 г. под Курском советские стрелковые дивизии в обороне получали танковые батальоны. В некоторых советских стрелковых дивизиях в заключительный период войны присутствовали дивизионы САУ СУ-76, причем именно в качестве замены противотанкового дивизиона. Однако реализуемость этой меры в 1941 г. была сомнительной, как ввиду сложностей с техническим обслуживанием танков, так и в связи с низкой квалификацией рядовых командиров соединений в вопросах применения танков.

    В целом директива Ставки об обеспечении стрелковых дивизий осталась благим пожеланием. Однако под Ленинградом эти идеи были реализованы на практике. Более того, на Северном фронте творчески развили указание Ставки. Первоначально батальоны танков планировалось включить в состав 10, 11, 125, 48, 90, 111, 118 и 235-й стрелковых дивизий, т. е. не только соединения ЛОГ, но и вновь переданные из состава Северо-Западного фронта.

    По приказу штаба ЛОГ предполагалось во всех соединениях группы создать танковые батальоны в составе роты танков КВ и роты импровизированных бронеавтомобилей — полуброневиков. Для формирования этих батальонов 118-й стрелковой дивизии, горно-стрелковой бригаде, 1-й и 2-й ДНО выделялось по три танка КВ, пять бронемашин БА-10 и пять полуброневиков. Последние были детищем инженеров Ижорского завода, разработавшим проект бронировки грузовиков ГАЗ-АА и ЗИС-5. Броневыми листами толщиной 6–10 мм полностью защищались кабина и двигатель автомашин, а еще два листа ставились вдоль бортов внутри кузова. Ограниченность броневой защиты объясняет наименование «полуброневики». Вооружение полуброневиков составляли 7,62-мм пулеметы ДП или ДТ, установленные в амбразуре в лобовом листе, и пулеметы ДШК, «максима» или ДА на зенитных станках, установленных в кузове. Иногда в кузове устанавливались 45-мм пушки или даже 20-мм автоматические пушки ШВАК на импровизированных станках.

    Благодаря опоре на промышленную базу Ленинграда планы формирования танковых батальонов на Северном фронте не остались на бумаге. По состоянию на 27 июля во 2-й и 4-й ДНО и 191-й стрелковой дивизии насчитывалось 79 бронеавтомобилей, большей частью полуброневики.

    Приостановка немецкого наступления дала время на восстановление потрепанных соединений и усиление обороны. 90-я стрелковая дивизия, получив пополнение, уже 22 июля выступила для смены училища им. Кирова на позициях на Луге. Под Кингисепп, закончив формирование, прибыла 4-я ДНО.

    Однако положение советских войск на Лужском рубеже улучшилось лишь в сравнении с совершенно безнадежной обстановкой времен начала формирования ЛОГ. Основной проблемой была малочисленность потрепанных в боях соединений, которыми была усилена ЛОГ. В 118, 90, 111 и 235-й стрелковых дивизиях имелось лишь по 3000 человек. 4-я ДНО на 5 августа насчитывала всего 4200 человек. Ситуация усугублялась недостатком артиллерии: в 118-й дивизии оставалась всего дюжина 45-мм орудий, в 111-й дивизии — четыре 45-мм орудия и пять полковых орудий, в 235-й дивизии — шесть 45-мм орудий и восемь 76-мм полковых орудий.

    23 июля оборонявшиеся на Лужском рубеже войска были разделены на три сектора обороны: Кингисеппский, Лужский и Восточный. Штаб Лужской оперативной группы расформировывался. Три сектора обороны непосредственно подчинялись Северному фронту. В состав Кингисеппского сектора вошли 90, 191 и 118-я стрелковые дивизии, 2-я ДНО, Кингисеппский УР, пехотное училище и бригада ПТО. В состав Лужского сектора вошли: один полк 3-й ДНО, 111, 177 и 235-я стрелковые дивизии, 24-я танковая дивизия, артполк АКУКС, два пулеметно-артиллерийских батальона и стрелково-пулеметное училище. Восточный сектор объединил 1-ю ДНО, горнострелковую бригаду и два пулеметно-артиллерийских батальона.

    В то время как советские войска на Лужском рубеже лихорадочно совершенствовали оборону, в Берлине было принято решение о резком усилении группы армий «Север». В дополнении к Директиве № 33, подписанном Гитлером 23 июля 1941 г., санкционировалась передача 3-й танковой группы в подчинение фон Лееба. В дополнении к директиве было сказано:

    «Получив в свое подчинение 3-ю танковую группу, группа армий „Север“ будет в состоянии выделить для наступления на Ленинград крупные пехотные силы и избежать израсходования подвижных соединений во фронтальных атаках на труднопроходимой местности»[296].

    Это решение, как и решение о приостановке наступления 4-й танковой группы, стало определяющим для развития событий под Ленинградом в августе и начале сентября 1941 г. Его нельзя было ни предугадать, ни вскрыть средствами разведки (будем реалистами).

    Эстония. Здесь самое время остановиться, оставить на время стабилизировавшийся фронт на Лужском рубеже и вернуться к многострадальной 8-й армии. Именно в тот момент, когда интенсивность боев за плацдармы на Луге снизилась, боевые действия в Эстонии резко активизировались.

    Мы оставили 8-ю армию в тот момент, когда она отходила с рубежа Западной Двины в Эстонию. В свое время Ф. И. Кузнецов предлагал сдать Эстонию без боя ради того, чтобы сократить фронт и занять более надежные позиции на старой границе. Однако удержание приобретенной в 1940 г. республики обеспечивало базу и простор действиям флота в Финском заливе и на морских коммуникациях Германии со Швецией и Финляндией. Кроме того, Эстония нависала над левым флангом немецкой группировки, наступавшей на Ленинград и Новгород через Псков и Остров. Сдача Эстонии без боя лишала советскую сторону этих важных преимуществ. Кроме того, захват Эстонии выводил группу армий «Север» под Нарву на кратчайшие пути к Ленинграду.

    В тот момент, когда на Северный фронт была возложена ответственность за оборону Лужского рубежа, 8-я армия была оставлена в подчинении Северо-Западного фронта. Выше уже упоминался этот эпизод. Штаб только что созданного Северо-Западного направления попытался ликвидировать эту несуразность и передал 8-ю армию в подчинение Северного фронта. 13 июля Жуков одернул командование направления, приказывая отменить приказ о передаче 8-й армии. Одновременно приказывалось ее усилить и активизировать действия армии с целью «оттянуть на нее часть сил с псковско-ленинградского направления».

    Однако уже 14 июля Жуков сменил гнев на милость и в очередной директиве Ставки в адрес Ворошилова сделал приписку: «Ваш приказ о передаче 8-й армии и 41-го ск в подчинение Северному фронту утверждается, но Ставка запрещает такие приказы отдавать без предварительной санкции Ставки»[297]. Скорее всего такая смена настроения была связана с началом боев на Лужском рубеже. Вероятно, ранее Генштаб еще лелеял надежду сшить фланги Северо-Западного фронта. После начала боев на подступах к городу Луга и прорыва немецких танков к низовьям реки Луги об этом уже не было и речи.

    Согласно оперативной Директиве штаба фронта № 3029 от 14.7.41 года, 8-я армия получила задачу «не допустить дальнейшего продвижения немецких войск в глубь Эстонии, уничтожая их перед передним краем обороны». В таком виде задачу вновь приобретенной штабом М. М. Попова армии трудно назвать словом «активизировать». Тем не менее 8-я армия уже успела произвести впечатление на противника и заявить о себе как об активном противнике. Это удалось сделать за счет ввода в бой 16-й стрелковой дивизии полковника Я. А. Паничкина, до этого занятой на противодесантной обороне побережья. Она была укомплектована практически по штату и в сравнении с другими советскими соединениями в Эстонии представляла собой серьезную силу. Именно она была использована для контрудара по немецкой пехоте, наступавшей вдоль побережья от Пярну на Марьямаа. Также был энергично контратакован и понес большие потери немецкий передовой отряд, ворвавшийся 12 июля в Тарту (Дерпт).

    Немецкий историк В. Хаупт писал: «Вражеское сопротивление становилось яростнее и жестче. Немецким солдатам приходилось разминировать огромные минные поля, заграждения на дорогах и все чаще искать укрытий от штурмовой авиации. Поддержка авиацией оказалась невозможной, так как свои эскадрильи бомбардировщиков применялись исключительно перед 4-й танковой группой».

    Остающаяся в Эстонии боеспособная группировка советских войск вызывала беспокойство у немецкого Верховного командования. В Директиве № 33 от 19 июля указывалось: «При этом группа армий „Север“ должна стремиться предотвратить отход на Ленинград советских частей, продолжающих действовать в Эстонии»[298]. Как мы видим, германское командование не столько стремилось избежать контрударов, сколько опасалось вывоза из Эстонии морем боеспособных частей Красной армии для защиты Ленинграда.

    Это было еще раз подчеркнуто в дополнении к Директиве № 33, в котором прямо указывалось: «Силы противника, все еще действующие в Эстонии, должны быть уничтожены. При этом необходимо не допустить их погрузку на суда и прорыв через Нарву в направлении Ленинграда»[299]. При этом в составе германских войск в Прибалтике уже не было I армейского корпуса, направленного под Сольцы. Именно под ударами этого корпуса войска 8-й армии отступали к Риге. Теперь соотношение сил изменилось, что не могло не сказаться на темпах вытеснения Красной армии из Эстонии. В ЖБД ГА «Север» 10 июля отмечалось: «Перед фронтом XXVI АК противник оказывает упорное сопротивление»[300].

    Все это заставило Кюхлера увеличить наряд сил для выполнения поставленных командованием задач. Поначалу в Эстонию были направлены XXVI и XXXVIII армейские корпуса (217, 61, 58 и 291-я пехотные дивизии) 18-й армии. К ним вскоре прибавилась 254-я пехотная дивизия. Пять пехотных дивизий были уже весьма серьезным противником для советской 8-й армии. В ее составе в середине июля 1941 г. числились 10-й стрелковый корпус (10-я и 11-я сд и 22-я мед НКВД), 11-й стрелковый корпус (48-я сд и 125-я сд) и 16-я стрелковая дивизия. Армия оборонялась к тому моменту на фронте 230–250 км.

    16-я стрелковая дивизия, численностью 12 600 человек, была в ее рядах исключением, а не правилом. К тому же она оборонялась на фронте около 45 км. Остальные дивизии могли похвастаться куда меньшей численностью при сравнимом фронте обороны. 10-я стрелковая дивизия (2600 чел.) — на фронте около 40 км, 22-я дивизия НКВД (2500 чел.) — 10 км, 11-я дивизия (два полка) — 10 км, 125-я дивизия (3150 чел.) — 48 км, 48-я дивизия (3256 чел.) — 26 км. Кроме того, между дивизиями имелись большие разрывы: между 16-й и 10-й дивизиями — до 30 км, 10, 22 и 11-й дивизиями — 25 км, 11-й и 125-й дивизиями — свыше 25 км. Усугублялась ситуация большими потерями артиллерии в ходе Приграничного сражения. Номера этих соединений читателю уже хорошо знакомы по главе о Приграничном сражении. Поэтому не нужно лишний раз объяснять, через что прошли эти дивизии на пути в Эстонию.

    14 июля 1941 г. командующий 8-й армией генерал-майор Любовцев направил донесение Военному совету Северного фронта, в котором довольно точно спрогнозировал развитие событий в Эстонии. Любовцев писал: «Особую активность пр-к проявляет в направлении Таллин, Тапа и выход к Чудскому озеру, с целью разгрома и окружения 11 ск и захвата Нарвского перешейка. Фронт, занимаемый армией, равен 230–250 км, что дает возможность вести оборону узлов, устраивать противотанковые заслоны и системой частных контратак, особенно ночью, сдерживать пр-ка в продолжение 5–6 суток, отводя части в крайнем случае на Таллин и Нарвский перешеек»[301].

    Генерал Любовцев просил ускорить пополнение людьми и матчастью. Завершал свой доклад генерал словами: «Если будет признано необходимым драться в окружении, то к этому армия готова»[302]. Одним словом, командование армии достаточно трезво оценивало положение своих войск и перспективы выживания под ударами противника. Нельзя сказать, что 8-я армия вовсе не получала пополнения. Так, 14 июля 10-я стрелковая дивизия получила 4500 человек. Однако до начала очередного немецкого наступления восстановить боеспособность соединений не удалось.

    Тем не менее очередная попытка немецкой пехоты перейти в наступление 18 июля успеха не имела. В Эстонию отправился последний резерв 18-й армии — 93-я пехотная дивизия. До 22 июля немецкие войска в Эстонии вели интенсивную разведку на разных направлениях и подтягивали силы. Советской авиаразведкой было вскрыто сосредоточение крупных сил противника в районе южнее Тюри. Здесь действительно были собраны 61-я и 254-я пехотные дивизии, усиленные 185-м дивизионом штурмовых орудий и артиллерией.

    Штаб группы армий 21 июля приказал командующему 18-й армией: «…22 июля в Северной Эстонии, сковывая расположенного по обе стороны Эмбаха по линии Оберпален — Тургель врага, армия изготовляется к атаке в восточном направлении, чтобы в первую очередь уничтожить врага, дислоцированного севернее Дорпата [Тарту. — А. И.]…» Это означало, что советское командование ошибалось относительно стратегии противника. Генерал Кюхлер предполагал действовать именно так, как предсказывал командарм-8 Любовцев. На первом этапе предполагалось прижать советскую группировку севернее Тарту к Чудскому озеру.

    Наконец, 22 июля две немецкие дивизии перешли в наступление. С воздуха их поддерживал VIII авиакорпус. Один удар наносился в направлении Тюри — Пайде, т. е. на север, а второй — в восточном и северо-восточном направлениях, в обход фланга 11-го стрелкового корпуса. Командование 8-й армии и Северного фронта оценивало направление на Пайде как направление главного удара и в первый же день сражения приняло меры к усилению именно этого направления. В бой была введена самая сильная в армии 16-я стрелковая дивизия. Ее выдвинули навстречу наступающей немецкой пехоте. К 23 июля в район Пайде выдвинулся один полк 16-й дивизии и приступил к перевозке второй полк этой дивизии.

    Однако правильные предположения о характере действий противника еще не означали успеха в противодействии ему. Немецкое наступление в направлении побережья Чудского озера привело к резкому ухудшению обстановки. Командующий 8-й армией отдал приказ 11-му стрелковому корпусу отойти, но противник успел упредить этот отход. Для этого был использован импровизированный отряд Бурдаха из подвижных частей пехотных дивизий. Выйдя к исходу 24 июля к побережью Чудского озера южнее города Муствэ, он перерезал пути отхода корпуса Шумилова. Вскоре за передовым отрядом последовали главные силы 254-й пехотной дивизии, захватившие сам Муствэ.


    Броня пехоты. Действия немецкой пехоты часто поддерживали САУ StuG III


    Замкнув кольцо окружения, немецкие пехотные дивизии начали атаки «котла» с разных направлений. С юга его атаковала вновь прибывшая 93-я пехотная дивизия. В итоге 125-й и 48-й стрелковым дивизиям прорваться на север не удалось, и их разрозненные части укрылись в лесах между реками Муствэ и Омеду. Командованием 8-й армии (с 24 июня ее возглавлял генерал И. М. Любовцев) были организованы деблокирующие контрудары. Но ввиду слабости деблокирующих групп (численностью около полка) и отсутствия эффективной артиллерийской поддержки они успеха не имели.

    Повторить эвакуацию из Гдова по Чудскому озеру уже не представлялось возможным. Ввод в бой в Эстонии ударной авиации позволил немцам расправиться с Чудской военной флотилией. Еще 22 июля ее база в Муствэ была атакована шестеркой Me-110. В результате все три канонерские лодки получили сильные повреждения. 23 июля были потоплены канонерская лодка «Нарва» и посыльное судно «Уку», на остальных были разбиты все палубные надстройки, повреждены рулевые устройства, борта буквально изрешечены осколками.

    Фон Лееб уже считал долгожданный успех в Эстонии достигнутым. Командование группы армий 25 июля приказало: «…уничтожить окруженные севернее Дорпата [Тарту. — А. И.] вражеские части под прикрытием врага в Северной и Северо-Западной Эстонии и подготовить сосредоточенное наступление XXVI армейского корпуса (61-я и 254-я пехотные дивизии) справа и XXXXII армейского корпуса (217-я и 291-я пехотные дивизии) на Ревель [Таллин. — А. И.]!». Также для удобства управления войсками было введено еще одно корпусное управление. Штаб XXXXII корпуса (ген. инженерных войск Кунце) был 22 июля подчинен командованию 18-й армии и трое суток спустя введен в бой в Эстонии.

    Бои в «котле» у Муствэ стихли 27 июля. Немцами было заявлено о захвате 8794 пленных, 78 орудий и 86 пулеметов. По советским данным, из окружения до 31 июля вышло около 3000 человек. Позднее вступивший в командование 8-й армией генерал-лейтенант Пшенников признавал, что «11-й ск фактически не существует».

    На 1.08.41 фактически вышло из боя личного состава: управление 11-го стрелкового корпуса и корпусные части — 1441 человек, 48-я стрелковая дивизия — 1424 человека, 125-я стрелковая дивизия — 2452 человека[303]. Если вычислить потери в «котле» как разницу между списочной численностью соединений до окружения и числом вышедших, то получаются следующие цифры:

    Управление 11-го ск с корпусными частями — 1283 человека;

    48-й сд — 1064 человека;

    125-й сд — 1215 человек.

    Итого — 3562 человека.

    Это заставляет с определенной долей скепсиса отнестись к немецкой заявке о захвате 8794 пленных. 11-й стрелковый корпус был разгромлен, но он изначально не блистал укомплектованностью. «Котел» у Муствэ был, прямо скажем, не Уманью.


    Командующий 18-й армией генерал Кюхлер


    Штаб Ворошилова потребовал от командования 8-й армии нанести ответный удар. Армии предписывалось «объединить и организовать войска, создать из них ударную группировку в районе Педья, усилив ее подаваемым вам пополнением и решительными действиями 27–28.7.41 в южном и юго-вост. направлениях, фланг и тылы 254 пд немцев, уничтожить ее».

    В качестве пополнения подавались три маршевых батальона по 1000 штыков, батальон морской пехоты, рота танков и эскадрилья штурмовиков. В итоге были с бору по сосенке собраны три ударные группы численностью примерно по два полка каждая. 29 июля они перешли в наступление, но успеха не имели. На следующий день началось новое наступление XXVI армейского корпуса на стыке между 10-м и 11-м стрелковыми корпусами. Создалась угроза расчленения 8-й армии и охвата ее правого фланга.

    В журнале боевых действий Северного фронта за 1 августа имеется красноречивая запись: «Полуокружена 16 сд, пробивающаяся на север, при этом несет большие потери»[304]. Так, в итоге боев конца июля и начала августа понесла большие потери и фактически утратила боеспособность 16-я стрелковая дивизия, с помощью которой 8-я армия ранее успешно отражала натиск противника. Больше никаких внутренних резервов у 8-й армии не было. Для усиления советских войск в Эстонии было решено перебросить из района Котлы пополненную 118-ю стрелковую дивизию и из района Тайцы, Гатчина — вновь сформированную 268-ю стрелковую дивизию. Однако для этого нужно было время, которого остро не хватало. К 3 августа из состава 118-й стрелковой дивизии прибыл один полк.

    Новый командующий 8-й армией генерал П. С. Пшенников попытался перехватить инициативу и контратаковать пробивающуюся к Финскому заливу группировку противника. На 7 августа было запланировано контрнаступление с участием вновь прибывших соединений. Однако последствия поражения у Муствэ фактически еще не были преодолены. Вновь прибывшие дивизии могли лишь восстановить относительную устойчивость фронта. Тем временем пехота 18-й армии продолжала развивать успех, стремясь обойти 118-ю и 268-ю стрелковые дивизии и остатки 11-го стрелкового корпуса с севера, северо-запада и юга. Здесь действовали 254, 291 и 93-я пехотные дивизии. Пшенников принял решение на отвод группировки в районе Раквере на рубеж р. Кунда.

    254-я пехотная дивизия 7 августа у Кунды вышла к Финскому заливу, XXVI армейский корпус 8 августа своими дивизиями развернулся на восток, в направлении Нарвы. Штаб Северного фронта упорно засыпал Пшенникова приказами на активизацию действий и переход в контрнаступление на фланги прорвавшейся к Финскому заливу группировки противника. 10-й стрелковый корпус даже контратаковал 8 августа и продвинулся на восток от 12 до 22 км. Однако силы сторон в тот момент были расположены симметрично: слабой западной группировке 8-й армии под Таллином противостояли заслоны немецкой пехоты, а усиленной восточной — ударный кулак XXVI армейского корпуса. Поэтому, несмотря на град приказов из штаба фронта о наступлении, в дефиле между Чудским озером и Финским заливом советские войска были вынуждены обороняться.

    Фронт обороны на нарвском направлении составлял около 80 км. Имевшимися в составе восточной группировки 8-й армии силами удерживать его перед лицом достаточно крупных сил пехоты противника (здесь действовали 291-я и 93-я пехотные дивизии) было затруднительно. Части 118-й стрелковой дивизии, еще не закончившие сосредоточение, под угрозой окружения были вынуждены оставить Йыхви и отступать вдоль железной дороги на Нарву. 268-я стрелковая дивизия держалась лучше и отражала атаки противника.

    Также на берегу Финского залива недостаток артиллерии в некоторой степени восполняли корабли Балтийского флота в Нарвском заливе. Первым из Таллина в Нарвский залив был направлен эсминец «Суровый» в сопровождении малых охотников и под прикрытием истребительной авиации. Эсминец на предельных дальностях нанес ряд артиллерийских ударов по местам подготовки переправ и скоплениям пехоты противника. В дальнейшем артиллерийскую поддержку войскам оказывали также канонерские лодки «Красное Знамя», «Волга», «Москва», «Амгунь». «Волга» была мобилизованной грунтовозной шаландой с двумя 130-мм орудиями. До 13 августа, когда у Кунды заняла позиции 502-я армейская береговая батарея, советские боевые корабли действовали практически без помех.

    Тем временем положение под Таллином на какое-то время стабилизировалось. Если бы 10-й стрелковый корпус был отрезан от основных сил армии и фронта где-нибудь на Украине или в Белоруссии, он был бы уничтожен в течение нескольких дней. Однако в Таллине его снабжение обеспечивал флот. С 8 по 19 августа немецкие войска активных действий на таллинском направлении не вели. Решение судьбы базы флота и оборонявших ее сухопутных сил было отложено на неопределенный срок. Директивой Ставки ВГК от 17 августа руководство обороной Таллина было возложено на командующего Балтийским флотом вице-адмирала В. Ф. Трибуца с подчинением ему всех сухопутных войск. Командир 10-го стрелкового корпуса генерал-майор И. Ф. Николаев назначался его заместителем по сухопутной обороне.

    Однако нельзя не признать, что оставление 8-й армии в Эстонии оказалось в какой-то мере провидческим и имело далеко идущие последствия. Весьма немногочисленные и потрепанные советские стрелковые части оттянули на себя внушительные силы немецкой пехоты и дважды упоминались в директивах фюрера.

    Если бы соединения 8-й армии отходили через Остров и Псков на Лугу, то они могли повторить судьбу 118-й и 111-й стрелковых дивизий 41-го стрелкового корпуса. Напомню, что они были разгромлены подвижными соединениями 4-й танковой группы и потеряли большую часть своего состава без заметного влияния на оперативную обстановку. Однако вместо этого 8-я армия отходила к Таллину и Нарве и в полной мере использовала преимущества местности. Скованные ими пехотные дивизии 18-й армии потеряли время и не были использованы для штурма Лужского рубежа.

    Вместе с тем нельзя не признать, что германское командование в данном случае поспешило с ликвидацией всех очагов сопротивления в полосе наступления группы армий «Север». Если бы против 8-й армии был выставлен заслон на линии Пярну — Тарту, то, скорее всего, дело бы ограничилось безуспешным наступлением силами нескольких советских стрелковых полков во фланг немецкой группировке на Лужском направлении. Шести пехотных дивизий для его сдерживания не понадобилось бы. Однако немцы предпочли разбросать свои силы на огромном пространстве от Балтики до Кингисеппа и Луги и потратить кучу времени на выбивание остатков нескольких стрелковых дивизий из Эстонии. К началу августа эта задача так и оставалась невыполненной. Тем временем 4-я танковая группа изготовилась к новому наступлению на Ленинград, практически не получив необходимой пехотной поддержки.

    Лужский рубеж под ударом

    Промедление с возобновлением наступления вызывало все большее беспокойство в рядах германских командиров и командующих. 30 июля генерал Рейнгардт раздраженно писал в дневнике: «Вновь проволочки. Это просто ужасно. Шанс, который мы получили, уже упущен, а положение день ото дня становится все более и более сложным»[305].

    Каким бы долгим ни было ожидание, оно не могло продолжаться бесконечно. Подтягивание пехотных соединений позволило, наконец, осуществить перегруппировку для нового наступления. В группе армий «Север» были созданы три оперативные группы для грядущего броска на Ленинград:

    группа «Шимск»: I армейский корпус (11-я, 22-я пехотные дивизии и часть 126-й пехотной дивизии) и XXVIII армейский корпус (121-я, 122-я пехотные дивизии, моторизованная дивизия СС «Тотенкопф» и 96-я пехотная дивизия в резерве);

    группа «Луга»: LVI моторизованный корпус (3-я моторизованная дивизия, 269-я пехотная дивизия и пехотная дивизия СС «Полицай»);

    группа «Север»: XXXXI моторизованный корпус (1, 6 и 8-я танковые дивизии, 36-я моторизованная дивизия, 1-я пехотная дивизия), XXXVIII армейский корпус (58-я пехотная дивизия).

    Соответственно группа «Шимск» (она же иногда проходит под наименованием «Юг») должна была наступать в направлении Новгород — Чудово, окружить Ленинград с востока и перерезать все линии коммуникаций между городом и остальной страной. Группа «Луга» должна была захватить Лугу, а затем наступать на Ленинград с юга. Наконец, группа «Север» должна была наступать на Ленинград со стороны Копорья, т. е. с запада.

    Принципиального усиления подвижных соединений 4-й танковой группы к августу 1941 г. не произошло.

    Подтягивание пехоты позволило снять с подвижных соединений задачу обороны фланга и тыла ударной группировки. Это позволило развернуть фронтом на восток все дивизии XXXXI корпуса. Также корпусу была подчинена 1-я пехотная дивизия. Ни о каком «вскрытии» плацдармов пехотой с последующим вводом в прорыв танковых соединений не было и речи. Ударные возможности корпуса Рейнгардта лишь несколько усиливались за счет одной пехотной дивизии. Учитывая, что при вскрытии плацдармов нужно было преодолевать труднодоступную лесисто-болотистую местность, это решение немецкого командования нельзя назвать удачным или оптимальным. Оно было явным компромиссом, принятым лишь под воздействием обстоятельств. Долгая пауза лишь позволила восстановить поврежденные танки: с 22 июля по 3 августа число боеготовых танков в 1-й танковой дивизии возросло со 79 до 109 единиц[306].

    От плацдармов в районе Ивановского и Сабска до Ленинграда оставалось всего около 100 км. Поэтому ожидание вражеского наступления было для войск на Лужском рубеже не менее, а то и более тревожным, чем для их оппонентов по другую сторону фронта.

    Длительное пребывание подвижных соединений противника в одном и том же районе благоприятствовало советской разведке во вскрытии состава группировки немецких войск на кингисеппском направлении. Так или иначе, захватывались пленные из присутствовавших в данном районе дивизий, а также их оперативные документы. В начале августа штаб Северного фронта получил из Генерального штаба ориентировку следующего содержания:

    «Сообщаю для сведения: в течение нескольких дней (1–3.8.41) поступают сведения, как от разведывательных отделов фронтов, так и авиации и радиоразведки о сосредоточении противником в районе оз. Самро, Осьмино, Сабины, Ляды крупной группировки в указанном районе: предположительно сосредоточились следующие части: 4-я танковая группа генерала Мотнера [так в документе — А. И.] в составе 1,6 танковой дивизии, одной моторизованной дивизии. За последние дни в этот район отмечалась переброска танковых частей со старорусского направления, предположительно 8 тд»[307].

    В справке, подготовленной 6 августа 1941 г., разведотдел Северного фронта довольно точно перечислил противостоящие войскам фронта на Лужском рубеже соединения противника. Ошибочно была указана лишь 20-я моторизованная дивизия. Также утверждалось, что:

    «Наличие 8 тд на нашем направлении к 3.8.41 не отмечено. Но все же наиболее вероятно, что она будет действовать на старорусском направлении, т. к. другие танковые части там не отмечены»[308].

    Это утверждение, как мы сегодня знаем, не соответствовало действительности. 8-ю танковую дивизию предполагалось использовать именно на кингисеппском направлении. В этом разведчики Генштаба КА были, безусловно, правы. Тем не менее, как свидетельствует командующий ВВС Северного фронта А. А. Новиков, исчезновение из поля зрения 8-й танковой дивизии противника вызывало у штаба М. М. Попова серьезное беспокойство.

    Боевые порядки обороны советских войск на Лужском рубеже по-прежнему были сильно растянуты. 191-я стрелковая дивизия двумя полками занимала фронт шириной 32 км, 2-я ДНО — 33 км, 90-я стрелковая дивизия — 22 км. Не лучшей была ситуация под Лугой. 10-й полк 3-й ДНО был растянут на фронте 27 км, 111-я стрелковая дивизия — 34 км, 177-я стрелковая дивизия — 32 км, 235-я стрелковая дивизия — 24 км. В резерве на Кингисеппском участке обороны была 4-я ДНО (без одного стрелкового полка), 14-я противотанковая бригада и танковый батальон полка ЛКБТКУКС.

    Ополченческие дивизии в силу специфики формирования не пополнялись традиционным способом. 2-я ДНО на 5 августа насчитывала всего 6773 человека. Напротив, 90-я стрелковая дивизия была практически полностью восстановлена после боев начала июля и на 5 августа насчитывала аж 10 578 человек. Это был не рекорд: 191-я стрелковая дивизия насчитывала 14 142 человека. Еще одним исключением стало училище им. Кирова. Оно также не пополнялось ввиду специфики формирования и на 5 августа насчитывало 1255 человек. Надо сказать, что курсантский полк был своеобразной частью. У будущих офицеров, брошенных в бой как солдаты, к началу августовских боев была 471 обычная винтовка и 988 самозарядных. По сути своей это был отряд, два из трех бойцов которого имели самозарядку.

    В резерве фронта была 1-я танковая дивизия В. К. Баранова. По состоянию на вечер 7 августа 1941 г. она насчитывала 24 КВ, 20 Т-28 (из них 6 в ремонте), 10 Т-50 (1 в ремонте), 61 БТ-7 (7 в ремонте), 4 Т-26 и 9 огнеметных танков[309]. Однако в дивизии вовсе отсутствовал мотострелковый полк. В связи с этим ее было сложно назвать полноценным подвижным соединением. Фактически это была масса танков непосредственной поддержки пехоты с развитой системой обеспечения и обслуживания, в частности понтонно-мостовым батальоном, ремонтными средствами, зенитками и разведбатом. Она могла быть использована для «армирования» обороны. Как средство для нанесения контрудара дивизия Баранова имела околонулевую ценность.

    Если ранее полк ЛКБТКУКС концентрировался у Ивановского, то в начале августа он был растащен по всему Кингисеппскому участку обороны. К 3 августа танки полка расположены следующим образом:

    3 танка КВ переданы 191-й стрелковой дивизии — Кингисепп;

    10 танков Т-26 переданы 4-й ДНО — Кингисепп;

    2 КВ и 2 Т-26 были приданы 2-й ДНО в районе Ивановского;

    9 танков БТ, 3 танка Т-50, 6 танков Т-26 и 4 БА-10 были приданы 90-й стрелковой дивизии на сабском направлении. Тем самым силы танкового полка курсов были размазаны на широком фронте, и на направлении готовящегося немецкого наступления осталось только 2 КВ и группа легких танков.

    Всего же на 1 августа 1941 г. в составе Северного фронта насчитывалось боеготовыми (включая войска, действующие против Финляндии): 39 КВ, 20 Т-34, 47 Т-28, 126 БТ-7, 172 БТ-2–5, 15 Т-50, 38 огнеметных танков, 100 Т-26, 124 Т-37–38[310].

    Оперативная пауза дала время на совершенствование оборонительных сооружений Лужского рубежа. Однако нельзя сказать, что он превратился в шедевр фортификации. В Директиве Военного совета Северо-Западного направления № 013/ОП от 29.07.41 давалась следующая характеристика состояния Лужской оборонительной позиции:

    «Из поступавших донесений и докладов отдельных командиров и политработников с мест видно, что на переднем крае Лужской укрепленной полосы войска до сих пор не оборудовали своих позиций настоящими окопами, блиндажами и ходами сообщении. Окопы, которыми пользуются войска на переднем крае, представляют собой, как правило, плохо выкопанные ямки, в которых с трудом укрывается боец, и, разумеется, никакой продуманной системы, увязывающей передний край с инженерными сооружениями в глубине позиций, не имеется»[311].

    Также отмечались плохой выбор и маскировка артиллерийских, минометных и пулеметных позиций, слабое использование колючей проволоки и хаотичность минирования. Основным же недостатком Лужского рубежа являлось то, что на всем его протяжении, за исключением отдельных небольших участков, сооружения были вытянуты в одну линию, без глубины. Это означало, что после взлома этой первой линии шансы удержать противника в глубине были уже призрачными.

    «Вскрытие» плацдармов у Ивановского и Сабска. Первоначально переход в наступление трех немецких оперативных групп был запланирован на 7 августа. Однако незадолго до назначенной даты погода резко ухудшилась. Германское командование было поставлено перед выбором: или начинать наступление без поддержки авиации, или вновь отложить его на неопределенный срок. Гёпнер предпочел атаковать без поддержки с воздуха. В 10.00 (9.00 берлинского времени) 8 августа 1941 г. под проливным дождем с грозой корпус Рейнгардта начал «вскрытие» плацдармов в низовьях Луги. Под удар четырех дивизий XXXXI моторизованного корпуса попали 2-я ДНО и 90-я стрелковая дивизия Кингисеппского участка обороны. Сразу же выяснилось, что оборона 2-й ДНО немцам не по зубам. Даже переданная в распоряжение Рейнгардта 1-я пехотная дивизия незначительно продвинулась вперед. В ЖБД XXXXI корпуса отмечалось: «Оборону противника здесь поддерживает мощный и маневренный артиллерийский огонь и, несмотря на плохую погоду, многочисленные удары авиации с разных высот. […] Люфтваффе, имея достаточно сил, из-за плохой погоды действуют лишь одиночными самолетами»[312]. Насчет «многочисленных» ударов авиации немцы, пожалуй, несколько преувеличивают. Из-за плохой погоды ВВС Северного фронта вели боевую работу ограниченно.

    6-я танковая дивизия, продвинувшись на 1000–1500 метров, попросту остановилась. В ЖБД 4-го моторизованного полка указывалось: «Стрелки осторожно вышли из своих укрытий и, кое-где не обстреливаемые противником, добрались до передовой линии укреплений противника. Однако там их встретил настолько сильный огонь, что о продвижении вперед поначалу не приходилось и думать». В своих воспоминаниях Раус с явным неудовольствием констатировал: «Пехота 4-го моторизованного полка занялась безуспешным поиском слабых точек, чтобы все-таки попытаться прорваться. Отброшенные по всей линии смертоносным огнем невидимого врага, наши войска остановились по колено в болотной жиже, уткнувшись в путаницу проволочных заграждений, за которыми находились так и не выявленные советские позиции»[313].

    Наступающих встретил не только огонь стрелкового оружия ополченцев, но и огонь артиллерии с закрытых позиций. Возможности подавлять советскую артиллерию у немцев были в тот момент ограниченны, особенно в полосе 6-й дивизии, где было почти невозможно выдвинуть на плацдарм собственную артиллерию. Нельзя не отметить, что это было прямым следствием упорных атак на плацдарм в июле. Тогда постоянный нажим на плацдарм воспрепятствовал его расширению, теперь оборона заслуженно пожинала плоды тогдашней активности.

    В сущности, бои на ивановском плацдарме для немцев в первый день наступления ходили по замкнутому кругу. Продвижению вперед танков мешали обширные минные поля. Разминировать их немецким саперам мешал огонь винтовок и пулеметов ополченцев, а также огонь артиллерии. Подавить тот и другой было невозможно до перегруппировки своей артиллерии, что в свою очередь требовало расширения плацдарма. Корректировка огня тяжелой артиллерии с воздуха из-за плохой погоды также была невозможна. В ЖБД 4-го моторизованного полка прямо признавалось: «Наша артиллерия почти не может быть использована для борьбы с артиллерией противника, поскольку из-за плохой погоды в течение всего дня самолеты-корректировщики не летают»[314].

    Артиллерийский огонь обороны Кингисеппского сектора показал себя как весьма эффективный. Мосты через Лугу у Поречья были повреждены, северный мост даже оказался не пригоден для движения транспорта.

    Несколько более результативным было наступление 8 августа правофланговых соединений XXXXI корпуса. 1-я танковая и 36-я моторизованная дивизии наступали относительно быстро, пробиваясь через леса по обе стороны от дороги Сабск — Молосковицы (населенного пункта на дороге Нарва — Ленинград). Контратака танков ЛКБТКУКС была безуспешной. Их встретил шквальный огонь, которым были подбиты 6 БТ и все 3 Т-50.

    Однако успешным наступление от Сабска можно было назвать только в сравнении с откровенной неудачей соседа. В ЖБД XXXXI корпуса отмечалось: «Наступление обеих дивизий проходит по лесистой местности, которая сильно заминирована. Противник ожесточенно обороняется в многочисленных полевых укреплениях, поэтому бои исключительно тяжелые и приносят нам потери»[315]. Более того, прорвавшийся вперед батальон 36-й моторизованной дивизии попал в окружение.

    Однако в полдень 8 августа генералом Крюгером принимается решение о смене оборонявшегося на фланге I батальона (на БТРах) 113-го полка 1-й танковой дивизии разведбатом. Это позволяет бросить в наступление мотопехоту на БТРах. Напомню, что 1-я танковая дивизия имела самый многочисленный парк БТРов среди подвижных соединений Вермахта. С их помощью во второй половине дня немцы успешно развивают наступление по проселочной дороге, параллельной шоссе Сабск — Молосковицы. Возможно, свою роль сыграло то, что эта проселочная дорога была на стыке позиций училища и 90-й стрелковой дивизии. В 22.00 захватывается деревня Ганьково на повороте проселка к шоссе. Выбора «поворачивать или не поворачивать», по существу, нет: впереди лежит болото Большой Мох. Потери 1-й танковой дивизии за 8 августа 1941 г. составили 146 человек, в том числе 33 человека убитыми[316]. В скобках замечу, что потери эти были ниже, чем потери соединения под ударом танков 1-го мехкорпуса 5 июля 1941 г. на подступах к Острову.


    Немецкие БТРы, разбитые в ходе боев 8 августа 1941 г.


    В подведении итогов дня 8 августа в ЖБД XXXXI корпуса прозвучали достаточно резкие слова: «Итог дня совершенно неудовлетворительный. Поставленные цели достигнуты лишь частично, а достигнутое, несмотря на принесенные большие жертвы, приходится отдавать обратно. И все только потому, что корпус вынужден был дать противнику почти четырехнедельную паузу, которая была использована врагом для того, чтобы поставить перед корпусом преграду, превосходящую его возможности. К этому добавляется то обстоятельство, что постоянные указания высшего руководства о том, что корпус не может атаковать в одиночку, не были воплощены на практике. Корпус вынужден в одиночку наступать с захваченных ранее и удерживавшихся ценой тяжелых потерь плацдармов, с той только разницей, что в свое время прорыв через лесной район и выход к благоприятным для действий корпуса высотам удался бы ценой лишь части тех потерь, которые были понесены за последние четыре недели для удержания плацдармов»[317].

    Ввиду очевидной неудачи первого дня наступления, Рейнгардт запросил командование о передаче корпусу 8-й танковой дивизии. Этот запрос отклоняется с комментарием, что ввод в бой этого соединения предусмотрен лишь тогда, когда наступление корпуса достигнет успеха.

    Командующий 4-й танковой группой Гёпнер был вынужден отдать приказ, в котором говорилось:

    «XXXXI моторизованный корпус останавливается на достигнутых позициях и производит необходимые мероприятия для перехода к обороне».

    Однако даже этот приказ было проще отдать, чем выполнить. Из 1-й танковой дивизии поступает донесение, что для выполнения приказа ее части должны отойти на исходные позиции. Удержание достигнутых рубежей с имеющимися силами из-за наличия фланговой угрозы невозможно. Более того, Ia (начальник оперативного отдела) дивизии указал на то, что возобновление наступления с плацдармов будет возможно не ранее чем через три дня. Несмотря на все эти доводы, приказ о переходе к обороне остается в силе. В итоге его просто не выполняют. Вместо того чтобы отходить, части немецкой элитной дивизии продолжают наступление ночью. С проселка удается выйти на шоссе. В течение ночи был взят Извоз — населенный пункт на дороге Сабск — Молосковицы. Мост через Вруду захватывается неповрежденным.


    До Ленинграда — 75 километров. Мотоциклисты 1-й танковой дивизии у дорожного указателя на подступах к Ленинграду


    Относительно захвата Извоза в ЖБД 1-й танковой дивизии отмечается: «Тем самым захвачена ключевая точка вражеской обороны. Приказ на отвод частей не был своевременно отправлен полкам. В новой ситуации дивизия перегруппировывает свои части и начинает зачистку захваченного района»[318]. Действительно, фактически был реализован сценарий, на который обычно надеялись, бросая в бой все новые батальоны в позиционных сражениях. Казалось, что последний батальон изменит ход боевых действий. Наступление 1-й танковой дивизии на Лужском рубеже, пожалуй, один из немногих примеров, когда этот ввод батальона действительно оказался решающим. Причем исключительно ввиду стечения обстоятельств — нарушения приказа. Августовской ночью немецкие БТРы прорвались на шоссе позади советских позиций.

    С утра 9 августа БТРы атакуют вдоль шоссе в тыл советских позиций под Сабском. Образуется локальный «котел» в лесистой местности между шоссе и проселочной дорогой. Для его зачистки задействуется батальон танков и второй батальон на БТРах. Для вооруженных преимущественно стрелковым оружием окруженцев это был серьезный противник. В ЖБД 1-й танковой дивизии отмечается: «значительное число солдат противника сдается в плен». Из системы обороны Кингисеппского участка обороны оказывается вырван небольшой, но важный кусок. При этом остальные участки обороны еще сохраняли боеспособность. На фоне радикальных изменений на правом крыле XXXXI корпуса остальные его соединения успехами не блистали. 6-я танковая дивизия вообще остановилась, продвижение 1-й пехотной дивизии было незначительным.

    Тем временем советское командование спешно выдвигает на атакованный участок резервы. Уже 9 августа последовал приказ на погрузку в эшелоны 1-й гвардейской дивизии народного ополчения. Она была сформирована в Ленинграде и дислоцировалась в Красном Селе. Также по приказу Ворошилова на Кингисеппский участок обороны передавался отряд моряков Кронштадтской военно-морской базы и четыре дивизиона реактивных минометов. Первые два дивизиона «катюш» должны были прибыть уже 9 августа, а еще два — 10 августа. Это были первые «катюши» под Ленинградом. Первыми их получила в качестве средства усиления 2-я ДНО.

    Утром 10 августа М. Попов отдал приказ на контрудар по флангам вклинившегося в оборону Кингисеппского участка противника. Он преследовал самые решительные цели: «Окружить и уничтожить ворвавшегося пр-ка, восстановить прежнее положение, выйти и закрепиться на северный берег р. Луга»[319]. Вклинение немецкой 1-й танковой дивизии предполагалось окружить и уничтожить фланговыми контрударами 90-й стрелковой дивизии и прибывшей 4-й ДНО. Контрнаступление должны были поддерживать не только имевшиеся артполки, но и дивизионы железнодорожной артиллерии и только что прибывшие «катюши». Войска должны были подготовиться к контрудару к утру 11 августа.

    Однако развитие событий 10 августа и в ночь на 11 августа привело к резкому ухудшению ситуации, и фактически контрудар был сорван. Поначалу ничего не предвещало стремительного развала обороны. Погодные условия 10 августа улучшились, однако в небе появились не только немецкие, но и советские самолеты. В ЖБД XXXXI корпуса указывалось: «Работа корректировщиков для борьбы с вражеской артиллерией в настоящее время возможна только под прикрытием истребителей из-за сильной ПВО противника»[320]. Ситуация усугублялась тем, что свободных истребителей для прикрытия корректировщиков не нашлось. В предыдущий день один разведчик-корректировщик ФВ-189 был сбит истребителем. Высунувшая нос 10 августа еще одна «рама» сразу же оказалась атакована, но отделалась боевыми повреждениями.


    Разбитые немецкие БТРы: возможно, именно они стали жертвой Колобанова


    Немецкое командование попыталось провести штурм деревни Юрки (той самой, потерянной под атакой ополченцев при поддержке танков ЛКТБКУКС) силами 6-й танковой дивизии при поддержке авиации. Самолеты 1-го воздушного флота ждали на аэродромах приказа на вылет, но атака так и не состоялась. БТРы и танки 1-й танковой дивизии также особого успеха поначалу не достигли. Возобновив наступление после зачистки мини-«котла» у Язвшце, они столкнулись с взорванным мостом у деревни Устье. При подведении итогов дня в ЖБД XXXXI корпуса отмечалось: «В целом день не принес существенных успехов, что объясняется большими усилиями, плохой погодой и тяжелыми боями предыдущего дня. Ничего большего ожидать и не следовало»[321].

    Самые главные события вновь произошли ночью. Несмотря на взорванный мост, бронегруппа из танков и БТРы 1-й танковой дивизии стали продвигаться дальше по шоссе. Ранним утром они сосредотачиваются для атаки, которая началась в 5.00, и уже через сорок минут танки и БТРы выходят на высоты севернее Яблониц. Как утверждается в советском описании событий, часть 90-й стрелковой дивизии, «не использовав своей ПТО и огня артиллерии, покинула свои позиции и отошла назад». Не помогло и выдвижение на направление удара противника 45-мм и 76-мм пушек 14-й противотанковой бригады. Здесь, впрочем, не обошлось без тактических промахов. Как позднее указывалось в докладе офицеров Генштаба КА, находившихся в тот момент под Кингисеппом, «противотанковые орудия были выдвинуты на открытые позиции, в результате сразу же были выведены из строя артиллерией противника»[322].

    Немцы со своей стороны невысоко оценили сопротивление своих противников, в ЖБД корпуса Рейнгардта указывается: «1-я тд в течение ночи, отбросив слабого противника, вышла к северной окраине Яблоницы». В итоге 1-я танковая дивизия прорвалась довольно далеко по дороге от Сабска до Молосковиц. Дальнейшее продвижение бронегруппы немцев вдоль шоссе было приостановлено вводом в бой 1-го танкового полка советской 1-й танковой дивизии. Немцы заявили об уничтожении в бою с ним 64 советских танков. Потери советской 1-й танковой дивизии 11 августа были чувствительными, но существенно ниже заявленных немцами — 5 КВ, 7 Т-28, 3 БТ-7 и 2 БА-10[323]. Советской стороной отмечались действия со стороны противника «тяжелых танков». Скорее всего, в качестве таковых выступали танки Pz.III и Pz.IV свежих серий выпуска, практически неуязвимые в лоб для 45-мм пушек. Либо «тяжелыми» танки Pz.III и Pz.IV выглядели на фоне многочисленных БТРов немецкой 1-й танковой дивизии.

    Однако и без выхода к шоссе и железной дороге Кингисепп — Ленинград прорыв дивизии Крюгера привел к резкому ухудшению положения советских войск. Во-первых, теперь у немцев появилась возможность атаковать в тыл ополченцев 2-й ДНО у Юрков. Во-вторых, недавно переброшенная и введенная в бой 4-я ДНО оказалась в полуокружении. Оставался всего один шаг до того, чтобы части двух ополченческих дивизий попали в «котел» в лесисто-болотистой местности.

    Таким образом, к исходу 11 августа на Кингисеппском участке Лужского рубежа создалась критическая обстановка. Остроту возникшего кризиса усугублял неблагоприятный для Северного фронта ход боевых действий на финском участке. Это совершенно исключало изъятие резервов с Карельского перешейка. Наоборот, в связи с окружением там 168, 198 и 142-й стрелковых дивизий, а также угрозой окружения левого крыла 23-й армии туда были брошены все свободные резервы.

    Начальник штаба фронта генерал-майор Никишев докладывал в Генеральный штаб Б. М. Шапошникову: «Трудность в создавшейся обстановке состоит в том, что ни командиры дивизий, ни командармы, ни ком. фронтом не имеют совершенно резервов. Всякий самый маленький прорыв затыкается наспех импровизированным подразделением или частью»[324].

    Командующий фронтом генерал-лейтенант Попов в тот момент находился в штабе Кингисеппского участка обороны. На 12 августа он поставил войскам КУО следующие задачи:

    2-й ДНО — упорно оборонять занимаемый рубеж;

    4-й ДНО — выйти из полуокружения;

    90-й стрелковой дивизии и пехотному училищу — нанести удар по флангу противника. Для этого предполагалось развернуть наступление, выйти на рубеж р. Бруда, захватить Вязок, Извоз, Ганьково и перерезать дорогу из Сабска в районе Устье.

    1-й танковой дивизии, 1-й гвардейской дивизии ДНО и артиллерии — не допустить распространения противника в захваченном районе. Для этой цели артиллерии за ночь оцепить полукольцом занятый противником район. К исходу дня 11 августа 1-я гвардейская ДНО уже начала выгрузку и один ее полк занял оборонительные позиции.

    В свою очередь, танкам, вкопавшись за линией артиллерии, предписывалось образовать второе полукольцо. Пехота должна была занять позиции за линией танков. Следует понимать, что приказ перечислял линии в том порядке, в котором они следовали из глубины обороны. Таким образом, план Попова предусматривал комбинацию активных и пассивных действий.

    Собственно, пассивные действия, упорная оборона 2-й ДНО заставили немцев отказаться от дальнейшего продвижения вперед, на Ленинград, и направить 1-ю танковую дивизию в тыл советским войскам на подступах к Ивановскому. В итоге образовался еще один тактический «котел» в районе деревни Муликово, в который попали главные силы 90-й стрелковой дивизии, курсанты училища им. Кирова, 4-я ДНО и ряд артиллерийских частей. В течение 12 августа окруженные части пытались прорваться в различных направлениях.

    12 августа в очередной раз отличились ВВС Северного фронта. В ЖБД XXXXI корпуса с досадой отмечалось: «В ходе многократных бомбовых ударов противника по дороге Сабск — Яблоница разрушен мост у Извоза. В связи с этим части 8-й тд, которые должны сменить охранение 1-й тд у Ляцы и Сирковицы, не смогут прибыть туда до вечера. Из-за этого 1-я тд по причине нехватки сил не может начать наступление на высоты по обе стороны Котино, поскольку противник при поддержке танков атакует левое крыло дивизии»[325]. Скорее всего, этот успех был достигнут экипажами бомбардировщиков СБ 41-й авиадивизии. На бомбежку вылетали 13 СБ под плотным прикрытием из 20 истребителей 39-й авиадивизии. Однако даже такая небольшая группа смогла ощутимо повлиять на обстановку на земле.

    В этот момент настал час свежесформированных соединений. 12 августа М. Попов приказал перевезти 281-ю стрелковую дивизию по железной дороге со станций Сиверская и Гатчина и к 14 августа сосредоточиться в тылу Кингисеппского участка обороны. Однако, изучая оценку обстановки командованием фронта, приходится сделать вывод, что развитие событий под Кингисеппом заставило немцев сделать неверные выводы о ближайших планах противника. Энергичное наступление немецкой 1-й танковой дивизии в северном направлении (а прорыв в направлении на Яблоницы шел едва ли не строго на север) заставило предположить, что это направление наступления сохранится и в дальнейшем. Очередной приказ М. Попова открывался следующей оценкой планов противника: «Противник с запада и юго-запада в направлении Нарва и ударом из р-нов Ивановское, Сабск на Молосковицы стремится окружить восточную группу 8-й армии и Кингисеппско-Нарвскую группу войск»[326]. На самом же деле главным направлением для немцев оставалось ленинградское. То есть по достижении шоссе Кингисепп — Ленинград они предполагали двинуться не на север, к побережью Финского залива, а на восток, к Красногвардейску и Гатчине. Точнее, прорыв к побережью тоже входил в число ближайших задач, но не для 4-й танковой группы. С началом наступления задача вскрытия планов противника не решается, а в какой-то мере даже усложняется. Разраставшаяся от плацдармов в районе Ивановского и Сабска «опухоль» могла вскрыться практически в любом направлении.

    Тем временем успешное продвижение вперед дивизий XXXXI корпуса позволило германскому командованию принять решение о вводе в бой эшелона развития успеха в лице 8-й танковой дивизии. До этого она находилась в резерве. Ввод в бой нового соединения прошел не совсем гладко. В ЖБД XXXXI корпуса 13 августа отмечалось: «Вражеская атака во фланг корпуса у Ганково приходится как раз на смену стоящего там охранения, и благодаря этому противник продвигается почти до главной дороги 1-й и 8-й тд у Извоза»[327]. Потери немецкой 1-й танковой дивизии 13 августа составили 273 человека[328], что было своеобразным рекордом за время штурма Лужского рубежа.

    Раус вспоминал, что именно в это время солдаты и офицеры подразделений его боевой группы познакомились с действием «катюш». Он писал: «В тот же день войска 6-й танковой дивизии, к своему удивлению, впервые столкнулись с русскими реактивными минометами „Катюша“, которые позднее солдаты стали называть „Сталинским оргaном“. Сначала мы подумали, что это немецкие „Небельверферы“, захваченные русскими после отхода LVI корпуса от Сольцов»[329]. Скорее всего, это произошло все же несколькими днями ранее. Первые установки РС получила 2-я ДНО, оборонявшаяся как раз там, где наступала группа Рауса.


    Танк КВ-1, ославленный на подступах к Гатчине


    13 августа 1941 г. Военный совет фронта докладывал в Генеральный штаб: «Расчеты на оказание противодействия противнику только что сформированными и плохо сколоченными частями Народного ополчения и восстановленными частями, принятыми от Сев. — Зап. фронта, после их выхода из Литвы и Латвии совершенно не оправдались. Части, в силу плохой технической оснащенности и слабой подготовки, оказались мало устойчивыми в бою»[330]. С этим утверждением можно поспорить, поскольку 2-я ДНО продемонстрировала, без преувеличения, чудеса стойкости.

    Вместе с тем нельзя сказать, что в стане противника царили эйфория и головокружение от успехов. При подведении итогов дня 13 августа в ЖБД XXXXI корпуса отмечалось: «В дальнейшем придется считаться с ожесточенным сопротивлением врага, несмотря на сильное перемешивание его соединений и большие потери в людях и технике. В лесах в тылу корпуса будут появляться разрозненные части противника»[331]. Надежду на ускорение продвижения вперед давал запланированный ввод резервов. По замыслу Гёпнера, LVI корпус Манштейна высвобождался после взятия Луги и должен был наступать следом за XXXXI корпусом. Это означало, что оба корпуса 4-й танковой группы теперь задействовались на кингисеппском направлении. Учитывая, что части 4-й ДНО, 90-й стрелковой дивизии и ЛПУ им. Кирова только еще пробивались через леса и болота из окружения, в обороне Лужского рубежа зияла ничем не прикрытая брешь.

    Ситуация усугублялась отсутствием в руках командования фронта полноценного механизированного соединения для контрудара с решительными целями. В утреннем донесении штаба фронта за 14 августа прямо указывалось: «1 тд использовалась как неподвижные огневые точки, вкопанные в землю между боевыми порядками 1 гвард. дивизии»[332]. Такой принцип использования, впрочем, не удивляет, если учесть практически полное отсутствие в танковой дивизии мотопехоты.

    После упорного боя немцам удалось прорвать фронт 1-й гвардейской ДНО и к 15.00 14 августа занять станцию Молосковицы и перерезать ж.д. Ленинград — Кингисепп. Однако правофланговые части немецкой 1-й танковой дивизии все еще вели тяжелые бои южнее железной дороги.

    Тем временем пришел час для ввода в бой детища «перманентной мобилизации» — одной из формировавшихся с июля 1941 г. стрелковых дивизий. Сосредоточение 281-й стрелковой дивизии происходило в ночь на 15 августа. На 13 августа она насчитывала 11 055 человек и была неплохо вооружена для свежесформированной дивизии: помимо обычных винтовок в ней имелось шесть сотен самозарядок СВТ. Исходя из сегодняшних знаний об обстановке, можно было бы предположить, что свежее соединение направят седлать шоссе Кингисепп — Ленинград. Однако 281-я дивизия заняла позиции к северу от него, фронтом на юго-запад. Ее линия обороны протянулась вдоль дороги от Котлов на Вруду (станцию на ж.д. Кингисепп — Ленинград). Седлать шоссе осталась 1-я гвардейская ДНО. Это в целом соответствовало стратегии штаба фронта — прочно перекрыть противнику путь к Копорскому заливу. Менее подготовленные ополченцы получили, как тогда казалось, менее опасный участок на шоссе. Но именно этот участок оказался в действительности направлением главного удара. На ополченцев обрушились сразу две танковые дивизии немцев — 1-я и 8-я.

    Однако информация об этом дошла до штаба фронта с запозданием. По итогам боев 15–16 августа оценка планов противника штабом М. Попова изменений не претерпела. В боевом приказе штаба фронта, отданном вечером 16 августа, указывалось: «Противник продолжает развивать удар на Нарву и вост. Кингисепп на север, стремясь, по-видимому, выйти к Финскому заливу»[333].

    Продвижение на север действительно удавалось сдерживать. Тревожные нотки прозвучали в оперсводке штаба фронта от 20.00 16 августа. Относительно Кингисеппского участка в ней было сказано: «Есть предположение, что противник прорвал в этом направлении оборону, т. к. в 13.10 авиация обнаружила движение колонны танков, артиллерии и мотопехоты — голова у Рабитицы, хвост у Коложицы»[334]. После получения этой сводки от Кингисеппского участка обороны связь с ним прервалась до утра 17 августа. Скорее всего, летчики увидели на шоссе колонну 8-й танковой дивизии. От нее несколько отставала 1-я танковая дивизия, продвигавшаяся севернее шоссе и вступившая в бой с левофланговыми частями 281-й стрелковой дивизии. Колонна под Рабитицами означала глубокий прорыв противника на восток, почти до станции Волосово.

    Реакцией на плохие новости стал приказ на приведение в полную боевую готовность Западного и Юго-Западного фасов Красногвардейского УР. Все сооружения предписывалось занять боевыми расчетами, организовав круглосуточную готовность боевых сооружений. Приказывалось проверить «исправность оружия, наличие в точках боеприпасов, особенно бронебойных снарядов». Строившиеся на ближних подступах к Ленинграду укрепления готовились дать бой. Однако заполненный только пулеметными батальонами УР обеспечивал оборону весьма условной прочности и устойчивости.

    В распоряжение коменданта Красногвардейского УР приказом командующего Северным фронтом за № 0045 от 17.8.41 были переданы сформированные в Ленинграде 2-я и 3-я гвардейские рабочие дивизии (ДНО). Однако отрицательный опыт участия в боевых действиях 1-й гвардейской ДНО не внушал уверенности в их боеспособности. Никаких других резервов под рукой у командования Северного фронта не было. Из окружения на Лужском рубеже вышли остатки 4-й ДНО, двух полков 90-й стрелковой дивизии и ЛПУ им. Кирова. Боевая ценность этих частей после тяжелых боев и блужданий по лесам и болотам была достаточно условной. Однако они тоже получили задачу на контрудар во фланг наступающему противнику.

    В связи с полным отсутствием резервов штаб Попова решил использовать для обороны подступов к Красному Селу и Красногвардейску Военно-политическое училище НКВД и курсы младших политруков ЛВО. Курсантов усилили полубатареей 37-мм и батареей 76-мм пушек.

    Утром 17 августа перед фронтом левофланговых соединений XXXXI корпуса фактически зияла пустота. Из 8-й танковой дивизии поступило донесение, что на глубину до 15 км восточнее «передовых линий противника не обнаружено». Аналогичное донесение приходит от 1-й танковой дивизии. При подведении итогов дня 17 августа в ЖБД XXXXI корпуса указывалось: «Перед 8-й и 1-й тд противник отходит, не принимая серьезного боя. Севернее дороги Церенковицы — Илези — Пружицы [к северу от Молосковиц. — А. И.] он оказывает упорное сопротивление с использованием артиллерии и сверхтяжелых танков. По всей видимости, противник перебросил новые части с другого фронта, чтобы не допустить продвижения корпуса к Ленинграду. Контрударами по северному флангу корпуса он пытается обеспечить отход частей из дефиле Нарвы к Ленинграду»[335].

    Оборона 1-й гвардейской ДНО, единственного соединения, стоявшего на пути немецких танковых дивизий к Красногвардейску, фактически уже не существовала. Согласно донесению о потерях с 10 по 25 августа 1941 г., 1-я гвардейская ДНО потеряла 6179 человек, в том числе всего 41 человека убитым — и аж 5436 пропавшими без вести[336]. По состоянию на 20–21 августа она насчитывала 3788 человек. Дольше сражавшаяся 281-я стрелковая дивизия доносила о потере с 16 по 25 августа 12 человек убитыми и 4127 человек пропавшими без вести[337]. Совершенно другую картину дает статистика потерь 2-й ДНО с начала боевых действий по 25 августа: 4001 человек, в том числе 462 человека убитыми и сравнительно немного пропавших без вести — 1065 человек[338]. При этом 2-я ДНО стабильно демонстрировала высокую стойкость и боеспособность.

    Если бы немецкому командованию удалось на этом этапе ввести в бой главные силы LVI корпуса, это могло обернуться для Северного фронта самой настоящей катастрофой. Причем LVI корпус мог выполнить даже пассивную задачу обороны северного фланга 4-й танковой группы. Штабы Ворошилова и Попова сосредоточили усилия на обороне на Копорском плато фронтом на юг, недооценивая возможностей противника по прорыву прямо на Ленинград. Однако от планов по вводу в бой LVI корпуса под Кингисеппом германскому командованию пришлось отказаться ввиду кризиса, возникшего под Старой Руссой.

    Несмотря на отсутствие даже туманных перспектив усиления ударной группировки, у Гёпнера и Рейнгардта были все основания торжествовать. Наступление 8-й й 1-й танковых дивизий, а частично также 6-й танковой дивизии развивалось настолько успешно, что «принимается решение продолжать его с более отдаленными целями». При этом потери были минимальными: за 18 августа 1-я танковая дивизия потеряла всего 6 человек убитыми и 2 ранеными.

    При подведении итогов дня 18 августа в ЖБД XXXXI корпуса отмечалось: «Складывается впечатление, что на ленинградском направлении противник не в силах противопоставить корпусу какие-либо боеспособные части, в то время как на севере он пытается задержать наше движение к берегу, возможно, чтобы прикрыть погрузку на корабли отходящих из Эстонии частей»[339].

    Утром 19 августа в штаб Северного фронта пришла первая хорошая новость — по железной дороге полностью прибыла и завершила сосредоточение 291-я стрелковая дивизия. Она формировалась в Московском военном округе и, ввиду критического положения под Ленинградом, прибыла под Красногвардейск (Гатчину). Она насчитывала 10 694 человека, 54 орудия, 78 минометов, 108 станковых и 317 ручных пулеметов[340]. Помимо нее, для обороны Красногвардейского УРа в распоряжении командования Северного фронта была 2-я гвардейская ДНО. Она насчитывала 10 840 человек, 58 орудий, 108 минометов, 152 станковых и 223 ручных[341]. Кроме того, Красногвардейский УР имел достаточно многочисленные уровские части, на 20–21 августа они насчитывали около 22 тыс. человек. С такими силами уже можно было надеяться на удержание Красногвардейска.

    Считается, что именно здесь, на подступах к Гатчине (Красногвардейску), экипаж под командованием старшего лейтенанта З. Г. Колобанова 19 августа 1941 г. уничтожил в одном бою 22 немецких танка, а всего ротой Колобанова было уничтожено 43 танка противника. На данный момент можно совершенно точно утверждать, что бой Колобанова не был придуман задним числом журналистами или политруками. Во-первых, заявка на подбитые танки присутствует в представлении Колобанова к званию Героя Советского Союза. Именно в нем названы цифры 22 и 43, впоследствии ставшие каноническими. В качестве даты, когда состоялся знаменитый бой, указывается 20 августа. Во-вторых, описание боя присутствует в докладе командира 1-го танкового полка Героя Советского Союза полковника Погодина, написанном по горячим следам событий 2 сентября 1941 г.

    Следует подчеркнуть, что в этот период танковый полк Погодина оказался оторван от своей дивизии. Ее главные силы действовали на северном фланге немецкого наступления. В оперативных документах соединения в качестве потерь противника с 16 по 31 августа указывается всего 16 уничтоженных немецких танков[342]. 1-й тп вел бои под Красногвардейском самостоятельно. На 19 августа он насчитывал 20 КВ, 2 Т-28, 32 Т-26, 10 БТ. Рота КВ в составе 5 машин была выделена в распоряжение командира полка 1-й гвардейской ДНО. Два танка встали в засаду у Бол. Борницы, 2 танка — у свх. Войсковицы и 1 танк — у Бол. Черницы. В докладе Погодина указывается: «До 40 танков противника колонной в движении на Бол. Борницы встречены нашей засадой танками КВ. В результате боя танком КВ командира роты 1 ТБ старшего лейтенанта Колобанова подбито 22 танка противника»[343]. События датируются 20 августа, также указывается, что, израсходовав боекомплект, КВ Колобанова отошел в Гатчино. Под Бол. Борницами остался танк КВ лейтенанта Сергеева, который уничтожил еще 8 немецких танков, но был подбит «крупным снарядом» и оставлен на поле боя.

    Наиболее раннее сообщение о результативном бое обнаруживается в документах политуправления фронта. В телеграмме начальника Политуправления Северного фронта дивизионного комиссара Пожидаева от 22 августа 1941 г., адресованной «Москва, ЦК ВКП(б) тов. Александрову», сказано:

    «На одном из участков Северного фронта танковая часть, где командиром Герой Советского Союза полковник Погодин, за 6 дней боев уничтожила 100 немецких танков и 11 орудий ПТО.

    В одном только бою 5 танков КВ данной части в районе деревень С., Б. и Ч. уничтожили 38 средних и легких танков противника. В процессе боя подбит 1 танк КВ, который эвакуируется, будет восстановлен и вновь вступит в строй.

    Отважно и дерзко действовали наши танкисты в этом бою.

    Старший лейтенант Колобанов уничтожил 22 танка противника, лейтенант Сергеев 8, лейтенант Евдокимов — 4, командир танка лейтенант Ласточкин 2, а две других вражеских машины водитель этого танка — старшина Иовлев разбил тараном»[344].

    «Разбил тараном» оставим на совести товарища Пожидаева. «Танковая часть, где командиром Герой Советского Союза полковник Погодин», — это, очевидно, 1-й танковый полк 1-й танковой дивизии, которым командовал полковник Д. Д. Погодин. По неочевидным причинам названия населенных пунктов обозначены только буквами. Однако буквы «В», т. е. «Войсковицы» — населенный пункт, к району которого обычно приписывают данный бой, — в перечне нет. Однако населенный пункт на букву «Ч» в этом районе есть — Черново.

    Первое обращение к данным противника приводит к предсказуемому результату. Согласно известному исследованию Томаса Йенца, количество боеготовых танков в 1-й танковой дивизии со 2 августа по 23 августа упало со 109 до 72 машин[345]. Даже если предположить, что прорыв с плацдарма у Сабска стоил минимальных потерь (что, очевидно, не так), 43 танка, а тем более 100 танков из этих данных никак не вырисовываются.

    Опять же, не следует считать немцев непроходимыми тупицами и самонадеянными идиотами. Они уже приобрели опыт противодействия новым советским танкам, в первую очередь КВ. Выше уже показывалось, как осторожно двигалась 8-я танковая дивизия от Сольцов на Шимск, прикрываясь зенитками. Сомнительно, чтобы тактика принципиально изменилась.

    Все это заставляет сделать вывод, что бой Колобанова если и имел место, то не 19 августа и не на подступах к Красногвардейску. Возможно, бой состоялся несколько ранее, т. е. 16–17 августа, и к западу от Красногвардейска. Причем противником танкистов 1-й танковой дивизии были 35(t) из 6-й танковой дивизии. Во всяком случае, достаточно убедительно выглядят расчеты исследователя О. Скворцова[346], показывающие достаточную для подтверждения серьезных потерь лакуну в численности танков этого соединения. Так или иначе, точку в расследовании данного эпизода ставить пока рано.

    На тот момент командование германских подвижных соединений больше беспокоили советские войска, нависавшие над флангом 4-й танковой группы. В ЖБД XXXXI корпуса вечером 20 августа отмечается: «Протяженность флангов корпуса достигла крайней степени возможного. Учитывая снизившуюся численность боевых частей, это означает угрозу намечающемуся успеху. Больше нет сил, способных длительное время противостоять ожидаемому напору противника с севера и с юга по обе стороны дороги Красногвардейск — Луга»[347].

    Приказом штаба Северного фронта в ночь на 22 августа 1941 г. в систему обороны Красногвардейского УРа включалась только что прибывшая 291-я стрелковая дивизия. Казалось, что остается несколько дней или даже часов до начала сражения за сам Ленинград. 4-я танковая группа, точнее XXXXI корпус, продвинулась к тому моменту уже достаточно далеко, чтобы подтягивать за ним пехотные дивизии 18-й армии, занимать местность и высвобождать подвижные части. Однако советские войска под Нарвой еще продолжали сражаться. Поэтому фон Лееб еще 17 августа дал войскам 18-й армии двойное задание. Армии предстояло уничтожить на Балтийском побережье советскую 8-ю армию, затем продвинуться из Эстонии через Нарву — иными словами, ликвидировать угрозу танковым дивизиям Рейнгардта у Красногвардейска. Одновременно генералу Кюхлеру предписывалось очистить побережье Финского залива, где еще оставались отброшенные прорывом танков части и соединения Кингисеппского участка обороны.

    Вместо броска на Ленинград задачей 4-й танковой группы становится замыкание Лужского «котла» и перехват путей отхода советских войск от Луги к Ленинграду. В ночь на 21 августа 1-я танковая дивизия вышла к железнодорожной линии Красногвардейск — Луга. Однако «котел» для советских войск, оборонявших Лужский рубеж, получился достаточно условный. В ЖБД XXXXI корпуса 21 августа с нескрываемой досадой констатировалось: «С начавшимся около полудня отступлением крупных сил противника из Луги на север удается бороться только артиллерией и авиацией, поскольку у 8-й тд недостаточно пехоты для того, чтобы наступать на юг. В итоге наши войска вынуждены наблюдать отход противника, будучи не в состоянии вмешаться в происходящее»[348].


    Сборка германской гаубицы sFH-18


    Ситуация на тот момент была для немцев патовой. Хотя XXXXI корпус пробился к Красногвардейску, он в ходе этого продвижения растянулся на широком фронте. Пехота 18-й армии вновь отстала. Более того, вечером 21 августа штаб группы армий «Север» запрашивал Рейнгардта о выделении мотопехоты и танков для усиления 58-й пехотной дивизии. Требовалось поддержать соединение «в тяжелом бою у Тикописа, поскольку от его исхода во многом зависит быстрое продвижение 18-й А из дефиле у Нарвы, что позволит облегчить положение северного фронта корпуса». Однако никаких свободных сил у командира XXXXI корпуса уже не было. Наступление немецких танков на Ленинград было вновь приостановлено. Снова нужно было подтягивать пехоту, на этот раз с боем.

    Среди германских генералов были разные мнения относительно военной целесообразности такого шага. Пауль Карелл приводит в своей книге мнение начальника штаба 4-й танковой группы: «Генерал Шаль де Больё считает — и автор настоящей работы с ним согласен, — что генерал-фельдмаршал Риттер фон Лееб заботился о том, чтобы дать пехотным дивизиям своего близкого друга, командующего 18-й армией, возможность заметного участия во взятии Ленинграда. По-человечески такой шаг понятен, однако он имел самые плачевные последствия»[349].

    Однако, несмотря на всю красивость этой версии, причины остановки 4-й танковой группы представляются более прозаическими. Ее фланг был растянут и потребовал для своего прикрытия крупных сил подвижных соединений. Возобновление наступления стало возможно только после того, как 18-я армия оттеснила советскую 8-ю армию дальше на восток. Именно тогда состоялся давно ожидавшийся советским командованием удар в направлении Финского залива. Он уже наносился пехотой, и под угрозой окружения 8-я армия отошла на восток.

    Лужская подкова. Линия фронта на подступах к городу Луге по своей форме напоминала подкову — советские войска занимали дугообразный выступ с Лугой в центре. Группа «Луга» была сковывающим центром немецкого наступления. Здесь LVI моторизованный корпус (269-я пехотная дивизия, дивизия СС «Полицай» и 3-я моторизованная дивизия) наносил сковывающий удар, имитирующий удар по кратчайшему расстоянию на Ленинград и не позволяющий советскому командованию снимать войска на выручку соседним участкам обороны Лужского рубежа. Одновременно сковывание боями не позволяло войскам под Лугой быстро оторваться от противника и вовремя вырваться из намечающегося окружения. Единственным послаблением для LVI корпуса стало начало наступления 10 августа, когда погода уже позволяла использовать авиацию.

    Главный удар вдоль железной дороги на Лугу наносила вновь прибывшая дивизия СС «Полицай». Она была новичком на советско-германском фронте, ее первый бой на востоке состоялся 3 августа. Конечно, одна эсэсовская дивизия была слабым утешением за три недели ожидания. Однако в одиночку 269-я пехотная дивизия уже потерпела фиаско в «сшивании» смежных флангов моторизованных корпусов.


    Танк КВ-1, подбитый на подступах к Стояновщине. На заднем плане виден подбитый танк БТ


    Вполне ожидаемо, что свежая дивизия была использована как таран в новом немецком наступлении на Лугу. 10 августа последовал удар частей «Полицая» к западу от шоссе Псков — Луга. Экс-полицейские в униформе СС не без труда прорвали передний край обороны 177-й стрелковой дивизии. Командир дивизии СС «Полицай» генерал Мюльферштедт, стремясь морально поддержать своих подчиненных на участке наметившегося успеха, появился на поле боя и был убит разрывом минометной мины. К 11 августа эсэсовские части пробились к населенному пункту Стояновщина (немцы для краткости называли ее «Стоя»). Здесь они были встречены контратаками танков 24-й танковой дивизии. Несмотря на присутствие в рядах атакующих «52-тонных танков», т. е. КВ, контратака была отражена немцами.

    Обстоятельства боя танков КВ с эсэсовцами следующие. 12 августа 3 танка КВ контратаковали противника у деревни Стояновщина. Один из них получил повреждение пушки и своим ходом вышел из боя. Два других танка продолжили движение. Однако далеко они не ушли. Один КВ застрял в болоте в 100 м от Стояновщины, второй получил повреждение ходовой части и, «не имея возможности продвигаться дальше, стал вести огонь с места»[350]. Дальнейшее продвижение немцев привело к тому, что эти два танка стали безвозвратными потерями.

    В итоге боев с 10 по 14 августа 2 подбитых танка КВ остались на поле боя, занятом противником, также 24-й танковой дивизией было потеряно 27 танков БТ, из них 23 танка сгорели, все они остались на поле боя, занятом противником[351]. Был эвакуирован только 1 танк БТ. В этом эпизоде как в капле воды отражаются проблемы боевого применения танков в 1941 г. При поверхностном взгляде на ситуацию может показаться, что достаточно было бы поставить танки КВ в засаду, и они бы останавливали целые танковые группы. Советские войска на «лужской подкове» располагали тремя КВ. Если бы они их поставили на позиции у шоссе, то наступающие вдоль железной дороги эсэсовские части банально обошли бы закопанные танки с тыла. Расставить все три танка КВ на фронте «лужской подковы» было невозможно, между ними все равно остались бы непростреливаемые промежутки. Поэтому единственным вариантом оставались контратаки, в которых КВ так или иначе подбивались или застревали. Танки БТ были легкой жертвой.

    После успешного закрепления на позициях у Стояновщины последовал удар частей СС «Полицай» в направлении шоссе, в тыл обороняющим его подразделениям. Тем самым была свернута советская оборона поперек шоссе и расширен прорыв. Эти бои продолжались вплоть до 19 августа. Но и после этого наступать вдоль шоссе немцы не решились. Далее, «Полицай» 23–24 августа прорвался через озерное дефиле между озерами Большой Талонь и Черменецкое (к востоку от шоссе) и вышел к р. Луге выше по течению города Луга. Это позволило атаковать Лугу с востока и захватить город уже 24 августа. Эсэсовцами было заявлено о захвате 1937 пленных, уничтожении 53 танков, 28 орудий, 13 противотанковых пушек. Красноречивый факт: саперный батальон «Полицая» снял или обезвредил 6790 мин всех типов, содержавших 46 тонн взрывчатки (!!!). Немецкие саперы с досадой констатировали, что многие советские мины были в деревянных корпусах, что исключало их обнаружение стандартным миноискателем.


    Второй КВ, подбитый в районе Стояновщины


    Группа «Шимск» наступает на Новгород. За ударом в обход Луги немецких танков вскоре последовал удар немецкой пехоты 16-й армии на новгородском направлении. Непосредственно на Новгород должен был наступать I армейский корпус под командованием генерала пехоты Куно-Ганса фон Бута. Ширина фронта наступления корпуса была всего 16 км. Корпус усиливался 659-й и 666-й батареями штурмовых орудий, несколькими тяжелыми артиллерийскими дивизионами, но главным козырем немецких войск должны были стать самолеты VIII авиакорпуса Рихтгоффена. I армейский корпус должен был прорвать позиции советских войск на р. Мшага, овладеть Новгородом и далее наступать в направлении железнодорожной линии Ленинград — Москва. В отличие от Гёпнера, командующий 16-й армией генерал Буш решил не отказываться от авиационной поддержки в наступлении на Новгород. Когда вечером 7 августа погода резко ухудшилась, от наступления на следующее утро отказались, занявшие исходные позиции части были отведены назад. Когда погода не улучшилась и на следующий день, начало наступления было вновь отложено. Наконец, через день погода позволила использовать авиацию, и в 4.30 в воскресенье, 10 августа 1941 г., немецкое наступление началось. В первом эшелоне I армейского корпуса наступали 11-я и 21-я пехотные дивизии, которые уже 10 августа прорвали первые две позиции советских войск. На следующий день был захвачен Шимск. 12 августа к расширяющемуся наступлению присоединились 126-я и 96-я пехотные дивизии.

    Завершился прорыв обороны 48-й армии на новгородском направлении 13 августа. Решающую роль в этот день сыграл тот факт, что в руки немцев попал подробный план обороны 128-й стрелковой дивизии. На нем были обозначены минные поля, основные узлы сопротивления и распределение сил между различными участками обороны. В соответствии с этим командиры 11-й и 21-й дивизий ввели своих саперов для ликвидации обширных минных полей, за саперами следовали авангарды наступающих полков. Для уничтожения ДОТов использовались 88-мм зенитки.

    В истории 11-й пехотной дивизии роль авиации в прорыве отмечалась как фактор успешного взлома советской обороны: «Наступление через Мшаги началось утром 12.8 с короткой мощной огневой подготовки силами артиллерии, тяжелого вооружения и „Штук“. Дивизия начала наступление, имея 2-й пп справа, 44-й пп слева и 23-й пп слева позади него, в первых рядах двигался саперный батальон. Пехота при отличной поддержке авиации быстро прорвалась сквозь вражескую полосу обороны на северо-восток. Справа 21-я пд наступала на Новгород вдоль дороги Шимск — Новгород. 11-я пд еще в этот день, несмотря на постоянные контратаки против ее левого фланга, вышла на линию Маковище — Шарок — Минюши»[352].


    Бронеавтомобиль БА-10 в Новгороде


    14 августа 21-я пехотная дивизия вышла к шоссейной дороге Новгород — Луга, а 11-я пехотная дивизия — к железной дороге на том же направлении. Саперный батальон 11-й дивизии взорвал мост на этой дороге. Советские войска на Лужском рубеже постепенно утрачивали ниточки коммуникаций, которые связывали их с тылом. Утром 15 августа немцами была предпринята попытка с ходу овладеть Новгородом, но она потерпела неудачу. На Новгород обрушились пикировщики VIII авиакорпуса. Позднее в отчетных документах немецкое командование признавало ключевую роль авиации в штурме Новгорода: «Сопротивление было подавлено атаками пикирующих бомбардировщиков, которые подожгли город во многих местах». В вечерние часы 21-я пехотная дивизия просочилась в город, и утром 16 августа над новгородским кремлем развевался немецкий флаг. Однако сражение за город на этом не закончилось. Полк 21 — й пехотной дивизии и 424-й полк 126-й пехотной дивизии остались совместно с VIII авиакорпусом штурмовать город, а остальные полки 21-й дивизии и 11-я пехотная дивизия начали наступление на Чудово.


    Горящий Новгород


    Начальник Генерального штаба Красной Армии Маршал Б. М. Шапошников 16 августа приказывал: «Город Новгород не сдавать и держать до последнего бойца»[353]. В распоряжение командования Северо-Западного фронта Шапошниковым направлялись свежесформированные 291, 305 и 311-я стрелковые дивизии. Первая должна была занять рубеж реки Волхов, а вторая — оказать непосредственную поддержку войскам 48-й армии в боях за Новгород. Сражение за восточную часть Новгорода продолжалось до 19 августа. Основным его участником с советской стороны были остатки 28-й танковой дивизии полковника И. Д. Черняховского и 1-й горнострелковой бригады. Немецким войскам приходилось отбивать советские контратаки с применением танков, в ходе одной из которых 18 августа 3-й пехотный полк 21-й пехотной дивизии был полностью окружен. Однако мощная поддержка с воздуха в конечном итоге обеспечила немцам успех в боях за Новгород.


    Немецкие пехотинцы форсируют реку в районе Нарвы


    Пока шли бои за Новгород, I армейский корпус продвигался к Чудово. 11-я пехотная дивизия заняла оборону на Волхове с целью защиты правого фланга корпуса, а боевая группа 21-й пехотной дивизии 20 августа захватила Чудово, перерезав Октябрьскую железную дорогу. На следующий день частями I армейского корпуса было отбито несколько советских контратак. Первая задача немецкого наступления на этом направлении была выполнена.

    Таким образом, 20–22 августа противник передовыми частями вышел на ближние подступы к Ленинграду и вступил в боевое соприкосновение с частями Красногвардейского Ура, перерезав Октябрьскую железную дорогу в районе Чудово.


    Немецкие пулеметчики в районе Нарвы


    Отходившие на Сиверскую дивизии Лужской (переименованной в Южную) группы генерала Астанина попали в окружение 26 августа. В «котле» оказались 70, 90, 111, 177 и 235-я стрелковые дивизии, 1-я и 3-я ДНО, 24-я танковая дивизия. С севера заслон против прорывающихся на соединение с главными силами Северного фронта советских частей образовала под Красногвардейском 8-я танковая дивизия. Западный, южный и восточный внутренние фронты окружения образовывали XXXXI моторизованный, L и XXVIII армейские корпуса противника. Окруженным южнее Сиверской частям и соединениям пришлось разделиться на несколько групп и выходить на соединение с войсками фронта под Ленинградом в районах Кириши и Погостье. Отряды возглавили командиры соединений и временных объединений — генерал А. Н. Астанин, полковники: А. Ф. Машошин (командир 177-й стрелковой дивизии), А. Г. Родин (заместитель командира 24-й танковой дивизии, фактически возглавлял 1-ю ДНО), С. В. Рогинский (командир 111-й стрелковой дивизии) и Г. Ф. Одинцов. Пробивавшиеся из «котла» части постепенно вливались в состав защитников Ленинграда.


    Понтонный мост в районе Нарвы


    Надо сказать, что командованием фронта была предпринята попытка организовать снабжение окруженной группировки по воздуху. Согласно заявке штаба группы Астанина от 4 сентября 1941 г., было затребовано 10 тонн сухарей, 3 тонны концентратов, 20 тонн бензина, 4 тонны дизтоплива, 1600 снарядов 76-мм и 400 122-мм, а также некоторые другие позиции — соль, автол и др.

    Переброска осуществлялась днем 5 сентября 1941 г. 6 самолетами Р-5 и 1 «Дугласом» (лицензионный DC-3). Однако быстро выяснилось, что противник патрулирует район окружения истребителями. Из семи самолетов не вернулось пять, включая один «Дуглас». До 11 сентября доставили едва ли половину из запрошенного: 5,3 тонны сухарей, 1 тонну концентратов, 5,2 тонны бензина, 2,2 тонны дизтоплива, 450 выстрелов калибра 76 мм[354]. Выстрелы 122-мм не доставлялись вовсе. Сверх заявки были доставлены медикаменты и шанцевый инструмент. Возможности советских ВВС по снабжению «котлов» по воздуху в 1941 г. были достаточно скромными. Следует также отметить, что с 8 сентября связь Ленинграда с Большой землей была прервана, осталось только сообщение по Ладожскому озеру и по воздуху. Соответственно, транспортная авиация была задействована на снабжении самого Ленинграда. Возможно, в иных условиях снабжение группы Астанина стало бы более результативным.


    Автомашины ЗИС-5, брошенные в Лужском «котле»


    Так или иначе, сопротивление советских войск в Лужском «котле» продолжалось до сентября 1941 г. От деблокирования «котла» окончательно отказались только 14–15 сентября, когда уже вовсю гремели бои на ближних подступах к Ленинграду. Нельзя не признать, что из всех «котлов» 1941 г. Лужский «котел» оказался самым живучим, он продержался дольше всех, в течение нескольких недель. Если, разумеется, не сравнивать с группировками войск, блокированными на побережье и снабжавшимися по морю — Одесса, Севастополь. Высокой устойчивости способствовали условия местности, затруднявшие немцам зачистку «котла».

    «Котел» в сравнении с другими окружениями лета — осени 1941 г. принес немцам напряженные бои в лесисто-болотистой местности и не более 20 тыс. пленных. Так или иначе, существование в тылу группы армий «Север» неликвидированной группировки советских войск отрицательно сказалось на немецком наступлении на Ленинград.

    Гамбит Ватутина

    Наступление под Старой Руссой

    Что же заставило немецкое командование бросить в прорыв под Красногвардейском LVI корпус Манштейна? Планы германского командования претерпели существенное изменение из-за советского наступления. В подготовке этого наступления принимали участие два сильных советских штабиста: начальник штаба Северо-Западного фронта Н. Ф. Ватутин и начальник штаба Северо-Западного направления М. В. Захаров. Оба в ходе войны подтвердили свою репутацию грамотных военачальников, а Н. Ф. Ватутин стал одним из самых ярких советских командующих фронтами. Место для «иглоукалывания» было выбрано достаточно удачно. Немецкое командование считало советские войска, находившиеся к югу от Ильменя, разгромленными. В приказе по группе армий № 1770/41 от 27 июля 1941 г. фон Лееб писал:

    «Противник перед фронтом 16-й армии уничтожен. Остатки отходят через болотистую местность к югу от озера Ильмень на восток».

    Соответственно, против отходящих на восток «остатков» выделялся минимум войск, а основные силы 16-й армии генерал-полковника Эрнста Буша сосредотачивались в направлении Ленинграда. Южнее озера Ильмень занимал оборону X армейский корпус. В целом 16-я армия занимала фронт 140 км силами 5 2/3 пехотной дивизии, что дает нам оперативную плотность около 25 км фронта на одну дивизию. Такие разреженные порядки благоприятствовали успеху советского контрнаступления.

    Ставкой ВГК в Директиве № 00824 Северо-Западному фронту ставилась ограниченная задача: «Нанесение поражения силам противника, группирующимся в районе Сольцы, Старая Русса, Дно, занять Старую Руссу и ст. Дно и закрепиться на рубеже последней»[355]. В операции должны были участвовать 11, 34, 27 и 48-я армии. Задачи и исходные позиции для этих четырех армий обрисовывались в директиве следующим образом:

    «3. Исходное положение войскам 34-й армии занять к вечеру 11 августа по восточному берегу р. Ловать, на фронте Кулаково, Коломна, имея к западу от р. Ловать на р. Порусья лишь передовые части и разведывательные отряды.

    4. Главный удар нанести силами 34-й армии с одновременным ударом левого крыла 11-й армии в направлении пл. Взгляды и 48-й армии на Уторгош, Пески. Для обеспечения стыков между 11-й и 34-й армиями за правым флангом 34-й армии иметь стрел, дивизию и за стыком 34-й и 27-й армий — 181-ю стр. дивизию»[356].

    Намеченный Н. Ф. Ватутиным и М. В. Захаровым темп наступления в 15 км в сутки подписавший директиву маршал Б. М. Шапошников считал завышенным. Он приказывал «при наступлении не зарываться вперед — ежесуточный темп продвижения иметь четыре-пять километров в сутки, обращая внимание на разведку и обеспечение своих флангов и тыла и на закрепление за собой пройденного пространства». Начало операции было назначено на 12 августа.


    Начальник штаба Севера-Западного фронта Н. Ф. Ватутин


    Переданная в состав Северо-Западного направления 34-я армия была детищем «перманентной мобилизации». Она формировалась в Московском военном округе с 16 июля 1941 г. К 25 июля 1941 г. в состав 34-й армии входили: 245, 257, 259 и 262-я стрелковые дивизии, 25-я и 54-я кавалерийские дивизии, 264-й и 644-й корпусные артиллерийские полки, 171-й и 759-й артиллерийские полки ПТО. Армии были также приданы дивизион РС (12 машин) лейтенанта П. Н. Дегтярева и отдельный танковый батальон.

    Три дивизии (245, 257, 262-я) были сформированы на территории Московского военного округа по приказу Л. П. Берии от 29 июня 1941 г. из кадров НКВД. Точнее, на формирование каждой дивизии выделялось 1000 человек рядового и младшего начальствующего состава и 500 человек командно-начальствующего состава из ведомства Берии, преимущественно из пограничников. Остальные бойцы и командиры для формируемых под эгидой НКВД дивизий призывались из запаса. Кадры НКВД, в сущности, рассеивались в массе призываемых из запаса, но все же играли роль ядра спешно формируемых соединений.

    18 июля армия была включена в состав фронта Можайской линии обороны и занимала рубеж западнее г. Малоярославец. С 30 июля армия была переподчинена Резервному фронту, а 6 августа Директивой Ставки ВГК № 00733 была передана Северо-Западному фронту. С 3 августа армию возглавлял генерал-майор К. М. Качанов. В Директиве Ставки ВГК № 00733 особо указывалось: «Армию не раздергивать по частям, а иметь как ударный кулак…»

    По состоянию на 10 августа 1941 г. 34-я армия насчитывала 57 563 человека. Укомплектованность соединений армии генерала Качанова можно охарактеризовать как хорошую (см. таблицу).

    Укомплектованность дивизий 34-й армии личным составом и стрелковым оружием[357]

    Дивизия Личн. состав Винтовки СВТ Станков. Ручн. ППД
    245-я сд 14 329 8 770 2 680 150 161 450
    257-я сд 11 313 8 179 1 088 159 226 0
    259-я сд 12 033 6 045 3 457 125 180 13
    262-я сд 10 873 6 669 1 643 124 172 6
    Итого 48 548 29 663 8 868 558 739 469

    Как мы видим, укомплектованность 34-й армии личным составом была выше всяких похвал. Соединения получили немалое число самозарядных винтовок, что в некоторой степени компенсировало нехватку пулеметов. Хуже всего соединения 34-й армии были укомплектованы артиллерией. Только 245-я стрелковая дивизия имела на вооружении 122-мм гаубицы. Артполки остальных дивизий вооружались 76-мм пушками. Противотанковых «сорокапяток» было недостаточно, на четыре дивизии их имелась 71 единица.

    Подготовка наступления не ускользнула от внимания немецкого командования. Окончательные выводы были сделаны по возросшим объемам железнодорожных перевозок, замеченным с воздуха. 1 августа 1941 г. Гальдер записал в дневнике:

    «Генерал Богач — результаты авиаразведки:

    1. Сильная загрузка железной дороги у Старой Руссы. По-видимому, это связано с переброской в районе озера Ильмень трех дивизий, о которых показывал русский военнопленный — начальник штаба дивизии»[358].

    Однако отказываться от подготовки наступления на Ленинград во имя парирования концентрации советских войск под Старой Руссой командование группы армий «Север» не стало. На пути 34-й армии по-прежнему оставались растянутые на широком фронте 30-я и 290-я пехотные дивизии. Вместе со 126-й пехотной дивизией они входили в X армейский корпус 16-й армии. На тот момент 16-я армия насчитывала 317 тыс. человек, а противостоявший ей Северо-Западный фронт — 336 тыс. человек.


    Командующий 34-й армией генерал-майор К. М. Качанов


    Началось советское наступление в условиях, когда уже несколько дней шли бои на Лужском рубеже. Кроме того, X корпус начал собственное наступление южнее Ильменя и нарушил порядки готовившейся к наступлению 11-й армии.

    10 августа X корпус захватил Старую Руссу. Несмотря на это, 34-я и 27-я армии начали наступление рано утром 12 августа. Потрепанная 27-я армия (53 тыс. человек на 10 августа[359]) была остановлена восточнее Холма. Этот город неоднократно будет становиться «крепким орешком» на пути советских войск: зимой 1941/42 г. он будет окружен, и гарнизон будет получать снабжение по воздуху. Куда успешнее наступала 34-я армия. Ее построение было двуэшелонным. В первом эшелоне наступали 257, 262 и 245-я стрелковые дивизии и 25-я кавалерийская дивизия. Во втором эшелоне находилась 259-я стрелковая дивизия.

    Она продвинулась на 40 км в глубь немецкой обороны и уже утром 14 августа достигла железной дороги Дно — Старая Русса. К 15 августа все три пехотные дивизии X корпуса оказались окружены в районе Старой Руссы.

    В этих условиях фон Лееб 14 августа развернул моторизованную дивизию СС «Тотенкопф» с новгородского направления к станции Дно для парирования советского наступления. Эсэсовская дивизия застрянет под Старой Руссой надолго. Она даже не будет участвовать в сентябрьском наступлении на Ленинград. За «Тотенкопфом» вскоре последовали 3-я моторизованная дивизия и управление LVI моторизованного корпуса Э. фон Манштейна. На отражение удара 34-й армии также был брошен VIII авиакорпус Вольфрама фон Рихтгофена. Последний был, пожалуй, самым сильным аргументом против наступления трех советских армий. Над полем боя действовало до 80–100 самолетов противника, воздействовавших на советские войска с 4.00–6.00 до 20.00–21.00.

    Вводом в бой рокированных с лужского направления соединений немцам удалось стабилизировать обстановку. В ЖБД Северо-Западного фронта констатировалось: «К исходу 20.8.41. наступление 34А остановлено, армия оказалась скованной на всем фронте, инициатива потеряна»[360].

    В оперсводке от 19 августа Военный совет 34-й армии докладывал:

    «В 17.00–18.00 [18 августа 1941 г.) главная группировка армии 257 и 259 сд подверглась сильной атаке бомбардировщиков.

    […]

    Задачи дня главная группировка армии не выполнила. Понеся большие потери в личном составе, материальной части и конском составе, особенно в артполках на конной тяге»[361].

    Войска 34-й армии 21 августа неорганизованно отходили на рубеж реки Полисть. Зацепиться за рубеже реки они не смогли, и 22 августа отход далее на восток продолжился. Из отходивших частей на реках Порусья и Редья остались лишь отдельные отряды прикрытия. Вся остальная масса войск продолжала дальнейший отход на реку Ловать.

    Авиация противника в течение 21 и 22 августа непрерывно, группами по 10–25 самолетов, продолжала утюжить войска и тылы 34-й армии, нарушая связь и парализуя любые попытки организовать беспорядочно отходящие части. Командованием фронта из 11-й армии была изъята 163-я стрелковая дивизия (многострадальная 163-я моторизованная дивизия, переформированная в стрелковую) и выдвинута для стабилизации фронта 34-й армии. Однако на рубеже р. Ловать остановить отход не удалось, и отступление продолжилось далее, до рубежа р. Пола. Только в конце августа обстановку на фронте 34-й армии удалось стабилизировать. Начались даже контратаки с целью вернуть рубеж р. Ловать.

    Командир LVI моторизованного корпуса Э. фон Манштейн впоследствии описал происходившее под Старой Руссой следующим образом:

    «В штабе 16 армии выяснилось следующее. 10 ак, который вел бой на правом фланге 16 армии южнее озера Ильмень, был атакован значительно превосходящими силами противника (38 советская армия с восемью дивизиями и кавалерийскими соединениями) и потеснен ими. Теперь он, обернувшись фронтом на юг, вел тяжелые оборонительные бои южнее озера Ильмень. Противник, видимо, имел намерение охватить его западный фланг. 56 тк должен был срочно отвлечь силы противника и выручить 10 ак.

    Задача нашего корпуса прежде всего состояла в том, чтобы вывести свои две мотодивизии по возможности незаметно для противника к его открытому западному флангу восточнее Дно, с тем чтобы затем с фланга сбить его с позиций, обращенных фронтом на север против 10 ак, или зайти ему в тыл. Перед нами стояла прекрасная задача. Удовлетворением для нас было и то, что в дивизии СС „Тотенкопф“ обрадовались, узнав, что она вновь поступила под наше командование. Но, к сожалению, не удалось добиться передачи нам и 8 тд для выполнения этой задачи.

    К 18 августа нам удалось скрытно перебросить обе дивизии к западному флангу войск противника и, тщательно маскируясь, занять исходное положение. 19 августа утром началось наступление корпуса, явившееся, по-видимому, неожиданным для противника. Действительно, удалось, как и было задумано, сбить противника с позиций, нанеся ему удар во фланг, и во взаимодействии с вновь перешедшим в наступление 10 ак в дальнейших боях нанести решительное поражение советской 38 армии. 22 августа мы достигли реки Ловать юго-восточнее Старой Руссы, несмотря на то что в этой песчаной местности, почти полностью лишенной дорог, пехоте обеих моторизованных дивизий пришлось большую часть пути проходить пешим строем»[362].

    Манштейн здесь ошибся относительно номера армии — 38-я армия только создавалась и действовала в полосе Юго-Западного фронта. Речь, разумеется, идет о 34-й армии.

    Последствия ввода немецким командованием в бой моторизованных соединений были самыми устрашающими. В своем донесении от 23 августа Качанов писал: «Части армии разрозненными группами вне дорог, неуправляемые отходят к р. Поча. Небольшие ячейки дивизии под руководством назначенных мной командиров по направлениям прикрываясь от танковых подразделений отходят…»[363].

    К 25 августа 34-я и 11-я армии были оттеснены на линию реки Ловать. Наступление закончилось. Немцами было заявлено о захвате 18 тыс. пленных, захвате или уничтожении 20 танков, 300 орудий и минометов, 36 зенитных орудий, 700 автомашин. Здесь же немцами была впервые захвачена пусковая установка РС («катюша»). Три армии Северо-Западного фронта действительно понесли большие потери. На 10 августа 11, 27 и 34-я армии насчитывали 327 099 человек, а на 1 сентября их численность упала до 198 549 человек. Численность 34-й армии просела до 22 043 человек. Из 83 танков было потеряно 74 единицы, из 748 орудий и минометов — 628 (84 %). Поражение армии Качанова хорошо видно по изменению численности ее дивизий. По состоянию на 20–24 августа 245-я стрелковая дивизия насчитывала 2042 человека, 257-я — 2293 человека, 259-я — 3683 человека, 262-я — 2496 человек.

    Согласно донесению о потерях личного состава 34-й армии с 1 августа по 1 сентября, в которое вошли 245, 257, 259, 262 и 163-я стрелковые дивизии и 25-я кавалерийская дивизия, ее общие потери составили 33 562 человека (в том числе 1369 25-я кд, 1214 163-я сд)[364]. Из них 4473 человека числились убитыми и 19 870 человек — пропавшими без вести.

    Несмотря на то что наступающие понесли большие потери и в конце концов были отброшены в исходное положение, немецкое командование изменило свою оценку в отношении советских войск южнее озера Ильмень.

    24 августа Верховное командование Вермахта приказывает LVI моторизованному, II и X армейским корпусам группы армий «Север», а также LVII моторизованному корпусу группы армий «Центр» развивать наступление на восток в направлении Демянска и Великих Лук. Операция началась 30 августа. Вскоре немецкая 19-я танковая дивизия захватила Демянск. 20-я танковая дивизия LVII корпуса ударила с юга и соединилась с X корпусом, образовав окружение большей части 27-й армии и части сил 11-й и 34-й армий. Немцами было заявлено о захвате 35 тыс. пленных, уничтожении или захвате 117 танков и 254 орудий. На 10 сентября соединения 34-й армии насчитывали: 262-я стрелковая дивизия — 783 человека, 257-я — 695 человек, 245-я — 1472 человека, 259-я — 2275 человек[365].

    За окружением войск Северо-Западного фронта, сыгравших важную роль в августовских боях на дальних подступах к Ленинграду, последовали наказания. Инициатором был прибывший на Северо-Западный фронт Л. З. Мехлис. Это неудивительно ввиду того, что фронту была передана целая армия, в общем-то хорошо укомплектованная, а буквально за неделю-полторы от нее остались одни лохмотья.

    Командующий Северо-Западным фронтом генерал-майор П. П. Собенников был снят, и его место занял генерал-лейтенант П. А. Курочкин, отличившийся под Смоленском. Вскоре П. П. Собенников был осужден на пять лет. Однако вместо заключения он был понижен в звании, оставлен на фронте и впоследствии снова стал генералом. За снятием с должности последовали расстрелы. Лично Мехлис составил приказ войскам фронта № 057 от 12 сентября 1941 г., в котором присутствовали такие строки: «…За проявленную трусость и личный уход с поля боя в тыл, за нарушение воинской дисциплины, выразившееся в прямом невыполнении приказа фронта о выходе на помощь наступающим с запада частям, за непринятие мер для спасения материальной части артиллерии, за потерю воинского облика и двухдневное пьянство в период боев армии генерал-майора артиллерии Гончарова, на основании приказа Ставки ВГК № 270, расстрелять публично перед строем командиров штаба 34-й армии». Приказ был составлен задним числом. Генерал-майор артиллерии В. С. Гончаров был расстрелян перед строем штабных работников 34-й армии на день раньше, 11 сентября 1941 г.

    Столь же трагично сложилась судьба командующего 34-й армией генерал-майора Кузьмы Максимовича Качанова. Суд (Военный трибунал Северо-Западного фронта) признал командующего 34-й армией виновным в неисполнении полученного им 8 сентября 1941 г. приказа Военного совета фронта о нанесении соединениями армии удара во фланг и тыл наступающему противнику, уничтожении его и выходе на новый рубеж. В обвинительном заключении говорится, что якобы Качанов, вопреки упомянутому приказу, снял с оборонительного рубежа три дивизии, что позволило противнику прорвать оборону армии и выйти ей в тыл. В приговоре отмечалось, что «отход произведен в беспорядке, управление войсками было утрачено, в результате чего врагу был открыт фронт и дана возможность занять часть нашей территории». Трибунал отмел вполне разумные доводы, приведенные К. М. Качановым в свою защиту, и 27 сентября был вынесен смертный приговор. Бывшего командарма-34 расстреляли 29 сентября 1941 г.


    Стояли насмерть. 122-мм гаубица М-30 на позиции с погибшим расчетом


    Кляксой на смертном приговоре двух генералов завершилась история 34-й армии, контрудар которой сыграл важнейшую роль в начальной фазе сражения за Ленинград. Этим ударом были оттянуты от Лужского рубежа подвижные соединения как 4-й (LVI корпус), так и 3-й (LVII корпус) танковых групп Вермахта. Были лишены эшелона развития успеха в лице моторизованных дивизий как группа «Луга», так и группа «Шимск», нацеленные на Лужский рубеж. В условиях крайне жестких сроков, в рамках которых было возможно использование подвижных соединений в группе армий «Север» до их рокировки в сентябре 1941 г. на московское направление, даже минимальные задержки давали переход из количества в качество. С. этой точки зрения роль контрудара под Старой Руссой в сражении за Ленинград трудно переоценить.

    Враг у ворот Ленинграда

    Но разведка доложила неточно… При изучении истории войны иногда приходится сталкиваться с документами, которые нельзя назвать иначе как провидческими. Еще 17 августа 1941 г. в директиве Ставки ВГК № 001029 командование Северо-Западного направления предупреждалось об угрозе окружения Ленинграда. В Директиве указывалось:

    «Ставка считает, что наиболее опасным направлением продвижения противника является восточное направление в сторону Новгорода, Чудова, Малой Вишеры и дальше через реку Волхов. Если немцы будут иметь успех в этом направлении, то это будет означать обход Ленинграда с востока, перерыв связи между Ленинградом и Москвой и критическое положение Северного и Северо-Западного фронтов. При этом вероятно, что немцы сомкнут здесь свой фронт с фронтом финнов в районе Олонца. Нам кажется, что главком Сев. — Зап. не видит этой смертельной опасности и потому не предпринимает никаких особых мер для ликвидации этой опасности. Ликвидировать эту опасность вполне возможно, так как у немцев сил здесь немного, а подброшенные нами на помощь новые три дивизии при умелом руководстве могли бы ликвидировать опасность. Ставка не может мириться с настроениями обреченности и невозможности предпринять решительные шаги, с разговорами о том, что уже все сделано и ничего больше сделать невозможно»[366].

    Здесь сразу бросается в глаза фраза «у немцев сил здесь немного». Сейчас, когда мы знаем о запланированном вводе немцами в бой на чудовском направлении полноценного моторизованного корпуса, эта фраза может вызвать только горькую усмешку. Буквально за день до этого, 16 августа 1941 г., последовал приказ ОКХ на передачу из группы армий «Центр» в группу армий «Север» XXXIX моторизованного корпуса в составе 12-й танковой, 18-й и 20-й моторизованных дивизий. Однако 17 августа даже никаких догадок об этом еще не было. 4-я танковая группа была выявлена и действовала на кингисеппском направлении, на подступах к Красногвардейску. Именно этому направлению, где наступали танковые дивизии немцев, командование Северо-Западного направления уделяло наибольшее внимание. Смертельная опасность, о которой говорит директива Ставки, еще не материализовалась.


    Советские тральщики в море


    Только 24 августа XXXIX моторизованный корпус, которым в тот момент командовал генерал танковых войск Шмидт, прибыл в группу армий «Север». В тот же день 18-я моторизованная дивизия вступила в соприкосновение с советскими частями у Чудова. Она стала первым подвижным соединением Вермахта, введенным в бой на этом направлении. 20-я моторизованная и 12-я танковая дивизии в тот момент еще находились на марше между Шимском и Новгородом. 12-я танковая дивизия генерал-майора Харпе, несмотря на потери, понесенные в боях в Белоруссии и под Смоленском, еще сохраняла свой боевой потенциал — на 24 августа она насчитывала в строю 94 танка. Дивизия вступила в бой 25 августа. В этот день вошла в прорыв через порядки 121-й пехотной дивизии, взяла Любань и продолжила наступление на запад. Пехотная дивизия отошла от шоссе, чтобы освободить дорогу для снабжения подвижных частей.

    Тем временем с целью парирования возникшего в результате крушения обороны 48-й армии кризиса Генеральный штаб начал вводить на фронт на Волхове свежесформированные соединения. Первой стала 52-я армия, разворачивавшаяся в районе Тихвина по Директиве Ставки ВГК № 001200 от 23 августа 1941 г. Командующим армией был назначен генерал-лейтенант Н. К. Клыков, начальником штаба — генерал-майор П. И. Ляпин. Как и в других армиях с большими номерами, формирование управления армии произошло на базе управления одного из упраздненных стрелковых корпусов. В случае с 52-й армией это был 25-й стрелковый корпус. Согласно вышеуказанной Директиве Ставки состав армии Н. К. Клыкова был следующим:

    «3. В составе 52-й армии иметь: 285 сд в районе Волхова; 292 сд в районе ст. Волховская Пристань; 288 сд в районе ст. Тихвин; 314 сд в районе Хвойная, ст. Песь; 316 сд в районе Боровичей; 312 сд в районе Валдая; 294 сд в районе Окуловки: 286 сд в районе Череповца».

    Все эти дивизии были июльского формирования, самой известной из которых впоследствии стала 316-я стрелковая дивизия И. В. Панфилова. Соединения не выдвигались сразу на фронт, так как не были еще подготовлены к боям. Несколько дней спустя И. В. Сталин в телефонном разговоре с М. М. Поповым так высказался о них:

    «Дивизий Клыкова передать не можем, они совершенно сырые, несколоченные, и было бы преступно бросать их на фронт, все равно разбежались бы, а технику сдали бы врагу. Недели через две, пожалуй, сумеем две сколоченные дивизии передать вам»[367].

    Таким образом, поначалу новая армия была не более чем завесой, призванной прикрыть брешь в построении войск. 52-й армии и генералу Клыкову предстояло сказать свое слово позднее, уже ближе к зиме 1941/42 г. Позднее, в 1942 г., Клыков будет командовать печально известной 2-й ударной армией. До войны этот бывший штабс-капитан русской армии был помощником командующего МВО по ВУЗам.

    В эти же дни последовало важное и даже знаковое организационное мероприятие. 23 августа Директивой Ставки ВГК № 001199 Северный фронт разделялся надвое — на Ленинградский и Карельский. Командующим Ленинградским фронтом был утвержден ранее командовавший Северным фронтом генерал-лейтенант М. М. Попов. Первоначально Ленинградскому фронту подчинялись 8, 23 и 48-я армии. Карельский фронт возглавил генерал-лейтенант В. А. Фролов. Ему были подчинены 14-я и 7-я армии, а также Северный флот. Своим приказом от 24 августа Попов уточнил: «Ленинградский фронт остается в составе: 23, 8 и 48 армий, Красногвардейского УРа, Копорской и Южной оперативной групп и всех частей и учреждений в границах Ленинградского фронта»[368]. В директиве Ставки оперативные группы были оставлены за скобками.

    Это организационное мероприятие не было напрямую связано с событиями на чудовском направлении.

    22 августа в разговоре с Ворошиловым по прямому проводу Сталин прямо сказал: «Возможно, что Северный фронт разделим на две части — на Карельскую часть от Ладоги и до Мурманска со своим фронтовым командованием и южную часть — собственно ленинградскую, которую следует назвать Ленинградским фронтом. Мотивы известны. После занятия финнами северных берегов Ладоги управлять северной частью Северного фронта из Ленинграда невозможно». Нагрузка на штаб М. М. Попова снизилась, и он полностью мог заняться возникшим кризисом.

    Собственно, в тот же день, когда было оформлено разделение фронтов, приказом штаба Северного фронта была сформирована Слуцко-Колпинская оперативная группа. Она продолжала традицию формирования оперативных групп. В состав группы вошли 90, 70 и 237-я стрелковые дивизии и 1-я ДНО. Возглавил группу генерал-майор танковых войск И. Г. Лазарев, ранее командовавший 10-м механизированным корпусом. Из боев на Лужском рубеже 70-я стрелковая дивизия вышла уже изрядно потрепанной. По состоянию на 24 августа 1941 г. она насчитывала 6264 человека[369].

    В последнюю неделю августа новгородское направление вызывало большую тревогу у командования. Угроза изоляции Ленинграда нарастала с каждым днем. Однако для штаба фронта это было продолжением борьбы за Лужский «котел». Немцы двигались вдоль Московского шоссе в тыл войскам так называемой Южной оперативной группы (бывшая Лужская группа). В 15.00 25 августа пала Любань. Тем не менее Слуцко-Колпинская оперативная группа нацеливалась не на сдерживание немецкого наступления вдоль шоссе, а на деблокирование окруженных в районе Луги частей.

    26 августа в Ленинград отправилась комиссия в составе В. М. Молотова, Г. М. Маленкова, Н. Г. Кузнецова, А. Н. Косыгина, П. Ф. Жигарева и Н. Н. Воронова. Выданный ей мандат был подписан Сталиным и позволял от имени Государственного Комитета Обороны решение «всех вопросов обороны Ленинграда и эвакуации предприятий и населения Ленинграда». Забегая вперед, можно сказать, что время для эвакуации предприятий военной промышленности уже было безнадежно упущено. Однако нельзя не обратить внимания на присутствие в этом списке «летчика» Жигарева и «артиллериста» Воронова. Сталин определенно рассчитывал на технические средства борьбы.


    240-мм пушка К-3 в боевом положении


    Тем временем, ввиду ввода в бой XXXIX моторизованного корпуса, немецкая пехота 16-й армии получила определенную свободу действий. Кроме того, в 16-ю армию была передана из резерва свежая 96-я пехотная дивизия. XXVIII армейский корпус в составе 122-й (слева) и вновь подошедшей 96-й (справа) пехотных дивизий наступал на северо-запад, тогда как 121-я пехотная дивизия выдвинулась на северо-восток. 21-я пехотная дивизия сбила с позиций 70-ю стрелковую дивизию оперативной группы генерала Лазарева и 28 августа заняла Тосно.

    Резерв для затыкания очередной бреши привычно изъяли из состава войск, противостоящих финнам. Эвакуируемая с острова Валаам 168-я стрелковая дивизия полковника А. Л. Бондарева перебрасывалась в район Пушкина и Павловска. Она должна была оседлать Московское шоссе по рубежу реки Ижора. Также командиру дивизии полковнику Бондареву предписывалось к рассвету 29 августа подготовить «ударную группу силою в стрелковый батальон с батареей и батальоном танков КВ»[370]. Ее задачей был контрудар во фланг и тыл наступающему по Московскому шоссе противнику.

    В Москве падение Тосно вызвало большое беспокойство, если не сказать панику. До Ленинграда действительно оставались считаные километры. В посланной на имя Молотова и Маленкова 29 августа телеграмме Сталин с трудно скрываемой тревогой и даже растерянностью писал:

    «Только что сообщили, что Тосно взято противником. Если так будет продолжаться, боюсь, что Ленинград будет сдан идиотски глупо, а все ленинградские дивизии рискуют попасть в плен. Что делают Попов и Ворошилов? Они даже не сообщают о мерах, какие они думают предпринять против такой опасности. Они заняты исканием новых рубежей отступления, в этом они видят свою задачу. Откуда у них такая бездна пассивности и чисто деревенской покорности судьбе? Что за люди — ничего не пойму. В Ленинграде имеется теперь много танков КВ, много авиации, эрэсы. Почему эти важные технические средства не действуют на участке Любань — Тосно? Что может сделать против немецких танков какой-то пехотный полк, выставленный командованием против немцев без этих технических средств? Почему богатая ленинградская техника не используется на этом решающем участке? Не кажется ли тебе, что кто-то нарочно открывает немцам дорогу на этом решающем участке? Что за человек Попов? Чем, собственно, занят Ворошилов и в чем выражается его помощь Ленинграду? Я пишу об этом, так как очень встревожен непонятным для меня бездействием ленинградского командования»[371].

    Как мы видим, упрек Сталина не совсем верен: под Тосно был сразу же выдвинут батальон танков КВ для усиления ударной группы 168-й стрелковой дивизии. Утверждение «важные технические средства не действуют на участке Любань — Тосно» также легко опровергается документами. ВВС Ленинградского фронта, напротив, активно пытались противодействовать продвижению противника вдоль Московского шоссе. Так, еще утром 27 августа немецкие части на шоссе Любань — Чудово бомбили 6 Ар-2 под прикрытием 5 МиГ-3. Отбомбившиеся «арочки» были атакованы вражескими истребителями, потери составили 3 Ар-2. Было заявлено о сбитом Хе-113, «миги» потерь не понесли, но сели буквально изрешеченные пулями. Противником советских пилотов над Любанью, вероятно, были Me-109F-2 из II группы 52-й истребительной эскадры, прибывшей в группу армий «Север» вместе с VIII авиакорпусом Рихтгофена. О трех сбитых СБ (на самом деле похожие по силуэту Ар-2) было доложено пилотами из 4-го отряда II/JG52. 28 августа была нелетная погода, а 29 августа к ударам по войскам противника в районе Тосно активно подключились даже истребители. Так, в середине дня «сплошное движение автомашин» по дороге Ушаки — Тосно атаковали бомбами и пулеметами 5 И-153 и 6 И-15бис 235 ШАП. Два И-15бис были сбиты, летчики погибли, один И-15бис — сильно поврежден. О трех сбитых И-15 заявили пилоты 4-го отряда II группы JG52, в том числе Иоханесс Штайнхофф, ставший впоследствии известным асом Люфтваффе. Во второй половине дня 29 августа 17 МиГ-3 15-го ИАП тремя группами атаковали бомбами и пулеметным огнем автомашины противника в районе Тосно и Саблино. Вечером к ним присоединились 5 ЛаГГ-3 46-го ИАП. Вечером же район Ушаки — Тосно — Саблино атаковали 18 штурмовиков Ил-2 из 175-го ШАП 2-й авиадивизии.


    Маршал К. Е. Ворошилов


    4 Ил-2 из 175-го ШАП не вернулись с задания и, вероятно, стали жертвой пилотов II/JG52 или III/JG27. Что бы ни говорил товарищ Сталин, авиация Ленинградского фронта 27–29 августа сделала Тосно — Любань точкой приложения своих основных усилий, направлением главного удара. Ценные указания из Москвы для этого А. А. Новикову не потребовались. Однако как истребительное противодействие Люфтваффе, так и ударные возможности немецких ВВС под Ленинградом также существенно выросли за счет VIII авиакорпуса. Поэтому хотя бы приостановить продвижение немцев вдоль Московского шоссе только силами авиации было проблематично. Само по себе использование «важных технических средств» еще не гарантировало результата.

    Задавшись вопросом «Что за человек Попов?», И. В. Сталин не стал останавливаться на этом и произвел кадровые перестановки в руководстве Ленинградским фронтом.

    Постановлением ГКО № 599сс от 29 августа Военный совет обороны Ленинграда упразднялся, а все его функции были переданы Военному совету Ленфронта. Маршал К. Е. Ворошилов перестал исполнять обязанности командующего Северо-Западным направлением и 5 сентября стал командующим Ленинградским фронтом. Соответственно М. М. Попов назначался начальником штаба фронта. Членом Военного совета стал А. А. Жданов. Северо-Западное направление тем же постановлением ГКО № 599сс расформировывалось.

    Тем временем обстановка осложнялась даже не с каждым днем, а с каждым часом. 29 августа немцы заняли деревню Сологубовку (к северо-востоку от Тосно) и к 29 августа находились всего в 8 км от станции Мга. В тот же день на подступы к Мге с юга и юго-востока была выдвинута по приказу штаба фронта 1- я горнострелковая бригада.


    Бомбардировщик Ю-88 эскадры KG77


    Захват Чудово и Тосно уменьшил число железнодорожных линий, по которым Ленинград сообщался со страной. Еще оставалась линия Октябрьской железной дороги, идущая через Мгу и раздваивающаяся на трассы в направлении на Волховстрой и на Кириши. Однако оборонять Мгу — узловую железнодорожную станцию к востоку от Ленинграда — было некому. В небольшом поселке железнодорожников в конце августа находились рота саперов под командованием подполковника С. И. Лисовского из инженерного управления штаба фронта и небольшой сводный отряд майора Лещева. Этот отряд был типичным обломком рухнувшего фронта. Его бойцы и командиры с боями отходили из Новгорода, потеряв артиллерию, минометы, станковые пулеметы. 30 августа приказом штаба Ленинградского фронта майор Лещев назначался начальником гарнизона Мги. Помимо 1-й горнострелковой бригады в его распоряжение передавался полк 1-й дивизии народного ополчения, саперная рота 106-го инженерного батальона, 1031-й маршевый батальон, рота бронемашин, рота танков КВ, два дивизиона противовоздушной обороны, бронепоезд. Всего гарнизон Мги насчитывал около 2 тыс. человек. Однако для удержания важного узла дорог этого было, конечно же, недостаточно.

    Снимать что-либо с фронта 23-й армии было уже затруднительно. Поэтому резервы для парирования немецкого наступления к югу от Ладожского озера были изысканы в тылу войск на Карельском перешейке. Распоряжением Ставки Ленинградскому фронту передавалась 1-я дивизия войск НКВД под командованием полковника С. И. Донскова численностью около 6 тыс. человек. По боевому приказу штаба фронта № 007 она перебрасывалась по железной дороге в район Мги с Карельского участка фронта. Ранее части полковника Донскова обороняли Кексгольм. Однако к началу боев за Мгу она не успела. 30 августа 1941 г. 20-я моторизованная дивизия генерала Цорна выбила из Мги части горнострелковой бригады, и важнейший узел дорог был захвачен.

    Относительно точной даты занятия Мги немцами имеются определенные разночтения. В очередном донесении штаба Ленфронта в ГШ КА от 4.00 31 августа указывалось: «К утру 30.8 на правом фланге остатками ГСБр, пополненной двумя маршевыми батальонами, отошли к южной окраине Мга»[372]. Во внесрочном боевом донесении от 23.30 31 августа указывается: «По докладу командиру 1 сд НКВД через делегата Штафронта тов. Полевого южная часть Мга занята противником, 31.8 идет бой (время занятия не установлено)»[373]. Таким образом, события 30 августа фактически выпали из рассмотрения. В штабе артиллерии фронта донесений от 48-й армии 28, 29 и 30 августа просто не поступало. Немецкая сторона настаивает на занятии Мги 30 августа.


    Подбитый под Ленинградом экранированный КВ-1


    Прорыв немцев к Мге стал не единственной плохой новостью. 30 августа утром в штаб фронта поступило донесение о выходе противника к Неве в районе Ивановского, юго-западнее Отрадного. Командующий фронтом М. М. Попов посчитал это выдумкой, но приказал проверить его. На разведку вышли два катера из Шлиссельбурга и один из Ленинграда. Когда катера-разведчики достигли устья реки Тосны, то были обстреляны и подожжены. Руководство Ленинграда осознало всю степень опасности, которая нависла над колыбелью революции с востока. Саперы в спешном порядке взорвали мост через Неву в районе Островки — Кузьминки. Прорыв противника ощутили на себе даже выдвигавшиеся по железной дороге в Мгу пограничники. Железнодорожный мост через реку Нева в районе деревни Отрадное (рядом с Ивановским), через который проходили эшелоны с частями дивизии, обстреливался немецкой артиллерией.

    Обычно указывается, что 31 августа Мга была контратакована подошедшей 1-й дивизией НКВД и выбитой из города 1-й горнострелковой бригадой. Однако, согласно имеющимся документам, это произошло уже 1 сентября. Наступление дивизии полковника С. И. Донскова поддерживали 9 танков Т-26, 3 Т-50 и 7 КВ. К 18.00 1 сентября Мгу вновь контролировали советские части, однако 2 сентября немцы контратаковали и вновь захватили эту узловую станцию. Также 1-я дивизия НКВД наступала на Отрадное и Ивановское. Атаки пограничников поддерживали огнем своей артиллерии эскадренные миноносцы «Строгий» и «Стройный» у Ивановских порогов. Отрадное удалось отбить. Однако Ивановское осталось под контролем немцев. Атаки 4-й ДНО на Ивановское через р. Тосно успеха не имели. Ополченцев встретил сильный огонь с восточного берега реки, и форсировать ее они не смогли. Локальный успех пограничников оказался временным: уже 6 сентября она была частью выдавлена за Неву, а частью отброшена в сторону Шлиссельбурга.

    В связи с опасностью выхода германских войск к верховьям Невы для обороны ее правого берега в ночь на 4 сентября была переброшена с Карельского перешейка в район деревни Манушкино (около Невской Дубровки) 115-я стрелковая дивизия. По состоянию на 24 августа дивизия насчитывала 9620 человек — ее пребывание на финском фронте не привело к большим потерям. Это была дивизия довоенного формирования, и это хорошо видно по ее составу: 874 СВТ помимо обычных винтовок в достаточном количестве, двадцать восемь 122-мм и двенадцать 152-мм гаубиц[374].

    Для парирования кризиса под Мгой было решено снять войска даже с находящегося под ударом участка обороны. С правого крыла фронта рокировалась 191-я стрелковая дивизия. Приказом штаба фронта № 009 от 10.30 31 августа ей предписывалось «к исходу 3.9.1941 сосредоточиться в районе Вороново (15 км вост. Мга)».

    1 сентября была проведена реорганизация управления войсками, прикрывающими Ленинград с юго-запада, юга и юго-востока. Теперь они объединялись в новую 55-ю армию. В ее состав вошли 168, 70, 90 и 237-я стрелковые дивизии, 1-я ДНО, и ей же был подчинен Колпинско-Слуцкий укрепрайон, выделенный из Красногвардейского УРа. Войска на колпинском направлении объединялись под управлением 55-й армии. Управление армии формировалось на базе управления 19-го стрелкового корпуса. Возглавил армию генерал-майор танковых войск И. Г. Лазарев, ранее возглавлявший оперативную группу на этом же направлении.

    Организационным мероприятиям сопутствовали кадровые перестановки. Генерал-лейтенант С. Д. Акимов был отстранен от командования 48-й армией. Вместо него был назначен генерал-лейтенант М. А. Антонюк, ранее командовавший петрозаводской оперативной группой 7-й армии. Генерал Акимов погиб в авиационной катастрофе в октябре 1941 г.

    Прорыв немцев к Мге и на подступы к Шлиссельбургу в конце августа 1941 г. безусловно являлся катастрофой. Однако, упрекая советское командование за прорыв германских подвижных частей к Мге и Шлиссельбургу, критики совершенно упускают из виду оценку противника разведкой. Чтобы противодействовать новой угрозе, ее нужно было сначала осознать. Целый моторизованный корпус, который радикально изменил обстановку на подступах к Ленинграду, далеко не сразу был замечен советской разведкой. Долгое время считалось, что на чудовском направлении наступают только уже известные пехотные соединения.

    Эта история постепенного появления из тумана войны айсберга в лице XXXIX моторизованного корпуса заслуживает более подробного описания. Итак, откуда в советских штабах могла появиться информация о прибытии крупной механизированной группировки противника? Это опрос захваченных в ходе боев с ней пленных, это захват карт и других документов с обозначенными на них соединениями, наконец, это технические средства разведки, в частности радиоразведка. Ввиду очевидных трудностей с пленными в неуспешных боях 1941 г. захват карт и документов был важнейшим источником информации о противнике. Северному фронту, можно сказать, не повезло: никаких подарков судьбы в лице трофейных карт с нанесенной на них актуальной обстановкой на передовой захватить не удалось. 27 августа в разбитой машине была захвачена немецкая карта с данными на 18 августа. На чудовском направлении на карте были отмечены 21-я и 121-я пехотные дивизии. XXXIX корпус даже на немецкую карту от 18 августа попасть не мог, и его появление трофей вскрыть не помог.

    Самые современные на тот момент инструменты не помогли выявить танковые и моторизованные дивизии немцев. В утренней разведсводке штаба фронта за 28 августа указывалось: «По данным радиоразведки… На Чудовском направлении штаб армейского корпуса в Новгороде держит связь со штабами пехотных дивизий»[375]. Подчеркнем: «армейский корпус» и «пехотные дивизии». Никаких самостоятельных механизированных соединений. Вполне подходило под определение «у немцев сил здесь немного».

    Об одной из причин такой «слепоты» разведки пишет командующий ВВС Ленфронта А. А. Новиков: «Когда полевые части южной группировки противника вышли на дорогу Шимск — Новгород, вражеские истребители так оседлали все подступы к ней, что наша воздушная разведка никак не могла проникнуть в этот район»[376]. Точнее будет сказать, что количество истребителей противника в воздухе увеличилось за счет переброски авиачастей из группы армий «Центр».

    Утренняя разведсводка штаба Ленинградского фронта от 29 августа 1941 г. дышит относительной безмятежностью. Описывая действия немцев на чудовском направлении, советские разведчики делают вывод: «Пр-к силами до двух пех. дивизий продолжает наступление вдоль жел. и шоссейной дорог Чудово, Колпино и сев. направлении на ст. Мга, с целью обхода р-на Красногвардейск и выхода на южное побережье Ладожского озера»[377]. Две пехотные дивизии — это, конечно, плохо, но еще не катастрофа. Однако именно в этот день были сделаны первые шаги к вскрытию перегруппировки немцами подвижных соединений из группы армий «Центр» в группу армий «Север». В утренней разведсводке от 1 сентября 1941 г. сообщается: «29.8 в р-не Чудский Бор у убитого изъяты документы, принадлежащие 51 мп 18 мд. По данным на 18.8 18 тд отмечалась на Смоленском направлении, откуда она предположительно переброшена на Колпинское направление»[378]. Одно подвижное соединение уже могло вызвать тревогу, но им дело не ограничилось. В той же разведсводке читаем: «31.8 в р-не Красная Горка захвачен пленный 5 пп 12 пд, который показал, что 12 пд переброшена со смоленского направления… Данные требуют проверки»[379]. Информация о появлении у противника новых соединений всегда требовала проверки. Подтверждение вскоре было получено. Внеочередное донесение к 10.00 1 сентября гласит: «Документальными данными и опросами пленных 5 мп 12 тд, захваченными 31.8.41 в районе Красная горка, установлено: 12 бронетанковая дивизия… [перечислен состав дивизии. — А. И.] прибыла из-под Смоленска и вступила в бой на Колпинском направлении 27–28.8.41»[380]. В вечерней разведсводке от 1 сентября 1941 г. указывается: «Пленный 407 пп подтверждает данные о наличии на Колпинском направлении 12 тд и 18 мд, входящих в состав подвижной группы, сосредоточенной для прорыва вдоль шоссе Тосно, Ульяновка, Степановка»[381]. Опрос пленных развеивал последние сомнения относительно появления на фронте новых танковых и моторизованных соединений противника. Немецкие пленные дали практически исчерпывающие сведения о составе XXXIX моторизованного корпуса, они сообщали: «В эту подвижную группу помимо 12 танк, дивизии входят еще 18, 20 мотодивизии [20-я мд подчеркнута в документе красным карандашом. — А. И.[382]. Тем не менее разведчики колебались относительно наличия третьей дивизии в составе «подвижной группы». В примечаниях к опросу пленных указывалось: «12 танковая дивизия перед отправкой на Ленинградский фронт получила пополнение за счет 20 мотодивизии, возможно, что пленный 407 мотополка [описка, правильнее пехотного полка. — А. И.] называя 20 мотодивизию имел это в виду»[383]. Тем временем доказательства продолжали прибывать одно за другим. Утренняя разведсводка от 2 сентября сообщала: «Захвачены документы, принадлежащие 20 мд… Данные уточняются»[384]. Наконец вечернее разведдонесение от 2 сентября поставило точку в вопросе о 20-й моторизованной дивизии. Разведчики получили практически железобетонные доказательства ее присутствия под Ленинградом: «По захваченным документам и показаниям пленного 121 пд установлено, что в направлении Мга действуют части 20 мд в составе 76 и 90 пп и двух ап. 20 мд переброшена из р-на Витебск»[385]. Однако эти данные уже безнадежно запоздали.

    Может быть, это был локальный провал разведчиков Северного (Ленинградского) фронта? Может быть, мудрое ГРУ все увидело заранее? Нет, это не так. В разведсводке № 78/661387 ГРУ ГШ КА на 8.00 30 августа указывается: «На Колпинском направлении части 121 пд немцев вели бой на рубеже Старостина, Сологубовка»[386]. На чудовском направлении согласно данным ГРУ действовали «предположительно» части 21-й пехотной дивизии. Картина все та же — «у немцев сил здесь немного». Танковые и моторизованные дивизии немцев появляются в разведсводках ГРУ ГШ КА позднее. Таким образом, даже спустя пять дней после ввода в бой XXXIX корпуса, его наличие оставалось тайной для советского командования, в том числе для Генштаба Красной армии.

    Те документы, которые писались по горячим следам событий, отражают не объективную картину, а субъективное представление о ней. Командование фронта предпринимало меры, пропорциональные возникшей угрозе — нескольким пехотным дивизиям. То, что эти меры не помогали против «у немцев сил здесь немного», приводило в растерянность, в том числе самого Сталина. Только потом выяснилось, что сил у немцев на самом деле было предостаточно для взлома даже куда более прочной обороны, чем наспех собранная «тонкая красная линия» резервов. В сущности, для штаба М. М. Попова захват Тосно, так взволновавший Сталина, был частью борьбы за Лужский «котел».

    Основное внимание советского командования приковывало к себе направление, где действовала 4-я танковая группа. Командующий ВВС Ленинградского фронта А. А. Новиков позднее признавал: «Опасность прорыва врага на Копорское плато была столь велика, что на несколько дней заслонила собой все другие наши беды и тревоги. Мы были вынуждены, несмотря на отход 48-й армии, не только оставить 2-ю бомбардировочную дивизию для действий в Кингисеппском секторе, но и перенацелить сюда главные силы 4-й авиадивизии, входившей в состав ВВС Северо-Западного фронта»[387].

    Ответ на вопрос «Мог ли Ленинградский фронт остановить XXXIX корпус при его своевременном вскрытии разведкой?» совершенно неочевиден. В распоряжении Ставки имелись только слабоподготовленные соединения недавнего формирования.

    2 сентября на мгинское направление по директиве Ставки ВГК № 001563 выдвигалась еще одна армия из свежесформированных дивизий. Это была 54-я армия маршала Г. И. Кулика, управление которой формировалось из управления 44-го стрелкового корпуса. Это был один из немногих случаев в войну, когда армией командовал целый Маршал Советского Союза. Директивой Ставки ВГК в состав армии включались:

    «а) из 52-й армии — 285-ю стр. дивизию в районе Волховстроя; один стр. полк ее сосредоточить в районе Иссад, Сельцо, Кобылкино;

    310-ю стр. дивизию походом сосредоточить в районе Вельца, Панево, Славково;

    286-ю стр. дивизию сосредоточить в районе Вячьково, рзд. Куколь, Конец;

    314-ю стр. дивизию — в районе Селище, Веретье, Лынна, Усадище.

    Все дивизии сосредоточиваются распоряжением командующего 52-й армией.

    б) 27-ю кав. дивизию — в районе Городище, Пчева, Рысино;

    в) 122-ю танковую бригаду — в районе Волховстрой, Вячьково;

    г) 119-й танковый батальон в том же районе;

    д) 881-й и 882-й кор[пусные]. артполки — в районе Вячьково, Веретье, Устье и 883 кап в районе ст. Кириши»[388].

    Сосредоточение армии Г. И. Кулика, подчинявшейся непосредственно Ставке ВГК, должно было завершиться 5 сентября. С 6 сентября она должна была «перейти в наступление и, нанося удар, развить его одной стр. дивизией и 122-й танковой бригадой вдоль ж. д. Волховстрой — ст. Мга, остальными силами армии — на фронт Турышкино, раз. Погостье, ст. Сальцы»[389].

    Однако 54-я армия не успела вступить в бой за Мгу и переломить ситуацию в пользу советских войск. 7 сентября 20-я моторизованная дивизия была усилена частями 12-й танковой дивизии. К вырвавшимся вперед подвижным соединениям подтянулись пехотные дивизии. На советские части также обрушились удары VIII авиакорпуса. Дивизия НКВД была отброшена к Неве, переправилась через реку по железнодорожному мосту, который был сразу же взорван. Тем временем усиленная пехотным полком 20-я моторизованная дивизия захватила Синявино, а 8 сентября она захватила Шлиссельбург.

    Наступление армии Г. И. Кулика началось только 10 сентября, когда в бой была брошена 286-я стрелковая дивизия. Атаку единственной дивизии части XXXIX корпуса отразили, отбросив дивизию назад. Продолжение атак после сосредоточения основных сил армии также не принесло успеха. Наступающим удалось пробиться лишь на 6–10 км к Мге. Немецкие дивизии в пробитом к Ладожскому озеру «бутылочном горле» занимали оборону на фронте 12–15 км. Однако уже в первом синявинском наступлении начала действовать система поддержки осажденной крепости извне, сковывая своими ударами атакующих. XXXIX моторизованный корпус не участвовал в наступлении войск группы армий «Север» на Ленинград, начавшемся 9 сентября. В ночь на 20 сентября началась операция по деблокаде со стороны Ленинградского фронта. Через Неву переправились части 115-й стрелковой дивизии и захватили плацдарм в районе Московской Дубровки. Их поддержала 4-я бригада морской пехоты. Немецкие контратаки были отбиты, и на рабочей карте командования Ленинградского фронта появился клочок земли, прозванный вскоре «Невский пятачок». 26 сентября 54-я армия была передана в состав Ленинградского фронта, и вместо Г. И. Кулика ее возглавил М. С. Хозин. Прорвать блокаду Ленинграда сразу же после ее установления немцами, к сожалению, не удалось. Сообщение с городом на Неве по суше было прервано на долгие 500 дней.

    Ленинград в кольце блокады. Уже в первые дни войны советское руководство задумывалось о худших вариантах развития событий. Активно строились линии укреплений в глубоком тылу, готовились к эвакуации предприятия. К числу худших вариантов относился выход противника к Ленинграду. Буквально в первые дни войны, 29 июня 1941 г., было принято решение об эвакуации из Ленинграда детей. К началу блокады города из него было вывезено в Удмуртскую, Башкирскую АССР, Ярославскую, Пермскую, Актюбинскую области более 311 тыс. детей. Всего за период с 29 июня по 27 августа 1941 г. по железной дороге было отправлено 164 320 рабочих и служащих с семьями, выезжавших с предприятиями, 104 692 рабочих и служащих с семьями временно нетрудоспособных, 219 691 женщина, имевшая двух и более детей, 147 500 беженцев. До выхода немецких частей к Шлиссельбургу более 700 тыс. жителей Ленинграда было отправлено в глубь страны. Однако полностью эвакуировать крупный город было невозможно, и в кольце блокады оказалось 2 млн 484,5 тыс. человек.

    Ситуация со снабжением города продовольствием с самого начала войны была очень напряженной. Проходящие через город большие массы беженцев привели к быстрому расходованию запасов. Несмотря на возрастание среднесуточной выпечки хлеба с 2112 т в июле до 2305 т в августе и введение нормирования выдачи хлеба населению, нормы выдачи неуклонно уменьшались. Суточные нормы продажи хлеба населению на сентябрь 1941 г. составляли: рабочим — 600 г, служащим — 400 г, иждивенцам и детям — 300 г. Эти нормы были введены со 2 сентября. На 6 сентября для снабжения населения Ленинграда имелось: муки — на 14 дней, крупы — на 23 дня, мяса и мясопродуктов — на 19 дней, жиров — на 21 день и кондитерских изделий — на 48 дней. С 11 сентября пришлось провести второе сокращение норм выдачи хлеба. Рабочие стали получать 500 г, служащие и дети — 300 г, иждивенцы — 250 г. С 13 ноября рабочие стали получать по 300 г, а остальное население — по 150 г хлеба в день. В городе начался голод.

    Подготовка маршрута по Ладожскому озеру, который впоследствии получит имя «Дороги жизни», началась еще 30 августа 1941 г. Первые перевозки по озеру начались еще до захвата Шлиссельбурга, поэтому уже 12 сентября в наспех оборудованный порт Осиновец прибыли две баржи с 800 т зерна. За первые 30 дней навигации в Осиновец было доставлено 9800 т продовольствия. Несмотря на внушительную цифру, это было очень мало для города, расходовавшего 1100 т муки в день. Норма на воздушные перевозки с 1 октября 1941 г. составляла 100 т в день. По воздуху перевозились преимущественно пищевые концентраты.

    С занятием немцами Шлиссельбурга и выходом финнов к границе 1939 г. на Карельском перешейке икр. Свирь между Ладожским и Онежским озерами началась не имевшая прецедентов в новейшей истории осада крупного города. Она продолжалась до января 1943 г.

    Таллинский переход. 8-я армия не только была дамокловым мечом, нависавшим над флангом нацеленной на Ленинград немецкой группировки, но и источником ценнейших резервов в критические моменты боев. Примыкание фланга войск Северо-Западного направления к Балтийскому морю имело свои достоинства и недостатки. Однако наиболее значимым фактором было взаимодействие с флотом и возможность маневра по морю. Воспрепятствовать этому маневру немецкое командование могло минными постановками и ударами по кораблям Краснознаменного Балтийского флота с воздуха.

    Немецкое командование прекрасно осознавало преимущества взаимодействия сухопутных войск с флотом. В дополнении к Директиве фюрера № 33 предписывалось уничтожить советские войска и особо подчеркивалось, что «необходимо не допустить их погрузку на суда». Однако отход в крупную базу Военно-морского флота давал надежду на спасение. Решением Ставки ВГК от 17 августа руководство обороной Таллина было возложено на командующего Балтийским флотом вице-адмирала В. Ф. Трибуца с подчинением ему всех сухопутных войск. Командир 10-го стрелкового корпус генерал-майор И. Ф. Николаев назначался его заместителем по сухопутной обороне. Всего в боевых порядках на сухопутном фронте обороны Таллина было около 27 тыс. человек при 200 орудиях калибром от 76 до 305 мм, 13 танках Т-26 и 85 самолетах.

    Подготовка немцев к сражению за Таллин началась уже в начале августа. Выход немецких войск к побережью Финского залива создал географические предпосылки для сооружения минного заграждения восточнее Таллина, которое получило кодовое наименование «Юминда». 9 августа минный заградитель «Кобра» установил первое минное поле. В течение двух недель «Юминда» была расширена минными заградителями «Кобра», «Кёнигин Луиза», «Кайзер», «Ролланд» и «Бруммер» 5-й флотилии минных заградителей. Постановку прикрывали 1-я и 2-я флотилии торпедных катеров. Всего было поставлено 19 минных полей. В последнюю неделю августа в ожидании советского прорыва немецкими и финскими заградителями было поставлено еще 12 минных полей. Всего до конца августа было установлено 2828 мин и 1487 минных защитников. Ряды мин находились в 8–10 м друг от друга. Уже 11 августа подорвался на мине и погиб тральщик Т-213 «Крамбол». Тяжелые повреждения в этот день получили эсминец «Стерегущий» и транспорт «Вячеслав Молотов». 24 августа на «Юминде» подорвался эскадренный миноносец «Энгельс» (типа «Новик» дореволюционной постройки), тральщики Т-209 «Кнехт» и Т-214 «Бугель».

    Рассечение 8-й армии надвое и выход немецких частей на побережье Финского залива привели к появлению еще одной опасности для советских кораблей на пути из Таллина в Кронштадт — немецких артиллерийских батарей. Причем следует подчеркнуть, что речь шла не о полевой артиллерии действовавших в Эстонии соединений группы армий «Север», а о специальных батареях, изначально предназначенных для стрельбы по морским целям. По плану от 13 августа предполагалось установить в разных точках, в том числе под Таллином, три 170-мм батареи: НКВ 502, 503, 507. 17 августа прибыли батареи 929-го дивизиона береговой артиллерии сухопутных войск, вооруженного дальнобойными 105-мм пушками. В итоге к концу августа немцы располагали вдоль южного фарватера четырьмя (двумя 170-мм и 105-мм) батареями. Это означало, что при попытке прорыва флота по южным фарватерам (обозначавшимся как 13 ТБ и 12 ТБ) корабли и суда подверглись бы беспощадному расстрелу практически в упор специализированной береговой артиллерией немцев. Для прорыва из Таллина оставался только так называемый «центральный» фарватер (он обозначался 10 ТБ). К слову сказать, никакого «северного» фарватера, ближе к побережью Финляндии, в то время не существовало в природе. Любые рассуждения о возможности использования этого несуществующего фарватера для безопасного прорыва флота поэтому носят чисто спекулятивный характер.

    Штурм Таллина начался 20 августа. Город атаковали 254, 61 и 217-я пехотные дивизии, объединенные управлением XLII армейского корпуса генерала инженерных войск Кунтце. С 22 августа в систему обороны города были включены корабли Балтийского флота. Огонь по наступающим немецким войскам вели крейсер «Киров», лидеры «Ленинград» и «Минск». Но заменить потерянную отступавшими от границы дивизиями артиллерию корабли полностью не могли. Медленно, но верно части корпуса Кунтце продвигались вперед. 25 августа 254-я пехотная дивизия достигла восточных пригородов Таллина. Вечером 27 августа наступающие начали атаку прибрежной части Таллина и обстрел бухты артиллерией и даже минометами. Видя, что возможности обороны города исчерпаны, командующий Северо-Западным направлением отдал приказ об эвакуации Таллина и переходе кораблей в Кронштадт. Кораблям предстояло пройти 220 миль через минные поля под огнем артиллерии и ударами с воздуха. Вечером 27 августа началась погрузка войск на корабли. Орудия крейсера и эсминцев в это время вели интенсивный огонь, не позволяя немцам приблизиться вплотную к гавани. К 23.00 27 августа корабли вышли на рейд. Не всем защитникам Таллина удалось попасть на транспорты. По немецким данным, в оставленном советскими войсками Таллине было захвачено 11 432 человека пленных, 97 орудий и 144 зенитных пушки.

    Переход транспортов обеспечивали корабельные соединения и части флота, объединенные в три маневренных отряда: главных сил, прикрытия и арьергард. В отряд главных сил под командованием вице-адмирала В. Ф. Трибуца, державшего флаг на крейсере «Киров», вошли 28 боевых кораблей, в том числе крейсер, три эсминца, четыре подводные лодки, шесть малых охотников. В составе отряда прикрытия под командованием начальника штаба флота контр-адмирала Ю. А. Пантелеева (флаг на лидере «Минск») числились лидер, два эсминца, одна подводная лодка, несколько сторожевых кораблей и торпедных катеров. Наконец в арьергарде, который возглавлял командир минной обороны флота контр-адмирал Ю. Ф. Ралль (флаг на эсминце «Калинин»), находились три старых эсминца-«новика»: «Калинин», «Артем», «Володарский» и сторожевые корабли «Снег», «Буря» и «Циклон».

    Первоначально планировалось начать переход в ночь на 28 августа, чтобы пройти через «Юминду» в светлое время суток. Однако начавшийся шторм спутал все расчеты, и только в 16.00 28 августа корабли отряда главных сил снялись с якоря. Через три часа после съемки с якорей корабли и суда вытянулись в одну линию протяженностью почти 30 км. Всего в переходе участвовало 153 боевых корабля и катера и 75 судов. Впереди шел отряд главных сил, затем первый конвой, отряд прикрытия, третий и четвертый конвои, а параллельно, чуть севернее, шел второй конвой.

    Как пишет И. А. Киреев[390], основная трудность организации противоминной обороны заключалась в том, что предстояло провести за тралами свыше 70 кораблей и судов. Соответственно по существовавшим в то время нормам следовало бы выделить не менее сотни тральщиков. Однако в непосредственном распоряжении командования Балтфлота к полдню 28 августа имелось всего 10 базовых тральщиков и 17 тихоходных тральщиков. При таких условиях корабли и суда могли проводиться только за одним-двумя рядами тралов, а для проводки некоторых из них вообще не хватало тральщиков. Серьезным промахом в связи с этим был отказ от обвеховывания протраленной полосы, хотя технические средства для него имелись.

    Вечером 28 августа конвои подверглись обстрелу немецкими береговыми батареями, почти на пределе дальности. Как указывается в немецких документах, «все конвои ставили сильные дымзавесы и переходили на зигзаг». Соответственно никаких попаданий артиллеристами не отмечалось.

    К «Юминде» корабли подошли уже в сумерках, что позволило «рогатой смерти» собрать обильную жатву. Двигавшиеся впереди пять базовых тральщиков обеспечивали для проводки кораблей полосу шириной 3 кабельтова (560 м). Защитой кораблей были только так называемые «параваны», спускаемые на тросах небольшие поплавки, напоминавшие внешне самолеты. При движении корабля они гидродинамически разводились в стороны от борта и теоретически должны были отводить мины от корпуса судна. Один крейсер «Киров» своими параванами захватил две мины. Однако «параваны» не были панацеей. В последующие часы на минах погибли тральщики ТЩ-71 «Краб» и ТЩ-56 «Барометр», подводные лодки С-5 и Щ-301, эскадренные миноносцы «Артем», «Володарский», «Калинин», «Скорый» и «Яков Свердлов», сторожевые корабли «Снег» и «Циклон», 31 транспорт и вспомогательное судно. В 22.45 28 августа, когда основная масса кораблей прошла минное заграждение, В. Ф. Трибуц отдал приказ встать на якорь. В 5.40 утра отряд главных сил снялся с якоря и продолжил движение. С 7.00 начались атаки немецкой авиации (семь Ю-88 из 77-й бомбардировочной эскадры), продолжавшиеся на всем пути от острова Родшер до острова Гогланд.

    Не всегда подрывы на минах приводили к гибели корабля. В 21.30 28 августа на мине подорвался лидер «Минск», однако корабль сохранил ход и вечером 29 августа встал на якорь на Большом Кронштадтском рейде.

    Таллинский переход, конечно, нельзя охарактеризовать как блестящую операцию советского Военно-морского флота. Однако переход также никак нельзя охарактеризовать как поражение, подобное Цусиме. В ходе перехода из Таллина в Кронштадт было сохранено ядро флота. До главной базы дошли крейсер «Киров», оба лидера, девять подводных лодок из одиннадцати, пять эсминцев из десяти. Из принятых на борт кораблей и судов 27 800 человек погибло около 11 000 человек, в том числе немногим более 3000 гражданских лиц. Но главным приобретением защитников Ленинграда по итогам Таллинского перехода стали мощные корабельные орудия. В отражении сентябрьского наступления немцев на Ленинград участвовало 131 корабельное орудие калибром крупнее 100 мм. Из них треть (45 орудий) принадлежали кораблям, пришедшим из Таллина.

    Наступление с ограниченными целями. В начале сентября германское командование все еще колебалось относительно целесообразности продолжения наступления на Ленинград. Еще до захвата Шлиссельбурга, 5 сентября 1941 г., Франц Гальдер писал в дневнике: «Ленинград. Цель достигнута. Отныне район Ленинграда будет „второстепенным театром военных действий“». Пришло время наконец-то сосредоточить силы для удара на Москву. 6 сентября Гитлер издает Директиву № 35, в которой группе армий «Центр» предписывалось приступить к подготовке наступления на московском направлении. Задачи группы армий «Север» согласно Директиве № 35 ограничивались блокированием Ленинграда:

    «…совместно с наступающими на Карельском перешейке финскими корпусами окружить действующие в районе Ленинграда силы противника (захватить также Шлиссельбург) с тем, чтобы не позднее 15.9 значительную часть подвижных войск и соединений 1-го воздушного флота, особенно 8-го авиационного корпуса, высвободить для группы армий „Центр“. Однако прежде всего необходимо стремиться к полному окружению Ленинграда, по меньшей мере с востока…»[391].

    Нельзя сказать, что эта Директива вызвала бурный восторг в штабе фон Лееба. Скорее даже наоборот. В дневнике 6 сентября он записал: «По сообщению начальника Генерального штаба сухопутных войск, с сегодняшнего дня операция против Ленинграда — с учетом известных обстоятельств — должна быть прекращена». Записная книжка дополняет эту фразу пометкой: «Гитлер намерен прекратить дальнейшее наступление на Ленинград».

    Немедленно, уже 6 сентября, фон Лееб подготовил пространный доклад в ОКХ. В нем командующий группой армий «Север» настаивал на необходимости продолжения наступления на юго-западных подступах к Ленинграду. Он писал:

    «1) Группа армий предполагает в ближайшие дни перейти к общему наступлению и выйти на линию окружения от излучины Невы у Ивановское через Ижору, Детское Село, Пулково до Урицка. Все атаки и приготовления последних недель были подчинены этой цели. Теперь, непосредственно перед реализацией, от этой цели предлагают отказаться и оставить группу армий на более широкой линии окружения. При этом, если противнику удастся удержать береговые укрепления Кронштадтской бухты, придется отказаться от уничтожения русского Балтийского флота, оставить противнику все аэродромы в районе Ленинграда и тем самым дать ему возможность продолжить войну в воздухе. Поскольку в таком варианте не будет достаточных сил для того, чтобы обеспечить безопасность рубежа Невы и установить контакт с финнами, противнику будет оставлена возможность снабжения города из широкого пространства вокруг Ленинграда и по Ладоге. Также не будут созданы предпосылки для эффективного обстрела Ленинграда. Только если удастся выйти на упомянутую линию, можно будет высвободить силы.

    2) Если остаться на длинной линии окружения Ленинграда, высвободить крупные силы окажется невозможно. Противник готов к отчаянным боям под личным руководством Ворошилова. Его недавнее воззвание доказывает это. Следует рассчитывать на то, что если он заметит прекращение атак, то сам, в свою очередь, перейдет в наступление. Тем самым Ленинградский фронт превратится в очаг длительных боев, особенно зимой, когда непроходимые ныне болота, Волхов и озеро Ильмень шириной 45 км станут проходимыми»[392].

    Как мы видим, дело было вовсе не в амбициях командующего группой армий «Север». Если посмотреть на карту, то соображения фон Лееба становятся понятными. Несмотря на то что советская 8-я армия была оттеснена на восток, она еще продолжала держаться на побережье Финского залива в районе Ораниенбаума, имея локтевую связь с 42-й армией. Соответственно линия соприкосновения войск сторон тянулась от Копорского залива до Красногвардейска и далее до Невы у Ивановского. Удержание этого протяженного фронта даже растягиванием соединений в нитку требовало от немцев немалых сил. В итоге наскрести из остатков сколь-нибудь дееспособную ударную группировку становилось для группы армий «Север» нерешаемой задачей. Ограничение же фюрером времени пребывания подвижных соединений под Ленинградом еще более суживало свободу маневра. В этих условиях сокрушение советской группировки к юго-западу от Ленинграда становилось более приоритетной задачей, которую следовало решить как можно скорее, пока в распоряжении фон Лееба оставался ударный молот в лице 4-й танковой группы. Подводя итог всему сказанному, фон Лееб написал:

    «В связи с этим группа армий просит разрешения продолжить наступление до намеченной линии окружения. Тогда сложится ситуация, которая исключит любой серьезный кризис на всю зиму и позволит высвободить существенные силы. Если остановить наступление сейчас, это будет остановкой на полпути. Противник сейчас наполовину разгромлен, и нельзя выпускать его в тот момент, когда его можно разгромить полностью»[393].

    Для проведения наступления с ограниченными целями под управлением 4-й танковой группы объединялись сразу три корпуса. XXVIII армейский корпус с 122, 96 и 121-й пехотными дивизиями по обе стороны железнодорожной линии Чудово — Ленинград наступал с востока, причем 122-я пехотная дивизия правым флангом опиралась на Неву. L армейский корпус силами 269-й пехотной и дивизии СС «Полицай» наступал из района южнее Красногвардейска. XXXXI танковый корпус в составе 1-й, 6-й танковых и 36-й моторизованной дивизий наносил главный удар юго-западнее этого же города. 18-я армия XXXVIII армейским корпусом (ген. пехоты фон Каппуи) принимала участие в наступлении с запада. 291-я пехотная дивизия взяла Ропшу, южнее от нее развертывались 58-я и 1-я пехотные дивизии.

    Достаточно продолжительная оперативная пауза привела к увеличению численности находящегося в строю танкового парка немецких дивизий за счет ввода в строй машин из ремонта. С 72 танков на 23 августа 1-я танковая дивизия увеличила свой парк боеспособных машин до 90 единиц. По состоянию на 10 сентября 1941 г. 1-я танковая дивизия насчитывала 9 Pz.I, 28 Pz.II, 43 Pz.III, 10 Pz.IV и 9 командирских танков[394]. Следует подчеркнуть, что никакого пополнения с начала кампании дивизия не получала.

    Несмотря на отсутствие самостоятельных механизированных соединений, советское командование обладало под Ленинградом сильной группировкой танков непосредственной поддержки пехоты. По состоянию на 10 сентября 1941 г. в составе танковых войск Ленинградского фронта насчитывалось боеготовыми 109 КВ, 20 Т-34, 5 Т-28, 70 БТ, 7 Т-26 и 8 Т-50[395]. В эти числа входят боевые машины, действовавшие на Карельском перешейке против финнов. Так на Карперешейке в составе 23-й армии были почти все танки Т-34 фронта, 16 машин из 20 имевшихся. Там же, в 106-м отдельном танковом батальоне, было 7 танков КВ. То есть подступы к Ленинграду с юга и с запада прикрывали 99 танков КВ. Для сравнения (см. выше) — на 1 августа тогда еще Северный фронт имел 39 КВ и массу легких танков. Без всякого преувеличения можно сказать, что в сентябре 1941 г. тяжелые танки КВ были опорой обороны города на Неве.

    Следует отметить, что на тот момент основной формой организации танковых войск Ленинградского фронта являлся отдельный танковый батальон. Причем существовали не только привычные номерные батальоны, но и «именные» — отб Житнева, отб Лукьянова. Именно под такими наименованиями они проходили в отчетных документах. Вообще, август и сентябрь 1941 г. были переходным периодом для Красной армии. Танковые дивизии уже в основном почили в бозе, а танковые бригады еще только формировались. Если на 1 августа 1941 г. в действующей армии было всего 2 отдельных танковых батальона, то на 1 сентября 1941 г. — аж 38 штук. В последующем количество отдельных танковых батальонов стало уменьшаться, а количество танковых бригад — возрастать. Танковые батальоны вместо мехкорпусов были, конечно же, шагом назад в организации танковых войск. Впрочем, в лесисто-болотистой местности под Ленинградом откат назад чувствовался в наименьшей степени. Здесь и в 1944 г. никто танковые армии в бой не бросал. Танковые батальоны вполне отвечали специфике данного театра военных действий.


    Защитники Ленинграда. Танки КВ-1 поздних серий выпуска ЛКЗ (с 90-мм башней) на марше


    Самым сильным аргументом фон Лееба в сентябрьском наступлении на Ленинград был 1-й воздушный флот, по-прежнему действовавший в двухкорпусном составе. Штаб I авиакорпуса располагал 1, 4, 76 и 77-й бомбардировочными эскадрами (KG), 54-й истребительной эскадрой (JG54) и 26-й эскадрой двухмоторных истребителей (ZG26). Бомбардировщики авиакорпуса действовали с аэродромов Дно, Саборовка, Коровье Село и Роскополье, истребители и штурмовики — с аэродрома Зарудинье. VIII авиакорпус принимал участие в предстоящих действиях в составе 2-й бомбардировочной эскадры (KG2), 2-й эскадры пикирующих бомбардировщиков (StG2), 27-й истребительной эскадры (JG27), 2-й группы 210-й эскадры двухмоторных истребителей и 2-й учебной эскадры (LG2) с аэродромов Веретена, Рыбицы, Спасской Полисти и Любани. В целом в начале сентября в распоряжении 1-го ВФ имелся 481 исправный боевой самолет (203 бомбардировщика, 60 штурмовиков, 166 истребителей, 39 пикирующих бомбардировщиков и 13 самолетов-разведчиков).

    Концентрации усилий Люфтваффе на ленинградском направлении советские ВВС могли противопоставить достаточно скромные, по меркам войны, в целом силы (см. таблицу).

    Численный состав авиации на ленинградском направлении на 2–6 сентября 1941 г.[396]

    ВВС ЛФ ВВС 54 А ВВС 52 А Всего
    Истребителей 205 60 55 320
    Бомбардировщиков 36 49 19 104
    Всего 241 109 74 424

    В советских сводках в раздел «бомбардировщики» включены также самолеты Ил-2 и разведчики; И-15бис и И-153 штурмовых полков отнесены в раздел «истребители». На 5 сентября 1941 г. распределение по типам исправных самолетов ВВС ЛФ выглядело следующим образом: 12 СБ, 8 Пе-2, 76 МиГ-3, 1 Як-1, 13 ЛаГГ-3, 61 И-16, 51 И-153, 14 И-15, 10 Ил-2, 6 Як-3, итого 252 самолета[397]. ВВС КБФ в данной таблице не учтены, автор сведениями об их численности на начало сентября 1941 г. не располагает. На 12 сентября ВВС КБФ насчитывали 154 самолета (47 МБР-2, 11 МиГ-3, 6 Лагг-3, 25 И-16, 19 И-153, 16 И-15, 23 ДБ-3 и 7 Ил-2)[398]. «Амбарчики» МБР-2 использовались балтийцами на сухопутном фронте, для ночных бомбовых ударов. Таким образом, советские ВВС под Ленинградом располагали уже немалым числом самолетов новых типов, но ударная авиация фронта была достаточно слабой и качественно, и количественно.

    Так или иначе, перевес перед началом наступления был на стороне Люфтваффе. Ощутимого количественного перевеса (вместе с ВВС КБФ) у советской авиации под Ленинградом не было. За счет более интенсивного использования своего авиапарка немцами они могли несколько большим числом самолетов выполнять заметно большее число боевых вылетов. Связано это было с более совершенной системой эксплуатации самолетов в германских ВВС.

    С 4 сентября Ленинград не только бомбардировался немецкой авиацией, но и подвергался обстрелу артиллерийскими орудиями. Обстрел стал повседневной угрозой в течение всей блокады, до января 1944 г. 4 сентября 1941 г. городскими службами было зафиксировано падение 12 снарядов, упавших в городских кварталах в Володарском, Фрунзенском и Московском районах. В результате погибли 29 человек и еще 49 человек получили ранения, в том числе 1 красноармеец. Как доложили впоследствии И. В. Сталину, за двое суток из района Тосно батарея 240-мм орудий выпустила 82 снаряда (погибло 53 человека, 101 получил ранения), а дожди и низкая облачность не позволяли советской авиации обнаружить и уничтожить батарею.

    Самым мощным орудием в артиллерийском «оркестре» группы армий «Север» была 24-см пушка К3 «Петерсдорф». Шесть таких орудий было в I дивизионе 84-го артполка. Пушка К3 была разработана фирмой Рейнметалл-Борзиг незадолго до Второй мировой войны. Производилась К3 на заводах Круппа. Для своего времени это была выдающаяся конструкция. Орудие перевозилось на марше аж в шести повозках: платформа для стрельбы, ствол, казенник, люлька, лафет и электрогенератор. Общая масса повозок составляла 83 тонны. Перевод в боевое положение облегчался системой рамп, рельсов, направляющих и электроприводов. Тем не менее сборка К3 требовала напряженной 1,5-часовой работы 25 человек. В боевом положении она весила 54 тонны — больше, чем танк КВ. Пушка КЗ выстреливала снаряд весом в полтора центнера на максимальную дальность 37 км. С уже захваченной германскими войсками территории она теоретически могла дотянуться до самого центра города, до Васильевского острова и Петропавловской крепости. Впрочем, стрельба по ближайшим городским кварталам Ленинграда требовала куда меньшей дальности. Второй дивизион 84-го артполка также находился под Ленинградом. Он был вооружен 240-мм пушками М16 чехословацкого производства. На фоне К3 бледно смотрелись даже три мощные 210-мм пушки 768-го артиллерийского дивизиона, стрелявшие 135-кг снарядами на дальность 33 км. Они также находились на тот момент в подчинении 135-го артиллерийского командования группы армий «Север».

    Падающие на город тяжелые снаряды убеждали советское командование, что штурм Ленинграда не за горами. Никто ведь тогда не докладывал Ворошилову или Жданову, что немцами готовится в сентябре операция с ограниченными целями. Поэтому настроения в информированных кругах на тот момент царили близкие к апокалипсическим. Сообразно этому готовились к худшему. Одним из мероприятий такой подготовки к худшему стала разработка плана уничтожения военно-морского, морского и речного флота, сосредоточенного в Ленинграде и Кронштадте. В плане были поставлены следующие основные задачи:

    «1. В случае вынужденного отхода из Ленинграда затопить все торговые и военные корабли с максимально возможными разрушениями.

    2. Затопление кораблей производить на фарватерах, в узкостях, в гаванях, чем исключить возможность свободного плавания противнику в районах Кронштадта и использования им гаваней, каналов и фарватеров.

    3. Уничтожение и затопление производить только по сигналу Главного Командования строго по утвержденному им плану»[399].

    Также была разработана специальная таблица условных сигналов, согласно которой, например, сигнал «Резеда» означал «начать расстановку объектов», а «Хризантема» — «начать уничтожение и затопление объектов».

    Согласно плану корабли и суда были распределены для затопления с целью «исключить возможность свободного плавания противнику». Так, крейсер «Киров» вместе с эсминцами «Сметливый» и «Стерегущий» — на входе на Большой Кронштадтский рейд. Линкор «Октябрьская революция», базовые тральщики и транспорт должны были перегородить проход между Котлином и Кроншлотом. Лидер «Ленинград» и эсминец «Грозящий» планировали уничтожить у входных буев Ленинградского морского канала. Для подрыва кораблей предполагалось использовать их основной боезапас, однако также планировалось использовать подрывные заряды и глубинные бомбы.

    Незадолго до начала немецкого наступления разыгралась типичная для 1941 г. драма: попытка средствами разведки вскрыть ближайшие и долгосрочные планы противника. Традиционно эта игра напоминала игру в «рулетку» с наганом, у которого в шесть камор барабана из семи вложены боевые патроны.

    Начать хотелось бы с тех данных, которые приходили командованию Ленинградского фронта из Москвы, из ГРУ ГШ КА. Разведсводка ГРУ ГШ КА на утро 5 сентября 1941 г. сообщала К. Е. Ворошилову и М. М. Попову следующее:

    «Противник, развивая наступление на Копорском направлении, с намерением овладеть южным побережьем устья Финского залива, одновременно продолжает создавать ударную группировку в районе Мга, Ивановское, Тосно для нанесения удара на Ленинград с юго-востока, во взаимодействии с Термолово-Куоккальской группировкой финнов, наступающих на Ленинград с севера»[400].

    На следующий день разведсводка ГРУ ГШ КА усиливает тезис о предполагаемом прорыве немцев навстречу финнам:

    «На Ленинградском фронте противник, продолжая наступление по выходу на побережье Финского залива зап. Ленинграда, одновременно продолжает подготовку к наступлению с рубежа: Мга, Ивановское с форсированием р. Нева»[401].

    Предположения, прямо скажем, логичные. Соединение с финнами к западу от Ладожского озера действительно рассматривалось германским командованием как один из вариантов наступления. Такой же вариант, к слову, избрал Манштейн, уже будучи командующим 11-й армией, присланной из Крыма под Ленинград летом 1942 г. Однако в сентябре 1941 г. фон Лееб уже не рассматривал этот план как пригодный для реализации его войсками в обозримое время.

    Схожую картину в оценках планов противника можно увидеть, если проанализировать документы Ленинградского фронта. В разведсводке штаба фронта на утро 6 сентября указывалось:

    «Основную ударную группировку противник создает на Слуцко-Колпинском направлении, одновременно имея мощную ударную группу на Красногвардейском направлении»[402].

    Разведсводка штаба фронта на утро 8 сентября в целом созвучна с мнением разведчиков ГРУ ГШ КА:

    «На Мгинском направлении противник, усилив свою группировку танками, развивает наступление в направлении: южн. побережье оз. Ладожское, вероятно, имея ближайшей задачей — захват Шлиссельбурга с последующим выходом в район вост. Ленинграда в тыл нашей группировке на Карельском перешейке»[403].

    Здесь нельзя не поддаться искушению и, забегая немного вперед, привести данные разведки на момент, когда немецкое наступление уже началось. Разведсводка штаба фронта на утро 10 сентября (немецкое наступление продолжалось уже сутки! — А. И.) гласила:

    «Противник заканчивает сосредоточение и перегруппировку своих сил к исходным рубежам для наступления, имея на Слуцко-Колпинском направлении: дивизию СС, 121 пд, 96 пд, 122 пд, 12 тд и, предположительно, 8 тд. […] Наиболее плотная группировка противником создается в районе Ново-Лисино, Саблино, Шумба, где сосредоточено две пехотных и до двух танковых дивизий»[404].

    Советский ДЗОТ под Дудергофом


    В качестве цели уже начавшегося наступления немцев в разведсводке указывается: «Выйти на линии нашей Красногвардейской группировки». Строго говоря, это было чистой правдой. Немецкое наступление действительно имело ограниченные цели, в число которых входила ликвидация выступа в районе Красногвардейска. Но в качестве основного противника по-прежнему числили немецкую группировку в районе к северо-западу Тосно, противостоящую 55-й армии.

    Подводя итог вышесказанному, нельзя не отметить того факта, что неприятностей ждали от ранее не вскрытой группировки противника. В конце августа появление группы Шмидта, точнее XXXIX моторизованного корпуса, не было своевременно вскрыто советской разведкой. Теперь же, когда она вышла из сумрака, ее упорно считали главной ударной силой противника под Ленинградом. Однако таковой все же оставалась 4-я танковая группа Гёпнера, заканчивавшая последние приготовления к наступлению. Им предстояло атаковать, прямо скажем, не самый устойчивый участок оборонительных позиций под Ленинградом.

    Скорее всего, именно недооценкой Красногвардейского направления можно объяснить тот факт, что именно с него было рокировано на Карельский перешеек против финнов полноценное и хорошо укомплектованное соединение — 291-я стрелковая дивизия. По состоянию на 9 сентября 1941 г. она насчитывала 10 388 человек, а приданный ей 3-й полк 1-й ДНО — 1451 человек[405]. В свое время, в 20-х числах августа, именно она была выдвинута в Красногвардейский УР при приближении к нему немецких танков. Также красногвардейское направление было фактически лишено танков. В 42-й армии не было ни одной танковой части. Напротив, в 55-й армии было сразу два танковых батальона — 84-й и 86-й. В первом было 13 КВ, во втором — 19 КВ. На северном берегу Невы в полосе 115-й стрелковой дивизии с 6 сентября наступления немцев ждал 107-й танковый батальон (7 КВ). Таким образом, 40 % танков КВ Ленинградского фронта к югу от города было собрано против «группы Шмидта» в районе Тосно, Мги и Шлиссельбурга.

    Перед началом нового немецкого наступления на Ленинград обрушился массированный налет авиации. Во второй половине дня на высоте 4000 м две группы «Юнкерсов» общим числом 23 машины под прикрытием «Мессершмиттов» прошли над Пулковскими высотами на север. Истребители ПВО Ленинграда опоздали с вылетом и вступили в бой уже над пригородами Ленинграда. Из бомбоотсеков «Юнкерсов» посыпались преимущественно зажигательные бомбы. Всего было зафиксировано падение на город 6327 «зажигалок», которые вызвали 178 пожаров. Однако они были только началом. Уже в сумерках к городу стали подходить одиночные бомбардировщики, для которых пожары были прекрасным ориентиром. На город ими было сброшено 48 авиабомб, преимущественно калибром 250 кг. В результате бомбардировки 24 человека погибли и 122 получили ранения. Самым известным последствием этого налета было уничтожение так называемых Бадаевских складов — комплекса старых деревянных построек. Для ленинградцев сгоревшие склады стали символом последовавшего вскоре голода. Однако на самом деле на складах было муки в лучшем случае на несколько дней. Уничтожение Бадаевских складов не повлияло существенно на ситуацию в городе. Ленинград требовал более тысячи тонн муки в день, а на Бадаевских складах ее было всего около 3 тыс. тонн.

    Наступление сухопутных сил группы армий «Север» началось в 9.30 9 сентября. Воздушная поддержка из-за тумана в первые два часа отсутствовала. Лишь около 110 бомбардировщики первый раз за день сбросили свой смертоносный груз. XXXXI моторизованный корпус главный удар наносил в полосе 36-й моторизованной дивизии. Здесь сосредотачивались основные усилия авиации 1-го воздушного флота. 36-я моторизованная дивизия успешно продвигалась вперед и полностью выполнила задачу дня. Наступление соседних дивизий корпуса Рейнгардта было куда менее успешным. В ЖБД XXXXI корпуса отмечалось: «Наступление 6-й тд развивается медленно, поскольку в ходе атаки она наткнулась на не обнаруженную ранее и не замеченную на снимках с воздуха укрепленную линию. Ликвидация двух бронированных сооружений представляет особенные сложности»[406]. Артиллерия дивизии СС «Полицай» 9 сентября большей частью еще была на марше и не успела к началу наступления. Поэтому, когда эсэсовцы столкнулись с не выявленной разведкой системой укреплений под Красногвардейском, они не смогли ее преодолеть. Тем не менее итог дня для командования группы армий «Север» был удовлетворительным. Наиболее перспективными были результаты, достигнутые 1-й пехотной и 36-й моторизованной дивизиями. В одной из советских оперсводок констатировался прорыв основной полосы обороны УРа. Из Ленинграда для восстановления положения перебрасывалась автотранспортом морская бригада (3 тыс. человек), сосредотачивался 500-й стрелковый полк.

    Развитие ситуации на фронте под Ленинградом вызывало беспокойство в Москве. 9 сентября И. В. Сталин раздраженно спрашивал К. Е. Ворошилова и А. А. Жданова: «Куда девались танки КВ, где вы их расставили и почему нет никакого улучшения на фронте, несмотря на такое обилие танков КВ у вас? Ведь ни один фронт не имеет и половинной доли того количества КВ, какое имеется у вас на фронте. Чем занята ваша авиация, почему она не поддерживает наши войска на поле?»

    Читатель, наверное, может уже с ходу дать Иосифу Виссарионовичу правильный ответ — КВ ждали наступления немцев через Неву и вдоль Московского шоссе от Тосно. С началом немецкого наступления они даже не сдвинулись с места. Однако с возникновением кризиса под Красногвардейском в 42-ю армию выдвигалась 1-я танковая дивизия, 51-й танковый батальон и танковый батальон П. С. Житнева (23 танка КВ). Вскоре они себя показали. Однако за 9 сентября в немецких оперативных документах действительно нет упоминания об использовании обороняющимися советскими войсками «сверхтяжелых танков».

    Жалобы на активность советских ВВС также отсутствуют. ВВС Ленфронта и ВВС КБФ 9 сентября действительно не нацеливались на наступающего противника. Они атаковали аэродром Сиверская и работали по немецким войскам в районе Шлиссельбурга. Скорее всего, ориентация на удары по аэродромам была следствием массированного налета 8 сентября. Было заявлено об уничтожении на земле 7 самолетов противника, но немецкие данные эту заявку не подтверждают. Артиллерийский огонь обороны также не впечатлил наступающих. В ЖБД XXXXI корпуса отмечается: «Вражеская артиллерия, против которой действует Люфтваффе, не слишком активна».


    Бомбардировщик Ю-88 эскадры KG76


    На второй день наступления немецкие танковые соединения продолжали эксплуатировать эффект удара в той точке, где их ждали в последнюю очередь. В ЖБД XXXXI корпуса отмечается: «Передовые части 36-й пд продвинулись, не встретив сопротивления противника, и обстреляли отступающие по дороге Кавелахта — Красное Село колонны противника. Создается впечатление, что противник там, где укрепленная линия прорвана, отходит ко второму рубежу» и «1-я тд атакует оборонительные сооружения южнее Большой Истинки и Тихвинки. Сопротивление пехоты и артиллерии противника в промежуточном пространстве слабое». После мощного авиаудара пикировщиков VIII авиакорпуса во второй половине дня 10 сентября немецкие подвижные соединения пробиваются к высотам у Дудергофа и захватывают казармы в Дудергофе. При этом нельзя сказать, что инженерное оборудование обороны на этом направлении было слабым или даже вовсе отсутствовало. Немцы отмечают ее оборудование «полностью стальными ДОТами со стенками толщиной 10–15 см».

    Однако тактические успехи 4-й танковой группы если и воодушевили командование группы армий, то ненадолго. Вообще 10 сентября стало для фон Лееба днем плохих новостей. Из ОКХ прибыло предписание передать XXXXI моторизованный корпус Рейнгардта группе армий «Центр» «в хорошем состоянии». В свою очередь, командир XXXIX моторизованного корпуса Шмидт доложил, что «русская 54-я армия и кавалерийская дивизия» угрожают правому флангу группы армий «Север». Для парирования кризиса на этом направлении было решено задействовать 8-ю танковую дивизию. Когда танковая дивизия прибыла три дня спустя, надобность в ее использовании миновала. Однако в итоге в наступлении на Ленинград она не участвовала.

    К 12 сентября 1941 г. до города стали дотягиваться не только крупповские чудо-пушки, но и обычные корпусные орудия германской армии. Произошло это с прорывом немецких войск в обход Красногвардейска. В ЖБД XXXXI корпуса по этому поводу есть достаточно циничная запись: «Корпусная артиллерия впервые обстреливает военные объекты Ленинграда. Решение о том, следует ли рассматривать Ленинград в качестве открытого города, принято автоматически после появления вражеской артиллерии в черте города и многократных воззваний к населению касательно обороны города»[407]. Видимо, в штабе корпуса Рейнгардта не знали, что планомерный обстрел города идет уже с 4 сентября.

    К вечеру 12 сентября на правом фланге 2-й гв. ДНО части 6-й танковой дивизии вышли на дорогу Красногвардейск — Пушкин, а на левом фланге пехота 269-й пехотной дивизии продвинулась до Бол. Руслово, вплотную приблизившись к этому же шоссе с востока. Ополченцы оказались полуокружены. Однако для прорыва из потенциального «котла» еще оставался узкий коридор вдоль шоссе.

    В ЖБД XXXXI корпуса вечером 12 сентября отмечалось: «Похоже, в оборонительном фронте противника образовался разрыв, который он не в состоянии закрыть. Несмотря на упорное сопротивление противника в отдельных местах, начинают появляться в возрастающем количестве признаки разложения. Они показывают, что хребет вражеской обороны сломлен, действия противника позволяют сделать вывод об отсутствии организованного руководства. Создается ощущение, что воля противника к планомерному сопротивлению сломлена. Весьма возможно, что быстрым ударом, наступая танками по как можно большему числу дорог, удастся с ходу взять Ленинград. Тем самым удастся не допустить планомерного уничтожения промышленности и самого города, а также лишить противника возможности организовать сопротивление, пусть даже безнадежное»[408].

    Однако если оборона пехоты дрогнула, то танковые части Ленинградского фронта сказали свое веское слово. Утром 13 сентября в ЖБД XXXXI корпуса отмечается: «В полосе 1-й тд небольшим группам сверхтяжелых танков противника удалось прорваться и нарушить наши коммуникации в тылу». Тем не менее отдельные результативные атаки танков изменить общую обстановку уже не могли.

    Так или иначе, наступление группы армий «Север» с первоначально ограниченными целями сокращения фронта неожиданно обрело перспективу стремительного захвата города на Неве. Разумеется, германское командование не стало бы упускать такой благоприятной возможности для достижения успеха стратегического значения. Однако препятствием на пути к этому была необходимость передать XXXXI корпус в группу армий «Центр». Кроме того, резервов для ввода в прорыв у командования группы армий «Север» попросту не оставалось. В качестве ложки дегтя в бочку меда успешного наступления корпуса Рейнгардта последовало сообщение из штаба танковой группы: «На силы 8-й тд корпус может не рассчитывать, поскольку внезапный удар противника в южном направлении сковал силы дивизии в ее нынешнем районе».

    Начинало казаться, что долгожданный, но все равно неожиданный успех будет безвозвратно упущен. Фон Лееб 12 сентября записал в дневнике: «Нет согласия на то, что дивизии, входящие в состав корпуса, могут оставаться здесь и в дальнейшем»[409]. Согласие в итоге было получено. На следующий день, 13 сентября, фон Лееб с удовлетворением записал в своем дневнике: «Генерал-фельдмаршал Кейтель в середине дня передал по телефону начальнику штаба группы армий „Север“, что группа армий, если ей это необходимо, может рассчитывать на отсрочку в 48 часов, касающуюся вывода из ее состава мобильных соединений»[410].

    Тем временем по приказу командующего 42-й армией 2-я гвардейская ДНО 13 сентября оставила г. Красногвардейск и отошла к северу, чтобы избежать окружения и разгрома. Оборона на подступах к городу постепенно теряла устойчивость. Также 13 сентября стало тем днем, когда подготовка уничтожения корабельного состава флота перестала быть тайной для большей части командного состава. В середине сентября весь Ленинград готовился превратиться в руины. Одновременно минировались судостроительные заводы, недостроенные и ремонтирующиеся корабли. Все это, естественно, не лучшим образом сказалось на моральном состоянии моряков. По воспоминаниям очевидцев, на причалах Ленинградского порта и в районах стоянок судов складировались глубинные бомбы. Всем было понятно, с какой целью это делается. Казалось, что вот-вот прозвучит страшный сигнал «Хризантема».

    В этой критической ситуации в командование Ленинградским фронтом 13 сентября 1941 г. вступил генерал армии Г. К. Жуков. Сталин еще 1 сентября через Поскребышева вызвал Жукова с Резервного фронта в Москву. Тогда это еще не выглядело как вызов пожарной команды на тушение пожара. Однако это явно было прямым следствием размышлений Сталина о том, «что за человек Попов?». Наконец, 11 сентября в 19.10 последовала директива Ставки ВГК о смене командования Ленинградского фронта.

    В «Воспоминаниях и размышлениях» Г. К. Жуков писал: «К исходу 10 сентября, руководствуясь личной запиской Верховного и без объявления официального приказа, я вступил в командование Ленинградским фронтом»[411]. Причем это не разовое упоминание даты, которое можно принять за описку. Сдвиг хронологии событий сохраняется на протяжении всего описания первых дней пребывания в Ленинграде. Здесь Георгий Константинович допустил неточность, хотя обычно он уверенно оперирует реальными датами. Это тем более странно, что Жуков был один из немногих, кто работал с документами при написании мемуаров. Однако документы штаба фронта свидетельствуют, что Г. К. Жуков вступил в командование им только 13 сентября. Так, в ЖБД Ленинградского фронта имеется запись за 13 сентября следующего содержания: «Директивой Ставки ВГК от 11.9.41 в командование Л[енинградским].Ф[ронтом]. вступил генерал армии Жуков. В 17.20 подписан первый приказ по фронту»[412]. При этом приказ Военного совета фронта № 038 от 5.50 13 сентября был еще подписан К. Е. Ворошиловым. Дополнительным подтверждением датировки смены командования Ленфронта служат воспоминания генерал-майора И. И. Федюнинского. Он писал: «Утром 13 сентября самолет Ли-2 поднялся с Внуковского аэродрома и под охраной звена истребителей взял курс на Ленинград. В самолете находились генерал армии Г. К. Жуков, назначенный командующим Ленинградским фронтом, генералы М. С. Хозин, П. И. Кокорев и я»[413].

    Серьезную опасность на тот момент представлял оголившийся в результате отхода 42-й армии левый фланг соседней 55-й армии. Немецкие танки вполне могли ударить ей в тыл, и оборона на подступах к Ленинграду бы просто рухнула. Чтобы это предотвратить, из 55-й армии был переброшен полк 70-й стрелковой дивизии, а также так называемый отряд майора Петровского. Последний был собран из остатков 1-й ДНО и 237-й стрелковой дивизии. Скорее всего эти меры были приняты еще до прибытия Жукова. Полк 70-й дивизии занял оборону к 15.00 13 сентября, отряд Петровского — к 20.00 того же дня. Однако это все были полумеры. Фактически эти два отряда выстраивались на фланге XXXXI корпуса. Ни один из них даже не седлал шоссе Красногвардейск — Пулково. Немецкие же танки к тому моменту вышли на шоссе Пушкин — Володарский.

    Как уже было сказано выше, первый приказ Жукова на посту командующего Ленинградским фронтом был подписан в 17.20 13 сентября 1941 г. Что это был за приказ? Он предусматривал передачу 10-й стрелковой дивизии в 42-ю армию и использование ее в контрударе — «Об уничтожении противника, прорвавшегося в район пос. Володарского».

    Этот выпад сразу же ощутили наступающие немецкие части, в ЖБД XXXXI корпуса в 20.00 13 сентября появляется запись: «Операция ударных групп 36-й пд отражена мощным контрударом противника, поддержанным сверхтяжелыми танками, которые нанесли нашим частям потери и отбросили их на исходные позиции. Возникший из-за этого кризис на фронте дивизии преодолен к 22.00, когда вражеская атака отражена»[414]. Далее в ЖБД появляется многозначительная фраза: «Следует считаться с возможностью повторения вражеских контратак с северного направления». Контрудары вынуждали немцев осторожнее продвигаться вперед, постоянно заботясь о флангах. Поддержку 10-й стрелковой дивизии «сверхтяжелыми танками» осуществлял 51-й танковый батальон[415].

    Также новый командующий и его штаб сразу же озаботились наведением порядка в войсках на передовой. В утреннем боевом донесении за 14 сентября указывалось: «Для остановки и приведения в порядок 3 гв. сд и бригады морской пехоты высланы командиры штаба фронта с вооруженным отрядом»[416]. В донесении, датированном 16.00 14 сентября, мы можем видеть выстраивание целой системы контроля исполнения отданных распоряжений: «Для руководства боем и наблюдения за точным выполнением приказа Главкома о ликвидации прорвавшейся к Пулковским высотам группировки противника и восстановления положения на фронт выехали представители штаба фронта с офицерами связи»[417].

    Однако представители в войсках были лишь инструментом контроля за исполнением приказов. Помимо них, нужно было иметь сами приказы, способные переломить ситуацию в пользу защитников Ленинграда. Жуков читал те же самые разведсводки ГРУ ГШ КА, которые были приведены выше. Поэтому он не стал с ходу метать под паровой каток 4-й танковой группы 84, 86 и 107-й танковые батальоны с левого фланга фронта. Риск оголить направление, где находился XXXIX корпус, мог обойтись слишком дорого.

    В своих воспоминаниях Жуков приводит разговор с Б. М. Шапошниковым 14 сентября 1941 г., в ходе которого он сообщает о принятых мерах: «К исходу сегодняшнего дня на путях движения противника нами организована система артиллерийского огня, включая морскую, зенитную и прочую артиллерию. Собираем минометы, и думаю, что к утру мы сможем на основных направлениях подготовить плотный заградительный огонь для взаимодействия с пехотой, которую к исходу дня расположили на вышеуказанном рубеже»[418]. Также был подготовлен контрудар 8-й армии, чтобы ударом во фланг и тыл противника оттянуть часть его группировки из-под Ленинграда.

    После короткой вспышки энтузиазма 12–13 сентября в штабе группы армий «Север» наступило разочарование. Уже 14 сентября фон Лееб описывал в своем дневнике неутешительные результаты визита в 4-ю танковую группу:

    «Сегодня я побывал в расположении 4-й танковой группы. Там узнал от начальника штаба, что в отличие от предыдущих оценок о том, что между XXXXI корпусом и Ленинградом противника почти нет, на самом деле Пулковские высоты представляют собой укрепленный район обороны, плотно занятый войсками противника. Дальнейшее наступление XXXXI корпуса через Пулково до ближнего рубежа окружения, как было приказано вчера, должно было бы привести к сильным потерям. Чтобы избежать этого и оставить XXXXI корпус по возможности боеспособным, каким он сейчас и является, ему приказано пока оставаться у дальнего рубежа окружения, исключая Пулково»[419].

    Вскоре по прибытии Жуков сформулировал задачи фронта следующим образом:

    «1. Перемолоть противника артиллерийским, минометным огнем и авиацией, не допустив прорыва нашей обороны.

    2. Сформировать к 18.9 пять стрелковых бригад, две стрелковые дивизии и сосредоточить их для непосредственной обороны Ленинграда, создав четыре линии обороны.

    3. 8-й армией наносить противнику удары во фланг и тыл.

    4. Свои действия увязывать с действиями 54-й армии, добиваясь освобождения от противника территории Мга, Шлиссельбург».

    Еще 22 августа в ходе переговоров по прямому проводу с Ворошиловым Сталин говорил: «Мы думаем, что оборона Ленинграда должна быть прежде всего артиллерийской обороной. Надо занять все возвышенности в районе Пулково и других районах, выставить там серьезную артиллерийскую оборону, имея в виду морские пушки… Без такой базы рабочие батальоны будут перебиты».

    Позднее Б. М. Шапошников в разговоре с Г. К. Жуковым 14 сентября высказался в том же духе: «Считаю, что принятое вами решение прежде всего организовать артиллерийскую завесу является единственно правильным. Ленинградский фронт имеет столько артиллерии, что создать такую завесу вполне возможно».

    Предложенная Жуковым стратегия действовала. В ЖБД XXXXI корпуса в 17.00 15 сентября были довольно четко расставлены точки над «i» относительно основных препятствий на пути продвижения в Ленинград: «Пехота противника обороняется не слишком серьезно, но передовая линия корпуса находится под обстрелом тяжелой и сверхтяжелой артиллерии с кораблей в гавани Ленинграда и с береговых батарей. Для борьбы с этой артиллерией у корпуса нет никаких средств, поскольку силы Люфтваффе скованы в другом районе. Для удержания достигнутых в настоящий момент рубежей и возможного продолжения наступления настоятельно необходимо подавить эту артиллерию противника»[420].

    Также серьезным препятствием для немецких войск стали многочисленные танки КВ Ленинградского фронта. В ЖБД XXXXI корпуса вечером 15 сентября с нескрываемой досадой отмечалось: «Можно предположить, что противник попытается последними силами удержать Пушкин и Пулковские высоты. Представляется, что у него уже нет достаточного количества пехоты, однако тяжелые танки представляют собой препятствие, борьба с которым отнимает много времени»[421]. Следует отметить, что «сверхтяжелые танки» упоминаются немцами преимущественно в контексте контратак, а не в качестве неподвижных огневых точек.

    Тем временем вечером 15 сентября приходит приказ танковой группы № 30 с указанием вывести корпус из состава ГА «Север» и передать его ГА «Центр». Время на быстрый прорыв было упущено. 17 сентября наступающие захватили Пушкин, и солдаты 1-й танковой дивизии вышли к конечной остановке ленинградского трамвая — немецкие танки стояли всего в 12 км от центра города. Однако времени на продвижение к городу и разгром 42-й армии уже не оставалось: соединения 4-й танковой группы снимались с фронта и отправлялись в тыл для погрузки в эшелоны или формирования маршевых колонн. XXXXI моторизованный корпус вместе со штабом 4-й танковой группы рокировался на московское направление.

    Оборона Ленинграда действительно опиралась в значительной степени на артиллерию. Это прямо признается в документах штурмовавших город немецких войск, процитированных выше. Причем речь идет не только о корабельной и береговой артиллерии, сыгравшей огромную роль в боях за город. Как показывают данные ГАУ (Главного артиллерийского управления), Ленинградский фронт заметно выделяется из общего ряда даже по расходу выстрелов зенитной и полевой артиллерии. За второе полугодие 1941 г. (помесячные данные, к сожалению, отсутствуют) с Ленфронтом сравним по расходу боеприпасов только оборонявший Москву Западный фронт. По расходу же снарядов зенитной артиллерии Ленфронт кроет даже его. На долю Ленфронта во втором полугодии 1941 г. приходится 29 % расхода зенитных снарядов всех действующих фронтов. Данные рассчитывались по десяти фронтам. Доля 50-мм минометных выстрелов еще больше — 35 %. С ними сравнима доля израсходованных Ленфронтом 76-мм выстрелов для полковых пушек — 30 %. Минометы-«полтинники» и 76-мм полковушки-«бобики» производили в Ленинграде, и защищавшие город войска их, разумеется, интенсивно использовали. Так, 1-я гвардейская ДНО отправилась на фронт, укомплектованная 50-мм минометами на 255 %. Доля израсходованных 76-мм выстрелов для дивизионных пушек и 122-мм гаубичных выстрелов на Ленфронте составляет 20 % от расхода всех фронтов.

    Стабилизация фронта под Ленинградом не сулила ни той, ни другой стороне ничего хорошего. В крайне неблагоприятной для активных боевых действий местности были задействованы сильные и хорошо подготовленные соединения. Помимо высвобождения сил, захват Ленинграда отдал бы в руки немецкого командования крупный порт, позволивший существенно облегчить снабжение немецких войск в северном и центральном секторах советско-германского фронта. В свою очередь, оказавшийся в кольце блокады 2,5-миллионный город вынуждал советское командование проводить деблокирующие наступательные операции, несмотря на труднодоступную местность и сложности снабжения.


    Крейсер «Киров»


    Потери войск Северного (с 23 августа 1941 г. — Ленинградского) и Северо-Западного фронтов в Ленинградской оборонительной операции 10 июля — 30 сентября были относительно невелики по масштабам 1941 г. Безвозвратные потери составили 214 078 человек, санитарные — 130 848 человек, общие — 344 926 человек.

    Согласно немецким донесениям-«десятидневкам», за период с 20 июля по 30 сентября 1941 г. потери 4-й танковой группы, 16-й и 18-й армий группы армий «Север» составили 110 397 человек, в том числе 25 937 человек убитыми и пропавшими без вести. Следует отметить, что «десятидневки» учитывали только «кровавые» потери, т. е. в них не входили потери заболевшими. Эти данные в целом коррелируют с другими документами группы армий «Север». Так, согласно донесению, в которое вошли данные по 1, 58, 61, 93, 96, 121, 122, 217, 254, 269-й пехотным дивизиям и дивизии СС «Полицай», их общие потери с начала кампании до 15 сентября составили 58 735 человек[422]. Рекордсменом была 121-я пехотная дивизия, потерявшая почти 6723 человека. Штурмовавшая Лиепаю 291-я пехотная дивизия — 5742 человека. «Полицай», несмотря на недолгое пребывание на фронте (с 3 августа), потерял 4734 человека. «Десятидневки» позволяют нам оценить соотношение общих потерь сторон в сражении за Ленинград как 1:2,5–1:3. Соотношение безвозвратных потерь хуже и составляет примерно 1:7–1:8. Соотношение потерь не блестящее, но объяснимое с точки зрения общей обстановки.


    Примечания:



    2

    1941 г. Документы. С. 452.



    3

    Дашичев В. И. «Совершенно секретно! Только для командования!» Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы. М.: Наука, 1967. С. 163–164.



    4

    Дашичев В. И. Указ. соч. С. 164.



    20

    Страшная цена победы… С. 300.



    21

    Платонов А. В. Указ. соч. С. 22.



    22

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 200, л. 2.



    23

    Stoves Rolf, 1.Panzer-Division 1935–1945. Chronik einer der drei Stamm-Divisionen der deutschen Panzerwaffe, Podzun, 1962, S. 185. Перевод дается по статье Анатолия Хаеша «Пять дней до оккупации Жеймялиса: 22–26 июня 1941 года».



    24

    ЦАМО РФ, ф. 344, оп. 5554, д. 85, л. 2.



    25

    ЦАМО РФ, ф. 833, оп. 1, д. 6, л. 5.



    26

    ВИЖ. № 7. 1989. С. 22.



    27

    Виха W. Weg und Schicksal der 11.Infanterie-Division. Podzun, 1952. S.



    28

    ЦАМО РФ, ф. 344, оп. 5554, д. 71, л. 34.



    29

    ЦАМО РФ, ф. 344, оп. 5554, д. 71, л. 53.



    30

    Снова 4.00, за пять минут до начала немецкой артподготовки. — Прим. автора.



    31

    NARA Т314 R979 frame 283.



    32

    NARA T314 R979 frame 284.



    33

    KTB — журнал боевых действий.



    34

    Истории соединений. Почти по каждой немецкой дивизии после войны вышла книга с описанием ее боевого пути, часто написанная на документальной основе. Авторами были ветераны и даже командиры соединений.



    35

    Страшная цена победы. С. 261.



    36

    The initial period of war on the eastern front. 22 june — august 1941, p.U2.



    37

    Мотоциклетного батальона.



    38

    Haupt W. Die 8. Panzer-Division im Zweiten Weltkrieg, Podzun-Pallas-Verlag, 1987. S. 139.



    39

    Манштейн Э. Указ. соч. С. 187.



    40

    ЦАМО РФ, ф. 20120, оп. 1, д. 9, л. 92.



    41

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1374, д. 11, л. 6.



    42

    ЦАМО РФ, ф. 20041, оп. 1, д. б, л. 2.



    204

    Бронированные огневые точки.



    205

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351. д. 168. л. 20.



    206

    Манштейн Э. Указ. соч. С. 192–193.



    207

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 200, л. 17.



    208

    NARA Т314 R979 frame 332.



    209

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 168, л. 25.



    210

    ЦАМО РФ, ф. 500, оп. 12462, д. 180, л. 21.



    211

    NARA Т315 R350 frame 937.



    212

    NARA Т315 R350 frame 938.



    213

    NARA T315 R16 frame 973.



    214

    NARA Т314 R979 frame 341.



    215

    NARA T315 R16 frame 975.



    216

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1376, д. 4, л. 96.



    217

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1376, д. 4, л. 101.



    218

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1376, д. 4, л. 201.



    219

    NARA T314 R981 frame 388.



    220

    NARA T314 R979 frames 341–342.



    221

    NARA T315 R16 frame 978.



    222

    NARA T315 R21 frame 510.



    223

    NARA Т314 R979 frame 348.



    224

    ЦИТ. по: Haupt W. Die 8. Panzer-Division im Zweiten Weltkrieg. Podzun-Pallas-Verlag, 1987. S. 156.



    225

    Манштейн Э. Указ. соч. С. 199.



    226

    NARA T314 R979 frame 346.



    227

    Манштейн Э. Указ. соч. C. 200.



    228

    Haupt W. Die 8. Panzer-Division im Zweiten Weltkrieg. Podzun-Pallas-Verlag, 1987. S. 157.



    229

    Манштейн Э. Указ. соч. C. 200.



    230

    Haupt W. Die 8. Panzer-Division im Zweiten Weltkrieg. Podzun-Pallas-Verlag, 1987. S. 157.



    231

    NARA T315 R483 frame 737.



    232

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 200, л. 31.



    233

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 32.



    234

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 32.



    235

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 9.



    236

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 9.



    237

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1376, д. 4, л. 116.



    238

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1376, д. 4, л. 201.



    239

    Haupt W. Die 8. Panzer-Division im Zweiten Weltkrieg. Podzun-Pallas-Verlag, 1987. S. 158.



    240

    NARA T315 R483 f750.



    241

    Манштейн Э. Указ. соч. С. 203.



    242

    Haupt W. Die 8. Panzer-Division im Zweiten Weltkrieg. Podzun-Pallas-Verlag, 1987. S. 159.



    243

    NARA T315 R483 frame 744.



    244

    NARA Т315 R483 frame 749.



    245

    NARA Т314 R979 f397.



    246

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1376, д. 4, л. 86.



    247

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 6.



    248

    Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. Т. 16 (5–1). М.: Терра. 1996. С. 47.



    249

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 60, л. 33.



    250

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 60, л. 34.



    251

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 168, л. 185.



    252

    По состоянию на 10 июля 1941 г.



    253

    Анфилов В. А. Начало Великой Отечественной войны (22 июня — середина июля 1941 года). Военно-исторический очерк. М.: Воениздат, 1962. С. 94.



    254

    Кринов Ю.С. Лужский рубеж. Год 1941-й. А: Лениздат, 1987. С. 79.



    255

    NARA Т314 R980 f258.



    256

    NARA Т314 R980 f258.



    257

    NARA T311 R51 frame 7064052.



    258

    Раус Э. Указ. соч. С. 101.



    259

    Кринов Ю. С. Лужский рубеж. Год 1941-й. Д.: Лениздат, 1987.



    260

    NARA Т314 R979 frame 389.



    261

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 187, л. 83.



    262

    Кринов Ю. С. Указ. соч. С. 46.



    263

    NARA Т315 R16 frame 1010.



    264

    NARA Т314 R979 frame 392.



    265

    NARA T314 R979 frame 393.



    266

    ЦАМО РФ, ф. 500, оп. 12462, д. 180, л. 46



    267

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1244, д. 86, л. 58.



    268

    Кринов Ю. С. Указ. соч. С. 51.



    269

    Дивизия народного ополчения.



    270

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 93, л. 31.



    271

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 93, л. 35.



    272

    Меллентин Ф. Танковые сражения 1939–1945 гг.: Боевое применение танков во Второй мировой войне. М.: ИЛ, 1957. С. 164.



    273

    Кринов Ю. С. Указ. соч. С. 45.



    274

    Ленинградские Краснознаменные Броне-Танковые Курсы Усовершенствования Командного Состава РККА.



    275

    Раус Э. Указ. соч. С. 113–114.



    276

    ЦАМО РФ ф.217, оп. 1283, д. 11, л. 101.



    277

    Бычевский Б. В. Город — фронт. Л.: Лениздат, 1967. С. 36.



    278

    Там же. С. 37.



    279

    NARA Т314 R979 frame 403.



    280

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1244, д. 86, л. 12.



    281

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1244, д. 86, л. 14.



    282

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1283, д. 11, л. 112.



    283

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1283, д. 11, л. 97.



    284

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1244, д. 86, л. 20.



    285

    NARA Т315 R21 frames 511–512.



    286

    Цит. по: Карелл П. Восточный фронт. Книга первая. Гитлер идет на восток. 1941–1943. М.: Изографус, ЭКСМО, 2003. С. 201.



    287

    NARA T311 R051 f 1061.



    288

    Дашичев В. И. Указ. соч. С. 251.



    289

    Карелл П. Указ. соч. С. 200.



    290

    ЦАМО РФ, ф. 500, оп. 12462, д. 180, л. 40.



    291

    Карелл П. Указ. соч. С. 201.



    292

    NARA T311 R51 frame 7064062.



    293

    NARA Т311 R51 frame 7064063.



    294

    Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. Т. 16 (5–1). М.: Терра, 1996. С. 70.



    295

    Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. Т. 16 (5–1). М.: Терра, 1996. С. 73.



    296

    Дашичев В. И. Указ. соч. С. 266.



    297

    Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. Т. 16 (5–1). М.: Терра, 1996. С. 70.



    298

    Дашичев В. И. Указ. соч. С. 251.



    299

    Дашичев В. И. Указ. соч. С. 266.



    300

    ЦАМО РФ, ф. 500, оп. 12462, д. 180, л. 31.



    301

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1121, д. 67, л. 19.



    302

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1121, д. 67, л. 21.



    303

    ЦАМО РФ, ф. 217. оп. 1244, д. 91, л. 13.



    304

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 205, л. 50.



    305

    Карелл П. Указ. соч. С. 201.



    306

    Jentz Т. Panzertruppen, The Complete Guide to the Creation & Combat Employment of Germany's Tank Force. 1933 — 42. Schiffer Military History, Atlegen, PA, 1996, p. 211.



    307

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 220, л. 221.



    308

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 220, л. 222.



    309

    ЦАМО РФ, ф. 217 оп.1221, д. 63, л. 66.



    310

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1283, д. 26, л. 150.



    311

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 220, л. 187.



    312

    NARA Т314 R979 frame 466.



    313

    Раус Э. Указ. соч. С. 130.



    314

    NARA T315 R350 frame 974.



    315

    NARA T314 R979 frame 467.



    316

    NARA T315 R21 frame 517.



    317

    NARA Т314 R979 frame 470–471.



    318

    NARA Т315 R16 frame 1036.



    319

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 220, л. 261.



    320

    NARA Т314 R979 frames 475&477.



    321

    NARA T314 R979 frame 478.



    322

    ЦАМО РФ, ф. 15, оп. 11600, д. 982, л. 4.



    323

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1283, д. 11, л. 551.



    324

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 220, л. 267.



    325

    NARA Т314 R979 frame 483.



    326

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 220, л. 270.



    327

    NARA Т314 R979 frames 485&487.



    328

    NARA Т315 R21 frame 519.



    329

    Раус Э. Указ. соч. С. 134.



    330

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 220, л. 275.



    331

    NARA Т314 R379 frame 489.



    332

    ЦАМО РФ. ф. 217, оп. 1221, д. 98, л. 6.



    333

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 220, л. 284.



    334

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 98, л. 47.



    335

    NARA Т314 R979 frame 506.



    336

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1244, д. 86, л. 164.



    337

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1244, д. 86, л. 165.



    338

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1244, д. 86, л. 167.



    339

    NARA Т314 R979 frame 509.



    340

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 220, л. 323.



    341

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 220, л. 323.



    342

    ЦАМО РФ ф. 217, оп. 1283, д. 11, л. 569.



    343

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп.1283, д.11, л. 554.



    344

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1217, д. 26, л. 102.



    345

    Jentz Т. Panzertruppen, The Complete Guide to the Creation & Combat Employment of Germany's Tank Force. 1933 — 42. Schiffer Military History, Atlegen, PA, 1996, p.211.



    346

    Скворцов О. «Незамеченная» победа Колобанова, или «Белые пятна» в мемуарах немецких генералов // Техника и вооружение. 2009. № 3. С. 13–14.



    347

    NARA T314 R979 frames 517&519.



    348

    NARA Т314 R379 frame 522.



    349

    Карелл П. Указ. соч. С. 218–219.



    350

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1283. д. 13, л. 11.



    351

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1283. д. 13, л. 12.



    352

    Buxa W. Weg und Schicksal der 11.Infanterie-Division, Podzun, 1952. S. 33–34.



    353

    Русский Архив. Великая Отечественная. Генеральный штаб в годы Великой Отечественной войны: Документы и материалы. 1941 год. Т. 23 (12–1). М.: Терра, 1998. С. 123.



    354

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 188, л. 198.



    355

    Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год. Т. 16 (5–1). М.: Терра, 1996. С. 112.



    356

    Там же.



    357

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 111.



    358

    Гальдер Ф. Указ. соч. С. 221.



    359

    ЦАМО РФ. ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 111.



    360

    ЦАМО РФ, ф.221, оп. д. л. 40.



    361

    ЦАМО РФ, ф. 389, оп. 4690, д. 16, л. 108.



    362

    Манштейн Э. фон. Указ. соч. С. 185–186.



    363

    ЦАМО РФ, ф. 389, оп. 4690, д. 16, л. 109.



    364

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1364, д. 72, л. 207.



    365

    ЦАМО РФ, ф. 221, оп. 1351, д. 164, л. 157.



    366

    Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год Т. 23 (12–1). М.: Терра, 1996. С. 117.



    367

    Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год Т. 16 (5–1). М.: Терра, 1996. С. 141.



    368

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 221, л. 209.



    369

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1121, д. 94, л. 16об.



    370

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 221, л. 209.



    371

    Известия ЦК КПСС. 1990. № 9. С. 213.



    372

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 100, л. 26.



    373

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 100, л. 26.



    374

    ЦАМО РФ, ф. 217. оп. 1121. Д. 94. л. 32.



    375

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1121, д. 170, л. 13.



    376

    Новиков А. А. В небе Ленинграда (Записки командующего авиацией). М.: Наука, 1970. С. 121.



    377

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, л. 28.



    378

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, л. 49.



    379

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, л. 49.



    380

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, л. 62.



    381

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, л. 54.



    382

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, л. 74.



    383

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, л. 74.



    384

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, л. 60.



    385

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, л. 95.



    386

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 200, л. 1.



    387

    Новиков А. А. Указ. соч. С. 121.



    388

    Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВГК. Документы и материалы. 1941 год Т. 16 (5–1). М.: Терра, 1996. С. 156.



    389

    Там же.



    390

    Влияние минно-заградительных действий противника на условия боевой деятельности Военно-Морских Сил СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Ч. 3. М., 1954, 1960.



    391

    Дашичев В. И. Указ. соч. С. 328.



    392

    NARA Т311 R51 frame 7064103.



    393

    NARA T311 R51 frame 7064105.



    394

    Jentz Т. Panzertruppen, The Complete Guide to the Creation & Combat Employment of Germany's Tank Force. 1933 — 42. Schiffer Military History, Atlegen, PA, 1996, p.



    395

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1283, р. 26, л. 152.



    396

    Хазанов Д. Б. Битва за небо. 1941. От Днепра до Финского залива. М.: Яуза, 2007. С. 325.



    397

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 188, л. 91.



    398

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 188, л. 137.



    399

    Платонов А. B. Трагедии Финского залива. М.: Эксмо, 2005. С. 209.



    400

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 200, л. 96.



    401

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 200, л. 121.



    402

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, л. 113.



    403

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, лл. 141–142.



    404

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 170, л. 113.



    405

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1121, д. 94, л. 29.



    406

    NARA Т314 R979 frame 576.



    407

    NARA Т314 R979 frame 593.



    408

    NARA T314 R979 frame 592.



    409

    Цит. по: Лебедев Ю. По обе стороны блокадного кольца. СПб.: Издательский дом «Нева», 2005. С. 44.



    410

    Цит. по: Лебедев Ю. Указ. соч. С. 48.



    411

    Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2 т. Т. 1. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С. 385.



    412

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 206, л. 41.



    413

    Федюнинский И. И. Поднятые по тревоге. М.: Воениздат, 1961. С. 42.



    414

    NARA T314 R979 frame 597.



    415

    Точных данных о его численности на 13 сентября обнаружить не удалось, но на 10 сентября он насчитывал 7 КВ, 1 Т-34 и 5 БТ.



    416

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 100, л. 83.



    417

    ЦАМО РФ, ф. 217, оп. 1221, д. 100, л. 86.



    418

    Жуков Г. К. Указ. соч. С. 392.



    419

    Цит. по: Лебедев Ю. Указ. соч. С. 49.



    420

    NARA T314 R979 frames 602–603.



    421

    NARA T314 R979 frame 603.



    422

    NARA Т311 R51 frame 7064136.








    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке