Петр, десятилетний царь России

1682 год

Наконец открываются перед нами прекраснейшие страницы истории России! Наконец на троне ее является государь, назначенный судьбою произвести в отечестве нашем тот великий переворот, который в полной мере может назваться чудесным, неслыханным ни у каких народов! Все они, начиная с самых древнейших, просвещались постепенно. Русские же сделали это вдруг, как будто по какой-то волшебной силе. Эту волшебную, удивительную силу Бог, покровительствующий России, вложил в душу любимца своего - Петра. Точно, этот великий государь мог назваться любимцем Бога: все в нем было прекрасно и необыкновенно! Чудесно самое младенчество его, чудесны годы детства! Даже самое рождение его было чудесно предсказано за несколько месяцев.

Это удивляет вас, милые читатели? Да, вы правы, это удивительно, непонятно и объясняется разве только тем, что Бог для такого чрезвычайного смертного допустил чрезвычайное явление в природе. Как бы то ни было, только, прежде чем он родился, два монаха - Симеон Полоцкий и ставший потом митрополитом в Ростове Димитрий - сказали царю Алексею Михайловичу, что у него родится сын Петр, что он наследует престол его и будет таким героем, с которым не сравнится никто из современников. Они говорили, что видели это по расположению звезд на небе. В старину во всей Европе верили, что звезды имеют влияние на рождение людей и потому часто предвещают судьбу их. Эта наука называлась астрологией. Вы удивитесь еще более, милые читатели мои, когда я скажу вам, что предсказание о Петре было не в одной России. В библиотеке Академии наук есть до сих пор переписка двух иностранных ученых - Николая Гейнзиуса и Иоанна Гревиуса. Первый в 1672 году был нидерландским посланником в Москве и писал к последнему о рождении царевича Петра и о тех предвещаниях, какие были сделаны о нем, а Гревиус отвечал на это из Голландии, что и у них ученые гадатели заметили то же самое по звездам и согласны с предсказаниями русских о новорожденном царевиче.

Что же надобно было думать предкам нашим об этом младенце, удивившем мир прежде рождения своего? О, они приняли его в этом мире как существо неземное, они ожидали от него всего необыкновенного, и ожидания их исполнились более чем они могли вообразить себе! Мне кажется, я никогда не кончила бы, милые читатели мои, если бы начала рассказывать вам все, что сказал умного, все, что сделал великого этот ни с кем не сравнимый Петр! Слова и действия его, эти священные драгоценности народа русского, составляют многочисленные тома сочинений, и десятая часть которых не может поместиться в краткой истории нашей. С благоговением должны они храниться в памяти каждого русского, и, верно, вы не один раз прочитаете их, когда в состоянии будете заниматься таким важным чтением. Тогда только вы в полной мере узнаете величие Петра.

Но до тех пор вам надо довольствоваться небольшими рассказами нашими. Конечно, они несовершенны, они не могут назваться историей Петра - это только краткие очерки его великих дел, но мы вознаградим сколько-нибудь это несовершенство: я постараюсь собрать как можно более любопытных подробностей этого славного царствования, а вы будете внимательно читать и помнить их до тех пор, пока не настанет для вас время насладиться чтением настоящей истории великого преобразователя России.

Итак, начнем рассказ с самых первых лет Петра - великие люди бывают интересны даже в то время, когда только начинают говорить. Например, послушайте, каков был Петр в самом начале своей жизни.

В день Святых Апостолов Петра и Павла 29 июня праздновались именины царственного малютки. Кроме дорогих вещей, полученных в этот день Петром от нежных родителей его и других членов семейства царского, маленького именинника в одной из комнат Кремлевского дворца ожидало множество подарков от верных подданных. Вот он входит туда с боярами, приставленными к нему [86], с детским любопытством смотрит на все, чем народ хотел повеселить сына государя, и вдруг быстрые прекрасные глаза его засверкали от радости: он увидел маленькую стальную саблю! Не прошло и минуты, как он уже держал ее в руках, уже узнал, что ее поднес какой-то купец, уже приказал привести к себе этого купца. Как только тот явился, царевич бросился навстречу, приказал ему поднять себя на руки, поцеловал его в голову и сказал, что он никогда не забудет его за такой прекрасный подарок. Не выпуская из рук сабли, побежал он к своему родителю и просил непременно чем-нибудь пожаловать купца, а его опоясать саблей. Алексей Михайлович с восхищением смотрел на пламенную радость трехлетнего ребенка при виде оружия: она предвещала любовь его к славе военной.

Все было исполнено по желанию Петра: купец пожалован достоинством гостя московского, сабля с молитвой надета самим государем поверх голубого шелкового кафтанчика царевича. Царь сделал еще более: видя особенную страсть сына своего к военным занятиям, он собрал нескольких детей одних лет с Петром, приказал сделать для них разное маленькое оружие и выучить их всему, чему учились солдаты. Тут-то начались для Петра праздники с утра до вечера, он играл и учился со своими маленькими воинами, и саблю почти никогда не снимали с храброго малютки, случалось даже, что он засыпал вместе с нею.

Когда Петр лишился попечения нежного отца своего, место его заступил настолько же нежный брат, и воспитание его продолжалось с прежней заботливостью. Потом определен был к нему учителем дьяк Никита Моисеевич Зотов. Он учил его читать и писать по-русски, а также истории - всеобщей и в особенности отечественной. Зотов хотя не получил сам отличного образования, слишком редкого в то время в отечестве нашем, и не знал иностранных языков, но был человек очень умный, который понимал, как сделать учение приятным, и, кроме того, был усерден и неутомим. Исторические уроки его не могли называться этим строгим именем. Нет, это были не уроки, а занимательные разговоры, во время которых он рассказывал маленькому ученику своему о славных государях русских, особенно о Святославе, Владимире, Александре Невском, Димитрии Донском, Иоаннах - Великом и Грозном и, наконец, о Михаиле и Алексее. Чтобы сделать рассказы свои еще разнообразнее, Зотов велел представить в рисунках все важнейшие происшествия, случившиеся во время этих знаменитых царствований, и расположил их по всем комнатам царевича.

О, если бы вы могли представить себе, маленькие друзья мои, как эти картины и рассказы нравились Петру! Какой огонь блистал в глазах его, когда он слышал о храбрости Святослава или Владимира! Как весело улыбался при победе Донского! Как восхищался великими делами Грозного! Как огорчался его преступлениями! Одним словом, Зотов в полной мере достиг цели своей: пятилетний царевич, несмотря на младенческий ум свой, понял, что государя только история может научить царствовать, и полюбил эту науку более всех других. Иногда, слушая описание какого-нибудь города или крепости, он просил, чтобы ему показали планы их, и, к удивлению всех окружавших, рассматривал их с внимательностью и любопытством взрослого человека. Нередко случалось, что быстрый ум ученика проникал далее познаний учителя, и добрый Зотов, несмотря на все свое усердие, не в состоянии был отвечать на беспрестанные вопросы его и принужден был прибегать в таких случаях к ученым иностранцам, находившимся на царской службе, а иногда и к самому царю, который с особенным удовольствием любил разговаривать с умным малюткой и удивлялся его необыкновенным способностям.

Таков был ум Петра в самом нежнейшем детстве. Теперь я расскажу маленьким читателям моим случай, который покажет им сердце и нрав его в этом возрасте.

Царица Наталия Кирилловна, несмотря на все сыновнее почтение к ней Феодора Алексеевича, имела много огорчений во время вдовства своего. Ближние бояре, окружавшие царя, по большей части родственники матери его - Милославские, ненавидели вторую супругу Алексея Михайловича и вместе с нею всех Нарышкиных. Пользуясь частыми болезненными припадками Феодора и кротостью Наталии, не любившей жалобами своими тревожить больного государя, они и приверженцы их клеветали на нее, старались отдалить ее от царя и даже осмеливались иногда явно показывать ей свое неуважение. Однажды самый дерзкий из них, боярин Языков, похвастал, что заставит вдовствующую царицу выехать из дворца и жить в другом доме, отдаленном от царского. И в самом деле он явился на другой день к Наталии Кирилловне и сделал ей свое дерзкое предложение под предлогом, что многочисленный двор ее [87] не может помещаться в одном доме с государевым.

Сначала царица, зная, что это выдумка Языкова, не встревожилась этим безрассудным предложением и с твердостью отказалась от него, но потом, когда обманщик сказал, что пришел от имени царя, Наталия вздрогнула и, испугавшись опасностей, какие грозили сыну при немилости царствовавшего брата его, не могла удержать слез. Между тем этот сын, предмет нежнейших попечений ее, был тут же, в комнате. С удивлением слушал малютка дерзкого, осмелившегося так грубо говорить с государыней. Уже он готов был закричать от гнева, как вдруг заблистали слезы в прекрасных глазах его матери. О, как сильно забилось младенческое сердце Петра! Царица, обожаемая мать его, плакала от дерзких слов подданного! В эту минуту он увидел, что для наказания Языкова мало собственного гнева, и, не сказав никому ни слова, пошел к царю.

Феодор Алексеевич по обыкновению обрадовался, увидев своего любимца, но испугался его встревоженного вида и заботливо спросил, что с ним. Тогда Петр поцеловал несколько раз руку брата и сказал: «Государь! Я пришел к тебе с жалобой на Языкова. Он хочет меня с матерью моей выгнать из дома отца моего и отдалить от тебя, как в старину Годунов отдалил и потом погубил царевича Димитрия. Если тот дом, куда высылают нас, нравится тебе, то я буду в нем жить вместе с тобою, но из дома отца моего без тебя, государь, никуда не выеду». Сказав это, маленький царевич оборотился ко всем окружавшим в это время государя и прибавил со слезами на глазах: «Разве я не сын великого царя Алексея Михайловича, что мне нет места в доме отца моего?»

Феодор был тронут почти так же, как и маленький брат его. Он поспешил успокоить и утешить его своими ласками и тотчас же пошел к царице уверить ее, что он никогда не думал отдавать Языкову таких несправедливых приказаний. Он предоставил ей наказать обманщика, как ей угодно, но кроткая Наталия отказалась от этого и великодушно простила виновного боярина. Ей приятно было оказать эту милость: в душе ее разливалась такая радость, когда она нежными ласками благодарила маленького защитника своего, что ей хотелось бы всему свету доставить хотя бы половину того счастья, какое могло чувствовать ее материнское сердце.

Так Петр и в детстве был утешением и славой родительницы своей и всего семейства царского. Вы слышали уже, что Феодор Алексеевич так любил его, что, умирая, назначил своим наследником. Хотя это не было утверждено письменным актом, но все окружавшие царя помнили слова его. К тому же различие между здоровьем и душевными способностями обоих царевичей было так велико, что каждый должен был сознаться, что царь поступил справедливо и великодушно.

Здесь представится вам новое великодушие, милые друзья мои! Подивитесь, как благородны были все сыновья Алексея Михайловича. Вы сейчас слышали, что один из них из любви к отечеству отдал престол не старшему, родному брату и наследнику, а меньшому, рожденному от второй супруги родителя своего. Но что же сделал этот старший, обиженный царевич? Вместо того чтобы оскорбиться такой несправедливостью и, как мы часто видим, начать спор о наследстве, он добровольно согласился с желанием скончавшегося царя и, уступая корону меньшому брату, с кротостью сознался, что не чувствует себя способным царствовать так хорошо, как он. О, милые дети, помните этот трогательный пример смирения и братской любви, какой показал нам добрый Иоанн Алексеевич! Не думайте, что он принужден был сделать это, потому что после кончины Феодора тотчас все присягнули Петру. Нет! Это избрание было сделано совсем не так поспешно. Прежде патриарх Иоаким со всем духовенством и чинами государственными явился к обоим царевичам и спросил, которому из них угодно будет принять корону русскую. Иоанн Алексеевич в ту же минуту объявил, что он отказывается от нее, чувствуя слабые силы свои, и тогда все присягнули десятилетнему Петру. Иоанну же было в это время шестнадцать лет. Не удивительна ли такая скромность и уступчивость в этом пылком и самонадеянном возрасте? О, Иоанн заслуживает уважения нашего, как ни маловажно было участие его в делах государственных во все время его непродолжительной жизни.

Но оставим этого кроткого сына царей: он был на земле не для здешнего мира, и хотя впоследствии мы будем встречать имя его в истории нашей, но оно будет сиять в ней тихо, едва заметно подле лучезарного блеска, окружающего имя младшего брата его. Обратимся к этому необыкновенному смертному, обратимся к нашему Петру. Он уже на престоле! Самые отдаленные страны России уже назвали его царем своим, а добродетельную мать его - правительницей. Все по наружности было спокойно, все, казалось, с доверенностью вверило судьбу свою тому, кто до рождения еще назван был героем. Но это спокойствие походило на тишину - предвестницу страшной грозы.


Примечания:



Поляки так же как и русские происходят от народа славянского. Племя их поселилось около реки Вислы и основало Польское королевство. Галиция была прежде польской областью.



Главным из них, или наставником царевича, был дед его - боярин Кирилл Полуектович Нарышкин и при нем помощники - князь Прозоровский, Головин и Головкин.



Царь Феодор Алексеевич так уважал супругу родителя своего, что, вступив на престол, не переменил ничего при дворе ее и оставил на прежних местах всех служивших у нее Этот двор был так многочислен, что одних стольников было 102. Из детей этих придворных чиновников были выбраны первые товарищи военных игр Петра.






Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке