Глава 33

50°50? СЕВЕРНОЙ ШИРОТЫ, 40°40? ЗАПАДНОЙ ДОЛГОТЫ

2 января 1943 года подлодка «U-69» вышла в море в свой последний боевой поход. Примерно половина команды, которая была на борту во время успешных боевых походов на протяжении двух лет, до сих пор оставалась на корабле. Теперь подлодка должна была действовать в составе «волчьей стаи» в Северной Атлантике к востоку от Ньюфаундленда.

Эта «стая» получила название «группа Тайфун». У нас нет никаких официальных данных о последнем походе «Смеющейся коровы». На лодке не уцелел никто.

17 февраля группа «Тайфун» атаковала британские конвои НХ-224, SC-118. Плохая погода затруднила действия подводных лодок. Ровно через два года после первого успеха, с «U-69» была отправлена последняя радиограмма. «50°50? северной широты, 40°40? западной долготы. Преследуем конвой в условиях жестокого шторма».

После войны было точно установлено, что «U-69» была уничтожена британским эсминцем «Вискаунт», одним из кораблей эскорта. Эсминцу повезло добиться прямого попадания глубинной бомбой. Он доложил об успешном потоплении лодки в точке именно с этими координатами. Здесь «Смеющаяся корова» нашла свое последнее пристанище в темных глубинах холодного океана.

Другие лодки группы «Тайфун» за три последующих дня отправили на дно два вражеских судна. «U-69» в своем последнем походе не удалось добиться успеха.

«U-69» была из первых немецких лодок, начавших сражаться против Великобритании. Ее действия предшествовали началу подводной войны в Южной Атлантике. Она была одним из первых кораблей, оборудованных новыми устройствами защиты против вражеских самолетов. Также она первой получила защиту от вражеских асдиков. Правда, нельзя не признать, что техника противника тоже претерпела существенные изменения. Сбрасывание глубинных бомб теперь производилось с помощью «хеджехогов», а сами глубинные бомбы были начинены новой и высокоэффективной взрывчаткой «торпекс».

В 1942 году были отмечены первые случаи нападений на немецкие подводные лодки «сандерлендов» ночью и в условиях плохой видимости. Почти все вражеские самолеты были оборудованы новыми приборами обнаружения. И хотя перспективы успеха для отдельных подлодок ухудшились, на пике подводной войны число потопленных судов достигло рекордных цифр.

В то время, когда сталинградская трагедия была уже на пороге, люди заговорили о «Европейской крепости». Немецкие солдаты все еще сражались в Африке и у ворот Азии, но кольцо уже смыкалось вокруг Европы. После вступления Америки в войну превосходство в воздухе и на море прочно перешло к союзникам. Подводная война, о которой у нас на родине слышали только из специальных объявлений и списков потопленного тоннажа, стала для моряков настоящим ночным кошмаром. Когда «U-69» начала свой первый боевой поход, уже появились первые потери. Первый же боевой поход «U-69» показал, какими жертвами достигается успех, какими крепкими нервами, знаниями и мужеством должны обладать подводники. Со временем все больше немецких подводных лодок становились жертвами усовершенствованной обороны противника, однако моральный дух на флоте оставался неизменно высоким. И хотя каждый следующий успех достигался все более дорогой ценой, подводники верили в победу. Вначале была безумная гонка за рекордными цифрами потоплений, а потом моряки были рады, если удавалось потопить хотя бы что-то.

Все более жесткими становились требования к командам. «Если мы на наших маленьких кораблях топим огромные, тяжело нагруженные вражеские суда, значит, это нужно для нашей страны. Но это также значит, что нас будет топить кто угодно и с чистой совестью». Эти невеселые слова можно было услышать среди моряков, но не от офицеров-подводников. Они знали, какой опасности подвергнется Англия, если их блокада будет успешной, и были готовы пожертвовать жизнью, обладая единственным оружием, которым можно было добиться поражения противника. Офицеры должны были всячески поддерживать у людей волю к победе, при этом стараясь не сделать их фаталистами. Благодаря техническим особенностям подводной лодки в большинстве случаев именно офицеры играют главную роль в достижении успеха, они же могут воочию наблюдать за результатами. Это и являлось утешением для многих командиров. Секрет четкого функционирования отдельных лодок заключался в готовности к абсолютному подчинению. Для моряков, которые заключены в самых недрах субмарины и которые никогда не видят, как проходят сражения и что происходит на поверхности, такое безусловное подчинение требовало немалого самообладания.

Мысль, что они служат своей стране и помогают голодным матерям, женам и детям, заключенным в «Европейской крепости», помогала им выжить. Эти люди отказывали себе в элементарных человеческих радостях и находили отдохновение только в тяжелой работе. Боевой поход, как форма высшего идеала, не приносил ни больших успехов, ни лавров, ни захватывающих приключений, способных компенсировать добровольное самопожертвование. Операции всегда выполнялись тщательно и с полной самоотдачей, хотя военное значение подводного флота определяется уже тем фактом, что он своим присутствием заставляет своих противников использовать против него значительные воздушные силы, которые при этом нельзя отправить для бомбардировки городов Германии. Понимая все это, первые члены команды «Смеющейся коровы» были добровольцами. Все они были, безусловно, преданы своему командиру и оставались с ним, кроме офицеров Роудера и Хейдемана, которые после награждения Рыцарскими крестами получили под командование собственные лодки. Мои бывшие соратники находились рядом со мной, хотя отлично знали, что я, к тому времени ставший командиром флотилии, никогда не смогу повторить успехи первых боевых походов. Все они прекрасно понимали, что в 1944 году новая лодка могла рассчитывать только на очень короткую жизнь в море, но были всегда готовы выйти в новый боевой поход, храня дух «Смеющейся коровы», даже если это предприятие могло закончиться на дне моря.

В истории об «U-69» следует упомянуть еще кое о чем. Как вы знаете, на ее боевой рубке была изображена смеющаяся корова, ее девизом, который подводники пронесли через самые суровые испытания до самого последнего дня, был «La Vache qui Rit». Первоначальный флибустьерский слоган Гетца фон Берлихингена L… M… A… уступил место фривольной картинке с коробки французского сыра. Все это может дать ключ к пониманию мыслей и чувств моряков, служивших на «Смеющейся корове», тем, кому не пришлось в жизни столкнуться со столь серьезными трудностями. Послевоенные историки, возможно, поймут, что и здесь все познается в сравнении.

В старые времена во Франции – на земле, куда подводники с «U-69» вернулись после первого боевого похода и которую искренне полюбили, – жила могущественная семья графов Бемануа. Это была одна из самых благородных фамилий на Западе, история которой восходит еще ко временам рыцарства. Помимо всех своих прочих достоинств, они умели с улыбкой встречать смерть и опасность. Немецкий рыцарь и поэт Бёрис фон Мюнхгаузен написал про них: «Lachend das Grauen besiegen kann nur ein Beauthanoir!»[20]

В годы, последовавшие между двумя войнами, в Германии выросло поколение, которое побеждало смерть улыбками, защищая «Европейскую крепость». В войне на море у людей не было, конечно, времени на песни и пляски, но они не чуждались юмора и были не менее храбры, чем Бемануа в Средние века. И в этом смысле «Смеющаяся корова» вовсе не забавная картинка, а исполненный глубочайшего смысла и чрезвычайно важный символ, выражающий дух людей, ежедневно встречавшихся со смертью.

Дух, царивший на «U-69», остался неизменным, даже когда лодка пришла к месту своего последнего упокоения. Ее дух был жив и в самом конце войны, когда на нашей земле царили террор и разруха и Германия, сокрушенная непрекращающимися бомбовыми ударами, лежала в руинах. Когда уже не было смысла продолжать войну и нужно было только постараться спасти жизнь женщин и детей, остававшихся на востоке, несокрушимый дух подводников помогал морякам вести последние бои уже почти безоружными.

С первого дня в обеих мировых войнах подводникам всегда были свойственны мужество, подчинение присяге, выполнение своих обязанностей, даже если при этом приходилось вступать в единоборство со смертью, а также чувство юмора и любовь к жизни. Именно поэтому они малыми силами достигали потрясающих результатов.

В 1946 году, подводя итог Великой Атлантической битве, «лорды» британского адмиралтейства так охарактеризовали поведение немецких подводников: «Их моральный дух не пострадал, даже несмотря на ужасный конец».






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке