• 1. Характеристика классического рабства
  • 2. Господствующий класс
  • 3. Положение свободных мелких производителей
  • 4. Прослойка деклассированных элементов
  • Глава XII. Социальная структура греческого общества

    Экономическая система, сложившаяся в торгово-ремесленных полисах и Греции в целом, не могла существовать без привлечения к труду больших масс рабов, количество и удельный вес которых в греческом обществе V–IV вв. до н. э. непрерывно возрастал. Основными производственными ячейками стали частные хозяйства, будь то мелкие крестьянские участки и крупные поместья на хоре или разные по размеру эргастерии в городе, в то время как государственные или храмовые хозяйства не получили такого развития, как в древневосточных обществах. Все эти особенности хозяйственной структуры привели к формированию такой системы социальных отношений, которая может быть определена как классическое рабство.

    Система классического рабства сформировалась в более или менее законченном виде в наиболее развитых торгово-ремесленных центрах, в то время как в аграрных полисах социальная структура отличалась целым рядом существенных особенностей. Наиболее ярким примером является афинское общество, характеристика которого позволяет показать особенности социального строя торгово-ремесленных полисов, играющих ведущую роль в историческом развитии Древней Греции V–IV вв. до н. э.

    Греческое общество классической эпохи делилось на три основных класса: класс рабов, класс мелких свободных производителей и господствующий класс. Классы — это такие большие группы людей, которые различаются по их месту в системе общественного производства, по отношению к средствам производства, по роли в общественной организации труда, по способам получения и размерам имеющегося у них богатства, по характеру своего менталитета и образа жизни.

    1. Характеристика классического рабства

    Для торгово-ремесленных полисов V–IV вв. до н. э. характерно внедрение рабства во многие сферы жизни и производства. Возрастает общее количество рабов. По приблизительным подсчетам (из-за отсутствия статистических материалов точные подсчеты невозможны), в Афинах общее количество рабов достигало одной трети всего населения. Преобладали рабы — мужчины, занятые в производстве (среди рабов было мало стариков, детей, немного рабынь), так что значение рабов как категории самодеятельного населения в обществе и производстве было значительно выше, чем их арифметическая численность.

    Широкое применение труд рабов находит в домашнем хозяйстве: размол зерна, приготовление пищи, изготовление одежды и обуви, их ремонт, не говоря о личных услугах. Рабы использовались выборными должностными лицами в качестве секретарей, курьеров, палачей, полицейских. В некоторых греческих полисах рабство активно внедрилось в сельское хозяйство, например на Хиосе, но в большей части торгово-ремесленных полисов рабы применялись главным образом в ремесленных мастерских, горном деле, обслуживании морских перевозок, строительстве. Таким образом, значительная часть рабов была сконцентрирована в городе.

    Основной контингент греческих рабов V–IV вв. до н. э. состоял из людей негреческого происхождения, которых греки стали называть варварами, — фракийцев и скифов, карийцев и пафлагонцев, лидийцев и сицилийцев. Можно выделить три основных региона, ставших поставщиками рабов на рынки Эллады, — Северное Причерноморье, Фракия с соседними областями и Малая Азия. В конце V–IV в. до н. э. среди рабов оказываются греки, проданные в рабство во время частых междоусобиц. Например, в рабство были проданы афиняне, потерпевшие поражение в Сиракузах в 413 г. до н. э.; при разгроме Фив в 335 г. до н. э. Александр Македонский приказал продать в рабство 30 тыс. фиванцев, включая женщин и детей, выручив за эту продажу 440 талантов.

    Основными источниками пополнения рабов в это время были: 1) военнопленные и отчасти захваченные в плен мирные жители. Так, во времена греко-персидских войн, видимо, до 150 тыс. пленников были проданы на рабских рынках. После битвы при Гимере (480 г. до н. э.) победители — сицилийские греки — произвели раздел военнопленных — карфагенян, причем некоторым воинам досталось по 500 человек. Во время удачных войн сиракузских тиранов Дионисия I и Агафокла против карфагенян и местных племен Южной Италии были также обращены в рабство многие военнопленные; 2) продаваемые правящей аристократией фракийцев и скифов соплеменники. В результате войн племенная верхушка устанавливает власть над соседними, в том числе родственными, племенами и охотно переправляет в Грецию своих порабощенных соплеменников в обмен на предметы роскоши; 3) рабский контингент пополнялся через самовоспроизводство рабов. По греческим законам рабы не имели права создавать семью, но тем не менее брачные отношения между рабами — нередки. К тому же рабыни были потенциальными наложницами своего господина. Рожденные рабынями дети тоже считались собственностью хозяина. В некоторых поместьях Сицилии рабовладельцы даже устраивали своего рода питомники, в которых с рождения воспитывали рабов и потом с большой выгодой продавали.

    Снабжали рабские рынки пираты и похитители свободных людей. Афинские законы карали смертью незаконное обращение в рабство свободного гражданина. Роль пиратства и других способов похищения свободных с целью их обращения в рабство возросла в неспокойной обстановке середины IV в. до н. э.

    Обращенные в рабство различным путем люди продавались на специальных рабских рынках. Такие рынки существовали в каждом полисе, например Аристофан говорит о рабских рынках в Фессалии; в Афинах, на центральной площади, агоре, существовало особое место, где свезенные рабы осматривались, оценивались и продавались.

    В торгово-ремесленных полисах рабы использовались главным образом в производстве, и потому одной из задач рабовладельца была рациональная организация рабского труда. Труд рабов должен был быть организован так, чтобы раб мог принести доход, который позволил бы окупить затраченные на его покупку средства, стоимость ежедневного содержания (питания и одежды) и вместе с тем принести некоторую чистую прибыль. Одной из форм повышения эксплуатации и вместе с тем производительности рабского труда в Афинах был отпуск раба на оброк. Смышленому и энергичному рабу господин предоставлял небольшие средства, помещение, выделял его из своего хозяйства и поселял отдельно. Раб открывал маленькую мастерскую, работал в известной мере самостоятельно, вел дела с заказчиками, торговал продуктами своего труда, мог завести семью. Но за эту самостоятельность он был должен вносить определенный оброк в пользу своего господина, причем господин часто устанавливал такой оброк, который был выше, чем прибыль, приносимая его рабами, находящимися в доме. Посаженный на оброк раб охотно шел на такие условия, так как это позволяло ему до известной степени почувствовать себя человеком.

    У плавильной печи


    Правда, рабов на оброке было немного, их юридическое положение от этого не менялось, они по-прежнему находились в полной власти господина. В любой момент господин мог закрыть мастерскую раба, однако это было не в его интересах. За счет своего старания, экономии, напряженного труда раб на оброке мог скопить известную сумму и выкупиться на свободу. Но и в этом случае рабовладелец ничего не терял, он назначал высокую цену выкупа и с лихвой восполнял свои затраты на данного раба.

    Если в хозяйстве рабовладельца было много рабов, если он не имел возможности рационально организовать их труд, то он сдавал их в аренду на известный срок более предприимчивому человеку и получал за это арендную плату. В IV в. до н. э. эксплуатация раба приносила довольно высокий доход: в среднем раб, занятый в ремесле, приносил до 2 оболов в день (на 2 обола можно было прокормить семью в 3–4 человека). Если раб сдавался в аренду, то собственник раба получал 1 обол в день как арендную плату, а 1 обол был прибылью арендатора. Высокий доход, приносимый рабами, — показатель интенсивной эксплуатации рабского труда, его рациональной организации, некоторого роста производительности труда невольников.

    В связи с повышением эксплуатации рабского труда в товарных хозяйствах происходит ухудшение социального положения рабов по сравнению с предшествующей эпохой. Раб рассматривается и законодательством, и общественным мнением как одаренное речью орудие производства, как существо низшего порядка, как получеловек. В IV в. до н. э. была создана и соответствующая теория рабовладения, особенно полно разработанная Аристотелем. Отражая общераспространенную практику своего времени, Аристотель обосновал необходимость рабства потребностями жизни и производства, считал рабов существами с иной физической и психической организацией, чем свободные люди. «Природа устроила так, — писал Аристотель, — что и физическая организация свободных людей отлична от физической организации рабов: у последних тело мощное, пригодное для выполнения необходимых физических трудов, свободные же люди держатся прямо и не способны для выполнения подобного рода работ: зато они пригодны для политической жизни… Одни люди по своей природе свободные, другие — рабы, и этим последним быть рабами и полезно и справедливо».

    Кузнецы. Вазопись


    Раб был собственностью господина, последнему принадлежали его рабочее время, его жизнь. Пользуясь бесконтрольной властью, хозяева могли морить своих рабов голодом, подвергать их любым наказаниям, вплоть до убийства. Но с другой стороны, купить раба, заплатить за него известную (и немалую) сумму денег, а затем убить его или уморить голодом было невыгодным для хозяйского кошелька. Чтобы раб мог нормально работать, нужно было его накормить, одеть. Господин должен был заботиться о своих рабах, так же как и о своем скоте, как о своих рабочих инструментах. В основе этих отношений лежали не какие-то абстрактные принципы гуманизма, а прямой интерес: ведь накормленный и здоровый работник приносил большую прибыль своему хозяину, чем голодный и больной человек. При скромном быте греков V–IV вв. до н. э. питание и одежда рабов и свободных людей не особенно сильно отличались друг от друга. Для того чтобы несколько ослабить противостояние рабов и их хозяев, в ряде греческих полисов, например в Афинах, запрещались в законодательном порядке беспричинное убийство рабов, изуверские истязания, поскольку считалось, что это наносит ущерб общественному спокойствию, да и самим владельцам.

    Повышение степени эксплуатации рабов в товарных хозяйствах, ухудшение общего социального положения рабов, вплоть до низведения раба до уровня получеловека — все это вело к обострению антагонизма между рабами и их владельцами. Раб — потенциальный враг господину — таково было общепринятое мнение. Разрабатывалась система мер, чтобы предотвратить вспышки недовольства. Господам рекомендовали тщательно охранять рабов, регулировать число представителей одной народности, сеять рознь в рабском коллективе, выделять доверенных рабов, излишне не озлоблять их. Однако далеко не всегда эти меры оказывались действенными. При серьезных затруднениях, военных неудачах, столкновениях политических группировок и переворотах рабы принимали участие в событиях, выражая тем самым свой социальный протест. Так, в 494 г. до н. э. рабы в г. Аргосе воспользовались поражением аргосского ополчения от Спарты, захватили город и на короткое время организовали там свое собственное управление. В 464 г. до н. э. воспользовались тяжелым положением спартиатов (Спарта была разрушена землетрясением) мессенские илоты и подняли восстание, которое продолжалось целых 10 лет.

    Во время разорительной Пелопоннесской войны в 413 г. до н. э. около 20 тыс. афинских рабов (в основном ремесленники) перебежали к спартиатам, поставив афинян в крайне трудное положение. В 412 г. до н. э. во время военных действий на острове Хиосе к афинянам перебежало множество хиосских рабов, что помогло захватить этот остров.

    Рабы не были однородны. Среди них выделялись группы, различавшиеся своими интересами: рабы, занятые в ремеслах и торговле, рабы сельскохозяйственные, рабы — горняки, рабы, занятые в домашнем хозяйстве и личными услугами, наконец, находящиеся в несколько привилегированном положении государственные рабы: полицейские, тюремщики, писцы, глашатаи. Разобщенные, находящиеся под строгим присмотром своих господ, рабы не имели возможностей к объединению даже в пределах небольших полисов, и потому напряженность в отношениях не могла реализоваться в более зрелых формах протеста типа вооруженных восстаний.

    Существовали и другие категории зависимых работников. В таких полисах, как Спарта, города Беотии, Фессалии, Аркадии и других, основными производителями в сельском хозяйстве были не рабы (их было очень немного), а работники иного социального и юридического статуса. В Спарте они назывались илотами, в ряде фессалийских городов пенестами, на Крите — войкеями, или кларотами, в Гераклее — мариандинами. Общественное положение этих категорий работников определялось тем, что они не считались собственностью отдельных лиц, имели хозяйство, семью и обрабатывали участки земли своими силами. Но вместе с тем эти работники находились в двойной зависимости — от государства и частных лиц, в пользу которых они должны были производить отчисления со своих доходов. Так, например, в Спарте каждый спартиат получал от государства участок земли (клер) с несколькими хозяйствами илотов. По сведениям Плутарха, на содержание спартиата поступало 70 медимнов, а на спартанку — 12 медимнов ячменя и определенное количество вина, масла, смокв, сыра и других продуктов. Илоты хозяйствовали на своих участках самостоятельно, спартиаты не вмешивались в процесс производства. Во время военных походов илоты сопровождали своих спартиатов, использовались в качестве слуг и в трудных ситуациях в качестве легковооруженных воинов. Илоты вели натуральное хозяйство, жили в сельских поселках обособленно. Их быт отличался от быта сельскохозяйственных рабов, занятых в поместьях. Отдельный спартиат — хозяин переданных под его власть илотов и членов их семей — не имел права наказывать, тем более убивать своих илотов. Но в Спарте само государство проводило против илотов так называемые криптии. Отряд спартиатов получал задание тайно совершить нападение на тот или иной поселок илотов и уничтожить наиболее сильных из них. Эти тайные убийства, санкционированные властью, так же как право распределения земельных участков с сидящими на них илотами, позволяют рассматривать спартанское государство как собственника илотов, закрепленных за земельными участками и предоставленных во владение спартиатов.

    2. Господствующий класс

    Господствующий класс в греческих полисах отличался по своей структуре от господствующего класса древневосточных обществ. В странах Древнего Востока основные прослойки господствующего класса были тесно связаны с государственным аппаратом восточной деспотии придворная знать, бюрократический аппарат, многочисленное жречество, военная верхушка. В греческих полисах с республиканским устройством не было придворной знати, государственной бюрократии, выделенного из общества военного сословия, могущественного жречества. Господствующий класс в полисах состоял из частных собственников земельных владений, крупных мастерских, торговых кораблей, денежных сумм и владельцев рабов, которых можно было отдать в аренду другим лицам, получая за это прибыль.

    Древнегреческие полисы в V–IV вв. до н. э. были небольшими по территории, располагали скромными природными ресурсами и невысоким экономическим потенциалом. Состав полисного коллектива, довольно высокий удельный вес средних прослоек населения, проведение мероприятий со стороны полиса по поддержанию стабильности гражданского коллектива не способствовали резкому имущественному расслоению. Состояния даже богатых граждан были относительно скромными, группы магнатов, располагавших огромными средствами, не сложилось. Значительным считалось состояние в 2–3 таланта (в одном таланте 6 тыс. драхм), имущество в 10–15 талантов рассматривалось как очень крупное. Богатство афинского аристократа Никия в 100 талантов (600 тыс. драхм) считалось уникальным.

    Господствующий класс не был однородным, он делился на несколько социальных групп. Одну из групп составляли представители старинной земельной аристократии, хранившие родовые традиции. Они были слабо заинтересованы в быстром развитии ремесел, торговли, товарных отношений. Основные доходы они получали от земельной собственности и в политической жизни выступали как сторонники олигархических порядков, составляли оппозицию демократическим устремлениям основной массы гражданства. Однако эта численно небольшая прослойка имела высокий социальный престиж и политический авторитет. Ее представители, получившие хорошее воспитание и образование, располагавшие средствами, играли видную роль в общественной и политической жизни полисов, избирались высшими магистратами, часто возглавляли военные экспедиции. Часть земельной аристократии (наиболее яркий пример — афинянин Перикл) смогла преодолеть узкосословные, корыстные интересы своей группировки и, понимая историческую необходимость, переходила на сторону демократических элементов и верно служила основной массе гражданства.

    Вторую группу составляла наиболее динамичная часть господствующего класса — собственники ремесленных мастерских, торговых кораблей, крупных денежных сумм, домов, рабских контингентов, товарных поместий, заинтересованные в быстром экономическом развитии общества, распространении культурных достижений, проведении активной внешней политики, внедрении демократических институтов. Ее политической программой была умеренная демократия. Внутри этой прослойки, в свою очередь, существовало деление на лиц, обладавших правами гражданства, и так называемых метеков. Свободные богатые люди, владевшие солидными состояниями иногда в несколько десятков талантов, но не имевшие права гражданства, принадлежали к сословию метеков, они имели ограниченную правоспособность, не могли приобретать земельную собственность, не участвовали в работе Народного собрания и избирались на должности. Естественно, это сковывало их экономическую и общественную активность, порождало известную напряженность в отношениях, создавало почву для трений в полисе.

    Во времена военных поражений, обострения внутриполитической борьбы, осложнения социальной обстановки некоторые группы богатых метеков добивались гражданских прав. Так, после свержения господства олигархов и восстановления демократии в Афинах в 403 г. до н. э. часть метеков, активно помогавшая в борьбе с так называемой тиранией Тридцати, получила права афинского гражданства. Народное собрание в порядке исключения могло даровать права гражданства за большие заслуги отдельным метекам. Так, например, один из богатейших метеков Пасион, владелец процветающей меняльной конторы середины IV в. до н. э., внесший большую сумму в истощенную афинскую казну, получил права афинского гражданина со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    Существование различных групп внутри господствующего класса со своими интересами и даже политическими программами создавало основу для открытых столкновений между ними, что не могло не осложнять общую социальную обстановку в греческих полисах V–IV вв. до н. э.

    Одной из особенностей социальной политики в греческих полисах, направленной на смягчение внутренней напряженности, было распределение так называемых литургий среди богатых граждан. Существовали разные виды литургий: хорегия — содержание хора (включая набор исполнителей, репетиции) и участие его в одном из общественных празднеств; гимнасиархия — организация гимнастических и других спортивных состязаний, включая оплату участников, их учителей, обеспечение тренировок, украшение мест состязаний, и триерархия — оборудование военного судна триеры (государство предоставляло деревянный остов корабля, а триерарх должен был за свой счет достроить его, приготовить снасти, снабдить парусами, набрать и обучить экипаж). Литургии считались тяжелым бременем, возлагаемым государством на богатых граждан. Введение литургий было своего рода частичным перераспределением доходов, полученных от эксплуатации рабского труда отдельными собственниками и направляемых в пользу государства как выразителя интересов всего не менее он был более однородным, чем господствующий класс, например в Афинах. Среди спартиатов не было прослойки торгово-ремесленной знати, а тем более метеков. Спартиаты не занимались организацией своих хозяйств, их связь с производством была минимальна. Спартиаты были классом — сословием землевладельцев, илотовладельцев, хотя и среди них были владельцы более крупных и менее крупных земельных участков. В IV в. до н. э. внутри этого более или менее единого сословия усиливается имущественное неравенство, концентрация земельных владений в одних руках, увеличивается численность безземельных спартиатов, которых стали называть «опустившимися» (гипомейонами). В 400 г. до н. э. по предложению эфора Эпитадея в Спарте был принят закон, разрешавший завещания и дарения земельных владений, что усилило процесс концентрации земли в одних руках. В распоряжении спартиатов оказалось значительное количество золота и серебра, рабов, земельных владений, захваченных во время Пелопоннесской войны и других военных экспедиций. Однако эти средства не привели к перестройке хозяйственной системы на началах интенсификации производства. Возросла лишь роскошь жизни, потребление господствующего класса, усилились трения между разными политическими группировками.

    3. Положение свободных мелких производителей

    Греческое общество состояло не только из рабов и их владельцев. Рядом жили и трудились мелкие свободные производители — земледельцы, собственники или арендаторы небольших земельных участков, владельцы ремесленных мастерских, розничные торговцы, поденщики или матросы, обслуживающие морские перевозки, городской люд. Это был самый многочисленный класс в греческих полисах. Если брать в качестве примера Афины V–IV вв. до н. э., то в состав этого класса следует включить представителей третьей (зевгиты) и четвертой (феты) социально — имущественных групп по классификации Солона. Кроме зевгитов и фетов сюда входило большинство афинских метеков — свободных лиц, не имеющих прав афинского гражданства.

    Мелкие производители трудились на земельных участках, в ремесленных мастерских, рудниках или на строительстве, где не применяли, как правило, рабского труда. Известны случаи использования мелкими ремесленниками или земледельцами рабского труда в качестве дополнительной рабочей силы: основной рабочей силой был сам земледелец или ремесленник и члены его семьи. В состав мелких производителей входили мелкие земледельцы; ремесленники и торговцы, имевшие гражданские права; ремесленники и торговцы — метеки.

    Связанные с разными отраслями хозяйства, имеющие разное юридическое положение, эти социальные группы отличались друг от друга интересами, иногда имели разную политическую ориентацию. В любом греческом полисе социальная группа мелких свободных земледельцев была одной из важнейших. От ее экономического благосостояния, политической активности, гражданской зрелости зависели крепость полисных институтов, функционирование демократических учреждений, характер социально-политических столкновений. Мелких земледельцев обычно называют крестьянами. Этот термин применяют и к земледельцам греческих полисов. Однако следует отметить ряд особенностей античного крестьянства, отличающих их как от древневосточных общинников, так и от крестьян феодального общества. Насколько нам известно из материалов афинской истории, земледелец был лично свободным, т. е. независимым от других лиц или государства, собственником земельного участка (в большинстве случаев от 3 до 5 га), обеспечивавшего его прожиточный минимум. Земледелец, как правило, не платил налогов с земли. Для приобретения орудий труда, одежды и других ремесленных изделий крестьянин вывозил на рынок и продавал сельскохозяйственные продукты, т. е. выступал отчасти как товаропроизводитель. Он был связан с рынком, знал цены, торговцев, обладал известным хозяйственным кругозором. Однако связи его с рынком были спорадическими, на продажу шла лишь небольшая часть урожая.

    По греческим законам собственником земли мог быть только член полисного коллектива, полноправный гражданин. Мелкие землевладельцы были такими полноправными гражданами, участниками народных собраний, могли избираться на различные должности, служили в гражданском ополчении. Участие в народных собраниях, где обсуждались важнейшие вопросы внутренней и внешней жизни, развивало личность античного крестьянина, формировало чувство собственного достоинства и социальной значимости. В ряде демократических полисов часть крестьянства была грамотной, посещала театральные представления. В комедиях афинского драматурга Аристофана представлен тип афинского мелкого землевладельца — экономически обеспеченного, активного участника народных собраний, политически развитого, достаточно культурного человека.

    Полисное крестьянство в целом выступало с демократической программой развития своего родного города, но с достаточно умеренных позиций, подозрительно относилось к радикально — демократическим концепциям, что и использовали в своих интересах консервативные круги греческого общества.

    В состав свободных мелких производителей входили также городские жители, живущие трудом собственных рук, как граждане, так и метеки. Граждане — ремесленники и торговцы — принимали активное участие в политической жизни города, в деятельности народных собраний, его многочисленных органов. Их имущественное положение, особенно с распространением крупных мастерских, было весьма неустойчивым, и государство принимало меры для обеспечения прожиточного минимума этой прослойки граждан. Наиболее продуманную социальную политику по отношению к ним проводили в Афинах. Прежде всего предусматривалось выведение потерявших связь с землей и живущих на городские заработки граждан в колонии, где каждому колонисту предоставляли земельный участок. В V в. до н. э. афиняне вывели в колонии разного типа около 10 тыс. своих безземельных или малоземельных граждан, где они вновь стали мелкими землевладельцами.

    Важной мерой по поддержанию имущественного благосостояния беднейших граждан было обеспечение их работой, за которую они могли получать плату и обеспечивать свои семьи. При все возрастающей конкуренции рабского труда такая политика государства была необходимой и социально направленной. Вот что писал Плутарх о подобных мероприятиях в Афинах при правлении Перикла: «Перикл предоставил народу множество грандиозных проектов сооружений и планов работ, требовавших применения разных ремесел и рассчитанных на долгое время, чтобы оставшееся в городе население имело право пользоваться общественными суммами нисколько не меньше граждан, находящихся во флоте, в гарнизонах, в походах. И правда, там, где были материалы: камень, медь, слоновая кость, золото, черное дерево, кипарис; где были ремесленники, обрабатывающие эти материалы: плотники, мастера глиняных изделий, медники, каменотесы, красильщики золота, размягчители слоновой кости, живописцы, эмалировщики, граверы, люди, причастные к перевозке и доставке этих товаров: по морю — крупные торговцы, матросы, кормчие, а по земле — такелажные мастера, содержатели лошадей, кучера, крутильщики канатов, веревочники, шорники, строители дорог, рудокопы; где, словно у полководца, имеющего собственную армию, у каждого ремесла была организованная масса низших рабочих, не знающих никакого мастерства, имевшая значение простого орудия, «тела», при производстве работ, — там эти работы распределяли, сеяли благосостояние во всяких, можно сказать, возрастах и способностях».

    Государство следило за тем, чтобы цены на хлеб, основной продукт питания, были более или менее стабильными; на торговцев, искусственно взвинчивающих цены, накладывались большие штрафы.

    Положение ремесленников и торговцев — метеков было более тяжелым, чем ремесленников — граждан. Они были исключены из политической жизни полиса, не имели права на вывод в колонии, о них государство заботилось мало. Вместе с тем они платили налог с человека (в Афинах он назывался метойкион и достигал 12 драхм в год). У метеков было очень мало перспектив приобрести гражданские права и сравняться хотя бы юридически с ремесленниками — гражданами, бок о бок с которыми они работали в мастерских, корабельных доках, грузили корабли, торговали на рынках. Большая часть свободных жителей, не имеющих гражданских прав, принадлежала именно к этой категории мелких производителей, после рабов самой приниженной социальной группе. Тем не менее в экономически процветающих городах даже они находили работу, располагали известным прожиточным минимумом. По приблизительным подсчетам современных историков, в Афинах общее число метеков было достаточно внушительным и достигало 15–20 % от общего состава населения.

    Еще одна категория мелких производителей — периэки — составляла особое сословие в ряде греческих полисов аграрного типа Арголиды, Элиды, Фессалии, на острове Крите. Наиболее полно изучены периэки Спарты. В V–IV вв. до н. э. периэки составляли одно из трех основных сословий спартанского общества (наряду с илотами и спартиатами). Периэки, как и спартиаты, считались лакедемонянами (в отличие от илотов), служили в армии и имели право на равную со спартиатами долю военной добычи. Однако они не обладали правами спартиатов, не принимали участия в народных собраниях, не были так хорошо обучены и воспитаны, как спартиаты. Периэки жили обособленно в самоуправляемых поселках, расположенных вокруг Лаконской долины, занимались земледелием. Они исполняли повинности, платили налоги непосредственно государству, занимались ремеслами и торговыми операциями (превосходное лаконское оружие изготовлялось именно периэками). В V–IV вв. до н. э. среди периэков произошло имущественное расслоение, появились различия между зажиточными и скромными землевладельцами, богатыми и бедными ремесленниками, но в целом они отличались некоторым единством, которое цементировалось общностью их юридических прав, явственно отличавших их, с одной стороны, от илотов, с другой стороны, от спартиатов. У периэков сохранялся обычай наследовать профессию отца, в свое время подмеченный Геродотом: «Следующая черта свойственна лакедемонянам и египтянам: их глашатаи, флейтисты, повара наследуют занятия отцов, так что сын флейтиста становится флейтистом, сын повара — поваром, а сын глашатая — глашатаем, другие при всей звучности голоса не могут их вытеснить, так как свои обязанности они выполняют по праву наследства». Поселки периэков были довольно густонаселенными, общая численность в V–IV вв. до н. э., возможно, достигала четверти всего населения. С юридической точки зрения периэки — свободные люди с ограниченными гражданскими правами. Это, а также наличие некоторого самоуправления и возможность заниматься своим хозяйством обеспечивали известное спокойствие в отношениях между периэками и спартиатами.

    4. Прослойка деклассированных элементов

    Распространение рабского труда, внедрение его во многие сферы производства и жизни, увеличение численности рабов влияли на социальное положение свободных ремесленников, с трудом сводящих концы с концами, получавших на свое пропитание тяжелым физическим трудом. Труд ремесленника или матроса, строителя или рудокопа стал рассматриваться в IV в. до н. э. как удел рабов, как дело, недостойное свободного человека. «Занятие так называемыми ремеслами, — говорил Ксенофонт, — зазорно и, естественно, пользуется очень дурной славой в городах. Ведь ремесло вредит телу и рабочих и надсмотрщиков, заставляя их вести сидячий образ жизни, без солнца, а при некоторых ремеслах — проводить целый день у огня. А когда тело ослабляется, то и душевные качества сильно портятся. К тому же ремесло оставляет очень мало свободного времени для заботы о друзьях и родном городе». Конкуренция крупных мастерских, с одной стороны, низкий престиж физического труда — с другой, приводили к тому, что разорявшиеся граждане, особенно из среды земледельцев, предпочитали перебиваться случайными заработками, нежели пойти в ремесленники, строители или поденщики. «В старину не было нищих, — писал Исократ в IV в. до н. э., — и никто не позорил государство выпрашиванием подаяния. А теперь число нуждающихся превосходит число лиц, имеющих какой-нибудь достаток. Они только и думают, как бы раздобыть себе дневное пропитание: толпятся перед судами в надежде вынуть жребий, нанимаются в театральные статисты, готовы идти на самые темные дела». Начинает создаваться новый социальный слой, ранее неизвестный, слой городского беднейшего гражданства, потерявшего связь с производством, лишенного имущества, но вместе с тем располагавшего полным набором гражданских прав и активно участвующих в деятельности народных собраний, обсуждении государственных дел. Полисные власти стремились помочь деклассированным гражданам, утратившим интерес к труду. Так, в Афинах была введена плата в 2 обола за простое посещение заседаний Народного собрания, не говоря о выполнении тех или иных должностных обязанностей. Эта не занятая трудом масса людей, слоняющихся по улицам городов, перебивающихся случайными подачками, а то и просто попрошайничеством, любила театральные представления, различные общественные празднества и увеселения. Дело доходило до курьезов. Некоторые афинские государственные деятели середины IV в. до н. э. наживали политический капитал тем, что пускали деньги, предназначенные для нужд обороны, на организацию театральных представлений и общественно — религиозных празднеств, и это в условиях прямой военной угрозы со стороны усиливавшейся Македонии. Напротив, даже самый талантливый политик мог утратить всякое влияние в этой паразитической среде, если он не мог дать ей развлечений, стоивших больших денег.

    * * *

    В целом социальная структура греческих полисов V–IV вв. до н. э. была довольно сложной и расчлененной: противоречия между основными классами осложнялись острыми внутриклассовыми столкновениями. Общественные взаимоотношения в греческих полисах представляли собой клубок противоречий разного порядка, причем в отдельные исторические периоды, в зависимости от конкретных условий, выходила на первый план то одна, то другая группа противоречий: волнения или массовые побеги рабов, столкновения между земельной аристократией и торгово-ремесленной знатью, между умеренными и радикальными кругами внутри демократической группировки.

    Иной тип социальной структуры сформировался в полисах аграрного типа. Абсолютное преобладание сельского хозяйства и натуральный характер его производства, господство мелкого землепользования — все это не создавало потребности в дополнительной рабочей силе или труде рабов. Вот почему для Спарты характерен низкий уровень развития рабовладельческих отношений и преобладание различных форм зависимого труда. Для спартанского общества была также характерна незавершенность внутренней социальной дифференциации, что наложило отпечаток на характер социальных взаимоотношений и противоречий, которые чаще всего проявлялись в виде организованных восстаний илотов или борьбы за власть между малочисленными кликами, носившей верхушечный характер.






    Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке