Взятие Азова царем Петром 1696 г.


По прибытии всех войск началась осада Азова. Царь лично намечал, где быть укреплениям. Он своею царскою рукой насыпал тонкой дорожкой овес, показывая, как должны были идти валы и рвы. Под ядрами и картечью, которые турки кидали в русские войска, государь, наряду с простыми солдатами и казаками, копал землю и возил тачки, во всем подавая пример войскам.

Напрасно генералы и атаман уговаривали его беречь свое здоровье и не подвергать жизнь свою опасности, юноша-царь отвечал:

- Если Бог за нас, кто против нас! На службе государству и народу моему не пощажу своей жизни! Пример мой нужен для поощрения воинов, с которыми должен и хочу разделять всякие труды и опасности.

17 июня валы, окружавшие крепость, были закончены. Суда подошли к ней с моря. Пушки и мортиры были установлены по местам. Горячо помолился царь в палатке главнокомандующего и, как опытный бомбардир, сам навел пушку, фитилем поджег порох и пустил первую бомбу в Азов. Это было знаком начать артиллерийский огонь. Загремели батареи и столбами пошел белый дым к синему небу. Вскоре страшный взрыв раздался в крепости. Одна из бомб удачно попала в пороховой погреб и он взлетел на воздух. Загорелись деревянные постройки в Азове, и темный дым пожара смешался с белыми клубами от пушечной пальбы.

Осада началась. Царь медленно подвигался к городу, подводя свои окопы с редким искусством. Генералы удивлялись знаниям молодого царя.

Шестидесятитысячная турецко-татарская армия, стоявшая под начальством крымского султана Нуреддина и Муртазы-паши за рекой Кагальником, в 10 верстах от Азова, шесть раз нападала на войско царя Петра. Особенно кровопролитны были битвы 10 и 24 июня. Неприятель 24 июня подошел к лагерю на картечный выстрел и бросился на нашу пехоту. Петровские полки построились для стрельбы, согласно устава. Передняя шеренга стреляла, задние готовили ружья. Убийственный ружейный огонь открылся вдоль осаждающих войск. Часто стали падать турки, убитые и раненые. И не выдержали. С отчаянными криками: «Алла! Алла!» - они побежали. Тогда вылетели из-за флангов донские казаки и на конях атаковали турок с шашками в руках. За конницей бежала пехота. Несколько легких орудий вылетело вперед. Смешавшиеся, потерявшие строй турки кинулись к р. Кагаль-ник, ноздесь остановились на берегу тенистой и глубокой речки. Казаки рубили их, пехота стреляла по ним «в припор ружья», их сталкивали в воду и топили. Немногим удалось спастись…

Турки на кораблях подвезли большую подмогу. Но турецкий адмирал, увидав, какие большие укрепления воздвигнуты Петром у моря, не решился высадиться и без дела простоял всю осаду на якоре в море.

Между тем, присутствие молодого царя волновало и вдохновляло казаков на самые необыкновенные подвиги. Они мечтали взять Азов и поднести его Московскому государю.

17 июля полторы тысячи отчаянных казаков самовольно собрались и ворвались в крепость. Их поддержали запорожские казаки и некоторые стрельцы. Удержаться в крепости и перебить турецкий гарнизон им не удалось, но они взяли два бастиона, то есть угла крепости, и 4 пушки…

Атаман рассердился на эту самовольщину. Казаки оправдывались тем, что они ходили за хлебом. Но государь обласкал их, позвал удальцов к себе и «не гневом, а милостиво, многой похвалой пожаловал».

На другой день после этого поиска азовский комендант прислал переговорщиков о сдаче. Крепость сдавалась на милость победителя.

20 июля 1696 года Петру были выданы ключи от крепости, а затем вышел из крепости и паша с 3700 янычарами и 5900 мирными жителями. Их с честью проводили на Кагальник, а оттуда они ушли к своему войску. Петру досталось: 171 пушка и мортира, 1000 пудов пороха и очень много всяких боевых и хлебных припасов.

Найденное в Азове имущество - медную и серебряную посуду, сукна, ковры, парчу, шелковые материи - все государь отдал атаману фролу Минаеву для дележа между казаками.

Велика была радость молодого царя. Наконец, Россия имела свободный выход в море, наконец, могла она получать скорейшим путем и товары и учителей из-за границы. На площади азовской было отслужено торжественное молебствие, а две турецкие мечети приказано было перестроить в православные храмы во имя Пресвятой Богородицы и Крестителя Иоанна. В Азове намечались укрепления и комендантом его был назначен кн. Львов.

Но Петр не остановился на этом. Еще шла осада Азова, как уже в Воронеже на корабельной верфи, не умолкая, стучали топоры, и корабль за кораблем, лодка за лодкой, баркас за баркасом спускались на Дон и шли к Азовскому морю. У стен взятого Азова в скором времени качались не казачьи каюки и не тяжелые донские будары, а высокобортные, палубные мачтовые корабли русского флота.

Сам Петр переселился на юг. Неустанно ездил он то в Азов, то в Москву, то распускал паруса и пускался в обследование моря. Тяжелый путь, который ему пришлось сделать во время первого похода на Дон от Царицына до верховьев Дона, пешком, остался в памяти царя. И Петр задумал связать непрерывной водяной лентой Москву и Черкасск, чтобы баржи с товарами, нагруженные в Москве или в волжских богатых городах, могли беспрепятственно и без перегрузки доходить до Азовского моря. Весною 1697 года князю Голицыну было приказано с 35000 солдат и стрельцов рыть канал от речки Камышенки, впадающей в Волгу, до речки Иловли, впадающей в Дон.

В 1698 году Петр приказал заложить на берегу Азовского моря новую крепость Таганрог. Место для нее выбрано в 60 верстах от Азова. Там, на берегу моря, стояла одинокая турецкая башня. Подле нее и начали устраивать крепость и город.

Но вскоре Петр покинул берега Азовского моря. Дела отвлекли его на север. Оставивши в Азове и Таганроге своих генералов и солдатские полки, усиливши свой флот, Петр поехал в Москву, потом в Новгород и в Архангельск.

С турками у него был мир, но на севере начиналась жестокая война со шведами. На эту войну были вызваны царем и донские казачьи полки.


Казаки в Лифляндии и Швеции 1701-1703 гг.

Как в тысячу восемьсот во первом году,
Да и шестого месяца июня,
Как шестого на десять во числах,
Как во том было во чистом поле,
Пролегала там дороженька широкая,
Долиною пробойная, краю нет;
Как по той по широкой по дорожке
Там шел, прошел царский большой боярин,
Кавалер Борис Петрович Шереметев
Со своим он со конным эскадроном,
Со своим он пешеходным батальоном,
Со своими казацкими полками,
Со своими донскими казаками.
Проходили они на шведскую границу,
Вокруг Красного мыса становились;
Казаков посылали грабить город Илтаворы.
Они Красный мыс разорили,
В полон шведского майора посадили!

Соседнее с Россией Польское и несколько дальше лежащее от нас Датское государства предложили царю Петру составить союз и объявить войну шведам. В Швеции в то время правил молодой король Карл XII. Это был пылкий и смелый король. Когда он первый раз услыхал свист пуль, он сказал: «С этих пор это будет моею лучшей музыкой».

Против него пошел такой же молодой, еще более смелый и решительный Петр. У России были давнишние счеты со Швецией. Швеция владела отнятыми у нас в прежние войны старинными русскими городами и, между прочим, Нарвою. Швеция занимала все побережье Финского залива и Балтийского моря и течение р. Невы; те места, где теперь стоит столица Российской империи Санкт-Петербург, были в руках шведов. Это был кратчайший путь морем в немецкую, голландскую и французскую земли, из которых Петр получал все необходимое для просвещения своего государства. Он хотел мечом прорубить путь русскому народу к образованию. Вот почему Петр охотно согласился на предложение соседей и, заключивши с Турцией прочный мир, 19 августа 1700 года объявил войну Швеции.

Начало войны было неудачно. 19 ноября 1700 года под Нарвой русское войско было разбито. Удержались только гвардейские полки, обученные по немецкому уставу, все остальные бежали, были перерублены шведами, многие попали в плен. Но Петр не потерялся от этого поражения. Летом 1701 года он составил легкие отряды и начал постепенное, шаг за шагом, завоевание берегов реки Невы. В то же время он отправил большой конный отряд под начальством Шереметева в Ливонскую землю, для опустошения богатой Лифляндии.

Отряд этот составлялся из только что устроенных Петром драгунских полков. Петр видел под Азовом образцовую, смелую работу донцов, он видел, как искусны казаки в разведке, и вот он приказал выслать в Псков к Шереметеву казачий полк с Дона. Начальником этого полка был на Дону назначен Максим Фролов, который был пожалован царем в полковники. С ним пошли атаманы Ефрем Петров и Леонтий Позднев и 430 казаков.

В Лифляндском походе Шереметева донцы несли преимущественно сторожевую и разведывательную службу маленькими партиями. Отряды казачьи были рассеяны по всей Лифляндии, они ходили в Финляндию, были на Висле. Ими командовали простые казаки, редко сотники и десятники. Донцы находились и в конвое у Петра Великого.

Предание говорит, что при осаде Выборга царь Петр поднялся на высокий камень для наблюдения за войсками. В числе окружающих Петра людей находился один донской казак. Вдруг, он по шуму заметил, что в Петра летит ядро. Казак, не задумываясь ни на минуту, отстранил сильною рукой царя и пал за него. С тех пор камень этот носит название «камень-казак». Камень этот жители Выборга показывают и до сих пор. Про подвиг донского казака давно написано стихотворение:

Камень тот священ для нас,
Где казак Петра нам спас,
И удар, летящий зря -
Грудью заслонил царя.
Пал казак, но подвиг жив:
Славной смертью он счастлив:
Он России спас царя.

Казаки участвовали вместе с русскими драгунами в разбитии шведского генерала Шлиппенбаха при Эрестфере и им же было поручено разорить большой рижский путь. Здесь, между Юрьевом, Вольмаром и Мариенбургом казаки разорили более 600 мыз и деревень и забрали много скота и всякого имущества.

Государь остался очень доволен службой донцов в Шведскую войну и 5 декабря 1703 года пожаловал Дон своею царскою грамотой. Он щедро наградил усиленным жалованьем полковника Фролова, атаманов и казаков.

Война со шведами шла с необыкновенным упорством, но уже Петр одолевал Карла XII. В 1704 г. была взята Нарва, в 1708 г. русские войска одержали громкую победу под Лесной и в 1709 г. под Полтавой. Донцы в этой войне участвовали лишь малыми партиями. На самом Дону и на Волге им предстояло большое дело, они нужны были Петру там. К знаменитому Полтавскому бою, где Петр совершенно разбил Карла XII и рассеял его войска, донские казаки опоздали. Они пришли целым войском на другой день и сейчас же были посланы преследовать и истреблять шведов. На Дону и на юге, на Волге, у Астрахани в это время было неспокойно. Верным царю казакам нельзя было оставлять юг России без присмотра.







Главная | Контакты | Прислать материал | Добавить в избранное | Сообщить об ошибке