• 1. Причины греко-персидских воин. Их периодизация
  • 2. Восстание Милета и греческих городов Малой Азии
  • 3. Первые вторжения персов в Балканскую Грецию (492–490 гг. до н. э.)
  • 4. Поход Ксеркса
  • 5. Организация Делосской симмахии (первого Афинского морского союза). Освобождение греческих полисов Малой Азии и проливов от персидского господства
  • 6. Нарастание напряженности между Афинами и Спартой
  • Классическая Греция. Расцвет полисного строя. V–IV вв. до н. э

    Глава X. Греко-персидские воины

    1. Причины греко-персидских воин. Их периодизация

    Формирование греческих полисов, сопровождавшееся бурными социально-политическими потрясениями, завершилось к концу VI в. до н. э. Внутреннее положение в Балканской Греции стабилизировалось, в многочисленных полисах оживилась хозяйственная жизнь, укрепилось политическое положение средних прослоек гражданства, создались условия для развития культуры.

    Однако в конце VI в. до н. э. греческим полисам стала угрожать соседняя могущественная держава Ахеменидов. Огромная персидская монархия оправилась от серьезных потрясений и междоусобных войн, вспыхнувших после смерти Камбиза. Серией экономических и военно-административных реформ Дарию I удалось укрепить внутреннее и внешнее положение Персидской империи, превратившейся в конце VI в. до н. э. в мировую державу.

    Захватив греческие города Малой Азии и острова восточной части Эгейского моря, персидская правящая верхушка стала разрабатывать планы покорения полисов Балканской Греции. Для мировой державы, располагающей колоссальным для того времени военно-экономическим потенциалом, неограниченными финансовыми средствами, огромной обученной армией, завоевание мелких, к тому же враждующих между собой греческих полисов казалось несложной задачей и вместе с тем заманчивой целью. Греческие полисы были развитыми торгово-ремесленными городами, довольно населенными, с высокой культурой и потому могли принести персидской казне и правящей верхушке разнообразные выгоды. К тому же захват Балканской Греции был важен со стратегической точки зрения, поскольку отдавал в руки великого царя все Восточное Средиземноморье.

    Балканским полисам персы несли угрозу самому их существованию, их наметившемуся пути развития как полисных организмов с интенсивной экономикой, активной политической жизнью граждан, с самобытным стилем жизни и культуры.

    Итак, агрессия персидской державы, подогреваемая кажущейся слабостью жертвы, с одной стороны, и естественная потребность в защите самих основ своего существования со стороны греков — вот наиболее глубокие причины греко-персидских войн, потрясших Восточное Средиземноморье в первой половине V в. до н. э. и оказавших огромное воздействие на развитие греческого общества и его культуры.

    Вот почему назревшая война греческих полисов с персидской державой рассматривалась не как обычное военное столкновение, а как борьба двух миров. В ходе греко-персидских войн решалась судьба греческих полисов. Это предопределило остроту военных столкновений, привело к мобилизации всех военно-экономических ресурсов, на полях сражений подверглись жестокой проверке все социальные и политические учреждения воюющих сторон.

    Война греков с Персией датируется 500–449 гг. до н. э., т. е. это одно из самых продолжительных военных столкновений в мировой истории. Обычно в научной литературе принято называть борьбу греков с персидской державой греко-персидскими войнами потому, что военные действия велись не непрерывно, а распадались наряд военных кампаний, более или менее продолжительных. Таких военных кампаний можно выделить пять:

    1. 500–494 гг. до н. э. — восстание Милета и греческих городов Малой Азии против персидского ига.

    2. 492–490 гг. до н. э. — первое вторжение персидских войск на территорию Балканской Греции.

    3. 480–479 гг. до н. э. — поход Ксеркса на Грецию — кульминационный пункт греко-персидских войн.

    4. 478–459 гг. до н. э. — изменение характера военных действий, переход стратегической инициативы к грекам, освобождение от персов греческих городов островов Эгейского моря и Малой Азии. Усиление афинского военного могущества.

    5. 459–449 гг. до н. э. — военная экспедиция Афин и их союзников в Египет и завершение греко-персидских войн.

    2. Восстание Милета и греческих городов Малой Азии

    Греческие города Малой Азии были захвачены персидским царем Киром еще в 40–30–х годах VI в. до н. э., и на первых порах персы придерживались относительно мягкой политики по отношению к грекам, не обременяли их налогами, мало вмешивались во внутреннюю жизнь, поощряли их торговлю с городами Малой Азии и другими областями обширного персидского государства. Однако при Дарий произошло ужесточение персидской политики в отношении греческих городов. Стремление к централизации управления привело к постоянному вмешательству во внутренние дела греков, во многих городах власть была передана персидским ставленникам — тиранам, подчиненным сатрапу Малой Азии. Города были обложены налогами и повинностями. Дарий I оказывал явное предпочтение финикийским торговцам, что наносило серьезный ущерб интересам греков. В греческих городах Малой Азии накапливалось недовольство персидским господством, которое еще более подогревалось планами персидской верхушки по завоеванию балканских полисов.

    Первым против персов восстал Милет — самый крупный греческий город Малой Азии. В 500 г. до н. э. персидский ставленник Аристагор, опираясь на усилившиеся антиперсидские настроения, счел возможным возглавить патриотические силы. Он сложил с себя власть тирана, восстановил действие полисных институтов и призвал жителей Милета к вооруженному восстанию против персов. Примеру Милета последовали другие ионийские города, изгнавшие царских ставленников — тиранов — и персидские гарнизоны там, где они были. Восставшие города заключили союз для ведения совместной борьбы с персами. Были посланы вестники во все малоазийские города с предложением примкнуть к восстанию. Этот призыв был поддержан всеми городами Малой Азии от Византия и Халкедона до Памфилии и Кипра. Аристагор, на первых порах оказавшийся во главе восстания, отправился за помощью в Балканскую Грецию. Однако здесь его миссия оказалась практически безрезультатной: Спарта в помощи отказала, и только Афины послали небольшую эскадру в 20 боевых судов (пять судов прислал город Эретрия).

    Восставшие города создали единое командование. Ополчение восставших городов летом 498 г. до н. э. напало на Сарды, резиденцию малоазийского сатрапа, разрушило город, хотя не смогло взять Акрополь, где укрылся сатрап Артафрен с гарнизоном. В следующем году союзный греческий флот нанес поражение финикийской эскадре около Кипра. Восстание разрасталось и стало представлять уже серьезную угрозу для персидского господства во всей Малой Азии. Дарий понимал опасность создавшегося положения и принял самые решительные меры. В Малую Азию были переброшены дополнительные воинские контингенты, которые вместе с имеющимися в Малой Азии гарнизонами были объединены в две крупные армии, которые начали борьбу с восставшими городами на крайних флангах восстания. Сначала были приведены к покорности греческие города Кипра и южной части Малой Азии, затем восставшие полисы в черноморских проливах (Византии, Халкедон, Абидос, Лампсак и др.). Кольцо вокруг центра греческого восстания Ионии и Милета постепенно сжималось. Союз восставших, сам по себе достаточно рыхлый в организационном отношении, начал распадаться. Персы не жалели золота и щедрых обещаний для тех, кто покинет ряды восставших, и их «агитация» имела известный успех. Персам удалось нанести чувствительное поражение грекам около города Эфеса. К 495 г. до н. э. персы собрали огромный флот из финикийских судов (их было около 600) и нанесли союзному флоту, стянутому для защиты Милета, жестокое поражение при острове Лада. Центр восстания, Милет, был осажден персами, после почти годовой осады взят в 494 г. до н. э. и жестоко разрушен, жители перебиты или проданы в рабство. Вскоре были приведены к покорности и все другие восставшие греческие города.

    Восстание с самого начала было обречено на неудачу, так как военно — экономический потенциал двух десятков городов и мировой державы был несоизмерим, а помощи от балканских полисов не было. Однако подавление восстания потребовало от Дария большого напряжения сил и времени. В течение почти шести лет греки вели неравную борьбу с персами, нанося им чувствительные удары.

    3. Первые вторжения персов в Балканскую Грецию (492–490 гг. до н. э.)

    После подавления восстания малоазийских городов Дарий I счел момент благоприятным для осуществления своих давних стратегических планов по покорению полисов Балканской Греции. Он располагал значительной армией, только что одержавшей победу над восставшими греками, владел стратегической инициативой, имел такой «законный» предлог для вторжения, как наказание помогавших ионийцам Афин и Эретрии. Напротив, в балканских государствах царили страх и растерянность.

    В Малой Азии был сформирован сильный экспедиционный корпус численностью около 30 тыс. человек и большой флот около 600 судов. Во главе этой армии был поставлен зять царя, талантливый военачальник и дипломат Мардоний. Целью похода Мардония было завоевание греческих городов в проливах и на северном побережье Эгейского моря, подчинение фракийских племен, Македонии и, если ситуация окажется благоприятной, вторжение на территорию самой Греции и захват Афин. Мардоний также стремился укрепить свой тыл, в частности предотвратить возможность нового восстания в Малой Азии. По его распоряжению скомпрометировавшие себя в глазах населения тираны были низложены, а в городах восстановлены полисные органы власти.

    В 492 г. до н. э. Мардоний переправил свою армию через Геллеспонт (совр. Дарданеллы), которая начала захват северного побережья Эгейского моря. Флот с припасами, снаряжением и продовольствием сопровождал сухопутное войско. Персам удалось подчинить прибрежные греческие города, южные фракийские племена, остров Фасос, изъявил свою покорность и македонский царь Александр. Однако около мыса Афон персидский флот попал в бурю и был уничтожен на прибрежных скалах. По сведениям Геродота, погибло 300 судов и около 20 тыс. человек.

    Понеся такие потери, Мардоний был вынужден отвести остатки своей армии в Малую Азию. Несмотря на неудачу похода 492 г. до н. э. в целом, за что Мардоний был отстранен от командования, персам удалось закрепиться в северной части Эгеиды и создать себе плацдарм на будущее.

    Неудача первого похода не изменила планов Дария, и он снова стал готовиться к вторжению в Грецию. Формировалась новая отборная армия численностью до 20 тыс. человек и большой флот. Во главе ее были поставлены опытный военачальник Датис и племянник царя Артафрен. Советником при них был изгнанный из Афин бывший тиран Гиппий, хорошо знавший местные условия и имеющий своих сторонников в Афинах. Персы учли сложность обходного движения вокруг северного побережья Эгейского моря и приняли смелое, хотя и рискованное решение — переправить армию на кораблях прямым путем из Малой Азии в Аттику и с ходу разгромить Афины. Это решение было рискованным, так как на маловместительных и тихоходных судах переправить большие массы пехоты и особенно конницы было очень опасно. Перегруженные суда легко могли стать добычей даже легкого морского волнения и нападения неприятельских кораблей.

    Военным приготовлениям предшествовала дипломатическая подготовка. В 491 г. до н. э. во все полисы Балканской Греции были направлены персидские послы с требованием полной покорности (требование «земли и воды») или хотя бы нейтралитета в будущей войне. Многие греческие полисы островов (например, острова Эгина), Фессалии, Беотии подчинились этому требованию, Аргос заявил о своем нейтралитете, но самые сильные греческие государства, Спарта и Афины, категорически отвергли требования. Спартанцы сбросили послов в колодец, предложив самим взять там «землю и воду», а афиняне низвергли послов со скалы. Убийство послов сделало невозможным ведение каких-либо переговоров. Греки готовились к войне.

    Выждав спокойной погоды, Датис и Артафрен, соблюдая крайнюю осторожность, переправили свою армию на остров Эвбею, где захватили и уничтожили Эретрию, а ее жителей обратили в рабство. После покорения Эвбеи персы высадились в северо-восточной части Аттики — около местечка Марафон, расположенного в 42 км от Афин.

    По всей вероятности, план военных действий против Афин был составлен по советам Гиппия. На широкой марафонской равнине персы могли спокойно и удобно расположить свою армию и использовать превосходную конницу. Имея хорошо укрепленный лагерь, персы могли беспрепятственно опустошать всю Аттику. Из Марафона можно было совершить нападение на Афины по сухопутью, а большой персидский флот мог обогнуть мыс Суний и атаковать Афины с моря. Именно такая комбинированная атака флота со стороны моря и сухопутной армии из глубины принесла персам успех при взятии Милета в 494 г. до н. э.

    Положение усугублялось тем, что Гиппий имел своих сторонников в самих Афинах, которые вели агитацию в пользу персов. К тому же среди афинского командования не было согласия относительно плана ведения военных действий. Часть стратегов придерживалась выжидательной пассивной тактики и предлагала ограничиться обороной Афин. В довершение всего афинянам отказала в немедленной помощи Спарта, поскольку в эти дни там проходило религиозное празднество.

    В этих крайних обстоятельствах на первый план выдвинулся талантливый полководец Мильтиад. В конце VI в. до н. э. он был правителем Херсонеса Фракийского, часто сталкивался с персами и хорошо знал особенности персидской военной организации, ее сильные и слабые стороны. В 490 г. до н. э. Мильтиад был одним из стратегов и предложил план ведения военных действий, который в конечном итоге привел афинян к победе. Мильтиад хотел опередить персов и навязать им свою наступательную тактику. Он убедил своих коллег стратегов не отсиживаться в слабо укрепленных Афинах, а вести все войско к Марафону и дать там решительное сражение. 12 сентября 490 г. до н. э. состоялась знаменитая Марафонская битва, вошедшая в историю античного военного искусства.

    На Марафонской равнине столкнулись две различные системы военной организации: древнегреческая фаланга, состоящая из строя тяжеловооруженных пехотинцев — гоплитов, и рассыпной строй персов. Лучшими в персидской армии были прославленная конница и умелые лучники.

    Используя особенности местности, Мильтиад построил фалангу (всего 11 тыс. человек) не так, как это обычно делалось у греков, по 1000–1200 воинов по фронту и в 8 шеренг в глубину, а растянул ее за счет уменьшения плотности рядов в центре так, чтобы фланги упирались в соседние холмы, что предохраняло греков от окружения и атаки персидской конницы. Для придания большей маневренности фаланга была разбита на три части: левый фланг, центр и правый фланг, которые могли действовать самостоятельно.

    Для того чтобы нейтрализовать действия персидских стрелков, последние 100 м до сближения с противником греки пробежали бегом. Битва развивалась по предложенному полководцем плану: персидская конница не могла обойти греческие фланги и практически мало участвовала в битве. Во время боя персам удалось потеснить ослабленный центр афинян, зато на флангах греки, опрокинув персов, развернулись и ударили по центру. Победа была полной, на поле боя осталось свыше 6 тыс. воинов противника, афиняне потеряли 192 гоплита.

    Сразу же после битвы в город Афины был направлен скороход с радостной вестью о долгожданной победе. Он прибежал на агору и с возгласом «Победа!» замертво рухнул на землю. В память об этом эпизоде на Олимпийских играх была установлена марафонская дистанция в 42 км 192 м — расстояние от места сражения до афинской агоры.

    Используя пребывание всего афинского войска вдали от Афин, персы сделали попытку овладеть безоружным городом с моря, переправив воинов на судах, но Мильтиад предвидел и этот ход. Сразу же после победы при Марафоне афинское войско форсированным маршем вернулось в Афины до прибытия туда персидского флота. Персидская эскадра постояла на рейде некоторое время и, понимая бесперспективность осады, ушла к берегам Малой Азии. Таким образом, и это нападение персов на Балканскую Грецию закончилось полным провалом.

    Победа афинян при Марафоне имела огромное морально — политическое значение. Она показала превосходство греческой военной организации, силу небольших греческих полисов. Прославленная персидская армия, к тому же располагавшая почти двойным перевесом в силах, была наголову разбита гражданским ополчением. Персидскому царю стало ясно, что завоевание Эллады потребует мобилизации огромных средств, большого напряжения всех сил Персидского государства.

    4. Поход Ксеркса

    Дарий I, понимая, что его военно-политическому престижу нанесен сильный удар, с удвоенной энергией начал приготовления к новому вторжению в Грецию. Однако его смерть в 486 г. до н. э., а затем вспыхнувшие восстания в Вавилонии и Египте помешали новому царю, сыну Дария, Ксерксу завершить эти приготовления. Но, восстановив относительное спокойствие в своей обширной державе к 483 г. до н. э., Ксеркс энергично приступил к прямой военной и дипломатической подготовке решающего похода на Грецию. Со всех концов империи стягивались воинские контингенты в Малую Азию, строился флот, заготавливались снаряжение, продовольствие и припасы. Поскольку транспортировка огромной армии, прямым путем, через Эгейское море, была невозможной, утвердили «маршрут Мардония» — более длинный, но надежный обходной путь вдоль северного побережья Эгейского моря. Здесь на покоренных еще Мардонием землях, включая признавшую персидский протекторат Македонию, строились склады для снабжения великой армии. Чтобы обезопасить себя от случайностей плавания вдоль Афонского мыса, изобилующего водоворотами и рифами (именно здесь погиб большой персидский флот в 492 г. до н. э.), у основания полуострова Акте был прорыт 2–километровый канал для прохода судов.

    Была проведена тщательная дипломатическая подготовка похода. Не жалея золота для подкупа, персы добились поддержки со стороны ряда аристократических полисов Фессалии, Беотии. Аргос заявил о своем нейтралитете, что было выгодно персам. Чтобы предупредить возможную помощь со стороны полисов Великой Греции, Ксеркс договорился с Карфагеном об активизации военных действий в Сицилии, которые сковали силы западных греков.

    К 481 г. до н. э. приготовления были закончены, огромная персидская армия, насчитывающая не менее 150–200 тыс. человек (Геродот, сильно преувеличивая силы персов, называет фантастическую цифру в 5,28 млн. человек), мощный флот в 1200 судов разного класса были готовы к вторжению. Придавая особое значение кампании, эту самую большую армию древности возглавил сам царь царей Ксеркс. Страшная, смертельная угроза нависла над Элладой.

    В Греции тоже готовились к войне, добиваясь военно-политического единства многочисленных и часто враждующих между собой полисов и консолидации внутри самих полисов, с одной стороны, и изгнания проперсидских элементов и различных оппозиционных сил — с другой. Естественно, наращивалась военная мощь каждого полиса, разрабатывались различные планы отражения персидской агрессии.

    К 481 г. до н. э. в Балканской Греции удалось прекратить междоусобицы и на конгрессе в Коринфе был заключен военный союз 31 полиса Греции. Объединялись вооруженные силы и флот, выставляемые в максимальном количестве, во главе объединенной армии и флота были поставлены спартанские цари как самые опытные военачальники.

    Лучше всего в источниках отражена политическая жизнь Афин того времени. Афины были непримиримым врагом персов, а персидские цари вели подготовку к вторжению в Элладу под предлогом мести именно Афинам. После марафонской победы афиняне приняли решительные меры для борьбы с проперсидскими элементами, прежде всего сторонниками изгнанного тирана Гиппия, ближайшего советника персов в Марафонском сражении. Используя введенную Клисфеном процедуру остракизма, афиняне изгнали наиболее влиятельных сторонников Писистратидов (Гиппарха, сына Харма, и Мегакла, сына Гиппократа). По вопросам укрепления военного могущества Афин в Народном собрании разгорелась борьба между сторонниками политической группировки во главе с Фемистоклом и другой, возглавляемой участником марафонского сражения Аристидом. Фемистокл призывал к усилению морского могущества Афин. Он выдвинул программу строительства сильного военно-морского флота в составе 200 самых быстроходных судов — триер, расширения афинской гавани, сооружения портовых зданий и постоянных тренировок судовых экипажей. Реализация морской программы Фемистокла предполагала проведение наступательных действий и активной внешней политики афинского государства. Для выполнения этой программы предполагалось использовать доходы с Лаврийских серебряных рудников, увеличив их путем более активной эксплуатации рудников. Программа Фемистокла имела не только военный, но и политический аспект. Ее реализация поднимала политическую роль низших слоев афинского гражданства, представителей четвертого имущественного разрада по солоновскому сословному делению — фетов. Феты не имели средств на приобретение дорогого гоплитского снаряжения и могли служить главным образом во флоте. Вот почему программа Фемистокла встретила возражения со стороны зажиточных слоев афинских землевладельцев, интересы которых представлял Аристид. Он стремился к укреплению гоплитского войска, строительству оборонительных укреплений вокруг Афин и проведению более пассивной внешней политики.

    К концу 80–х годов V в. до н. э. группировка Фемистокла одержала победу, его политический противник Аристид был изгнан остракизмом, и морская программа Фемистокла стала энергично проводиться в жизнь. Ее успешному проведению способствовала такая демократическая реформа афинского государственного строя, как введение жребия при выборе высших должностных лиц в Афинах — архонтов. Если ранее они избирались открытым голосованием, на результаты которого аристократия могла влиять через зависимых лиц подкупом и другими средствами, то после 487 г. до н. э. от всех 10 территориальных фил избирались 500 кандидатов, из которых слепой жребий выбирал девять высших магистратов — архонтов.

    Однако, стремясь к объединению сил накануне персидского нашествия, афиняне разрешили вернуться в город всем подвергнутым остракизму, в том числе и Аристиду, который, забыв прошлые распри, наряду с Фемистоклом принял самое деятельное участие в развернувшихся вскоре военных действиях.

    Большой афинский флот, состоящий из лучших судов того времени, управляемых тренированными командами, удачно дополнял великолепную спартанскую тяжеловооруженную пехоту. Вместе с ополчениями и судами других союзных полисов Эллада располагала внушительными силами для отражения персидского нашествия.

    Ранней весной 480 г. до н. э. начался великий поход Ксеркса на Элладу. Персы переправились по двум понтонным мостам через пролив Геллеспонт, причем переправа не обошлась без курьеза: сильное течение и волна разрушили один понтонный мост. Разгневанный Ксеркс как типичный восточный деспот, считающий себя повелителем не только людей, но и стихий, приказал наказать бичами воды Геллеспонта, для его усмирения в воду были брошены кандалы. Строители моста были обезглавлены. Пришлось возводить новый мост.

    По заранее подготовленному маршруту персы благополучно прошли все фракийское побережье и Македонию. Греки первоначально предполагали держать оборону у узкого входа в Темпейскую долину (Северная Фессалия) и даже выслали туда 10–тысячный отряд, но, опасаясь измены симпатизирующей персам фессалийской аристократии, оставили оборонительные позиции и отступили.

    Новым оборонительным рубежом было избрано узкое Фермопильское ущелье, по которому проходила единственная дорога из Фессалии в Среднюю Грецию. Здесь были построены оборонительные сооружения — стена, башни (их остатки обнаружены археологами). Сюда направился сводный отряд из 7,2 тыс. гоплитов, включая 300 спартанцев во главе с их царем Леонидом. Одновременно сильный греческий флот из 270 триер занял позиции около северной оконечности острова Эвбеи у мыса Артемисий. Оборона Фермопил и сражение у Артемисия преследовали ограниченные цели: проверить боевую готовность персов, с одной стороны, а с другой — сплотить в совместной битве союз греческих городов и возбудить ненависть к захватчикам. Пока не могло быть и речи о решающем сражении как на суше, так и на море — слишком ничтожны были силы греков по сравнению с армией Ксеркса. Поставленные цели были достигнуты. Оборона Фермопил превратилась в символ беспощадной и священной борьбы за независимость Греции. В боевом эпизоде у Фермопил во всем блеске проявились лучшие стороны греческой военной организации. Огромная армия персов в течение четырех суток штурмовала греческие позиции, защищаемые небольшим отрядом. Дело дошло до того, что устрашенные героическими действиями греков, персидские воины отказались идти в атаку и их по приказу царя погнали вперед бичами. Ксеркс был вынужден ввести в бой свою знаменитую гвардию, так называемых «бессмертных», что делалось в очень редких случаях. Но и «бессмертные» не могли сбить греков с их позиций. Леонид оказался блестящим тактиком. Он умело использовал местные условия и искусно построил свою оборону. В бою греки применяли маневрирование, ложные отходы назад, после чего вновь выстраивались в фалангу и наносили сокрушительные удары по наступающим врагам.

    Ксеркс негодовал, но все было тщетно. Сложилась парадоксальная ситуация: самая подготовленная и большая персидская армия ничего не могла поделать с маленьким греческим отрядом. Ксеркса выручил предатель — фессалиец. За крупную сумму он показал обходную дорогу и вывел персов в тыл защитников Фермопил. Считая дальнейшую оборону бессмысленной, Леонид, чтобы спасти большую часть оставшихся воинов, приказал им отойти. На месте сражения остались лишь спартанцы, которым закон запрещал отступать с поля боя. К ним добровольно присоединились воины из городов Феспий и Фивы. После героического сопротивления все они пали в сражении, и стало ясно, что в Элладе Ксеркс встретит столь же доблестных защитников.

    Над погребением спартанцев впоследствии был поставлен памятник — сидящий лев, на постаменте выбиты слова, сочиненные одним из лучших тогдашних поэтов Симонидом:

    О путник, поведай всем гражданам Лакедемона:
    Здесь мы в могиле лежим, честно исполнив закон.
    Героическая смерть защитников Фермопил в 480 г. до н. э. стала в мировой истории символом воинского мужества.

    Одновременно с обороной Фермопил разыгралась морская битва у мыса Артемисий. В течение трех дней длилось сражение, но ни одна из сторон не добилась успеха. После гибели Леонида греческий флот отошел от Артемисия и вместе с кораблями других полисов встал около Афин напротив острова Саламин.

    Пройдя Фермопильские теснины, огромная персидская армия наводнила Среднюю Грецию. Аттика была разграблена. Поскольку город Афины не имел крепких оборонительных сооружений и не был приспособлен к длительной осаде, его жители были эвакуированы в г. Трезены в Арголиде и на соседний остров Саламин. Сложное дело эвакуации, размещения и снабжения беженцев из Афин взял на себя аристократический Совет Ареопага, влияние которого на государственные дела сильно возросло. Оставленные жителями Афины были захвачены персами и преданы огню.

    Гребцы на триере. Фрагмент барельефа


    Несмотря на захват Средней Греции, в том числе Афин, основные военные силы греков, союзная армия и флот были сохранены. Согласно первоначальным планам, греки всей армией должны были оборонять Коринфский перешеек, где возводились мощные оборонительные сооружения. Вот почему спартанцы настаивали на переводе сосредоточенного в Саламинском проливе союзного флота ближе к сухопутной армии. Однако афинские руководители и прежде всего Фемистокл предложили другой план: дать решительное морское сражение в узком Саламинском проливе, где быстроходные и маневренные греческие триеры имели бы преимущество над громоздкими и тихоходными судами противника. А морская победа, по мнению афинян, могла круто повернуть судьбу всей войны.

    Сам Ксеркс, в свою очередь, считал решительное морское сражение в данный момент крайне желательным потому, что у него было почти двойное превосходство в количестве судов, их финикийские команды он считал достаточно опытными в морском деле. К тому же греческий флот был оторван от сухопутного войска, в то время как персидские корабли тесно взаимодействовали с основным составом армии.

    Стремясь склонить спартанцев к решительной битве, Фемистокл применил следующую хитрость. В лагерь персов был послан лазутчик, который передал Ксерксу якобы секретные сведения о готовившемся отходе греческого флота из-под Саламина. Поверив этим донесениям, а они могли соответствовать действительности, Ксеркс приказал занять выходы из Саламинского пролива и тем самым блокировать греческий флот. Сражение стало неизбежным. Оно произошло 28 сентября 480 г. Как и предполагал Фемистокл, быстроходные и маневренные греческие суда, прекрасно ориентирующиеся в мелководье узкого пролива, сломили упорное сопротивление персов и уничтожили почти весь их огромный флот.

    В бессильной ярости Ксеркс наблюдал с берега за гибелью своих судов. Уничтожение персидского флота резко изменило военную ситуацию. Греческие корабли могли теперь перерезать все коммуникации с Малой Азией, уничтожить понтонные мосты через Геллеспонт и поставить в тяжелое положение сухопутное войско. Поэтому Ксеркс меняет планы военной кампании. Со значительной частью армии и остатками флота он возвращается в Азию. В Средней Греции остался отборный корпус во главе с опытным Мардонием.

    Схема расположения гребцов на триере


    Мардоний отвел свои войска в дружественную персам Беотию, реорганизовал их и весной следующего 479 г. до н. э. вновь захватил и разграбил Афины. Около мыса Микале готовились резервная армия и флот, которые должны были подстраховывать действия Мардония. В 479 г. до н. э. греческое союзное командование разработало план комбинированного удара и уничтожения одновременно и сухопутной армии Мардония в Беотии, и резервной базы при Микале. Союзное греческое ополчение под командованием талантливого спартанского военачальника Павсания собралось в Беотии и около города Платеи навязало решительное сражение Мардонию (479 г. до н. э.). Битва при Платеях, одно из самых крупных сухопутных сражений античности, является образцом военного искусства Древней Греции. Мардоний располагал отборным 70–тысячным войском, греческое союзное ополчение было не меньшим. В ходе сражения были показаны образцы военной хитрости, тактического таланта и умелого маневрирования крупных масс пехоты. Оба полководца — Мардоний и Павсаний — выстроили войска на укрепленных позициях и каждый стремился выманить противника из укреплений, заставив нанести первый удар. Коннице Мардония удалось обнаружить и засыпать источники водоснабжения греков, перехватить повозки с продовольствием и тем самым поставить в тяжелое положение их войско. Не имея возможности оставаться на своих укрепленных позициях, Павсаний совершает рискованный и совершенно неожиданный для противника маневр. Глухой ночью он приказал сняться с позиций своему центру, состоящему из гоплитов союзных городов, отойти на 20 км к Платеям и там закрепиться. Затем начал отходное движение по разным дорогам, но поддерживая связь друг с другом, правый фланг, занимаемый спартанцами, за ним левый фланг, занимаемый афинянами. Утром, когда персы обнаружили пустой лагерь греков, Мардоний приказал своим воинам сняться с позиций и двигаться к Платеям, а сам во главе отборного авангарда и конницы спешно бросился преследовать, как он полагал, отступающего в беспорядке противника. Вот этого — то и ждал Павсаний. Как только появились первые персидские всадники, спартанцы развернули фалангу и встретили персидский авангард всей своей мощью. В решающий момент боя подоспели афиняне, и персы были рассеяны. В бою пал и Мардоний. Когда же подошли остальные части персидской армии, спартанцам и афинянам не стоило большого труда разгромить лишенное командующего войско. Арьергард персов под командованием Артабаза так и не успел подойти к месту сражения. Узнав о полном разгроме основной части армии, Артабаз поспешил со своим корпусом в Малую Азию. Битва при Платеях закончилась полным разгромом отборной армии Мардония. В тот же день союзная эскадра во главе со спартанским царем Леотихидом и афинским стратегом Ксантиппом атаковала резервную базу персов около мыса Микале и комбинированной атакой с моря и суши уничтожила сильную персидскую армию и сожгла большую часть персидских судов.

    Сражения при Платеях и Микале стали блестящим завершением напряженной борьбы греков с армией Ксеркса. После ее гибели великий царь уже и не мечтал о покорении свободной Эллады, военная мощь Персидской монархии была настолько поколеблена, что царю приходилось думать о том, как бы удержать свое государство от распада.

    В военных действиях греческих полисов с персидской державой произошел коренной поворот. Стратегическая инициатива перешла к грекам. Отбив нападение на Балканскую Грецию, греки поставили перед собой новые задачи: освобождение от персидского господства городов западной части Малой Азии и проливов.

    5. Организация Делосской симмахии (первого Афинского морского союза). Освобождение греческих полисов Малой Азии и проливов от персидского господства

    Отражение персидского нашествия стало возможным благодаря объединению греческих полисов и прежде всего Спарты, Коринфа и Афин. Это объединение сил было вызвано смертельной опасностью со стороны Персии. Но после решительных побед греков в 480–479 гг. до н. э. и ликвидации персидской угрозы между союзниками начали проявляться разногласия по целому ряду военно-политических вопросов. Спарта не была заинтересована в далеких походах, тем более таких, где решающей силой становился военно-морской флот. Постоянная социальная опасность со стороны илотов, отсутствие флота, ориентация на землевладельческие аристократические круги определяли ограниченный характер внешней политики Спарты. Афины, напротив, были энергичными сторонниками активной завоевательной политики. Намечающееся преобладание в социально-политической жизни демократически настроенных торгово-ремесленных прослоек гражданства, большой прекрасно оснащенный флот вместе с сильным ополчением гоплитов диктовали другую политику.

    Социально-политические разногласия усугубились спором о судьбе освобождаемых от персидской власти малоазийских и островных городов. Спарта навязывала политику жестких наказаний, вплоть до переселения жителей в другие места, в то время как афиняне придерживались мягкой политики, вплоть до включения в общегреческий союз в качестве равноправных членов. В обстановке этих серьезных разногласий Спарта ослабила свою активность, фактически вышла из состава общегреческого союза, созданного в Коринфе в 481 г. до н. э. Напротив, Афины стали центром притяжения для оставшихся членов этого союза, в него стремились войти и новые члены, главным образом из числа освобождаемых островных и малоазийских городов.

    Заинтересованные в дальнейшем развитии военных действий и полном вытеснении персов из района Эгейского моря, греческие города во главе с Афинами послали своих представителей на остров Делос и заключили новый союз, который получил название Делосского военного союза (симмахии). Делосская симмахия стала более прочным объединением греческих городов потому, что почти все союзники разделяли главные цели внешней политики, были заинтересованы в быстром экономическом развитии, многие из них имели однотипное демократическое устройство. Прочность Делосского союза объясняется также его продуманной организацией. Союзники имели общую казну и объединенные вооруженные силы: сухопутное войско и флот. Основные дела союза решал совет из представителей всех входивших в него полисов. Однако уже с момента основания Делосского союза в нем обозначилось сильное преобладание Афин. Афины были самым богатым и большим полисом в Греции, они приняли на себя основную тяжесть войны с персами, ее политические деятели имели большой авторитет во всей Греции. Неудивительно, что союзники очень скоро передоверили именно афинянам все дела, казну и вооруженные силы. Вместо того чтобы поставлять в союзную армию положенное число кораблей и гоплитов, союзники предпочитали вносить соответствующую денежную сумму, позволяя афинянам расходовать ее на содержание дополнительных контингентов афинских гоплитов и флотских экипажей. Афины, таким образом, получили в свое распоряжение значительные финансовые средства (460 талантов) на содержание внушительного флота и сухопутной армии (до 200 триер, 40 тыс. экипажа и гребцов, 10 тыс. гоплитов и 1 тыс. всадников). Поэтому Делосскую симмахию принято называть Первым Афинским морским союзом.

    Заручившись поддержкой союзников, Афины начали энергичные военные действия против персов, еще оставшихся во многих пунктах эгейского побережья, на островах и в проливах.

    Спарта с тревогой следила за укреплением афинской военной мощи, и напряженность между Спартой и Афинами нарастала. Для того чтобы обезопасить себя от угрозы с суши, афиняне приняли решение создать новую оборонительную систему вокруг Афин, сделав город неприступной крепостью. Под руководством Фемистокла за несколько лет вокруг Афин была построена сложная система крепостных сооружений, включавшая кольцо городских стен, так называемые длинные стены (около 5 км), защищающие дорогу из Афин в порт Пирей, и, наконец, крепостные сооружения вокруг Пирея. Таким образом, Афины могли выдержать любую длительную осаду, поскольку была предусмотрена возможность безопасного и бесперебойного снабжения города из Пирея. После строительства оборонительных сооружений популярность Фемистокла еще более возросла и вызвала резкое недовольство среди афинской аристократии, группировавшейся вокруг Ареопага, и даже части демократов, которым огромный авторитет Фемистокла казался несовместимым с демократическими принципами. В 471 г. до н. э. Фемистокл был подвергнут остракизму и получил пристанище у персидского царя Ксеркса, против которого он столь удачно боролся в недавнем прошлом. В Афинах усилилось политическое влияние Кимона, сына Мильтиада — победителя персов при Марафоне.

    В 70–х годах V в. до н. э. афиняне под руководством Кимона захватили ряд островов Эгейского моря (остров Скирос и др.), прочно закрепились на фракийском побережье в устье реки Стримон, где находились богатые золотые разработки, в Византии и ряде других городов в проливах. Многие города Ионии и Карии вошли в состав Делосской симмахии. Бассейн Эгейского моря был очищен от персидских гарнизонов, пиратов и стал безопасным местом торговли и мореплавания. Кимон и афинские союзники строили далеко идущие планы по завоеванию городов в южной части Малой Азии. Престарелый Ксеркс предпринял попытку пресечь экспансию афинян. В устье реки Эвримедонт в Памфилии был сосредоточен большой персидский флот (около 350 судов) и сильная сухопутная армия в несколько десятков тысяч человек. Персы поджидали здесь финикийскую эскадру в 80 судов, чтобы затем начать поход против греков в Эгейское море. Это была серьезная угроза для афийского господства.

    Кимон разработал и осуществил неожиданную для противника операцию по уничтожению этих накапливающихся больших сил персов. Весь афинский флот и сухопутное войско были сосредоточены около Книда. Чтобы разместить на судах наибольшее число гоплитов, была усовершенствована их конструкция: построена вторая палуба, верхняя палуба расширена за счет дополнительных пристроек. Из Книда афиняне скрытно переправили свой флот и пехоту к г. Фаселиде (на границе Ликии и Памфилии). Отсюда афинские корабли неожиданно напали на основные силы персов. Застигнутые врасплох, персы пытались уклониться от битвы и отвели свой флот в устье реки Эвримедонт, под защиту своей пехоты, стоящей на берегу, но, преследуемые афинянами, были вынуждены принять бой. В развернувшемся сражении персидский флот на виду стоявшей на берегу пехоты был разбит, 150 судов уничтожены, а 200 захвачены победителями.

    Потопив корабли противника, Кимон высадил гоплитов на берег, навязав сражение сухопутному войску персов. В многочасовой кровопролитной битве, в которой погибло и много афинян, армия персов была наголову разбита. Неутомимый Кимон выводит флот в открытое море навстречу финикийской эскадре в 80 судов и уничтожает ее. Эта тройная победа Кимона при Эвримедонте (469–468 гг. до н. э., дата точно не установлена) над превосходящим противником — еще один блестящий образец греческого военного искусства, умелого и сложного маневрирования, уничтожения армии противника по частям. В руки победителей попала богатая добыча, много ценностей. На эти средства Кимон осуществил ряд построек в Афинах, частично компенсировал дорогостоящие военные приготовления, были проданы в рабство 20 тыс. пленных.

    После блестящей победы Кимона при Эвримедонте усилилась мощь Афин и их преобладание в Делосском союзе. Попытки двух островов — Наксоса (469 г, до н. э.) и Фасоса (465 г. до н. э.) — выйти из союза в знак протеста против усиления Афин были решительно пресечены. Посланные афинские эскадры срыли стены их городских укреплений города союзников возместили понесенные афинянами расходы, им запретили иметь свой флот и заставили выплачивать дополнительные суммы в союзную казну.

    6. Нарастание напряженности между Афинами и Спартой

    Военная экспедиция Афин в Египет и завершение греко-персидских войн. Успехи Афин в борьбе против персов в 60–х годах V в. до н. э., усиление роли Афин в Делосском союзе были обусловлены ростом политического влияния средней части афинского гражданства, т. е. тех слоев, которые составляли социальную опору демократических порядков. Афиняне оказывали прямую и косвенную поддержку демократическим элементам в ущерб аристократическим во многих союзных городах. Естественно, такое развитие событий вызывало все возрастающее недовольство аристократической Спарты, обычно поддерживавшей олигархические институты в Греции. 60–е годы до н. э. характеризуются ростом напряженности между Афинами и Спартой. Казалось, военное столкновение неизбежно. Но его удалось предотвратить. Дело в том, что в 464 г. до н. э. в Спарте произошло сильное землетрясение, которое причинило большие разрушения и вызвало замешательство среди спартиатов. Этим не преминули воспользоваться илоты. Они подняли восстание, укрепились на горе Итоме и оттуда совершали опустошительные набеги на владения спартиатов. В этих условиях спартиаты не могли и думать о какой-либо войне с Афинами, Напротив, перепуганные, они обратились к Афинам за помощью. Это обращение Спарты к своему политическому противнику является ярким примером общности социальных позиций аристократии и демократических кругов гражданства греческих полисов перед лицом социальной опасности. Влиятельный Ареопаг, агитация главы афинских аристократов лаконофила Кимона убедили Народное собрание послать сильный афинский отряд в Спарту. Однако когда этот отряд прибыл в Лаконику, спартиатам удалось локализовать восстание своими силами и потому они отослали афинских гоплитов обратно. Афиняне посчитали такое отношение к своей помощи оскорблением, и это лишь усугубило враждебность между Афинами и Спартой. Провал похода в Спарту привел к дискредитации самого Кимона, и он был вскоре подвергнут изгнанию через остракизм. Воспользовавшись благоприятной ситуацией, руководитель демократической группировки в Афинах Эфиальт решил нанести решительный удар по политическому престижу Ареопага, весьма возросшему в условиях персидской войны. Чтобы дискредитировать политически этот влиятельный орган, сначала был привлечен к суду по обвинению в коррупции ряд членов ареопага, а в 462 г. до н. э. афинское народное собрание приняло закон, по которому Ареопаг был лишен политических рычагов власти, и этот оплот афинской аристократии стал играть исконно принадлежащую ему роль хранителя общественной нравственности и религиозных традиций, что также обеспечивало ему достаточное влияние в обществе.

    Демократизация государственной жизни сопровождалось активизацией афинской внешней политики. Но все это вело к резкому обострению политических отношений со Спартой. Военное столкновение стало неизбежным, когда спартиаты в основном подавили восстание илотов. В 457 г. до н. э. сильное спартанское войско из 11,5 тыс. гоплитов вместе со своими союзниками из Беотии нанесло чувствительное поражение 14–тысячному афинскому ополчению при Танагре. Но в том же году в повторном сражении при Энофитах новое афинское войско разгромило союзников Спарты, беотийцев, и восстановило свое политическое влияние в Средней Греции. Развивая успех, афиняне принудили к капитуляции своего давнего врага — соседнюю Эгину. Вскоре афиняне овладели Трезеной, а афинский флот беспрепятственно курсировал вокруг Пелопоннеса, совершая нападения на уязвимые пункты юга и запада (так называемая первая, или Малая, Пелопоннесская война).

    Военные действия Афины и их союзники вели не только против Спарты. Другим важнейшим фронтом была борьба с персами, которая вступила в заключительную стадию.

    Разгром большого персидского флота и сухопутной армии при Эвримедонте не только отдавал под афинское влияние греческие города южной части Малой Азии и Кипра, но и поколебал персидское господство в Восточном Средиземноморье вообще, где оживились сепаратистские движения в сатрапиях. Положение усугубилось династической борьбой. В 465 г. до н. э. в результате дворцовых интриг были убиты Ксеркс и его старший сын, и на престол вступил младший сын Артаксеркс. Ситуацией воспользовались сепаратистские силы в Египте. В 460 г. до н. э. вспыхнуло восстание, которое возглавил представитель ливийской аристократии Инар. Отпадение такой богатейшей сатрапии, как Египет, поставило бы персидское царство в тяжелое положение и могло положить начало его политическому распаду. Афиняне принимают решение оказать щедрую помощь Инару. В 459 г. до н. э. хорошо снаряженная эскадра в 200 судов и 20 тыс. воинов была отправлена на помощь египетским повстанцам. Афинская эскадра вошла в устье Нила и поднялась к столице Египта Мемфису. Взаимодействуя с Инаром, афиняне нанесли персидскому сатрапу несколько поражений и захватили Мемфис. Однако в 455–454 гг. до н. э. новая персидская армия, посланная в Египет, сумела нанести поражение восставшим, а затем и афинскому флоту. Гибель крупных афинских сил в болотах Дельты сильно поколебала афинскую военную мощь и политический престиж. Афиняне опасались восстаний и недовольства союзников. Под предлогом, что союзная казна, хранимая в храме Аполлона на острове Делос, может быть захвачена персами или пиратами, афиняне в одностороннем порядке перенесли ее в сокровищницу храма Афины. С этих пор союзная казна стала рассматриваться фактически как часть собственно афинской казны, а союзники из равноправных с Афинами членов — в определенной степени как подданные. Вот почему факт переноса союзной казны с Делоса в Афины в 454 г. до н. э. считается рубежом в превращении Делосской симмахии в Афинскую архэ (державу).

    Восстановление персидского господства в Египте и поражение афинян изменили политическую ситуацию в Восточном Средиземноморье в пользу Персии. Но силы Афин, полновластно располагавших огромными ресурсами Афинского морского союза, были еще очень велики. Удачливый Кимон вновь (он был возвращен из изгнания) организует экспедиционную армию для поддержки египетских повстанцев и осаждаемых персами греческих городов Кипра. В 450–449 гг. до н. э. военные действия сосредоточиваются на Кипре. Кимону удалось нанести поражение сильному царскому флоту недалеко от города Саламина, захватив ряд кипрских городов. Стремясь оживить сепаратистское движение в Египте, Кимон отправил туда 60 боевых судов. Но этим планам не суждено было сбыться. При осаде одного из кипрских городов Кимон умер, и афинская эскадра была отозвана обратно. Этот отзыв означал, что афиняне отказываются от своих притязаний на Восточное Средиземноморье, где в полном объеме восстанавливается власть персидского царя. 449 г. до н. э. стал последним годом продолжительных греко-персидских войн. Афинский аристократ двоюродный брат Аристида и близкий родственник Кимона (он был женат на его сестре), Каллий, был направлен на Кипр для заключения мира с персами. Условия Каллиева мира (449 г. до н. э.) положили конец греко-персидским войнам и закрепили победу греков. Персидский царь признавал независимость всех греческих полисов Малой Азии, обязывался не вести против них военных действий, не вводить военный флот в Эгейское море и проливы. Греки брали обязательства не вмешиваться в дела Восточного Средиземноморья и Египта.

    Вскоре после Каллиева мира наступило затишье и в военных действиях между Афинами и Спартой, а в 446 г. до н. э. так называемая Малая Пелопоннесская война была завершена тридцатилетним миром. После нескольких десятилетий напряженных военных столкновений как в самой Греции, так и с великой Персидской державой в Элладе был установлен более или менее прочный порядок. Создались благоприятные возможности для хозяйственного и культурного развития.

    Греко-персидские войны закончились полной победой греков. Каковы причины их победоносного исхода? Почему маленькие греческие полисы, занимавшие ничтожную территорию, к тому же имевшие разную социально-политическую организацию, смогли одержать победу над мировой державой, располагавшей могучим военно-экономическим потенциалом, объединенной централизованной властью царя и его административного аппарата? Можно указать несколько таких причин.

    В ходе греко-персидских войн греческая социально-экономическая и политическая системы, полисная организация общества, предполагающая интенсивное доходное хозяйство, зажиточные средние прослойки гражданства, республиканские учреждения, оказались более жизнеспособными, более передовыми, прогрессивными, чем громоздкая персидская общественно-политическая система. Активность внутриполитической борьбы в греческих полисах в условиях военной опасности, как оказалось, не ослабляла внутреннюю силу полисных организмов, а придавала ей более сознательный и организованный характер, в то время как под покровом внешнего слепого подчинения власти великого царя скрывался глубокий сепаратизм отдельных сатрапов, который мог проявиться в любой момент.

    Важной причиной победы греков было достижение единства действий между ведущими полисами в решающий момент военных столкновений, в частности объединение сил Спарты, Коринфа и Афин. Объединенные силы греков в военном отношении если и уступали персам в количестве людей и снаряжения, то превосходили их качеством своей организации. Тактика сплоченной, хорошо тренированной фаланги, могущей умело маневрировать в ходе боя, состоящей из закованных в броню тяжеловооруженных гоплитов, оказалась намного выше рассыпного строя персов. Греческий гоплит защищал свою родину, свои святыни, землю своих предков и потому обладал значительно более высокими морально — боевыми качествами, чем подневольные воины персидского царя, которых порой приходилось гнать в бой бичами. Сознательная смерть спартанцев и других греков при Фермопилах — лучший тому пример. В кризисные моменты войны у греков выдвинулись талантливые полководцы и политики. Мильтиад, Павсаний, Фемистокл, Кимон обогатили античное военное искусство, творчески развивая все возможности, заложенные в греческой военной организации.

    Победа над сильнейшим врагом оказала огромное воздействие на развитие всех направлений общественно-экономической, политической и культурной жизни древних греков, способствовала высочайшему расцвету древнегреческой цивилизации в V–IV вв. до н. э.






    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке