Глава 13

ПРЕДАТЕЛЬСКАЯ ТРЯПКА

18 марта «U-69» снова была готова выйти в море. База подводных лодок Лориан теперь находилась в опасной близости от врага. Когда мы уходили, надводные корабли прикрывали нас своими зенитками.

По прохождении Иль-де-Глуа эта задача перешла к большому сторожевику – кораблю ПВО. Вскоре стало понятно, что эта предосторожность была необходима. Как только мы вошли в узость, поднялась тревога. «Хадсон» атаковал сторожевик, произошла ожесточенная перестрелка. Подводной лодке погружаться здесь, на мели, смысла не было, так что люди в «зимнем саду» открыли огонь по самолету из 2-см зенитки. Почти сразу пилот открыл бомбовые люки. Бомбы взорвались в нескольких ярдах от нашего защитника, подняв фонтан брызг. Очевидно, сбрасывая бомбы, летчик заметил гораздо более уязвимую субмарину за ним. Он переключил внимание на подводную лодку и попытался ее атаковать своими пулеметами.

– Либо он, либо мы, – сказал старшина, командовавший действиями боевого расчета. Как только пули с самолета посыпались на палубу, он тоже открыл огонь по врагу.

Но в тот же самый момент «хадсон» попал под обстрел со сторожевика. Самолет сделал вираж, накренился и ушел в пике. Он, казалось, шел по кратчайшему пути прямо на «U-69», которой пришлось резко уклониться, чтобы избежать столкновения. Маневр в последний момент удался, через несколько секунд вражеский самолет с шумом пролетел над лодкой и упал в море примерно в 50 ярдах от нас. Ничто помимо огромных кругов не осталось на могиле британского пилота. Затем внезапно в воде рядом с «U-69» всплыл чемодан. Возможно, при падении летчик выкинул его из самолета, чтобы уж точно уничтожить. Чемодан быстро выловили из воды. Не приходилось сомневаться, что в нем находится нечто важное. На ящике стоял большой штамп «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО». У людей на лодке не было времени, чтобы заглянуть внутрь, хотя прикоснуться к государственным секретам, что греха таить, хотелось. Чемодан тут же привязали к спасательному концу и перебросили на сторожевик. Затем «U-69» покинула своих братьев по оружию.

Мы снова остались одни. Начался второй боевой поход в Северную Атлантику. Западный берег Бретани скоро окутал туман. Большую часть времени находясь под водой из-за боязни вражеских самолетов, «U-69» шла по широкой дуге к прежнему району патрулирования. По ночам лодка всплывала на поверхность.

Следующим утром молодой матрос, наблюдатель на корме, внезапно закричал:

– Это не наша обычная кильватерная струя. Она видна слишком далеко за нами. – Он заметил, что за лодкой остается узкий нефтяной след, что может оказаться фатальным, если ее обнаружит враг.

Вместе с механиками из машинного отделения и другими членами экипажа старший механик Роудер проверил каждое соединение. Не было найдено ни одной течи. Что же было не так? Несмотря на морозную погоду, паре моряков в водолазных костюмах пришлось спуститься на страховочных концах за борт и проверить заклепки и швы на корпусе. Ценное время было потеряно. Лодке пришлось немного пройти вперед, погрузиться, затем подвсплыть, и, пока субмарина наполовину оставалась под водой, экипаж снова перепроверил все, что было возможно. В конце концов причину повреждения обнаружили. Один из рабочих верфи оставил на верхней палубе испачканную в масле тряпку. Кто-то попытался ее выбросить. Она застряла под решеткой на верхней палубе и некоторое время лежала там, не принося никому вреда. Когда же она намокла, масло начало смешиваться с водой и утекать. Экипаж выкинул предательскую тряпку в море.

Наше путешествие на север возобновилось. Маленькая лодка не встретила на пути никого, кроме нейтрального судна, везущего продовольствие в Ирландию, о котором было сообщено заранее. Вокруг нас был пустой океан. И вдруг за лодкой появился еще один нефтяной след. Во второй раз начался тщательный поиск повреждений. Лишь на следующее утро в одном из соединений была найдена небольшая протечка. Едва мы ее заделали, как пришло сообщение с приказом атаковать конвой, покидавший Англию. Он был обнаружен капитан-лейтенантом Эндрассом, который раньше был помощником у Прина и сейчас получил собственную лодку «U-46». Одного взгляда на карту хватило, чтобы понять: пройдет по крайней мере двадцать четыре часа, прежде чем «U-69» сможет туда добраться. Эта точка была расположена очень далеко на севере.

После первых дней, полных неприятных заминок и скуки, экипаж снова был полон энергии и восторга погони. Но этой атаке на конвой не суждено было оказаться столь легкой, как считали моряки. То, что им пришлось пережить в последующие часы и дни, было самым тяжелым испытанием для лодки и экипажа. Это была длинная и чрезвычайно нервная погоня. Следующие два дня погода была даже хуже, чем во время нашего первого похода, хотя тогда нам казалось, что хуже уже не бывает. Стихия, казалось, вовсе обезумела. Шторм безжалостно колотил по маленькой лодке своими гигантскими кулаками. После двух дней и ночей неутомимой борьбы с непогодой мы обнаружили, что конвой ушел.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке